1609 Июня 28 - От Царя Василия Ивановича Шуйскаго в Ярославль, дабы отреклись от данной полякам присяги

От Царя и Великаго Князя Василья Ивановича всеа Руссии в Ярославль Воеводам нашим Князю Силе Ивановичу Гагарину, да Никите Васильевичу Вышеславцову, да Евсею Дмитриевичу Рязанову, да Подьячему Ивану Озерецкому.

Писал естя Нам с Богданом Турчаневым, да с Каргопольцом Степаном Захаровым, что вы идучи с Вологды в Ярославль с дворяны и с детьми Боярскими и со многими нашими ратными людьми, многие городы от воров очистили и ко кресту привели и на многих боех многих воров Литовских людей побили, и живых многих взяли, и наряд, знамена и коши[1] поимали и Ярославль от воров очистили; а из Ярославля Князь Петр Охамашуков, и Григорий Тушин, и дворяне, и дети Боярские и Ярославцы, гости и посадские и всякие люди, вышед из города, вас встретили за городом и крест нам целовали. И Нам служат и повинную и челобитную к Нам прислали, и ныне вы с Дворяны и с детьми Боярскими и со многими людьми с нашими ратными стоите в Ярославле, и нам служите, и нашим и земском делом промышляете, острог и город укрепили и на изменников Наших посылаете, и Наши люди с воры с Литовскими людьми бьются безпрестанно, и для нашия православныя Христианския веры не о чем себя не щадите.

Да Апреля в 30 день приходили под Ярославль воры и Литовские люди к Ярославлю к острогу по многие дни всеми людьми и приступали с щиты и с огнем и смоляными бочками и скалами и с огненными стрелами и со всякими с приступными наряды. И вы с ними со всеми нашими людьми бились, и Божиею милостию и пречистыя Богородицы помощию воров у приступов и на вылазках побили многих и живых поймали и щиты и приметы все знамена и прапоры многия взяли и от острогу всех отбили. А которых Литовских людей поймали естя на боех и вы, выбрав из них лучших, послали к Боярину Нашему ко Князю Михайлу Васильевичу Шуйскому; а иных послали к Боярину и к Воеводам к Федору Ивановичу Шереметеву с товарищи и выходцов, которые к вам выходили из воровских полков, послали на Вологду. И о всяких вестях и о людех к Боярам Нашим ко Князю Михайлу Васильевичу Шуйскому и к Федору Ивановичу Шереметеву пишете, и во всем ссылаетесь по часту, и для воровския смуты сами вы и всяких людей, что есть с вами в Ярославле, ко кресту привели, что вам всем за нашу православную Христианскую веру и за Нас стоять крепко, и с воры и с Литовскими людьми битись до смерти, и на Кострому для воровскова приходу многих наших ратных людей с головами послали.

И мы слыша о том со всеми нашими людьми обрадовались, и всемилостивому, в Троице славимому Богу хвалу воздали; а о вас всегда милосердуем, и за вашу службу вас пожалуем Нашим великим жалованьем, чего у вас и на разуме нет и службу вашу во веки учиним памятну. И как ся Наша придет, и вы б памятуя Бога веры ради Христианския, и для избавы Московскаго Государства и всех православных Христиан службу свою и радение совершили, как начали, так бы и докончили, и дворяном бы и детям Боярским и всем нашим ратным людям говорили накрепко, чтоб они с вами над воры промышляли, и городы, которые еще в измене, под нашу руку приводили и Троецкому Сергееву монастырю помочь учинили. А ныне бы естя сослався в Володимер с Боярином нашим, и с Воеводою с Федором Ивановичем Шереметевым с товарищи, или с иными Воеводами Нашими, которые ныне в Володимере очистя Ярославския и Ростовския места, шли под Троецкой монастырь и над воры и над Литовскими людьми промышляли, смотря по шамотному делу, как вас Бог наставит; а к Нам из Троецкаго монастыря пишут часто, что к ним выходят в монастырь из воровских полков выходцы многие, а сказывают, что под монастырем с обчаго стоят не многие люди, и те с великим страхованьем, и все готовятся к отходу, потому, весть им прямая учинилась, что Боярин наш Князь Михайло Васильевич Шуйской идет к нам со многими с Русскими и Немецкими людьми; а ныне он под Тверью. Да к нам же идет на помощь Крымской Царь; а ныне вочаем близко Орловских и Болговских мест. А Смоленскою ратью Воеводы наши, Князья Яков Борятонской, да Семен Ододуров, Белую и Дорогобуж и Вязму от воров очистили, под Можаеск и во многих местах многих воров и Литовских людей побили, и живых многих поймали, и наряд и коши взяли, и очистя городы пошли все в сход к Боярину нашему ко Князю Михайлу Васильевичу Шуйскому и в воровских таборех, и под Троицею, от того Литовские люди добре торопятся, и все к отходу готовятся, и вам бы сшедчися с Боярином Нашим и с Воеводами единодушно над ними промышлять, и Троецкому монастырю помочь учинить, чтоб вашею и Дворян и детей Боярских, и всяких ратных людей службою и раденьем Московское Государство от воров и от Литовских людей очистилось и все б православные Христиане свободны учинились; а кому повелел Бог за православную Христианскую веру и за все православное Христианство и смерть принять и тот истинной мученник будет.

Да Июня в 5 день на завтрие Троицына дни в Понедельник приходили воры и Литовские люди под Москву на Ходынку, со всеми с Русскими и с Литовскими людьми, и Мы на них посылали Бояр Наших и Воевод под полком со многими людьми, и Божиею милостию и пречистыя Богородицы помощию и заступлением, и всех Святых молитвами Бояря наши и Воеводы воров Русских и Литовских побили и топтали, и побивали на пяти верстах и языки многие поимали, и живых в языцех взяли Литовских людей и Руских воров сто девяносто семь человек, а языки все в розспросе Бояром Нашим сказали, что с вором в Табарех Литовские и Русские люди немногие; а против Боярина нашего и Воеводы Князя Михайла Васильевича Шуйскаго послал Пана Сбаровскаго да Князя Григорья Шаховскаго, а с ними Литовских людей и Русских тысячи с полторы. А стояли де они ныне на Волоке и на погорелом городище, и воры и Литовские люди, которые в Табарех слыша про Крымскаго Царя и про Боярина нашего про Князя Михайла Васильевича Шуйскаго, в великой боязни и из под Троицы и из под Осипова монастыря из под Коломны, велел де вор Литовским людем всем идти к себе в Табары; а коши де и всякую тяжелую рухлядь Литовские люди отпущают в Литву, а сами оставаются легким делом для отходу; а хотят отходить в Литву, и мы по тем вестям просим у Бога милости.

Июня в 25 день посылал есмя на воров и на Литовских людей Бояр наших и Воевод со многими людьми по полком; а велели им, прося у Бога милости, над воры и над Литовскими людьми промышляти, и вор с Литовскими и с Русскими людьми выходил против Бояр наших и Воевод со всеми людьми и снарядом на реку на Ходынку, и Божиею милостию и пречистыя Богородицы заступлением, и всех святых молитвами Бояря наши и Воеводы Литовских Полковников и Ротмистров и Литовских людей, и воров Русских людей многих побили, и наряд, и знамена, и набаты, и литавры поимали; а живых Литовских людей взяли двести человек, да Русских людей взял человек с сорок; а побил их и потоптал до Табар воровских. И многие Литовские люди и Русские воры с тово бою побежали, и мимо Табар за Москву реку, и в реке многие потонули. И вы б о таком величии Божии воздали хвалу в Троице славимому Богу, да Дворяном отвести и детям Боярским и всяким ратным людем про те про все вести сказали и по городом Приказным и ко всяким людем отписали, чтоб им было ведомо.

Да Июня в 25 день писал к нам из Торжку стольник наш и Воевода Семен Головин да Иванш Ододуров, послан де был в Торжок от Боярина нашего от Князя Михайла Васильевича Шуйскаго, Воевода Корнило Чеглоков с Рускими людьми и пришел де к Торжку из воровских полков Полковник Сбаровский да Князь Григорей Шаховской, и Торжок осадили, и их де Семена и Иванша с Русскими и с Немецкими людьми Боярин наш Князь Михайло Васильевич Шуйской послали к Торжку наперед себя с Ноугородской дороги с Крестецково яму, и они де пришли под Торжок Июня в 17 день и того же дни под Торжком с Сбаровским и с Шаховским бились. И Божиею милостию и пречистыя Богородицы помощию и всех святых молитвами, Семен и Иванш с Рускими и с Немецкими людьми Сбаровскаго и Шаховскаго, и Литовских многих людей побили, и языки многие, и набаты, и знамена, и коши поимали, и от Торжку Сбаровской и Шаховской побежали врознь; а Семен и Иванш со всеми с Русскими и с Немецкими людми хотели идти во Тверь, а Боярин де наш Князь Михайло Васильевич с Рускими и с Немецкими большими людми со всею ратью будет под Торжок Июня в 24 день. И вы б про то всем людем сказывали, и по городом, такое величие Божие, ко всяким людем отписали; а сами б естя люди прося у Бога милости, над воры и над Литовскими людми промышляли всякими мерами, сколько вам милосердый Бог помочи даст, и смотря по тамошнему делу и в Володимер бы и в иные городы с Боярином Нашим и Воеводами с Федором Ивановичем Шереметевым с товарищи и с иными Нашими Воеводами о Нашем деле ссылались почасту, как вам Нашим делом промышлять, чтоб вам на воров идти и Нашим делом над воры промышляти всем вместе.

А будет в Ипатском монастыре воры и Литовские люди еще седят, и вы б о том ссылались с Воеводою с Давыдом Жеребцовым, и буде надобно, и вы бы, смотря по тамошному делу и по вестям, ему людьми в том помогали и его оберегали, и того бы проведывали накрепко, чтоб на них воры и Литва людей не послали; а будет пошлют, и вы бы им однолично помочь учинили, смотря по тамошному делу, и как вас Бог наставит; а однолично отвестя, будучи на Нашей службе, во всем Нам служили и прямили и службу свою и раденье к Нам и ко всему Нашему Государству показали, и славу б себе и похвалу вечную получили; да и Дворяном бы и детем Боярским и всяким служивым людем Нашим Наше жалованье сказали, чтоб они службу свою и раденье Нам и всему Нашему Государству совершили, и как начали, так бы и докончили, и Нам бы на воров помочь учинили вскоре. И как они будут на Москве и Наши очи увидят, и мы их пожалуем Нашим великим жалованьем и неоскудным даянием, и нужи их всякия и разоренья велим исполнити, и службу их учиним во веки памятну; а где вы ныне, и что ваш над воры промысл, и что у вас делается, и выб о том о всем к нам отписали, чтоб нам про вас и про всякия вести было ведомо вскоре? А гонцов с вести к Нам посылали разными дорогами, как бы им к нам от воровских людей пройти здорово.

А как вы из Ярославля с Дворяны и с детьми Боярскими и со всеми Нашими ратными людми на воров, или въсход к Бояром Нашим пойдете, а в Ярославле указал есмя остатись Воеводам из вас кому нибудь или Василью Нелединскому, или кому всею ратью приговорят; а то есмя положили на вас и на всей рати; и вы б меж себя и со всею ратью приговорили накрепко, кому идти в поход, и кому в Ярославле остаться; а кому приговорите в Ярославле остаться, и вы б с ним оставляли всяких осадных людей, чтоб им от воров быть безстрашным, и о том бы вестя меж себя и со всею ратью поговорили, кому накрепко в Ярославле остаться, и каким людем осадным быти с ними. А как приговорите, и вы б тех людей в Ярославле оставили; а делали б естя и о Нашем и о земском деле промышляли, и людей в Ярославле оставили смотря по шамотному делу, и как вас Бог наставит. А мы Наше и земское дело во всяком промыслу положили есмя на вас и на всей рати, и вы б однолично промышляли с великим раденьем и смотря по тамошному делу и как вас Бог наставит.

А кто в Ярославле останется, и тому быть в Ярославле не много время, а велели ему из Ярославля быть к нам к Москве тотчас, а покаместа из Ярославля не пойдете, и вы б все вместе Нашим и земским делом промышляли, как вас Бог наставит, и смотря по тамошному делу с великим раденьем и осаду совсем укрепили и людей в осаду собрали вскоре и по городу и по острогу и по всем местом людей всех росписали, чтоб всякому человеку ведомо было, где кому в осадное время быть; а розни бы у вас ни в том, ни которыми делы, не было, тем отвестя службы своей не потеряли и Нашему б и земскому б делу порухи неучинили. А как из Ярославля пойдете, и кто пойдет, и кто в Ярославле останется и. сколько каких людей с ним в Ярославле будет, и вы б к Нам о том подлинное тотчас отписали, чтоб Нам про то было ведомо; а кто останется в Ярославле, и кто пойдет в поход, и тех всех служба будет ровна, и в том меж вами однолично чтоб спору не было.

Писано на Москве лета 1609 Июня в 28 день.

[1] ↑ Кошами называются полатки.

источник: «Древния Государственныя Грамоты, наказныя Памяти и Челобитныя, собранныя в Пермской Губернии», В. Берх, Санктпетербург. 1821.

Поделиться: