1637 Февраля 10. Окружная царская грамота в Пермь Великую об учинённом наказании делателям ложной монеты, с строгим подтверждением, что впредь таковые преступники будут по прежнему казнимы смертию

От Царя и Великого Князя Михаила Федоровича всеа Русии, в Пермь Великую, в Чердынь и к Соли Камской, воеводе нашему Богдану Ивановичу Комынину.

В прошлых годех и в нынешнем во 145 году объявились денежные воры, и переиманы на Москве и в городех многие, и в роспросех и с пыток говорили на себя, что они резали матошники сами, и с матошников переводили чеканы, и денги делали на чеканы медныя, и те медныя денги серебрили; а иные делали денги в серебре с медью, мешали меди в серебро в полы и в треть, а иные лили в опоки и всяким розным воровством денги делали; а иные воры денежным вором у себя по подворьям пристани чинили и воровския денги у денежных воров имали заведомо, а иные покупали в нашем государьстве и за рубежем, и те денги избывали на всякия покупки врознь; а в прежних летех, при прежних Великих Государях, таким вором бывала казнь смертная, заливали теми их воровскими денгами горло; а при нас Великом Государе таких воров смертною казнью не казнили, а чинили им наказанье торговою казнью, а чая того, что они от такого воровства уймутся от наказанья без смертныя казни: и те воры нашей государьской милости к себе не узнали, от такого воровства не унялися, и таких воров ныне умножилось и от такого их многого воровства, по поклепным воровским оговором, многие простые невинные люди в том пострадали. И ныне мы, Великий Государь, по своему милосердому обычею, тем вором, которые переиманы до сее нашия грамоты, смертную казнь отдали; а велели есмя тех воров, которые сами матошники и чеканы резали и денги воровския с медью и в одной меди делали, учиня наказанье, бив кнутом по торгом нещадно, разослали в городы в тюрмы, на смерть, скованных, и железа залить до их смерти: а для улики вперед указали есмя у тех всех воров напятнати на щеках, розжегши, а в пятне написати вор, чтоб такие воры впредь были знатны.

А впредь указали есмя, кто воровское денежное дело заведет, матошники и чеканы резать, или кто деланые купить и учнет воровския денги делать, или учнет воровския денги заведомо покупать в нашем государстве или за рубежем и ими торговать, и тем вором велим заливали горло, по прежнему, безо всякия пощады; и о том указали есмя во все наши городы послати наши грамоты и сесь наш указ обьявити всяких чинов людем, и в городех по торгом и в селех и в волостях и по слободам и по малым Торжком кликати биричем по многие торговые дни, и против сего нашего указу написати памяти и приклеити у таможен, и по городовым воротам, и в рядех, и по улицам, и по малым Торжком, и во всяких местех, где людем сход, опричь церквей, чтоб тот наш указ всем людем был ведом, чтоб вперед отнюдь никто воровского денежного дела, матошников и чеканов, не заводили, и денег не делали, и вором никто пристани не давал и воровскими денгами не торговал никакими делы, и ведая б кто про воров не таил и никакими обычен не укрывал. А кто, после нынешняго нашего указу, учнет промышлять воровскими денгами, и матошники и чеканы заведёт, и денги учнет делать, или кто учнет таким вором у себя пристань чинить, или кто воровскими денгами учнет торговать ведая нашего государства в городех и за рубежем, или кто воров ведая не известит, а про то сыщется, и тем всем без милости быть кажненым смертью розными казньми: а пущим вором велим по прежнему, ростопя воровския их денги, горло заливать, а животы их велим имать на себя. — И как к тебе ся наша грамота придет, и ты б в Перми, и в Чердыни, и у Соли Камской, в болшой торговой день, велел Пермичь и Чердынцов и Усолян всяких чинов людей призвати перед себя и сее нашу грамоту велел им прочесть всем вслух; а после того велел кликати биричем, помногие торговые дни, против сей нашей грамоты, и велел против сего нашего указу написати памяти и приклеити у таможен, и по городовым воротам, и в рядех, и по улицам, и по малым Торжком, и во всяких причинных местех, где людем сход, опричь церквей, и в Пермской и в Чердынской и в Усолской уезд в слободы и в села болшие и по всем Торжком по тому ж разослал нарочно кого пригоже, а с ними биричей, и дал им писмо против сей нашей грамоты, и такие б писма по причинным местам, где живёт сьезд и сход людем, велел приклеить, опричь церквей, и велел биричем кликати не по один день, чтоб однолично в Перми и в Пермском и в Чердынском и в Усолском уездех в слободах и в селах и по Торжком и по деревням никто, никаков человек, воровского денежного дела, матошников и чеканов, не заводил, и воровских денег не делал, и никто б вором пристани не чинил, и воровских бы худых денег никто заведомо. не покупал и на товары не имал, и ведая б кто воров не таил и не укрывал никоторыми делы; а будет, после сее нашия грамоты, объявятся в Перми, или в Чердыни, или у Соли Камской, или в уезде, воры с тем пятном, которое пятно в сен нашей грамоте писано, а нашей жаловалной грамоты у них не будет, и ты б тех воров велел поймать и посадить в тюрму да о том к нам отписал; а будет кто за кем денежное дело уведает, и тех бы воров переимав приводили к тебе в Пермь, а будет чья мочь поймать не сяжет, и те б люди на воров извещали, а кто вора поймав приведет или вправду известит, и ты б тем людем велел сказывать наше жалованье, что мы их пожалуем воровскими всеми животами; или будет кто и сам воровством промышлял, а вину свою к нам принесет и на товарыщев своих на воров известит, и по его извету товарыщи его будут переиманы и про воровство их сыщется, и мы того пожалуем товарыщев его животами по разсмотрению. А как ты, по сей нашей грамоте, в Перми городским и всяким уездным людем наш указ скажешь и биричем велишь прокликать, и ты б о том к нам отписал и роспись прислал, в которых местех наш указ прочтут; а отписку и роспись велел подати в Приказе нашия Болшия Казны, боярину нашему князю Ивану Борисовичу Черкаскому да Ивану Павловичу Матюшкину, да дьяком нашим Назарью Чистого да Степану Кудрявцеву.

Писан на Москве, лета 7145 Февраля в 10 день.

Подлинник находится в бумагах Соликамскаго Уезднаго архива, писан столбцем на 5-ти листках, с скрепою по склейкам: диак Назарей Чистого.

Быв свернут пакетом и запечатан, имеет на обороте надпись: в Пермь Великую, в Чердынь и к Соли Камской, воеводе нашему Богдану Ивановичу Комынину. — 145 Марта в 15 день почал Коземка Самойлов.

источник: «Акты Археографической Экспедиции», том 3

Поделиться: