1607 Февраля 27. Царская грамота, в Пермь Великую, князю Вяземскому,о дозволении Вишерским Вогуличам взносить ясак в Перми, с предоставлением им права на торговлю

От Царя и Великого Князя Василья Ивановича всеа Русии, в Пермь Великую, князю Семену Юрьевичу Вяземскому да подьячему Ивану Федорову.

Били нам челом Вишерские ясачные Вогуличи, десятник Бурундук Авин, да Щотка Сымсин, да Савдычь Учукумов, и во всех товарыщев своих Вишерских досталных Вогуличь место, а сказали: платят де они с собя наш ясак на Верхотурье, с человека по пяти соболей, а для де того ясаку посылают к ним с Верхотурья наших служивых людей, стрелцов и казаков, человек по пяти, и по шти и болши; и те Верхотурцы, служивые люди, емлют с них ясаку с человека по пяти соболей, да сверх того с них же емлют по два соболя с человека; да с них же де ясащики емлют кормы и посулы великие, и жон их и детей емлют на постели; да у них же де емлют с Вишеры, от их юртов до Верхотурья, с лыжами и с нартами провожатых, а иногды за подводы емлют у них денги а соболи; и им де от тех

Верхотурских ясащиков чинятся в том убытки великие, и от того де Вишерские ясашные Вогуличи многие розбрелись розно, по городом, на Березов, и на Верхотурье, и в Пермь Великую, а иные померли; и за тех де за беглых и за мёртвых, и с старых, и с увечных, и с недорослей, которые нашего ясаку добывати не могут и не умеют, емлют ясак на них же, и от того де они обнищали и розбрелись розно; а привезли они, па нынешней на 115 год, нашего ясаку, к нам, к Москве, три сорока и один соболь, а не довезли против прошлого 114 году сорока и девяти соболей; и нам бы их пожаловати, велети им ясак платить в Пермь Великую; а сколко человек, и по чему с человека нашего ясаку в прошлом во 114 году взято, и тому послана к вам с Верхотурских ясашных книг роспись. — И как к вам ся наша грамота придет, и вы б велели, по той росписи, с них ясак имати в Пермь Великую, с человека по пяти соболей; а того б есте велели смотрити накрепко: которые будут старые беглые Вогуличи, или которые вново прибывати, или из недорослей выростут, и вы б с них потому ж велели ясак имати, а однолично б в избылых никто даром не жили. А кого для того ясаку учнете посылати, и вы б им заказ учинили крепкой, чтоб они Вогуличам насилства и продажи не чинили, и посулов и поминков у них не имали, и в юртах бы у них те ясатчики не торговали; да и сами б есте у них посулов и поминков не имали. А которые будет Вишерские Вогуличи придут с ясаком, для нашего Царского имени, и принесут что вам поминков, и вы б те поминки присылали к нам, к Москве, с ясашною казною; а сбирая тот наш ясак, и тому ясаку книги присылали б к нам, к Москве, в Приказ Казанского и Мещерского дворца, к боярину нашему ко князю

Дмитрею Ивановичу Шуйскому, с нашею Тоболскою казною вместе, как повезут из Тоболска; а не доплатные соболи, что они ныне, против прошлого 114 году, на нынешней на 15 год не доплатили, сорок девять соболей, на них велели взяти, а взяв потому ж прислали к нам, к Москве, с Тоболскою ж казною вместе, или с кем будет пригоже. А которые будет Вишерские ясашные Вогуличи учнут приезжал в Пермь торговати, и вы б торговати им поволили всякими товары, опроче заповедного товару, и нашу пошлину с тех товаров имали на них по тому ж, как и с иных торговых людей нашу пошлину емлют; а что с кого какие пошлины и с каких товаров возмете, и вы б то велели писати в книги имянно, да тое пошлину и книги присылали б есте к нам, к Москве, в Казанской же дворец, с ясашною казною вместе. А того бы есте велели смотрить и беречи накрепко и заказ учинили крепкой, чтоб Пермичи торговые люди Вишерским Вогуличам заповедных товаров, пансырей, и шеломов, и сабель, и копей, и пищалей, и топоров, и всякого железа, не продавали и в юрты к ним торговати не ходили, а торговали б в Перми, чтоб нашей пошлине в том истери не было; а которые люди учнут те заповедные товары Вогуличам продавати, или будут торговати в юртех, и вы б на тех людех имали пеню, смотря по вине, да пенные денги присылали к нам, к Москве, в Казанской же дворец. Да и того б есте велели смотрити и беречи накрепко, чтоб Вишерские Вогуличи лисиц и соболей чёрных, которые к нашей казне пригодятся, в Перми не продавали; а имали б есте у них те лисицы и соболи черные в наш ясак, или будет им за те соболи и за лисицы черные давали денги, но тамошней по прямой цене, из пошлинных или из пенных денег, да те лисицы и соболи

присылали в Приказ Казанского ж дворца; а у кого что соболей и лисиц возмете, и что за которую лисицу и за соболи дадите денег, и вы б о том отписывали к нам, к Москве, и. имянно. А прочет сю нашу грамоту, и списав с нее противень слово в слово, отдали ее назад Вишерским Вогуличам, десятнику Бурундуку Авину с товарыщи, и они ея держат у собя для иных наших приказных людей. Писан на Москве, лета 7115 Февраля в 27 день. — 115 Марта в 21 день привез Бурундук Авин.

Современный список, из архива Соликамскаго Уезднаго Суда, писан столбцем, на трех вместе склеенных листках. Без скрепы.

источник: Акты исторические, собранные и изданные Археографическою комиссией. Том второй

Поделиться: