Бабиновская дорога

Бабиновская дорога. Так называется прямая дорога из Соликамска в Верхотурье, бывшая прежде главным сибирским почтовым трактом.

Бабиновская дорога
Бабиновская дорога

В первые годы по покорении Сибири туда из Европейской России ездили чрез Чердынь и город Лозвинск, существовавший при впадении в р. Лозву Ивделя (несколько выше теперешняго вогульскаго селения Першины-Юрты, в северной части Верхотурскаго уезда). Но чтобы попасть из Москвы в Чердынь, нужно было проехать через Ярославль, Тотьму, Устюг Великий, южную часть Усть-Сысольскаго уезда, Кай-городок (в северной части нынешней Вятской губернии) и Соликамск. Из Чердыни далее ехали вверх по р. Вишере до того места, где она подходит к самым Уральским горам, потом вверх по левому притоку Вишеры Велсую и по долине Почмога, притока Велсуя, достигали до хребта, перебравшись через который, продолжали путь между лежащими уже по восточную сторону Уральскаго хребта горами: Денежкиным камнем и Журавлинским камнем (несколько севернее перваго и южнее втораго) на речку Тальтию, впадающую в Ивдель, и вдоль по течению Ивделя до города Лозвинска. Далее ехали водою по Лозве в Тавду, образующуюся от слияния Лозвы с Южной Сосвой, а из Тавды в Тобол.

В 1595 году Соликамец Артемий Бабинов указал правительству новую гораздо прямейшую дорогу из Соликамска в Сибирь на Туру, к верхней части ея течения. Путь этот был в 1597 г. расчищен и где нужно вымощен Соликамскими и Чердынскими крестьянами, под руководством и смотрением Бабинова. Там, где дорога вышла на р. Туру, в 1598 г. построен укрепленный город Верхотурье, в который переведены стрельцы и другие служилые люди из Лозвинска, запустевшаго после того. Под руководством Бабинова же расчищена дорога от Верхотурья до Тюмени.

Документы по теме:

1599 г. апреля 22 – Грамота царя Бориса Федоровича в Верхотурье воеводе Василию Головину о починке новой дороги между Соликамском и Верхотурьем.
1617 г. января 9. — Грамота "с прочетом" царя Михаила Федоровича в Соликамск воеводе Богдану Лупандину об освобождении от податей вотчину "вожа" Си6ирской дороги Артемия Бабинова в Соликамском уезде.

Немедленно после построения Верхотурья в этом городе устроена была таможня, в которой собирались пошлины со всех провозимых товаров и денег (по 10 процентов).

Помимо Верхотурья яз Сибири и в Сибирь ездить запрещено. Запрещение это, не всегда строго соблюдавшееся, подтверждалось в последствии многократными указами. И около двух сот лет Бабиновская дорога была единственной, дозволенной к проезду в Сибирь!

Бабиновская дорога из Соликамска к Верхотурью имела огромные преимущества в сравнении с прежней Чердынско-Лозвинской. Но все-таки она была неудобна; пролегала по безлюдной почти пустыне, местами чрез топкия болота, местами чрез горы с крутыми подъемами и спусками; многочисленные мосты и гати требовали частой починки. Правда, скоро завелось на ней несколько селений, но весьма незначительных: в иных всего по три, по четыре двора. Ничто не привлекало новых поселенцев: климат был суров; посеянный хлеб редко дозревал.

Между тем Сибирь населялась все более и более в южной своей части. Путь через Верхотурье и Соликамск сделался решительно непригодным для Сибиряков, которые проторяли южнее немало других дорог на Русь, гораздо более удобных и кратчайших. Но езда по этим новым дорогам воспрещалась, ибо правительство, в отношении к Сибири, долго имело в виду одну только финансовую цель, именно получение в казну сколь возможно большаго дохода от провозных из Сибири мехов и других товаров, при чем выгоднее было содержать одну, чем несколько таможен[1]. Но когда взгляд правительства изменился и другия дороги были отворены для всех, то Соликамско-Верхотурская была почти совершенно покинута[2].

Теперь по этой дороге едут только во время Ирбитской ярмарки Чердынские, Соликамские, устюжские и сольвычегодские купцы и обозы. Кроме того по ней зимою провозят из Соликамска рыбу печорскую и камскую, преимущественно соленую, частию ржаную муку, казанскую крупчатку, круга просяную и гречневую. По распродаже этого товара, торгующие везут к Соликамску рыбу свежую из Тавды, распродавая часть ея во время пути. Летом же из Соликамска в Верхотурье по этой дороге проехать в экипаже невозможно.

При Петре Великом, на Соликамско-Верхотурской дороге учреждаем были почты. Впрочем почтовое сообщение производилось не регулярно и медленно, а по кончине Петра и совсем прекратилось. В 1731 г. императрица Анна Иоанновна повелела снова учредить почту от Москвы до Тобольска, для пересылки казенных бумаг и писем. Вследствие того ямская канцелярия (тогдашнее главное почтовое управление) сделала распоряжение об устройстве по дороге станций. Путь из Москвы в Сибирь был сокращен: шел уже не на Ярославль и Устюг Великий (как прежде), а по Казанской дороге—на Владимир, Муром, Нижний и Козмодемьянск; в этом городке Сибирская дорога отделялась от Казанской, поворачивала на северовосток и продолжалась через Вятку, Соликамск и Верхотурье. На каждой станции велено иметь по 4 лошади; из Москвы в Тобольск почте назначено доходить в 14 суток и 15 часов; станций между этими двумя городами велено учредить 80. Но кажется, такое скорое движение почты и учреждение стольких станций осталось только на бумаге.

В 1734 г. вновь последовало Высочайшее повеление об устройстве почты из Москвы в Тобольск и далее. В том же году Тобольская губернская канцелярия заявляла, что из Москвы почта весьма до Тобольска медленно приходит, не против назначивания дней и часов; а именно в два месяца, а иногда и в три месяца, и больше.

В декабре 1742 г. проезжал из Верхотурья по Соликамской дороге академик Гмелин. В своих путевых записках (изданных в 1752 г., на немецком языке) он ничего не говорит о почтовых тут станциях; ехал он, не переменяя лошадей, и, отправившись из Верхотурья 9 декабря, прибыл в Соликамск 13 числа. Из одного документа 1755 г. видно, что в 1745 г., между Соликамском и селом Растесским, было устроено 5 станций, с 6 лошадьми на каждой; на остальном же 109 верстном протяжении дороги от Растесса до Верхотурья, еще прежде 1745 г., заведено было две станции.

В августе 1745 г., по неоднократному ходатайству горнаго начальства, указом Правит. Сената повелело учредить особую почту от Москвы чрез Нижний на Казань, на Кунгур и чрез Екатеринбург до Тобольска, для пересылки казенных бумаг и партикулярных писем, которыя посылать но два раза в неделю; но никаких посылок больших и малых но этой почте не посылать; подорожных никаким курьерам, кроме досылающихся от двора Ея Императорскаго Величества, на этот тракт не давать, а ездить всем по прежнему через Верхотурье. Почтовое движение по этому пути началось в следующем 1755 году. — В 1759 г. разрешено пропускать по этой дороге с Колыванских (Алтайских) заводов караваны с серебром и посланных по казенной надобности. Но в 1766 г. последовал сенатский указ о том, чтобы артиллерию и другия тяжелыя повозки в Сибирь, а также оттуда в Москву, отправлять чрез Соликамск и Верхотурье, а через Екатеринбург не отправлять.

По учреждении Пермской губернии, большой Сибирский тракт переведен был (не ранее 1783 г.) южнее, на Екатеринбург. Впрочем, и до- того, в царствование Екатерины ІІ-й, по уничтожении Верхотурской таможни и сбора к ней пошлины (в 1760-х годах, а в котором именно, я не мог еще доискаться), особаго стеснения в проезде помимо Верхотурья не было, и если Соликамская дорога оставалась по прежнему главным Сибирским трактом, то лишь потому, что гоньбу по ней отправляли Верхотурские ямщики, особое сословие, пользовавшееся некоторыми привилегиями. Между тем, по дороге через Екатеринбург, ямщиков не было, а жили заводские мастеровые и крестьяне, приписанные к казенным и частным заводам, занятые большую часть года работами.

Сколько верст по Бабиновской дороге от Соликамска до Верхотурья, уж право, не ногу сказать наверное. По изданной в 1791 г. Рубаном книге: Всеобщий и совершенный гонец и путеуказатель—288 верст, по Российскому почт-календарю 1801 года—273, по хозяйственному описанию Пермской губернии Попова—373, по статье г. Эйгера об Ирбитской ярмарке (в Пермском Сборнике)—276, по сочинению Мозеля: Пермская губерния, не более 270 верст, по счету академика Гмелина, проезжавшаго тут в конце 1742 г., даже только 212 верст. Более вероятным считаю показание почтоваго календаря, как оффициальнаго издания почтоваго управления, о 273 верстном разстоянии. У Попова должно быть опечатка в цифре сотен: вместо цифры 2, напечатано 3.

Дорога пересекает Уральский хребет между дер. Кырьей (находящейся по европейскую, западную сторону хребта) и Николае-Павдинским заводом. Разстояние между этими местами 25 верст. Подъем на хребет особенно затруднителен с восточной стороны; приходится подниматься, хотя и по довольно пологому скату, версты с четыре.

Г. Мозель, подполковник генеральнаго штаба, несколько лет занимавшийся, по поручению военнаго министерства, описанием Пермской губернии, в книге своей (изд. в 1864 г.) говорит между прочим следующее (ч. 1 стр. 133):

«В системе сухопутных сообщений Пермской губернии есть весьма чувствительный недостаток, именно в постоянно удобном сообщении между западною и восточною частями на севере. Чтобы проехать, например, весною или летом из Соликамска в Верхотурье, нужно сделать большой крюк чрез Пермь, Кунгур и Кушвинский завод, что составляет слишком 600 верст, тогда как прямое разстояние между Соликамском и Верхотурьем не более 270 в. Следовательно, сообщение между помянутыми городами вдвое медленее и дороже, чем могло бы быть при существовании постояннаго прямаго пути. По этому нельзя не пожалеть, что старая Бабиновская дорога, соединявшая Соликамск с Верхотурьем, совершенно запущена и служит теперь только зимним путем. Между тем возобновление ея тем более возможно, что она еще существует местами, в виде проселочной дороги, а именно от Соликамска до с. Яйвенскаго и от с. Растесскаго, чрез упраздненный Николае-Павдинский завод, до Лялинскаго зимовья, на Богословском почтовом тракте. Таким образом, для возобновления Бабиновской дороги потребовалось бы привести в порядок существующия проселочныя дороги, и проложить новую дорогу между селами Растесским и Яйвенским, что составляет около 60 верст. Хотя на этом разстоянии и есть дорога, но она до того запущена, что ею решительно невозможно пользоваться. Возобновление Бабиновской дороги, кроме вышеприведенных выгод, сблизило бы, совершенно ныне разрозненное, население смежных уездов: Чердынскаго, Соликамскаго и Верхотурскаго и без сомнения имело бы живительное влияние на местную промышленность».

Надобно впрочем сказать, что г. Мозель сам не видал этой дороги и вообще составлял описание губернии, живя в Перми, по доставлявшимся ему сведениям.

В последние годы производились разыскания по направлению Бабиновской дороги, со стороны управления Николае-Павдинскаго завода г. Пастухова (Верхот. у.), с целию отыскать удобнейший оттуда путь через Урал до такого места на р. Косве, откуда по ней можно сплавлять металлы, и далее до Соликамска. Сколько мне известно, оказалось возможным проложить дорогу через Урал гораздо удобнейшую прежней, именно: вместо того чтобы из с. Растесскаго, расположеннаго на р. Кырье, левом притоке Косвы, ехать на юговосток, вдоль течения Кырьи через д. Кырью,— следует направиться на СВ. и, пересекши Урал, выезжать на верхние притоки р. Лобвы—Кытлым и Каты-шор. Но устроена ли теперь эта новая дорога, не знаю.

Источник: Н. К. Чупин "Географический и статистический словарь Пермской губернии", 1873, том I, стр. 53-58


[1] ↑ В одной грамоте 1683 года прямо высказано, что из Сибири и в Сибирь многим дорогам быть непристойно.
[2] ↑ Впрочем еще с 1721 г. разрешено было пропускать на Ирбитскую ярмарку к обратно казанских, уфимских и кунгурских торговых людей через Уктусский завод (близь нынешняго Екатеринбурга).

Поделиться: