1553 г., декабря 26, - Уставная грамота Перми Великой

Божиею милостию, мы государь царь и великий князь Иван Васильевич Московский, Новгородский, Казанский, Псковский, Тферскии, Смоленский, Югорский, Пермский, Вятский, Болгарский [...]

Что мне били челом пермичи Данилко, да Гришка Иванов от всех городских людей и селских о том [...] что была у них [... ] наша великого государя грамота [...] почему у них [...] в Перми наши намесники судили [...] и та у них наша грамота жалованная згорела лета семь тысяч шестдесят первого года, апреля в тритцатыи день, в церкве Варлаама Чюдотворца на посаде. И ныне-дe у них в Перми наши наместники и их тиуны, и довотчики без нашие жаловалные грамоты без уставной пермичь продают без суда и без исцов и судят их бес целовалников, а довотчики-де их ездят по погостам, да в какове в одном деле сколких людей дадут на поруки, а езды-де у них емлют розные по головам, да ставленного по гривне. А далных-де их погостских людей верст за пятдесят и за шестдесят дают на поруки, а сроки-де им чинят стать в городе пред тиуны на завтрее. И которои-де ис тех людей не станет в городе на тот срок пред тиуном, и они-де их тем винят.
Да наши же-де пермские наместники посылают по Пермской земле своих людей, тиунов и доводчиков, луков писати и кормов брати. И наместничьи-де люди приписывают у них многие луки лишние, и пермичем-де в тех лишних лукех чинятся продажи и убытки великие, да и иные де им продажи от наместников и от их людей, от тиунов и от довотчиков: живут великие не по грамоте. И они-де в том от наших наместников и от их людей, от тиунов и от довоючиков, охудали и опустели, и впредь им прожити без нашие грамоты уставные не можно.
И мне бы пермичь пожаловати грамотой жаловалной уставной снимка с старой грамоты, что у них наши прежние наместники с тое уставные грамоты списывали.
И мы, великий государь, слушав их, Данилки и Гришки Иванова челобитья, всех людей Пермские земли пожаловал [... ] снисходя наше [...] воз езжего намеснику [...] в верхнем городке [...] да дву доводчиков в городке подвод [...] наместнику [...] и тиуну [...] целовалников, и по Иванову писму Боброва с пятнатцати сот луков, со шти сот сорока с пяти луков: на Рожество Христово за тысечю четыреста белок четырнатцать рублев, по две денги за белку. А на Велик день наместнику корму и ево тиуну и довотчиком за семь сот белок семь Рублев. А на Петров день наместнику корму и ево тиуну и довотчиком за семь сот белок семь же рублев денег, по две же денги за белку.
Да с варницы вишерские соль имати по пяти сопец соли по старине. То ему во весь год и с тиуном, и з довотчики. А опричь того наместнику и ево тиуну, и доводчикам с них пошлин нет . А берут корм наместничь и тиунов и доводчиков побор старосты и люди добрые пермяки сами, да отдают корм наместнику и с тиуны, и з довотчики в городе, а сами наместники и тиуны, и довотчики по погостам луков писати и корм брати не ездят. И разметовают пермяки меж себя корм по сохам, по дани.
А наместник наш тиунов и доводчиков до году не переменяет.
А доводчиков ис погоста в погост не переезжати. Которой же доводчик ездит в своем погосте, а ездит доводчик по погостал с одним паробком бес простые лошади [.. . ] а где ест, тут не начюет. А у которого пермитина хлеб или волога какова случится, что сам ест, тем и довотчика кормит; а тиуны и [.. . ] у соли силою песта [.. . ] то он идет в
лес лесовать [.. , ] и наместнику не являютца, а хотя хто [...] Е исто [...] собольиное [.. . ] а хто придет с полузимы [.. . ] наместнику и тиуну [...] денег [ . . . ] а хто придет излишние ограблен или [...] и с того наместнику по [...]
А случитца суд в займе или в бою, или в лае, а досудитца виноватой, и наместнил: нашу пошлину емлет на виноватом, с рубля по гривне, на сколко хто взыщет. То ему и с тиуном, опричь хоженого и езду, и правды.
А досудитца до поля, а у поля не став помиритца, и наместник емлет пошлины по тому ж рощету, с рубля по гривне.
А сведетца у них поле , да у поля стояв помиритца, и наместнику пошлины имати гривенные ж, на сколко хто взыщет, с рубля по гривне.
А опричь того наместнику з дела полевых пошлин под полтины. То ему и с тиуном, а довотчику имати свое хоженое и езд, и правда.
А побьютца на поле в займех или в бою, или грабежех, и наместник наш велит на убитом исцово доправити. А наместнику на убитом с рубля подполтины, д а опричь того наместнику полполтины, а довотчику десять белок, опричь хоженого и езду, и правды.
А побьютца на поле в душегубстве и татбе, и в пожеге, и в разбое, и в ябедничестве, и наместник наш велит на убитом исцова доправити, а убитой в казни и в продаже наместнику [...] татбу и ябедничество, или пожегу, а будет хто ведомой лихой человек, и наместник наш велит того лихого казнити смертною казнью, а исцово велит [.. . ] А не будет у лихого статков с исцово, и наместнику [.. . ] и исцу в о гибели [.. . ] оса смертною казнью.
А погостских людей наместнику и его тиуну судити по воскресеньям, от недели в неделю, и доводчикам в неделю. А посадских людей, где хто как сам живет . В которой день дело [...] тогда и судят.
А наместнику и ево тиуну бес целовалников и бес старосты [.. . ] и без людей суда не судити. А целовалников пермяки выбирают у собя сами, хто им люб.
А хоженое приставу белка в городе, а езду на две версты белка, а на правде вдвое. А не люба приставу белка, ино за белку по две денги.
А колких людей в одном деле пристав на поруку даст и объемлет езд один, а пристава наместнического на поруку дадут, и они от поруки ставленного не дают ничего.
А случитца у них душегубство, а не доищутца душегубства , ино наместнику виры четыреста белок, а не люба белка, ино за белку по две денги.
А хто утонет или згорит, или озябнет, или кого возом сотрет , или древо убъет, или хто от своих рук утеряется, а обыщут того бес хитрости, ино в том наместнику виры и продажи нет.
А самосуду наместнику четыреста белок, а не люба белка , ино за белку по две денги. А самосуд то, хто поймает татя с поличным, да отпустит. А опричь того самосуда [...]
А вымут у кого поличное, да сведет с себя сводом д о коликих нибуди, и до пошлого татя, и сводного нет. А поличное то, что у кого за замком вымут. А вымут у кого поличное [.. .] в той хоромине не за замком, и в том поличного нет.
А хто у кого иере[...] е ж ю [...] а наместнику за баран шесть белок [...]
А пермичь, устюжан и вятчен наместники и их тиуны и довотчики [...] наместник и его тиун [...] ни стады своими пожен их и сен жители не травят.
А хто дочерь даст замуж на Вологду и на Устюг, и на Вятку, а наместнику за выводную куницу шесть белок. А в одной волости хто дочерь даст замуж, и наместнику за убрус три белки, а не люба белка,
ино за белку по две денги.
А хто прийдет вагулитин в Пермь торговати или иным которым делом, и оне наместнику и ево тиуну являютца, а не явив вагулетина наместнику, пермяку и усолцу не торговати и не хоронити его у себя в тай никому. А хто не явит, а кого вымут, и наместник на том заповеди возмет двести белок, а не люба белка, ино за белку по две денги.
А о землях и о реках, и о озерах, и о всяких угодья суд за три года, а дале того о землях не судити. А первых судов и грамот князей Пермских не посуживати.
А десятилнику дают от знамени с холосца по две белки, да третья белка записная. А со вдовца десятилнику от знамени четыре белки, да записного белка, а не люба белка, ино за белку по две денги. А учинит десятилник над ними какову силу, и наместник наш на десятилника даст пристава, да его судит и управу чинит.
Да пермичи же били челом мне, царю и великому князю, о том, которой наш наместник в Перми у них будет на нашем жалованье, и они-де посылают к волоку Тюменскому и в вогуличи [...] своих людей с пермским со всяким товаром торговати. А в кою-де пору наместничие люди в тех местех торгуют, а которые пермичи в те места придут с своим товаром торговати, и наместничи люди пермичем торговати не велят дотоле, доколе они сторгуютца своим товаром, и пермичем-де им в том убытки великие. Да и в рыбную ловлю у пермичь наместники вступаютца в их ловлю. И аз, царь и великий князь Иван Васильевич всея Руссии, пермичь пожаловал, - которой наш наместник в Перми у них будет, и он в пермския угодья и к волоку Тюменскому, и в вогуличи, и в Сылву с пермским товаром своих людей торговати не посылает и в рыбную ловлю в их в пермскую не вступаютца у них ни во что.
Да пермичи ж посадские люди мне били челом о том, чтоб мне их пожаловати, - освободити х которому празднику помолитись или родители помянута канун доспети, пивца сварити, или медку разсытити. И
аз, царь и великий князь, пермичь посадских людей пожаловал, - велел есми им кануны обетные и родителские держати по старине. А коли пермитину которому человеку случитца х которому празднику или по родителех канун доспети, пиво сварити или мед россытить, и они наместнику явят, а наместники наши пермичем кануны чинить ослобожают, а явки наместник возмет с пива с сопца по четыре денги, а с меду с сопца по четыре ж денги.
Да сверх того есми пермичь пожаловал, дал е с м и им в году три недели питья сварити и пити: неделя Великоденная, да другая неделя в осень Дмитриевская, третья неделя в зиме Рожественская. И тем трем неделям вино пить доспети без явки, опричь погостских людей, а погостские люди к праздникам и по родителям канун чинят по старине, как наперед сего у них было.
А наместничьи люди или иной хто опришней человек к пермичем на пир или в о братчины не званы пить да не ходят. А хто к ним на пир или в братчину не зван придет, и они того человека ис пиру или из
братчины вышлют вон от себя беспенно. А хто у них в тщру или в братчине учнет пити силно, а какову у них учинит гибель, и они на том человеке ту гибель возмут без суда.
А хто у них в Перми будут лихие люди, тати и разбойники, и душегубцы, зажигалники, ябедники и поклепцы, и наши пермские наместники на тех лихих людей пермичем пристава дают, да велят ставити перед собою с пермичи с очей на очи, да их с ними судят.
И на которых людей пермичи перед нашим наместником доведут, а скажут на него человек пять или шесть людей добрых по нашему крестному целованью, что он лихой человек, и наместник наш
того лихого человека велит бить кнутьем , да из земли его пермичем велит выслати вон беспенно.
Також есми пожаловал великопермцов и усолцов, - гости к ним в Пермь Великую и к Соли ис городов Московские земли и из Новгородские земли, и из Тверские земли торговати и с иными никакими делы не ездят нихто, опричь устюжан и вычегжан, и вятчан. А устюжана и вычегжане, и вятчена ездят к ним торговати со всяким товаром по своей грамоте по жалованной по уставной по Устюжской, и
возят от них товар всякой и соль, куда ходят. С ними пермичи и усолцы товар в Московские городы возят продавать, а таем [ . . . ] к ним в Пермь или к Соли торговати из городов Московские земли, Новгородские земли и из Тверские земли, и наместник наш у того станет [...] а таем, а его даст на поруку, да пришлет его ко мне, царю и великому князю. А хто взыщет великопермец или усолец на гостех на устюжских или на вычегжанине , или на вятченине, или на вогуличах, и на остяках, или на ином на ком нибуди, и наместник на тех пристава даст и судит, и управу чинит.
А учнет наш наместник какову силу чинити или его тиун или довотчики, и они на них наметывают сроки сами во всяких делех пред меня, царя и великого князя, на Оспожином заговенье.
А накинет срок, пермитин или усолец на наместника или на его тиуна, или на доводчиков в какове деле нибуди, да припишет к нему в том же деле пермитина или усолца, и тому пермитину или усолцу к
сроку ехати. А пермитину и усолцу на перметина и на усолца сами сроков н е наметывают ни в котором деле [... ] а который пермитин или усолец накинет срок на Госпожино заговенье, и тому пермитину и усолцу к тому сроку ездити не велел, а хотя оную грамоту возмет, и та безсудная не в бессудную.
И через сию мою грамоту что на них хто возмет или чем изобидит, и тому быть от меня, царя и великого князя, в казни.
А сия им грамота дана такова ж, какова у них была прежняя уставная грамота. Дана грамота сия на Москве, лета семь тысяч шестдесят второго, декабря в дватцать шестыи день. Приказали дати казначей Иван Петрович Головин, да Федор Иванович Сукин, а казначей им говорил царевым великого князя словом околничей Алексей Федорович Адашев.
Царев и великого князя дияк Петр Васильев сын Тороканов.
На подлинной грамоте подписи государей царей и великих князей. Таковыи на обороте.
Подтверждения:
Лета 7101 года, декабря в десятый день, государь царь и великий князь Федор Иванович всея России сее Пермские уставные грамоты слушав, и выслушав сию грамоту, пермичь пожаловал, - сию уставную грамоту подписати на свое царево имя и сия уставные грамоты рушити никому не велел ничем, а велел ходити во всем по тому, как в сей грамоте написано. Дияк Андрей Данилов.
Лета 7115 году, генваря 15 дня, государь царь и великий князь Василей Иванович всея Руссии сее Пермские уставные грамоты слушав, и выслушав сею грамоту, пермичь пожаловал, - велел им сию
уставную грамоту подписати на свое царево и великого князя Василья Ивановича всея Руссии имя и сие у них грамоты рушити не велел никому ничем, а велел у них ходити во всем по тому, как в сей уставной грамоте написано. А подписал государя царя и великого князя Василья Ивановича всеа Руссии диак Нечай Федоров.
Лета 7122 года, июля 22 день, царь и великий князь Михайло Федорович всея Руссии самодержец сее Пермские уставные грамоты слушав, пермичь пожаловал, - велел сию грамоту подписати на свое царское имя и рушити ее не велел никому ничем, а велел им ходити во всем по тому, как в сей старинной грамоте написано. А подписал диак Василей Семенов, диак Юрье Семенов сын Башенин.

ГАПО. Ф. 316 On. 1. Д. 23. Л. 157 - 160 об. Список 1781г.

Версия А. Дмитриева Пермская старина. Вып.1.

Великопермская уставная грамота Чердынцев и Усольцев XVI века

… что Мне били челом Пермичи Данилко и Гришка Иванов от всех градских людей и сельских о том............................ что была у них наша................................ и по сей у них Государя грамоте.......................... в Перми наши наместники судили................... И та у них наша грамота сгорела лета семь тысячь шестьдесят первого году (1553) апреля в тридесятый день, в церкви Варлама Чудотворца на посаде, и ныне де у них в Перми наши наместники и их тиуны и доводчики без нашия жалованныя грамоты без уставной Пермичь без суда и без исцов............ и судят их без целовальников, а доводчики де их ездят по погостам, да в каком в одном деле скольких людей дадут на поруки, а ездные на них емлют разные.............. по головам, да славляного по гривне; а дальних де их погостских людей верст за 50 и за 60 дают поруки, а сроки де им чинят стать в городе перед тиуны назавтре, и которой де из тех людей не станет в городе на тот срок перед тиуном, и они де их тем винят.
Да и наши же де пермские наместники посылают по Пермской земле своих людей, тиунов и доводчиков, луков писати и кормов брати, и наместничие де люди приписывают у них многие луки лишние, и Пермичам де в тех лишних лукех чинять продажи и убытки великие, дани..................... им продажи от наместников и от их людей, от тиунов и от доводчиков, живут великие (?) не по грамоте, и они де в том от наших наместников и от их людей, от тиунов и от доводчиков, охудали и опустели, и впредь им прожити без нашия грамоты уставныя не можно, и Мне бы Пермичь пожаловати грамотой жалованной уставной снимка с старой грамоты, что у них наши прежние наместники с тоя уставныя грамоты списывали.

И Мы, Великий Государь, слышав их Данилки и Гришки Иванова челобитья, всех людей Пермския земли пожаловали..................... воз................... наместнику............. В верхнем городке.................... да дву доводчиков в городке...... подвод............ наместнику.............. и тиуну............... целовальников и по Иванову письму Боброва, с пятнадцати сот луков, с шти сот сорока с пяти луков; на Рождество Христово за тысячу четыреста белок четырнадцать рублев, по две деньги за белку.
А на Велик день наместнику корму и ево тиуну с доводчикам за семь сот белок семь рублей.
А на Петров день наместнику корму и ево тиуну и доводчикам за семь сот белок семь рублев, по две же деньги за белку.

Да с варницы Вишерския соль имати по пяти сапцев соли по старине, то ему во весь год и с тиуном, и с доводчики. А опричь того наместнику и ево тиуну и доводчикам с них пошлины имать. А берут корм наместничь и тиунов и доводчиков побор старосты и люди добрые Пермяки сами, да отдают корм наместнику и с тиуны и с доводчики в городе, а сами наместники и тиуны и доводчики по погостам луков писати и корм брати не ездят; а разметывают Пермяки меж себя корм по сохам, по дани, а наместник наш тиунов и доводчиков до году не переменяет, а доводчиком из погоста в погост не переезжати; который же доводчик ездит в своем погосте, а ездит доводчик по погостам с одним паробком без простые лошади............ а где есть, тут................... а у котораго Пермитина хлеб или волога какова лучится, что сам ест, тем и доводчики кормит; а тиуны и ......................... У соли силою неста.........................................то он дает в лес лесовать........................................... и наместнику не является, а хотя хто............. исто...............собольиное........................ а кто приидет излишние ограблен или.......................... и с того наместнику по.........................................
А случится суд в займех, или в бою, или в лае, а досудится виноватый, и наместник нашу пошлину емлет на виноватом, с рубля по гривне, на сколько хто взыщет, то ему и с тиуном опричь хоженого, и езду и правды.

А досудится до поля, а у поля не став помирится, и наместник емлет пошлины по тому же расчету, с рубля по гривне.

А сведется у них поле, да у поля стояв помирятся, и наместнику пошлины имать гривенные ж, на сколько кто изыщет, с рубля по гривне; а опричь того наместнику с дела полевых пошлин полполтины, то ему и с тиуном; а доводчику искать свое хоженое, и ездить по праву.
А побьются на поле в займех, или в бою, или грабежех, и наместник наш велит на убитом исцово доправити. А наместнику на убитом с рубля полполтины, да и опричь того наместнику полполтины, а доводчику десять белок, опричь хоженого, и езду и правды.

А побьются на поле в душегубстве, и татьбе, в пожеге, и в разбое, и в ябедничестве, и наместник наш на убитом велит исцова доправити, а убитой в казни и в продаже наместнику. А доведут до кого татьбу и ябедничество, или пожегу, а будет ведомо лихой человек, и наместник наш велит того лихова казнити смертною казнию, а исцова велит..... из его статка, а что у статка останет, ино то наместнику и его тиуну имати себе; а не будет у котораго лихаго статков с исцово, и наместнику его исцу во гибели не выдати, велети его казнити смертною казнию.

А погосца их........ людей наместнику и его тиуну судить по воскресеньям, от недели в неделю, и доводчиком в неделю; а посадских людей, где кто как сам живет; а в который день дела...................... тогда и судят, а наместнику и его тиуну без целовальников и без старосты................... и без лучших людей суда не судить.

А целовальников Пермяки выбирают у себя сами, кто им люб, а хоженое приставу белка в городке, а уезду на две версты белка, а на правде вдвое; а не люба приставу белка, ино за белку по две деньги.

А на коих людей в онем деле пристав на поруку даст и объемлют езде один, а пристава наместническаго на поруку дадут, и они от поруки ставленнаго не дают ничего.

А случится у них душегубство, а не доищутся душегубца, то наместнику виры четыреста белок, а не люба белка, ино за белку по две деньги.

А кто утонет, или сгорит, или озябнет, или кого возом сострет, или дерево убьет, или кто от своих рук утеряется, а обыщать того без хитрости, ино в том наместнику виры и продажи нет. А самосуд наместнику четыреста белок, а не люба белка, то ино за белку по две деньги.
А самосуд то, кто поймает татя с поличным, да отпустит; а опричь того самосуда нет.
А выймут у кого поличное, да сведет себя сводом до колких не буди, и до пошлаго татя и сводного нет, и поличное то, что у кого вымут; а вымут у кого поличное............... в той хоромине не за замком, и в том поличного нет; а у кого пере............. еже........... и наместнику за баран шесть белок.................................

А Пермичь, Устюжанин и Вятчанин наместники их и тиуны и доводчики............. наместники и его тиуны.................................. на стады своими пожен их не травят.
А кто дочерь даст за муж на Вологду, и на Устюг, и на Вятку, и наместнику за выводную куницу шесть белок; а в одной волости кто дочерь даст за муж, и наместнику за убрус три белки, а не люба белка, ино за белку по две деньги.

А кто прийдет Вогулетин в Пермь торговать, или иным которым делом, и он наместнику и ево тиуну являются, а не явив Вогулетина наместнику, Пермяку и Усольцу не торговати и не хоронить его у себя в тай никому; а кто не явит, а кого вымут, и наместник на том заповеди возмет двести белок, а не люба белка, ино за белку по две деньги.

А о землях и о реках и озерах и всяких угодьях суд за три года, а дале того о землях не судити; и первых судов и грамот князей Пермских не посуживати.

А десятильнику дают от знамени с холосца по две белки, да третья белка записная; а с со вдовца десятильнику от знамени четыре белки, да записного белка; а не люба белка, ино за белку по две деньги.

А учинит десятильник над ним какову силу, и наместник наш на десятильника даст пристава, да ево судит и управу чинит.

Да Пермяки же били челом Мне, Царю и Великому Князю, о том, который наш наместник в Перми у них будет на нашем жалованье, и они де посылают к волоку Тюменскому, и в Вогуличи, и в Сылву своих людей с Пермским со всяким товаром торговати; а в кою де пору наместничие люди в тех местех торгуют, а которые Пермичи в те места приидут со своим товаром торговати, и наместничии люди Пермичем торговати не велят, дотоле, доколе они сторгуются своим товаром, и Пермичем де им в том убытки великие.

Да и в рыбную ловлю у Пермичь наместники вступаются в их ловлю; и Аз Царь и Великий Князь Иван Васильевич всея Руссии Пермичь пожаловал, которой наш наместник в Перми у них будет, и он в Пермския угодья и к волоку Тюменскому, и в Вогуличи, и в Сылву с Пермским товаром своих людей торговати не посылает, а в рыбную ловлю в их Пермскую не вступаются у них ни во что.
Да Пермичи же посадские люди Мне били челом о том, чтоб Мне их пожаловати освободити - к которому празднику помолитись, или родителей помянути канун доспети, пивца сварити, или медку разсыти; и Аз Царь и Великий Князь Пермичь посадских людей пожаловал, велел есми им кануны обетные и родительские держати по старине; а коли Пермитину которому человеку лучится к которому празднику или по родителех канун доспеть, пиво сварить и мед разсыти, и они наместнику явят, и наместники наши Пермичем кануны чинить ослобожают, и явки наместник возмет с пива с сопца по четыре денги, а с меду с сопца по четыре же деньги.

Да сверх того есми Пермичь пожаловал, дал есми им в году три недели питья варити и пити: неделя Великоденная, другая неделя в осень Дмитриевская, третья неделя в зиме Рождественская; и тем трем неделям вино пити доспети без явки, опричь посадских людей, а посадские люди к праздникам и по родителем кануны чинят по старине, как наперед того у них было.
А наместничьи люди, или иной хто опришной человек, к Пермичем на пир или на братчины не званы, пить да не ходят; а кто к ним на пир или в братчину не зван приидет, и они того человека из пиру или из братчины вышлют вон от себя безпенно.

А кто у них в пиру или в братчине учнет пити сильно и какову у них учинит гибель, и они на том человеке ту гибель возмут без суда.

А кто у них в Перми будут лихие люди тати и разбойники, душегубцы, зажигательники, ябедники и поклепцы, и наши Пермские наместники на тех лихих людей Пермичем пристава дают, да велят ставити перед собою с Пермичи с очей на очи, да их с ними судят. И на которых людей Пермичи перед нашим наместником доведут, а скажут на него человек пять или шесть людей добрых по нашему крестному целованью, что он лихой человек, и наместник наш того лихого человека велит бить кнтьем, да из земли его Пермичам велит выслать его безпенно.

Так же есми пожаловал Великопермцев и Усольцов гостинским - в Пермь Великую и к Соли из городов Московския земли, из Новгородския земли и их Тверския земли торговати, и соными никакими делы не ездят никто опрочь Устюжан и Вычегжан и Вятчан. А Устюжана и Вычегжана и Вятчана ездят к ним торговати со всяким товаром по своей грамоте по жалованной по уставной по Устюжской, и возят от них товар всякой и соль, куда хотят, с ними. Пермичи и Усольцы товаров в Московские городы возят продавать, а таем .........к ним в Пермь или к Соли торговати из городов Московския земли, Новгородския земли и из Тверския земли, а наместник наш у того станет..............а его дает на поруки, да пришлет его ко Мне Царю и Великому Князю. А кто взыщет Великопермец или Усолец на гостех на Устюжских, или на Вычегжанине, или на Вятчанине, или на Вогуличах, или на Остяках, или на ином каком ним буди, и наместник на тех пристава даст и судить и управу чинить его тиун или доводчики; и они на них наметывают сроки сами во всяких делех пред Меня Царя и Великого Князя на Оспожино заговенье; а настанет срок, Пермской или Усолец на наместника или его тиуна или на доводчиков в какове деле Пермитина или Усольца, и тому Пермитину или Усольцу к сроку ехати. А Пермитину и Усольцу на Пермитина и Усольца сами сроковые наметывают и ни в котором деле......................... а которые Пермитин или Усолец напишет срок (не) на Оспожино заговенье, и тому Пермитину и Усольцу к тому сроку ездити не велят, а хотя оную грамоту возмет, и то безъсудная не в безъсудную, и через сию Мою грамоту из тех на них кто возмет, или чем изобидит, и тому быть от меня Царя и Великого Князя в казни.

А сия им грамота дана таковая ж, какова у них была прежняя уставная грамота................ Дана грамота сия на Москве лета семь тысяч шестьдесят второго декабря в 26 день. Приказали дати казначей Иван Петровичь Головин да Федор Ивановичь Сукин, а............. словом окольничей Алексей Федорович Адашев. Царев и Великого Князя диак Петр Васильевич сын Тороканов.
На подлинной грамоте подписи Государей Царей и Великих Князей. Таковыи на обороте.

Из примечаний:
Перепечатывается из редкой книги В.Н.Берха «Путешествие в города Чердынь и Соликамск для изыскания исторических древностей». С.-Петербург, 1821, стр.121-134. Найдена Берхом в Чердыни у купца Д. А. Оболенского в списке, снятом с древнего, сильно пострадавшего от времени и сгоревшего в пожаре 1792 г.

Поделиться: