1637 Февраля. Окружная царская грамота в Пермь Великую о повсеместном сборе денег на строение укреплений против Крымских и Ногайских Татар

От Царя и Великого Князя Михаила Феодоровича всеа Русии, в Пермь Великую и в Чердынь и к Соли Камской, воеводе нашему Богдану Ивановичу Комынину.

В прошлых годех, в Ряские и в Резанские и в Шацкие и в иные в Мещерские места, Крымские и Нагайские и Озовские люди прихаживали изгоном и те все места воевали, людей побивали и в полон служивых и уездных всяких людей, мужского и женского полу и младенцов, имали, и селы и деревни многие пожгли и до конца розорили, и от тое Татарския великия войны в тех во всех местех многие села и деревни и подгородныя слободы запустели; а служивые люди, от такия великия войны, оскудели и учинилися безлюдны и безлошадны и безоружейны; а православные крестьяне, которые в тех местех в полон пойманы и ныне в полону и в росхищенье и во всяком в полонском мучении. И мы, слыша, что в Ряских и в Резанских и в Шатцких и во всех Мещерских местех от бусурман на православных крестиян разоренье и всякое полонское разхищенье, в прошлом во 144 году, указали мы, для береженья от воинских людей, поставить на Поле город, чтоб в Ряских и в Резанских и в Шатцких и во всех Мещёрских местех от Татар войну отнять: и по нашему указу, на Поле, на Лесном Воронеже, поставлен город Козлов, а в нем устроены стрелцы и казаки и всякие жилецкие люди; да от Козлова же, к Шатцкой стороне, от реки от Полного Воронежа до реки до Челновой, на двунотцети верстах, учинен земляной вал, а по тому земляному валу поставлены три городки земляные с башнями и с подлазы; да на Косимове броду земляной городок, да к нему двесте сажен валу земляного. Да в прошлых годех, Калмиюжскою и Изюмскою сакмою и Муравским шляхом, приходили Крымские и Нагайские люди на Ливенские, и на Елецкое, и на Новосилские, и на Черньские, и на Мценские, и на Болховские, и на все Украйные места: и по нашему указу, меж Ливень и Елца, па реке на Сосне, усть реки Чернавы, поставлен жилой острог; да на реке ж на Сосне, ниже Елца, на Талицком броду поставлен острог, а в нем стоять с Елца головы с ратными людми. Да во 144 году, для береженья от Крымских и от Нагайских людей, на Татарской же сакме, на старом Орловском городище поставлен город, а в нем устроены ратные и жилецкие люди; а от Шатцкия украйны, на Поле, на реке на Цне, на усть речки Липовицы, поставлен город Танбов, а в нем устроены служилые всякие люди; да от Танбова к Козлову городу, к земляному валу, к речке к Челновой, учинены надолбы; за Шатцким же от Поля, на реке на Ломове, поставлены два города Ломовы Верхней да Нижней. И в прошлом же во 144 году, и в нынешнем во 145 году, к Козлову и к Танбову приходили воинские люди, и не по одиножды, и для войны, всякого крестьянского разоренья, хотели пройтить в Ряские и в Резанские и в Шатцкие места: и из Танбова и из Козлова воеводы, а с ними ратные люди, Татар в войну не пропустили и поиск над Татары учинили, Татар побили и языки поимали; и теми новыми городами и крепостьми, в Ряских и в Резанских и в Шатцких во всех местех, Татарская война от приходов укреплена, и в Ряских и в Резанских и в Шатцких во всех местех и по реке по Сосне во многих местех, во 144 году с весны и в нынешнем во 145году в осень, Божиею милостию, а нашим и детей наших, Царевича Князя Алексея Михайловича и Царевича Князя Ивана Михайловича, счастьем, Татарская война не бывала и в тех во всех местех православные крестьяне жили в покое, безо всякого страхования; а были Татарские приходы частые в Осколской и в Белогородской и в Курской уезды. И мы, жалея о православных крестьянех, указали послать на Поле, на Калмиюскую и на Изюмскую сакму и на Муравской шлях, которыми месты приходят Крымские и Нагайские и Азовские люди, Федора Сухотина да подьячего Евсея Юрьева, а велено им досмотрить на Калмиюской и на Изюмской сакме и на Муравском шляху: мочно ль на тех сакмех в которых местех, для береженья от приходу воинских людей, поставить городы и остроги жилые и стоялые, чтоб теми городами и острогами от Крымских и от Нагайских и от Азовских людей, в Оскольских, и в Ливенских, и в Елецких, и в Белогородских, и в Курских, и во всех украинских городех, войну отнять; а в которых местех на Поле, на Калмиюской и на Изюмской сакме и на Муравском шляху, для береженья от приходу воинских людей, городы и остроги жилые и стоялые учинить и меж городов и острогов на сакмах какия крепости доведется поделать, и то все велено им написать в роспись и на чертёж начертить.

И в росписи Федора Суханова да подьячего Евсея Юрьева написано и по скаске Осколен детей боярских, и станичных голов, и атаманов, и ездоков, и вожей, и полковых казаков, на Поле, для береженья от приходу воинских людей поставить жилые городы и остроги и всякия крепости учинить мочно: на реке на Сосне, у острогу у Терновского лесу, у Осколской признаки, на Калмиюской сакме, поставить город; другой город устроить на Калмиюской же сакме, вверх по реке по Сосне, усть реки Усерда, на Нижнем городище; а выше Усердского городища восмь верст, от верховья реки Сосны, копать вал к верховью реки Волуя, к острогу, на пятнадцати вёрстах, а по конец валу на обеих сторонах устроить два острожка; да на Калмиюской же сакме, на речке на Олшанке, усть речки Тростенки, под Терновским лесом, учинить стоялой острог, да на реке на Осколе под Жестовыми горами учинить стоялой острожек, а по реке по Сосне на бродех на пяти перелезах в воде побить сваи и честик дубовой, да по реке же по Сосне меж лесов в трех местех да на реке на Осколе под Жестовыми горами да в Фочкине плесе учинить засеки, валить лес; на Изюмской сакме, под Яблоновым лесом поставить стоялой острог, а крепость учинить от верховья речки Холка через степь до речки Корочи копать вал земляной, а по конец валу на реке на Короче у острогу и на речке на Холке, у Холковского лесу, поставить стоялые острожки; на Муравском шляху, на реке на Ворскле, на Карпове сторожевье поставить город жилой, а от того города через Муравской шлях к Белугороду, к речке Вязенице, копать вал и городки.

И мы указали: на Калмиюской и на Изюмской сакме и на Муравском шляху, от Татарския войны, городы и острожки жилые и стоялые поставить, И всякия крепости учинить, и ратных и жилецких людей в тех новых городех к в острожкех устроить, чтоб тем у Татар в Русь приход отнять и православных бы крестьян от войны и от разоренья и от полону заступить; а для того городового дела и на жалованье ратным людем указали мы взять в городех, по писцовым книгам, с живущих четьи, с посадов и с наших дворцовых сел и Черных волостей и с Мордовских земель с чети пашни по полтине; с боярских, и с околничих, и с думных людей, и с болших вдов, и с столников, и с стряпчих, и с дворян Московских, и с дьяков, и с жильцов, и с дворян, которые в городех по воеводствам и на приказех, и с стрелецких, и с казачьих, и с осадных голов, и с сотников, и с губных старост, и с городовых прикащиков, и со всяких приказных и с дворовых всяких чинов людей, и с конюхов, и с неслужилых детей боярских, и с подьячих, с поместных и с вотчинных земель, и с гостей, за которыми земли есть, с живущия чети по двадцати алтын; с дворян и с детей боярских, которые нашу службу служат со всех городов, и с мурз, и с новокрещенов, и с Татар, и со всяких служилых людей, и со вдов и с недорослей, с поместных и с вотчинных земель, с живущия чети пашни по десяти алтын.

И мы указали в Челобитном Приказе боярину нашему Борису Михайловичу Салтыкову да дьяком нашим Василью Волкову да Калистрату Акинфееву, послать наш указ в городы к бояром нашим и воеводам и к приказным людем, а велели в городех с посадов и с наших дворцовых сел и с Черных волостей И с Мордовских деревень, опричь городов, которые ведомы в Казанском Приказе И в Большом Дворце, а с поместных И С ВОТЧИННЫХ СО всяких земель во всех городех, опричь городов, которые ведомы в Казанском же Приказе, по сему нашему указу, для строенья новых городов и на жалованье ратным людем, с живущих четьи денги собрав прислать к нам, к Москве,

и в Челобитной Приказ, к боярину нашему к Борису Михайловичу Салтыкову да к дьяком нашим к Василью Волкову да к Колистрату Окинфееву, ныне по зиме, безо всякого мотчанья; а того велеть смотрить и беречь накрепко, чтоб со всяких земель с живущих четьи денги собрать против сего нашего указу сполна, а в избылых бы никто в том денежном сборе не был, и лишних денег болши того ни с кого ничего имать не велеть; а велети, на городовое строенье и на жалованье ратным людем, со всяких земель с живущих четьи сбирати денги против нашего указу наспех, безо всякого мотчанья, чтоб все денги собрав сполна прислать к нам, к Москве, в Челобитной Приказ, ныне по зиме; а досталныя сошныя денги, с самых с дальних городов, которыя ныне прислать будет не успеют, и те денги указали мы прислать на срок, на Николин день вешней нынешнего 145 году, однолично безо всякого переводу и мотчанья; а болши того, в том денежном сборе, сроку никому впред давать не велеть, а сбирати велеть денги с живущих земель со всяких людей, чтоб никто в том денежном сборе в избылых не был. — И как к тебе ся наша грамота придет, и ты б в Перми Великой, и в Чердыни, и у Соли Камской, тот наш указ велел сказать всем людем и сю б нашу грамоту велел честь не по один день, чтоб тот наш указ ведом был всем, для чего те денги велено сбирать, и они б однолишно те денги везли к тебе в Пермь Великую и в Чердынь и к Соли Камской, безсрочно; да и в Пермской уезд, и в Чердынской и к Соли Камской уезды, послал для того денежного сбору кого пригоже и велел бы тот наш указ в уездех по Торжком чести, чтоб тот наш указ ведом был всем людем, для чего те денги велено сбирати, и они б однолично те денги везли к тебе, в Пермь Великую, безсрочно; а того б тебе беречь, накрепко, чтоб от сборщиков и от посланников в том денежном сборе в городе посадским и уездным людем ни от кого продажи и налоги не было и лишних бы денег ни с кого окроме нашего указу ни кто не имал, чтоб в том продажи и убытков посадским и уездным людем ни от кого не было; а будет кто учнет, сверх нашего указу, с посадских и с уездных людей имать лишния денги, или учнут чинить налоги и продажи, а опосле про то сыщется или будут о том челобитчики, и тем людем быть от нас в великой опале и в наказанье и в торговой казни.

А сбирал бы еси денги по платёжным книгам, по которым платят наши ямския денги и стрелецкие кормы, против нашего указу, с Перми и с Чердыни и Соли Камския с посаду и с Черных волостей с живущих четьи, с чети пашни по штинадцети алтын по четыре денги; а с бояр наших, и с околничих, и с думных людей, с болших вдов, и с столников и с стряпчих, и с дворян Московских, и с дьяков, и с жильцов, и с дворян, которые в городех по воеводствам и на приказех, и с стрелецких и с казачьих и с осадных голов и сотников, и с губных старост, и с городовых прикащиков, и с всяких приказных и с дворовых со всяких чинов людей, и с конюхов, и с не служилых детей боярских, и с подьячих, с поместных и с вотчинных земель, и с гостей, за которыми земли есть, с живущия чети пашни по двадцети алтын; с дворян и с детей боярских, которые нашу службу служат с городов, и со всяких служилых людей, и со вдов, и с недорослей, с поместных и с вотчинных земель, с живущия чети пашни по десяти алтын, сполна, без недобору, чтоб ни кто в том сборе в избылых не был, и лишних денег болши того ни с кого сверх нашего указу имать не велел. А кого именем в Пермском и в Чердынском и Соли Камския в уезды для тех сборных денег учнешь посылати, и ты б тем людем приказывал накрепко, чтоб они сверх нашего указу с живущих четьи лишних никаких поборов и поминков не имали, и сроков в тех денгах никому не давали, и им не лготили; а сбирали б те сборщики денги по нашему указу, сряду, с одного, не выбором; а толко будет в тех сборщиках, кого для того денежного сбору пошлешь, и от них учинится нашему делу какое мешканье или недобор, или учнут имать себе посулы и поминки, или сверх нашего указу иныя денги лишния, и в том на них будут нам челобитчики, и тем людем быть от нас за то в великой опале и в большем наказанье; а собрати б те наши денежные доходы вскоре, по нынешнему зимнему пути. А однолично б те денежные доходы, против нашего указу, велел сбирати наспех, безо всякого мотчанья, чтоб все денги собрати сполна ныне по зиме; а и досталныя б еси денги, которых ныне по зиме прислать не успеешь, и ты б те денги прислал последние к нам, к Москве, на срок, на Николин день вешней нынешнего 145 году, чтоб нашему делу в том сбиранье мотчанья и порухи не учинилось; а болши того, в том денежном сборе, сроку никому давать не велел.

А как те денги с живущих четьи соберешь, и ты б те денги выслал к нам, к Москве, не мешкая, с целовалники; а с ними бы еси послал провожатых стрелцов, и Казаков, сколко человек пригоже, чтоб нашей казне в дороге от воров никакия порухи не учинилось; а которого числа и с кем именем с целовалники денги пошлешь, и ты б о том отписал к нам, к Москве, а отписку и сборныя денги и платежныя книги написав подлинно, порознь, за своею рукою, с кого именем те денги в сборе будут и с сколких четьи с живущия пашни и с каких земель, с вотчинных или с поместных, велел подати на Москве, в Челобитном приказе, боярину нашему Борису Михаиловичу Салтыкову. да дьяком нашим Василью Волкову да Калистрату Акинфееву. А однолично б тебе тем нашим делом радети безоплошно и безо всякого мотчанья, чтоб тот наш денежной сбор для нашего земского дела впред в замотчанье не был и нашему б делу какия порухи не учинилось; а будет которые люди, по нашему указу, те сошныя денги учнут платить на Москве, в Челобитном Приказе, а к тебе в тех денгах учнут привозить отписи за руками дьяков наших Василья Волкова да Калистрата Акинфеева, и ты б у них тех отписей досматривал: будет они отписи учнут класть из Челобитного Приказу, за руками дьяков наших Василья Волкова да Калистрата Окинфеева, и ты б тем отписям верил и других бы денег с посаду и с поместей и с вотчин сошных денег не имал, у которых отписи будут; а по нашему указу..

Подлинник находится в бумагах Соликамскаго Уезднаго архива; писан столбцем на 10 листках, с крепою по склейкам: диак Калистрат Акинфеев.

Быв сложен пакетом и запечатан, имеет на обороте надпись: в Пермь Великую и в Чердынь и к Соли Камской, воеводе нашему Богдану Ивановичу Комынину. —145 Марта в 15 день подал Коземка Нашивошник. — Конец оторван.

источник: «Акты Археографической Экспедиции», том 3

Поделиться: