1594 г, декабря 17 - грамота Пыскорского монастыря

От царя и Великаго Князя Федора Иоанновича всеа Русии в Пермь Великую в Чердынь Сарычю Шестакову.

Бил нам челом из Перми Преображенскаго монастыря с Пыскора игумен Генадей с братьею Камского Усолья на старосту на Овдокима Кощеева да на целовальника на Ваську Петрова да на Ондрюшку Кононова сына Кондакова и на всех крестьян Камского Усолья, а сказал: приворачивают де те крестьяне Камского уезда их монастырской двор и пашню и починки и всякие монастырские угодья к себе в дань и оброк и во всякие подати насильством, мимо сотную грамоту и мимо писцовых книг Ивана Яхонтова, а те де монастырские всякие угодья дали им в монастыре по своих родителех в проки Яков да Григорей да Семен Строгановы и в нашей жалованной и в сотной грамоте тот их двор и пашня и всякия угодья написаны у Микиты Строганова, и наш оброк с того двора с монастырской пашни и со всяких угодей платит в нашу казну Микита Строганов по сотной грамоте, а Камского Усолья у крестьян та их пашня и всякие монастырские угодья в сотной грамоте не написаны, и дела им до тех крестьян Камского Усолья нет; и дана им прежде сего наша грамота за приписью дьяка нашего Ондрея Щелкалова в Пермь Великую к Салтану Чаплину, а велено ему про тот монастырской двор и про пашню и про всякие монастырские угодья сыскати всякими сыски накрепко и обыском обыскати, а сыскав, велено ему отписати подлинно к нам на Москве в приказ дьяка нашего Ондрея Щелкалова. И в прошлом в 101 году (1593) Салтан Чаплин писал к нам, что обыскал он по нашей грамоте за приписью дьяка нашего Ондрея Щелкалова про монастырской двор Пыскорскаго монастыря и про пашню и про всякия угодья накрепко и в сотной грамоте с писцовых книг Камского Усолья у крестьян того монастырскаго двора и пашни и всяких угодей смотрел, почему те крестьяне их приворачивают к себе в нашу дань и оброк и во всякие подати и велят им платить с собою. И того монастырского двора и пашни и всяких угодей у них в сотной грамоте не написано, а приворачивают их к себе насильством; и прежде сего с ними никаких наших податей не плачивали, а написан тот монастырской двор и пашни и всякия угодья в сотной грамоте у Микиты у Строганова, и платит оброк в нашу казну с того монастырскаго двора и пашни и со всяких угодей с Орла и со всего Орловскаго уезда Микита Строганов, потому что он дал тот двор и пашню в монастыре впроки по своих родителех. И как к тебе ся наша грамота придет, и тебе б Пыскорского монастыря игумену Генадью с братьею с того двора и пашни, и со всяких угодей, которой двор и пашню дали к ним в монастыре по своих родителех Яков да Григорей да Семен Строгановы, наших никаких податей платить не велел и ни в какие б подати Камского Усолья крестьяне не приворачивали. И в сотной грамоте у Микиты Строганова наш оброк с того монастырского двора и с пашни платит в нашу казну на Москве, в четь диака нашего Ондрея Щелкалова, Микита Строганов. И впредь бы еси Пыскорскаго монастыря игумена Генадья с братьею Камского Усолья от крестьян беречь, чтоб они насильства и обид монастырю не чинили никоторыми делы, чтоб нам Пыскорскаго монастыря игумен Генадей с братьею впередь не били челом. А прочел бы еси сю нашу грамоту и списал с нея против слово в слово, отдал сю грамоту игумену с братьею назад, и они ее держат у себя вперед для иных наших приказных людей.

Писана на Москве лета 7102 (1594) декабря в 17 день,

У подлинной грамоты на обороте черная восковая печать приложена.

источник: Пермская Старина. Вып. II

Поделиться: