1700 г. Февраля 13 — Челобитная Матюшки Жданова об отводе ему в Чердыни постоялых дворов и даче десятников для выимки корчемнаго табаку

Великому Государю, Царю и Великому Князю Петру Алексеевичу всея Великия и Малыя и Белыя, России Самодержцу, бьет челом Великобританской и высокопочтенной Господина Перегрина Лорд Маркиза Фон-Кармартена, учрежденнаго его Ивана Ивановича Фальдорта Прикащик его Матюшка Жданов.

Милосердый Великий Государь Царь и Великий Князь Петр Алексеевич, всея Великия и Малыя и Белыя России Самодержец, пожалуй меня сироту своего, вели, Государь, мне Матюшке. в Чердыне на посаде, и в Чердынских уездех в разных станех давать для табашной продажи стойлые дворы, где пригож, и вели Государь мне сироте в тех разных станех имать для отводу тех стоялых дворов и для табашной выимки сотских и десятников для корчемных табаков. Великий Государь, смилуйся пожалуй!

К сей челобитной Матюшка Жданов руку приложил. Лета 1700 Февраля в 13 день.

И тогож числа послана к вам память, велено в Чердыни в торгу и в уезде по многие дни кликать бирючем, чтоб тот Великаго Государя вышеписанной указ о табаке Чердынцом посадским и уездным и всяких чинов людем, был ведом. А для постою тем ево Карлусовым присланным, где пристойно, отвесть двор. И в нынешнем в 208 году Ноября в 18 день Соликамской в приказной полате Воеводе Василью Яковлевичу Новосильцову, учрежденной иноземец Иван Фандорт подал письмо за своею рукою; а в письме ево написано: в нынешнем де в си году в Ноябре месяце приехав к прикащиком своим для надзирательства табачныя продажи и ведомо де ему чинится, что в Чердыни, и в Чердынском уезде во всех станех, и на Обве и на Инве посланным ево людем за табачною продажею стоялых дворов не дают и чтоб Воеводе Василью Яковлевичу Новосильцову о даче людем его постоялых дворов и для выимки табаку служилых людей и приводным людем о наказанье и о правеже на них ленных денег учинить по указу Великаго Государя.

И как к вам ся память придет, и вам бы велеть в Чердынь в торгу и в уезде по многие дни кликати бирючу, и заказ учинит накрепко с великим подтверждением, чтоб Чердынцы посадские и уездные и всяких чинов люди, кроме его учрежденнаго посланных и их товарищей, табаком отнюдь не торговали и корчмы у себе не держали; а будет кто воровски станет табаком торговать, или корчму у себя держать, или где у кого узнают корчемной табак, и вам бы для выимки того табаку в Чердыни давать им приказные полаты целовальников и приставов, а в уезде десятских и крестьян, сколько человек пригож, и у кого сколько корчемнаго табаку вынято будет, и тот табак и тех людей, у кого тот табак вынят будет, с проважатым прислать к Соли камской к розспросу тотчас, и велеть их объявлять в приказной полате Воеводе Василью Яковлевичу Новосильцову, да Подьячему Григорью Бирюлеву, а тем людем за то их воровство по розыску учинено будет наказанье, и доправлена на них будет пеня большая, а посланных за табачною продажею велеть остерегать, чтоб им ни от кого никаких обид не было и для постою велеть им, где пристойно, отвесть дворы тотчас безо всякаго молчания.
К сей памяти Воевода Василий Яковлевич Новосильцов печать свою приложил.
208, Декабря в 16 день сю память подал присланной человек табашнаго дела Матюшка Жданов. И Декабря в 22 день послал с сей памяти список для ведома о даче дворов.
На обороте подписал: Дьяк Григорей Бирюлев.
Справил Стенька Елисеев

источник: «Древния Государственныя Грамоты, наказныя Памяти и Челобитныя, собранныя в Пермской Губернии», В. Берх, Санктпетербург. 1821

Поделиться: