1634 Октября 9. Царская грамота в Пермь Великую о дозволении Польским военнопленным возвратиться в отечество

От Царя и Великого Князя Михаила Федоровича всеа Русии, в Пермь Великую, в Чердынь, воеводе нашему Миките Дмитреевичу Телегину.

Указали есмя Полских и Литовских полонеников, которые иманы в нынешною войну и розосланы по городом к воеводам и ко всяким приказным людем, кормить, и которые в городех по тюрмам, и которые Литовские ж полоняники живут в городех у всяких чинов людей, и сыскивая и роспрашивая, которые похотят остаться на наше имя, а в Литву итти непохотят, и тех полонеников в Литву за рубеж отпущать есмя не велели; а велели их оставливать в нашей стороне и давать им на волю, где кто похочет жить, а неволею Литовских полонеников никому не отдавать; а которые Литовские полоненики похотят итти в свою землю, в Литовскую сторону, и тех отпущати в Литву за рубеж не задерживая. — И как к тебе ся наша грамота придет, и ты б, по нашему указу, в Перми Великой, в Чердыни, на посаде и в уезде, учинил заказ крепкой и велел в торговые дни по всем Торжком кликати биричем многижда, чтоб посадские жилецкие и уездные всяких чинов люди Литовских полонеников, Литву, и Немец, и Жидов, и Татар, и Черкас, мужского и женского полу, у кого кто ли есть, приводили и объявляли их тебе в съезжей избе; а как полонеников к тебе кто приведет, и ты б тех полонеников велел ставить перед собою и роспрашивал их накрепко: как кого зовут, и чей кто сын и с прозвищи, и которого города родиною, и которой веры, и где кто взят в полон, и служилой ли кто человек или пашенной мужик, и куды которой полоненик похочет, в Литву ль итти, или которой полоненик похочет остаться на наше имя? а роспрашивая тех полонеников велел имена их и речи писати на росписи подлинно, порознь: которые полоненики похотят итти в Литву, и тех полонеников велел писати на росписи себе статьею; а которые полоненики в Литву итти не похотят, а похотят остаться в нашей стороне, и тех полонеников по тому ж велел писати на росписи себе ж статьею, да в том велел им к себе приносити челобитныя за своими руками, что они оставаются в нашей стороне, а в Литву итти не похотели; а которые Литовские полоненики присланы к тебе в Пермь кормить и которых ты полонеников в Перми на посаде и в уезде у всяких людей сыщешь, а похотят они итти в свою землю, и ты б тех полонеников прислал к нам к Москве тотчас, а подводы под полонеников, которые у тебя были, дал бы еси свои, а под иных полонеников подводы имал с тех людей, которой полоненик у кого жил, как бы их мочно привести к Москве; а которые будет Литовские ж полоненики сидят в Перми в тюрьме, и ты б тех полонеников прислал к нам, к Москве, на ямских подводах, а подводы велел давать лутчим людем трем человеком подвода с телегою, а худым пяти человеком подвода с телегою, а до Москвы за теми Литовскими полоненики послал провожатых добрых, сколко человек пригоже, чтоб тех полонеников до Москвы довесть здорово; а которые люди поженились на Литовских полонянках, на девках и на жонках, и ты б у тех людей полонянок, а их жон не отымал; а будет которые Литовские полоненики похотят остаться в Перми Великой, в Чердыни на посаде и в уезде, а к Москве ехать и в Литву итти не захотят, и ты б тем полонеником давал на волю, где которой полоненик жить похочет тут тот и живёт, а неволею тех Литовских полонеников никому не отдавал; а которого месяца и числа Литовских полонеников, и кого имянем, и каких людей, и с кем, к нам к Москве пошлешь, и кого имянем полонеников и каких людей в нашей стороне оставишь, и где которой полоненик похочет жить, и ты б о том о всем отписал и тем полонеником имян их росписи прислал к нам к Москве тотчас, а отписку и росписи велел отдать и Литовских людей объявити в Новгородской Чети печатнику нашему и думному дьяку Ивану Тарасьевичу Грамотину с товарыщи; а того б еси оберегал накрепко, чтоб в Перми Великой, в Чердыни на посаде и в уезде, посадские жилецкие и уездные всяких чинов люди у себя Литовских полонеников не таили и силно у себя не держали, а приводили б всех полонеников к записи к тебе в съезжую избу; да и сам бы еси в том никому ни в чем не норовил же и силно никому Литовских полонеников не отдавал и к себе силно ж не имал; а которые люди в Перми Великой, в Чердыни на посаде и в Чердынском уезде, Литовских полонеников учнут у себя таить и держать их у себя учнут силно, а к записке их к тебе приводить не учнут, а ты будет учнешь им норовить, или учнешь Литовских полонеников имать к себе силно, а после про то сыщется, и тебе и тем людем, кто Литовских полонеников у себя утаит или учнет держать силно, от нас быть в великой опале и в казни.

Писан на Москве, лета 7143 Октября в 9 день.

Подлинник находится в архиве Соликамскаго Уезднаго Суда;

писан столбцем ни 6-ти листках, с скрепою по склейкам: диак Иван Федоров. 

Быв свернут пакетом и запечатан, имеет на обороте надпись: в Пермь Великую, в Чердынь, воеводе нашему Никите Дмитреевичу Телегину. —145 Декабря в 2 день привезли государеву грамоту гостиной сотни Яким Грудцын да Иван Ананьин.

источник: «Акты Археографической Экспедиции», том 3

Поделиться: