1609 г — Список с Устюжския Грамотки к Соликамцам о том, что чинят Литовцы

Господину Поспелу Елисеевичу, да господам Максиму Яковлевичу, да Никите Григорьевичу Строгановым, и всем Усольцам, посадским и волостным старостам и целовальникам и всем земским людем Иван Стрешнев да Подьячей Шестак Ковнин и все Устюжане Посадские и волостные крестьяне челом бьют.

Послали есмя к вам и к Соле Устюжанина посадскаго человека Третьяка Игумнова для совету; а писали к вам о всем, что у нас вестей объявилося, и от вас от Соли Третьяк Игумнов к нам приехал, и к нам вашего совету и письма Третьяк не привез ничево, и Ноября в 28 день приехал к нам к Устюгу с Вологды от Никиты Пушкина, да от Рахманина Воронова, Вологодской разсылшик, Офонькой зовут; а привез к нам от Никиты Пушкина да от Рахмана Воронова Грамоту, а в Грамоте их писано, чтоб нам целовать крест Царю Дмитрию Ивановичу, да и запись целовальную привез. А к вам везет тот же разсылщик таковуж Грамоту и запись целовальную, и мы того розсыльшика к вам отпущаем тотчас; и на завтрие, Ноября в 29 день, той часу дни приехал к нам на Устюг Устюжскаго уезда Брусенца городка крестьянин Михалко Седлов; а сказывал нам словом: пришла к ним в Верусенек городок с Тотьмы весть, что писано с Москвы от Г. Ц. и В. Кн. В. Иван, всея Руссии и в Галич и к Костроме и в иные городы и в поморские городы и на Вагу и к Колмогорам, что пришол со многими людьми к Москве из великаго Новагорода Князь Михайло Васильевич Скопин Шуйской со многими воинскими людьми с Наугородцы, и со Псковичи, и с Немцы, Тушина погромить, и Государь велел сбирать с Галича и с Костромы со всех городов многих ратных людей; а к Тотме де Строгановым с Галича прислана Государева Грамота; а в ней де писано из Тотьмы ратных людей сбирать, и к нам де к Устюгу, и к вам к Соле будут же Грамоты от ратных людей, и Козма тое Государеву Грамоту до половины прочел; а больше де тое Грамоты не чел по тому, что де он крест целовал Царю Дмитрию. И он блюдяся теми людьми, которые присланы к Тотьме: два сына Боярские, да Пан и Тотмичи, в ноче и Козма сбирает тайно, от тех детей Боярских и от Пана Тотемския Соли, лучших людей ночью, и тое Государеву Грамоту им чли всем.

И в той де Государеве Грамоте писано до пряма, что там делалося; да он же Митька Седлов нам сказывал, что де идет Федор Ивановичь Шереметев, что был под Астроханью; а идут с ним воинские люди Казанские Тотарове, и Черемиса, и Чуваша, и Мордва вся головами и все понизовские городы к Москве. Уж де прошел Нижней Новъгород, а чаять де пришел уж к Москве, а Галичана и Галицкие пригороды и Кострома с пригороды, служилые люди и всякие волостные и дворцовых сел крестьяне, которых городов и целовали бы было крест Царю Дмитрию, да слыша такое великое Божие милосердие, все меж себя крест друг другу целовали, что им за Государя Ц. и В. Кн: В. Ив: всея Руссии всем вместе ожить и умереть, и пошли Галичана и Костромичи головами все к Г-рю Ц. и В. Кн: В. Ив: всея Руссии на помощь, и вам бы к нам отписати, что ваша мысль? А пишем к вам всякия вести и совет свой о всяком Государеве деле и земском; а вы к нам ничего совету своего не пишете. И мы к вам с сею отпискою и с вестми к Соле послали итого Митьку Седлова, и вы его сами разпросите; да и тоб, Господине, вам помыслити, на чем мы Государю Ц. и В. К. В. Ив. всея Руссии душу дали. Будем послышим то, что Бог пошлет гнев свой праведный на всю Русскую землю, ино еще до нас далеко, успеем с повинною послати. А ныне б к Никите Пушкину отписать, как пригоже потому, что в его отписке писано, ведомо ему да Рахманину учинилось; а от Государева лица к нему не писано, и только тово мы послушаем Никиты, и ему то будет, и вы слуга, а не нам, пожалуйте помыслите с миром крепко, а не спешите креста целовати, не угадав на чем совершится.

источник: «Древния Государственныя Грамоты, наказныя Памяти и Челобитныя, собранныя в Пермской Губернии», В. Берх, Санктпетербург. 1821.

Поделиться: