1599 г. ноября 25. – Грамота царя Бориса Годунова воеводе князю И.М.Вяземскому и голове Г.С.Салманову об упорядочении в пользовании вогульскими подводами и лошадьми, о розыске не вернувшихся подвод после гонцов и об освобождении от ясака «недорослей» вогу

От царя и великого князя Бориса Федоровича всеа Руссии в новой город, на Верхотурье, воеводе нашему князю Ивану Михайловичу Вяземскому, да голове Гаврилу Самойловичу Салманову.

Бил нам челом Верхотурсково уезда лялинские вогуличи пятидесятник Нергей Мы[…]кичеев да Козяш Истомин, да Онашка Шо[…]лов и во всех товарищей своих место. А сказали: емлют деи с них наши посланники и служивые всяки люди подводы. И которые де подводы от них поидут к Соли х Камской, и за теми деи они подводами проводников своих пущати не смеют, потому что их казаки, и стрельцы, и литва бьют, и те деи их подводы назад не ворочаютца и они деи от тех подвод обнищали. И в прошлом деи в 107 году дана им наша грамота по челобитью вогулетина ж Темиря Нергеева, а велено им в подводах полехчить, и которые де посланные и всякие служивые люди из Сибири к Москве гоняют, и их деи в подводах мучают пуще старово и тое нашу грамоту рудят. Да в прошлом же деи в 107 году гонял с нашею с Верхотурья к Соли х Камской подъячей Ондрюша Ермолин, а было деи с ним их 7 подвод, и тех деи подвод от Соли от Камской пришло ис под нашие казны и отдали им двое лошадей, а пятеро деи лошадей пропало. Да в 107 же году ехал из Сибири к Москве с нашею казною Иван Ржевской, и с них деи собрал Василей Головин Ивану Ржевскому под нашу казну и под провожатых 28 лошадей. И как деи они приехали х Косве реке и гонял деи в ту пору в Сибирь сын боярской Данило Хрипунов. И Иван деи Ржевской из тех, из их лошадей дал тому Данилу 8 лошадей лутчих, и дошло деи до них от Данилы 3 лошадей и те надсажены, а пятеро де лошадей пропало. А лошади де у них были рублев по пяти, и по шти, и по семи, и худа в 3 рубли. А вперед им от подвод прожить не мочно.
Да у них же деи емлют с их детей, с недорослей, которые лет в 15 и на лешню не ходят, наш ясак с ними ровно. Да у них же деи на Ляле обнищало 7 человек, кормятца меж двор, а в лес не ходят, и леши свои пометали, и у них деи с тех нашего ясаку правят по-прежнему, как с них имано наперед того сполна. А которые деи молоды и те деи ясаку добыти не умеют. А которые их окупали, и те обнищали. И нам бы их пожаловати, вперед с них подвод и с недорослей, и с старых, и с увечных наш его ясаку имати не велети. И мы верхотурских вагулич пожаловали на нынешней, на 108 год ясаку и с старых и с увечных и с недорослей, которые малы, и на лешню не ходят, имати не велели. И ям на Верхотурье и меж Верхотурья и Соли Камской и Тюмени велели устроити вскоре. И как к вам ся наша грамота придет, и вы б с верхотурских вагулич на нынешней, на 108 год, и вперед с вагулич, с старых, и с увечных, и с малых робят, которые на лешню не ходят, нашего ясаку не имали. А покаместа о ямах наш указ будет, а которые подводы учнут приходить под наши гонцы и под служивыми надо всякими людьми от Соли от Камские на Верхотурье, и вы б вперед тех подвод назад к Соли х Камской с проводники не отпущали, а велели их кормить на Верхотурье, и отпускали их назад под гонцы же. А будет усольских подвод на Верхотурье не лучитца, а отпустите которого гонца к Соли х Камской на верхотурских подводах, и вы б от себя писали, чтоб те верхотурские подводы потому ж держали и кормили у себя, у Соли у Камские и отпускали от Соли на Верхотурье гонцов на тех же подводах. А которые гонцы учнут приезжати от Соли от Камские на Верхотурье или с Верхотурья к Соли х Камской, а подводы по подорожной не все с собою станут приводити или станут приводити, да надсажены или хромы, а вперед будут на тех подводах гонцом ездити не мочно, и вы б тех гонцов розпрашивали, где они те подводы подевали, или надсадили и охромили. Да что они в роспросе учнут сказывати, и вы б отписывали к нам, к Москве, и велели те отписки отдавати в Казанском и в Мещерском дворце дияком нашим Офонасью Власьиву, да Нечаю Федорову. И мы на тех гонцех за те лошади велим правити деньги и отсылать к вам на Верхотурье и к Соли х Камской. А что гонил к нам, к Москве с нашею казною с Верхотурья к Соли х Камской подъячей Ондрюша Ермолин, и пропало у нево вагульских пятеро лошадей, и вы б про то сыскали. Да будет подъячей Ондрюша те вагульские лошади продал, или надсадил воровством, и вы б на Ондрюше с товарыщи, которые с ним с нашею казною к Москве ехали, велели за те подводы деньги доправя по тамошней цене, отдати вогуличам, чьи лошади были. А что гонял в Сибирь Данило Хрипунов на вагульских же лошадях и вогуличам не отдал, и о тех лошадях писали есмя в Тоболеск к окольничему и воеводам нашим к Семену Федоровичю Сабурову с товарыщи. А велели им за те лошади деньги на Даниле доправя, прислати к вам, на Верхотурье. И как окольничей и воеводы наши Семен Федорович Сабуров с товарыщи к вам деньги пришлют, и вы б те деньги отдали вогуличам – чье те лошади были. Писан на Москве лета 7108 ноября в 25 день.
На обороте: В новой город, на Верхотурье, воеводе нашему князю Ивану Михайловичю Вяземскому, да голове Гаврилу Самойловичю Салманову. 108 генваря в 25 день привез сю грамоту лялинский вагулятин Анашка Шувалов. По склейкам: Дияк Нечай Федоров. Внизу листа: Лялинский вагул


источник: Верхотурские грамоты. Составитель Ошанина Е.Н. Выпуск 1. Москва. 1982

Поделиться: