1589 г, декабря 17 - грамота Пыскорского монастыря

От Царя и Великаго Князя Феодора Ивановича всеа Русии на Орел Андрею Михайловичу Акинфееву.

Бил Нам челом Преображения Спасова и Благовещенья Пречистые Богородицы, что над Камою рекою, из Канкарка игумен Пимин с братьею, а сказал: по Нашему указу велено тебе у Микиты Строганова Орловское Усолье над Камою рекою на устье Ивы (т.е. Яйвы), отписать на Нас, а их де монастыре поставленье Аникея Строганова и детей его; и по писцовым книгам Ивана Яхонтова приписано в сотной у Микиты Строганова к Орловскому уезду; а от Орла вверх по Каме до монастыря пятнадцать верст, а от монастыря вверх по Каме ж до Усолья Камские Соли пятнадцать же верст; стоит (монастырь) середи полей на пустом месте двадцать восемь лет, а братьи де в монастыре тридцать шесть братов, и питаютца-де они нашим жалованьем и своими трудами, лесы дикие секут и хлеб пашут; и от наших воевод и от посланников и от ратных людей, которые на Сибирь ходили, обид никоторых и насильства не бывало, и подвод не имывали и до сих мест — для их скудости. И в прошлом де в 96 году (1588) без нашего указу ты взял у них с их манастыря под наших под Сибирских воевод и под стрелцы до Тагиля десять лошадей в подводы с санми (санями) и с хомуты и с проводники и со всем запасом; и те-де десять подвод совсем, оприч проводников, перемерли, и в том-де их манастырю учинилось убытка шестьдесят рублев; и за тем-де пашни они всея не спахали и севу яроваго и рженого не досеяли, пахати было не на чем, и впредь де им прокормитца нечем. Да Усолья Орловского жилцы старосты и целовальники и все земские люди ставятца им сильны, хотят у них в манастыре учинить ям без нашего указу, и у них де и у крестьян их манастырских под наших посланников просят подвод и кормов и в подати и во всякие земские розрубы притягивают их сильно и хотят де их манастыре почернити, а их розогнати. Да у них же де под манастырем слободка, а в ней живут манастырские крестьяне, да у них же де под манастырем их варница соляная на речке на Пыскорке, да на речке на Лысве мельница Немецкое колесо да их же манастырские починки — починок Лысва на речке на Лысве стоит пуст, починок Новинка на реке на Каме пуст, да на речке ж на Лысве у мельницы починок, а живут манастырские детеныши; да в Усольском же уезде на речке на Роднике манастырская мельница немецкое колесо, да у их же де манастыря рыбная ловля в озерке в Чашкине и в Истоке, да в реке в Каме под манастырем. А межа де их манастырю города Соликамского Усолья со крестьяны от реки от Камы рекою Лысвою вверх с устья и до росох по обе стороны, а от реки от Лысвы вниз по реке по Каме по правую сторону до Меркурьевых островов, до верхнева конца, пожни и лес манастырской же; а по левую сторону Камы реки межа их манастыря с Усольскими крестьяны от верхнева конца Чашкина озера, от чюцкова селища прорывом х Каме реке по конец Березова острова нижнего конца до Зогзина островка; на правой стороне пожни и лес Камского Усолья крестьян, а по левой стороне вниз по Каме до усть речки Зырянки озеро Чашкино и иные озерка и пожни и лес и всякие угодьи манастырские; а от усть речки Зырянки вверх по обе стороны речки Зырянки до трех гранных елей пожни их же манастырские и остров Зырянской с верхнево конца и до нижнево весь манастырской; да у Соликамской их же манастырская деревня на посаде со всеми угодьи и с пожнями и со всеми с пашенными землями, а вниз по Каме их же манастырская ловля Висимская курья, а другая Плоская курья и с озеры и Гордееева лоза и Горевая речка со всеми озеры. А то де все данье Оникея Строганова и детей и его внучат. И нам бы их пожаловати: их монастырских крестьян для дальнего пустого места к Орлу к посаду во всякое тягло приписывать и податей и розметов давати не велети. И будет так, как нам игумен Пимин с братьею бил челом, и как к тебе ся наша грамота придет, и ты б крестьян их монастырских к Орловскому посаду в сотни и тягла тянуть и всяких податей с них имать до нашего указу не велел; и варницы их ничем не тронул: то им на монастырское соруженье и на ладан и на свечи и на вино на церковное и им, игумену с братиею, в руги место; и подвод с них впредь, которые в Сибирь погонять, опричь ратново дела большого, коли именно об них напишем, имать с них не велети же, и их, игумена с братиею, и крестьян, и детенышей во всем беречь от ратных и от проезжих и ото всяких людей, чтобы им обиды, насильства и продажи ни от кого не было никоторыми делы; а их бы еси монастырь и монастырские деревни и починки и пустоши переписал и в них дворы и во дворех людей по имяном и пашню паханую и перелог и озера и всякие угодьи и межи б еси их монастырской земле с Чюсовскою землею, подлинно в книгах сыскав, и около их обыскал и росписал, да те книги за своею рукою и обыск прислал к нам к Москве в четь дьяка нашего Ондрия Щелкалова. А прочетши сею грамоту и с нея списав слово в слово, отдал бы еси игумену с братьею, и они ее у себя держат впредь для иных Орловских голов.

Писана на Москве лета 7097 (1589) декабря в 17 день.

У подлинной грамоты печать приложена Государева восковая.

Подлинная за подписанием на обороте по склейкам Диака Ондрея Щелкалова.

У оной же грамоты на обороте подписано тако:

Лета 7135 (1627) августа в 28 день Мы, Великий Государь, Царь и Вел. Князь Михайло Федорович всеа Русии Самодержец, и отец наш Государев Великий Государь святейший патриарх Филарет Никитич Московский и всеа Русии сию грамоту слушали, а выслушав Преображенского монастыря архимандрита Сергия с братиею пожаловали: велели сию грамоту подписати вновь по нынешнему государевому по новому уложенью, а сю грамоту велели есмя подписати на наше Государское имя, отдати архимандриту Сергию с братиею впредь для спору вотчинных земель и всяких вотчинных крепостей, а о всем указали потому, как в нашей новой жалованной грамоте нынешняго 135 году за приписью дьяка нашего Семена Бредихина написано.

А подписал Государев Царев и Великаго Князя Михаила Феодоровича всеа Русии Диак Семен Бредихин.

источник: Пермская Старина. Вып. II

Поделиться: