1610 г — Челобитная Васьки Вербышева Поспелу Извольскому и Строгановым

Господам Поспелу Елисеевичу, да Максиму Яковлевичу, да Никите Григорьевичу, да Ондрею, да Петру Семеновичам Строгановым и Соли Вычегодския посадским людем и волостным крестьяном, Васька Вербышев челом бьет.

Прислали естя господа к нам на Вологде разсыльщика Шумилка с отписками к Миките Михайловичу Пушкину и к Вологжаном, а ко мне Ваське прислали черную отписку, а приказал с Шумилком ко мне словесно, велели отписати и Воеводе побити челом о вестях и об отписке. И яз Васька, списав список с Грамоты Князя Михайла Васильевича Скопина, по слал к вам с Шумилком, а Князь Михайло Васильевич и ныне в Новегороде. Генваря с 15 числа прямыя вести к Вологде про Князя Михайла Васильевича Шуйскаго не бывало, а с Вологды послал в Новгород Великой ко Князю Михайлу Васильевичу для вестей трех человек Декабря в 14 день. И те посыльщики стояли в Тихвине Генваря до 6 числа, потому сказывают стояли, что нельзя было в Новъгород приехать, что Ноугородской уезд все пятины вору крест целовали, и Ладога, и Корела, и Иван город и иные многие городы вору крест целовали; да ныне все те городы обратились к Государю Ц. и В. Кн. В. Ив. всея Руссии и крест целовали и те Вологодские посыльщики Генваря с 6 числа погнали в Новъгород Великой, как дорога очистилася, а Миките Михайловичу Пушкину по вашей отписке я бил челом, чтоб послали в Новъгород Великой ко Князю Михайлу Васильевичу на ответствие, и Микита мне сказал: мы де часу на час ждем своих посыльщиков Григорья Герасимова сына Лодыгина с товарищи трех человек, и что они приехав скажут, и по их сказке и иных гонцов пошлют в Новъгород; а что будет те посыльщики вестей к Воеводе и ко всему миру привезут, и яз к вам тотчас отпишу, а не будет ездоков, и яз нарочно о том гонца пошлю к вам, да писали мы Устюжских ратных людей голова, да яз Васька к Устюжским и к Усольским ратным людем, чтоб они шли к Вологде, и Яков Опихальницын писал ко мне, что без вашего писма идти к Вологде не смеет, и вам бы господа пожаловать нас неподдати и свестясь с Устюжаны, велети Устюжским и Усольским ратным людем быти к Вологде.

Да слух, господа, нас дошел, что у вас мятеж великой и страх мног от воровских людей, и вам бы господа о том неунывати, и положити б упованье на всемилостиваго Бога и на непобедимаго Воеводу на пречистую Богородицу заступницу нашу и молебницу и на всех Святых, и на преподобнаго Дмитрия Вологодскаго Чудотворца; а здеся на Вологде преподобный Дмитрий милость свою явил, обещался с нами на врагов Государевых стояти, явился духовному старцу у гробницы, велел образ свой от гробницы принести на Вологду, и тот образ Архиепископ и Воевода и со всем Вологодским народом, и с иногородными, стретив с великою честию и со слезами, и с молебным пением, поставили на Вологде на площаде у всемилостиваго Спаса в церкви Генваря в 4 день, и ныне тот образ стоит на уверение и на поклонение всем православным Христианом. А писал, сказывают, тот образ преподобнаго Дмитрия преподобный Дионисий Глушицкий, и во имя преподобнаго Дмитрия хотят миром храм сорудити на Вологде на площаде, и мы уповаем и надежу держим на всемилостиваго Спаса и на пречистую Богородицу и на преподобнаго Дмитрия и на всех Святых, и хотим дерзати на Государевых и всего православнаго Христианства врагов, сколько Бог помощи подаст, и Вологжана нам всем иногородцам, а мы иногородцы Вологжаном крест целовали, что стоять крепко и друг друга не подати и с городы без совета мирскова не сотти, да здеся смута приходит от Тотмичь великаяс, Воеводу и Дьяка и всех Вологжан называют изменники, и пишут к Вологде к Воеводе и к миру с бранью на раздор, а не на единомыслие; да и про Устюжан, да и про вас Усольцов вмещают в своих отписках, што вы им велите писати, так и вам бы господа свестись с Устюжаны, к Тотмичам отписати, чтоб они на смуту и на раздор к Вологде не писали бездельно.

А мы на Вологде по ся места измены ни которыя не ведаем, а где в ком сведаем какую измену, и тех людей на Вологде имаем и на пышках крепких пытаем, а по сыску и по вине, кто доведется, изменников и казне предаем с Вологжаны вместе, и два острога на Вологде сделали, и город укрепили и башни на городе и по острогам поделали, и снаряд по башням большей поставили и зачали около острогу ров копати, да надолобы делати, да здеся Усольские ратные люди говорят: как дослужат до сроку, а не пришлете денег, и они хотят итти домой; что де и прежние ратные люди, которые преж служили, денег не дают, да и к тому пременяются, что на Вологде ратные люди Белозерцы, и Каргопольцы, и Важане, и Двиняне, и Чаронцы емлют деньги наперед всего на один месяц, да как месяц дойдет, к ним из городов деньги пришлют.
И вам, господа, о том смуты не учинити, как дослужат до сроку, деньги бы прислати к ратным людям; а о нашем раденье и о всем разскажет вам розсыльшик Шумило. Да писал я Васька к вам преж сего, что ратных два человека сбежали: Безсонко Юрьев сын Шулемин, да Петрунька Игнатов сына Вирачев. И Петрунька Вирачев к Вологде пришел и ныне с ратными вместе служат; а Безсонко Шулемин и по ся места на Вологду не бывал. Да пожаловать бы господа вам, о чем доведется, велети о земском своим писати, много челом бью.

источник: «Древния Государственныя Грамоты, наказныя Памяти и Челобитныя, собранныя в Пермской Губернии», В. Берх, Санктпетербург. 1821.

Поделиться: