1629 — Раздельная грамота на Никитинские отчины Строганова

I. Лета 7137 году, генваря в 30 день, по Государеве Цареве и великого князя Михаила Федоровича всея Русии и отца его государева и великого государя святейшаго Филарета Никитича патриарха Московскаго и всея Русии грамотам, и по наказу великого господина преосвященнаго Варлама митрополита Ростовского и Ярославского, велено митрополичью сыну боярскому Роману Колачникову ехати к Соли Вычегоцкой, к имянитым людем, к Ондрею да к Петру Семеновичем да к Ивану Максимовичю Строгановым;

а приехав велено у них взяти на Никитинские отчины Строганова, и на соляные промыслы, и на всякия угодья государевы царевы и великого князя Михаила Федоровича всея Русии и великого государя святейшаго Филарета Никитича патриарха Московскаго и всея Русии жаловалные грамоты, и прежние деловые росписи, и книги, и по тем государьским жаловалным грамотам и по росписи и по книгам имянитых людей Ондрея, да Петра, да Ивана у Соли Вычегоцкой в Усолском и в Устюжском уездех, и на Орле и на Очере Никитинские отчины Строганова, и соляные промыслы, и варнишные соляные ключи, и цырены, и дворы и огороды, и всякия угодья розделити по третям, всем трем поровну, да что кому с делу достанетца, и тот их роздал велено писати на книги, подлинно, порознь, по статьям, и те розделные книги за их руками привезти в Ростов к великому господину пресвященному Варламу митрополиту Ростовскому и Ярославскому. И по государьским грамотам и по митрополичью наказу, Роман Колачников приехал к Соле Вычегоцкой к имянитым людем к Ондрею да к Петру да к Ивану Строгановым, и приговорили, чтобы им, для поспешения и далнаго пути, преже Никитинские отчины росписати и розделити в Перми на Орле и на Очере, а у Соли Вычегоцкой опосле; и те Никитинские отчины, и соляные промыслы, и варнишные соляные ключи и цырены, и дворы и огороды, и всякие Никитинские угодья, росписав, розделили полюбовно, по третям, всем поровну. А кому сколко тое Никитинские отчины на Орле, и в Новом Усолье, и на Очере, и у Соли Вычегоцкие в Усолском и Устюжском уездех что имянно всяких промыслов и угодей досталось, и что у них в Орловской отчине и на Очере угодей и лесов и покосов ввопче не в делу осталось, и как им впредь теми отчинами владети, и тот их приговор у Ондрея и у Петра и у Ивана, и в коем числе которая отчина делена, писано в сех розделных книгах имянно.

А в книгах пишет:

Никитинская отчина Строганова: на Каме реке, городок Орлов, против устья реки Яйвы, в трех стенах башни и городни деревянные рубленые, а передняя городовая стена что от Камы реки поставлена была вся острогом, а у того городка трои ворота да две башни глухих; и того городка ныне по Каме боковую верхную стену, что от полою от посаду, и переднюю городовую стену, что от Камы, и с острогом и с вороты Камою рекою сметало. Да в городке же царьское богомолие: храм древян во имя Похвалы Пречистые Богородицы о пяти верхах, да в том же храму в пределех служба Архистратига Михаила, да служба Иванна Предтечи, да служба Трею Святителей, Василия Великаго, Григория Богослова, и Иванна Златаустаго, да служба Всех Святых; да в городке же колоколня рубленая круглая, а под колоколнею служба Живоначалные Троицы, а на колоколне десять колоколов болших и менших, да часы боевые, попорчены, стоят в чюлане; да в городке же храм древян же во имя Воздвижения честнаго и животворящаго Креста Господня; да в слободке, что повыше городка Орлова над полоем, Божие милосердие храм древян же во имя Успения Пречистые Богородицы, да в том же храму в пределах служба Николы Чюдотворца, да служба великого мученика Никиты. А в тех трех храмех, в городке и за городком что над полоем и в городке под колоколнею, Божие милосердие образы окладные и на золоте и на красках, и книги, и свечи местные, и колокола, и всякое церковное строенье Никиты Строганова; а ныне то Божие милосердие храмы, и образы, и книги, и свечи местные, и колокола, и часы, и со всем церковным строением, приговорили Ондрей и Петр и Иван молитися всем трем ввопче.

Да в городке же в Орлове отложили я Ондрей, и Петр, и Иван порожжие земли к Божию милосердию ко храмом: Похвалы Пречистые Богородицы, по Каме реке вниз до новых хором до угла до берегового двенадцать сажен два аршина, что досталися на делу Ивану Строганову, а от угла берегового к западной городовой стене двадцать пять сажен до анбарных меж, прямо на Воздвиженской на церковной угол да на городовую на западную же стену меж пятую и шестую городню, и та у нас земля ввопче у всех трех, и тое нам земли Ондрею и Петру и Ивану не займовать ничем, кроме того что оставлено земли под анбар в длину от городовой стены от задней к Троицы Живоначалной шестнадцать сажен, а поперег сколко той земли будет от дороги до дороги, а кругом тое земли подле дворовую межу и подле городовых стен оставлено на дорогу земли кругом по две сажени, чтобы не Мешало возити всякому к своему анбару всякой обиход, что будет доведется.

И тое земли досталось с делу: Ондрею Строганову в ширину с онбаром и с анбарным местом восмь сажен, а в длину сколко будет доведется от городовые дороги до дворовые дороги, что о кило анбарных мест, а анбар как стоит будет и ближе двух сажен к городовой стен, и в том вины не ставити. Да Ивану Строганову досталось подле дворовую дорогу к западной стен девять сажен, а поперег к Петрову анбару шесть сажен. Да Петру Строганову досталось от северные дороги к западной стен девять сажен, а поперег к Ондрееву анбару шесть сажен. Да Ивану же Строганову досталось от церковные земли, по Каме вниз, до старых хором в городке, дворовые земли десять сажен поперег, а подле городовую западную стену поперег же девять сажен с полуаршином; а хором на тои земле: Никитинская горница с комнатою, на подклетех и с сенми и с заборами, до старых сенеи, и с чердаками со всеми, да от сенного крылца и от забору прямо к западной стен городовой нижнего погреба на верхней угол, да по стен того же погреба на верхней угол да на городовую стену от церковные межи от пятые городни три городни, и с обеими погребами, с запасным и с пороховым и с хлебным большим анбаром, что на той же земли стоит назади погребов. Да Ондрею же досталось дворовые земли, от Ивановы межи от белых сеней от забору, вниз по Каме, в городке, десять сажен с полу аршином, а подле западную городовую стену двенадцать сажен с аршином; а хором на той земле досталося Андрею: сени старые все, и с горницею старою и с комнатою и с подклеты и с подсеньем и с чюланы, что в сенях и в подсенье, и с одинаким чюланцом, что стоит на том же жеребью земли против запасного анбара, и с малыми вороты, и с середнею вереею, что за тою ж старою горницею по нижную сторону к каменному дымоволоку от горнишные полуденные стены, что меж горницею и комнатою перегорожена, от перегороженых концов сажен без вершка (а сажен мера три аршина, а сажень у нас у всех ровна), и тем воротам по прежнему тут и быти, и по той меж прямо на городовую на западную стену от Ивановы межи от третьей городни четыре городни, и с семейною болшею избою, и с погребом, и с запасным анбаров; а стоят те все хоромы на том же жеребью, и с скотскими хлевцами, что стоят за погребами на Иванове земле, и т ему хлевцы с того места снести, для того что на том месте баням и поварьням впредь не быти. Да ему ж Ондрею поварня ественая, и с поваренною избою, и та ему поварня с того места снести ж на свою землю. Да ему же Ондрею и белая баня, и тое баню перенести ему с того места на свою ж на деленую землю. Да Петру Строганову досталось, вниз по Каме до нижнего поваренного каменного угла с решную сторону полдевяты сажени, а подле западную городовую стену и с башнею девять сажен; а хором на тои земле: поварня каменная, и с столовою горницею, что стоит на тои же поварне, и с сенми, и с двема сенными чюланами, и с городового со всею стеною, что по той же поваренной стене стоит, и с проезжею науголною башнею, что с полуденную сторону и с западную, и с городнею, что на западной стен стоит, от тои же башни и с той городни с верхнего конца вдоль по двору к воротам на середнюю верею, и с тою середнею вереею, и с болшими вороты, а от дымоволока каменного тое ж поварни поперечина двору к старым хоромам сажень без вершка (а сажен мера три аршина); а что стоят городни с северную сторону и с западную, и те городни досталися Ондрею да Ивану ввопче, а которые городни против которые трети на дворовых местех стоят, и тому в тех городнях волно жити и ворота для проезду делати. Да ему же Петру, в прибавку, подле городовую нижную всю стену назади города до тое ж угловые башни до заднего угла, а поперег от каменной поварни вниз по Каме до лывы семь сажен печатных, да от нижной от угловой башни к площаде от каменного подошевного отъкладу пять сажен печатных, и по той межи прямо от верхней до нижней подле площадь, и та земля ему же Петру, и на той ему земли волно хоромы ставить и городба городити; а будет Петр захочет стену деревянную переносити на загородную свою межу, и ему перенести, а подошва каменьная розделити по третям, и то каменье всякому своя треть с того места свозити, сколко может, на загородную площадь, а место чистити и ровняти ему Петру самому, и извисть у них у всех трех ввопче, и та им известь розделити по третям, а розделя извисть свозити всякому свою треть на свою землю, или для близости на загородную общую площадь; а будет лучитца осадное время, и те ему Петру загородные хоромы сметать в воду, будет стены не перенесет, а толко его одного успех не возмет хором сметати, и ему пособить сметати в воду всеми трема жеребьями. Да ему же Петру за городом пивная поварня, кроме земли. Да у Ондрея же, и у Петра, и у Ивана, у всех трех, городовая площадь круг всего города, оставлено земли по тридцати сажен.

Да Ивану Строганову досталось под варнишные места земли, по берегу вниз от загородной площади, первая шеснадцать сажен, и с соляным анбаром, да против того от реки прямо в гору двадцать сажен. Да Ондрею Строганову досталось, по берегу же вниз к варнице, за обоими жеребьями, последняя четырнадцать сажен, а в гору против того двадцать сажен. Да Петру Строганову досталось по берегу ж вниз середьняя четырнадцать сажен, а в гору против того двадцать сажен. Да Ивану ж досталось, по берегу же вниз за варницею, за обеими жеребьями, к полою нижная пятнадцать сажен, да в гору против того двадцать сажен. Да Ондрею досталося, за варницею от нижнего угла по берегу вниз, перьвая пятнадцать сажен, а в гору против того двадцать сажен. Да Петру досталось меж обеими жеребьями середняя пятнадцать сажен, а в гору против того двадцать сажен. А от той деленой земли до полою сорок пять сажен, и та земля у всех трех ввопче, и поскотина около посаду луговая и боровая ввопче же, и трубы росолные против варнишных мест все, что по берегу ниже Орлова городка, ввопче, те все трубы и засолные места по берегу же и выше и ниже городка, и в поскотинах в Орловских, и в лугах, и в речках и в озерках и в истоках, и везде, на вопчих землях, ввопче же, где ни есть в каких местах на вопчей земле все ввопче; а будет мы захотим, все съвопча, на вопчей земле трубы садити, и нам трубы росолные садити, всем вместе, с совету, и будет Бог пошлет росол, и нам из тое трубы промышляти всем вместе, и денги в то трубное саженье класти по третям, и промышляти такъже из тое трубы всем нам трем ровно по третям, какова треть мне Ондрею, такова треть и мне Петру, такова и мне Ивану треть. А что у нас в Орлове городке трубы росолные, и кто будет из нас на своей на деленой земле варницу поставит и трубу вопчую вычистит, и ему из тое трубы волно промышляти; или будет после того кто из нас похочет из тое ж общие трубы промышляти, и ему волно же промышляти, а за чищенье денги заплатити треть свою; которые трубы здеся около Орлова городка старые, а трубы росолные в Орлове городке, подле Каму по берегу и против деленых варнишных мест, окроме земли, ввопче у всех у нас у трех, а земля розделена; а исады против деленые земли, по Каме реке берег, до верху горы до варниц ввопче же, и исады ввопче же, и исады под варницами и выше и ниже варниц подле Каму, и друг друга нам никому никого с исад не изженяти и не ссылати, будет кому лучится с лесом или с судном пристати; а в горе, против варниц, на варнишных местах, на деленой земле волно нам всякому трубы садит и что на варнишные места оставлено земли, а в берегу не садити, потому что у нас берег у всех ввопче. Да за городком же досталось Ивану под огород земли, на Никитинском на старом огороде, от лывы вдоль по веретейке, двадцать сажен, а поперег к посаду пятнадцать сажен. Да Ондрею досталось под огород же, с нижную сторону онбара, в длину к слободке к Бритвину двору двадцать сажен, а поперег от анбара к дороге пятнадцать сажен. Да Петру досталось от проезжие дороги по Каме вниз поперег пятнадцать сажен, а в длину к Рудакову двору от старых острожных ворот двадцать сажен. Да под баню досталось Ивану, за западною городовою стеною и за площадью, что от городка на площадь отмерено, тридцать сажен, и за тою площадью на веретее против пятые городни, что от верхней угловой башни стоит, отмерено в длину от площади шесть сажен, а поперег четыре сажени.

А Ондрею досталось подле перваго баннего ж места от площади в длину шесть сажен, а поперег четыре сажени. Да Петру досталось подле другого баннего места от площади в длину шесть сажен, а поперег четыре сажени.

Да Ивану достался за городом анбарец, что стоит в зарядье над полоем, от реки третей; а поставити ему Ивану тот анбар, где стоит Иванов особинной анбарец, на вопчей же земле, на то место, и то ему место въпроки, а Ивану то место очистить, анбар свой снести на свою землю. Да Ивану же в ряду лавка с верхную сторону ряду, что бывала Устьепского же крестьянина Семена Кочевного; а Андрею досталась лавка, что стоит в ряду по нижную сторону ряду от реки за болшим четверным онбаром, и место ему под тою лавкою впроки, да ему ж на той же стороне ряду лавка же с перерубом, что бывала Третьяка Косово. Да Петру досталось над полоем анбарец с перерубом, что стоит меж четверным и одинаким крайным анбарцом, а поставити ему тот анбарец на тюремное место лицем к церкве; да ему же Петру в ряду лавка, что стоит подле Никитинскую лавку от реки, что бывала Пищугинская.

Да Ивану достался анбар с перерубом, что стоит осереди полою, и тот ему анбар с перерубом с того места снести на свою деленую землю. А Ондрею достался анбар четверной, что стоит от реки по верхную сторону полою; и будет толко тому анбару на том месте мочно стояти, и ему на том месте стояти и земля под тем анбаром до тех мест ему ж, покамест анбар стоит, а как анбар с того-места снесет, и та земля, что под анбаром, у всех у нас ввопче же, а будет с того места захочет анбар перенести, и ему перенести на свою на деленую землю. Да Петру достался анбар одинакой, что стоит к слободке пониже городка, и с землею что под анбаром; а будет лучитца осадное время, и тот анбар сжетчи, потому что он стоит близко городка, или будет кто из нас и иными хоромы подставитца к тому городку близко, и те хоромы, от которых чаяти городку утеснение, такъже сжетчи или очистить. Да ему же Петру на бору анбар с перерубом, и с местом, и двор боровской, и со всеми хоромы и с поддворною землею.

Да Ивану досталось в Орловской слободке на его треть крестьян:

  1. двор, Иван Савин, с детми с Сенкою да с Гаврилком да с Ивашком, да с племянниками с Петрушкою да с Якункою да с Гришею да с Якункою, всех в восмере ;
  2. двор, Якимовская жена Пятухина Анна, с детми с Васкою да с Белянкою да с Микиткою да с Илейкою;
  3. двор, Павлик Патрекиев, с сыном с Янкою;
  4. двор, Никитинской человек Степанко, конюх, с детми;
  5. двор, Алексийко Золотухин, с детми с Миткою да с Ивашком да с Федком;
  6. двор, плотник Десятка Патракиев;
  7. двор, плотник Ивашко Вострокнутов, с детми с Пахомком и с иными;
  8. двор, плотник Якуня Бабушкин;
  9. двор, цыренник Денис Баран, с детми с Терешкою да с Онисимком;
  10. двор, Захарко кузнец;
  11. двор, Васка Муромцов;
  12. двор, Ларя Володимерцов, с сыном;
  13. двор, Мартынко Пулькин, с детми с Серком да с Ромахою;
  14. двор, Заморовы братеники Шестак, да Матфий, да Митка;
  15. двор, Рудак Костромкин, с пасынками с Ортюгою да с Оникою;
  16. двор, Ондрюшка Клепиков, с детми с Ондрюшею да с Фотею;
  17. двор, Ондрюша Подобытков;
  18. двор, Овдотья Сомиха, с детми с Ондрюшею да с Елкою, Махою да с Илейкою;
  19. двор, Васка Бритва, сапожник;
  20. двор, Федосья Охнениевская жена, с детми с Якунею да с Минкою;
  21. двор, рыболов Васка Заворохин;
  22. двор, Лобан портной мастер.

Да в Новом Усолье крестьяне:

  1. двор, Иван мясник, с детми с Мокою да с Васкою;
  2. двор, Иван Чюгай, варнишной повар;
  3. двор, Пятко Гришин зять Осипова;
  4. двор, Яким Шолухин с сыном;
  5. двор, Гриша Сакулин с детми;
  6. двор, Федка кирпищик;
  7. двор, Матрона Киселиха;
  8. двор, Шестак Ярафиев, с детми и с племянником с Елкою;
  9. двор, Гриша Осипов, с детми с Сенкою и со всеми, да Васка Попов, да Гриша Ондреев сын Жюк, да Степанко Пан, да Якуниньская жена Овдотья вдова;
  10. двор, Иван Федоров сын Кривой, прозвище Суседко, да Олексей Иванов Светилно, да Захар Ондронов сын, прозвище Кормилец Васка.

Да Ондрею досталось в Орловской же слободке крестьян:

  1. двор, Миронко Пирожков, с детми с Сысойком да с Федком да с Тимошкою да с Мишком;
  2. двор, брат его Овдокимко Пирожков;
  3. двор, Окул Чаплин, с детми с Харею да с Федком;
  4. двор, Жданко серебряник;
  5. двор, Ларион Новокрещеной, с пасынками;
  6. двор, плотник Олеша Савин, с братом с Ватепным;
  7. двор, Ивашко Гнетеница; 
  8. двор, плотник Якуня Чермной, с детми с Якунею да с Пашком и с иными с детми;
  9. двор, плотник Иван Погадай, с сыном с Ивашком же;
  10. двор, Оска Мелентьев, с детми с Конахою да с Мишком;
  11. двор, Онтипа Момот, с детми с Флорком да с Давыдком да с Сенкою ;
  12. двор, Дема Мокиев, с братьями с Ивашком да стариком с Глазуном;
  13. двор, Девятко Безрукой;
  14. двор, Якуня да Исак Костылевы;
  15. двор, Мелех Семейкин, с детми с Онтонком да с Мишком с Кошелем;
  16. двор, Ондрюша Недорезов, с сыном с Потанею;
  17. двор, Максимко Вешняков, с детми;
  18. двор, Степанко Зевалихин;
  19. двор, Малах Чермной, с детми с Сидорком да с Онтипою да с Васкою;
  20. двор, Тимошка сапожник;
  21. двор, Ивашко Хвостихин, с сыном с Ондрюшкою;
  22. двор, Треня Чермной сыромятник;
  23. двор, Ивашко Щучка;
  24. двор, Завьялко Федоров сын, с детми и с двором и с подворною землею.

Да в Новом Усолье Ондрею же достались крестьяне:

  1. двор, Костя Гулин, с детми;
  2. двор, Мосяга ведерник;
  3. двор Пятко Сивков Брила;
  4. двор, Федор Гусь, с пасынки;
  5. двор, вдова Брюханиха, с детми с Полушкою да с Титком да с Васкою;
  6. двор, Ондрюшка Дмитреев;
  7. двор, Ивашко Колашницын с пасынком;
  8. двор, Ивашко Дмитреев сын, с братьями, с Пашком да с Федком да с Тимошкою да с Потапкою, и с детми;
  9. двор, Григорей Сергиев сын Сакуля, с детми с Офонею да с Гаврилком, да Васка Копоть, да Трофим Терпило;
  10. двор, Стеня Дрожжунов, да Капилья Гмыза, да Олексий Дмитриев сын Туис, да Василей Ларионов сын Пермка, да Васка Иванов сын, прозвище Дылда.

Да Петру досталось в Орловской же слободке крестьян:

  1. двор, Иван Попчихин, с детми с Пашком да с Елкою;
  2. двор, Иван Горбун, с сыном с Оникою;
  3. двор, Анофрей прозвищем Незнай, с детми Степном да с Данилком;
  4. двор, Бажен серебреник, с сыном с Микиткою;
  5. двор, Пахом Новокрещеной, с детми;
  6. двор, плотник Филя Лазарев, с сыном с Обрашею;
  7. двор, Марко Окулов зять Чаплин, с пасынком с Микиткою;
  8. двор, плотник Ларя Бабушкин;
  9. двор, Власко Молков;
  10. двор, плотник Богдашка Рубец.

Да Петру досталось в Новом Усолье крестьян:

  1. двор, Васка Булычев, с детми с Самсонком да с Худяком с цыренником да с Курбатком;
  2. двор, Максимко повар варнишной и цыренник;
  3. двор, Ондрюша Дьяконов, с братом с Ивашком;
  4. двор, Мика Момотов с детми;
  5. двор, Семеновская жена Заворохина Некраса, с детми с Петрушкою да с Ивашком да с Марком;
  6. двор, Олеша Базанов, с детми с Первушею да с Васкою да с Ивашком;
  7. двор, Ивашко Медввдко;
  8. двор, Потапя Алапердин;
  9. двор, Суханко Бабин, с зятем с Мишком с Тепляхою;
  10. двор, Бориско Савин портной мастер;
  11. двор, Ивашко Козлик;
  12. двор, Первуша Черепан;
  13. двор, Михайло Мелехов;
  14. двор, Тропка Малой;
  15. двор, Спиря Зайков;
  16. двор, Васка Корела;
  17. двор, Посник рудомет;
  18. двор, Ивашко Слабня;
  19. двор, Климуша Федоров сын Суседков смолник;
  20. двор, вдова Поспеловская жена Нечкова;
  21. двор, Василей Ондреев сын Вешняков, с детми с Онисимком да с Ондрюшою да с Онтонком да с Якунею да с Лучкою, перевести на Пешково;
  22. двор, Прокопей Вострокнутов с детми с Гришею да с Сенкою да с Филкою да с Ондрюшкою;
  23. двор, Леонтей Сергиев, с детми с Ермаком да с Тимошкою да с Лучкою да с Микулкою да с Микиткою да с Степанком;
  24. двор, Нехорошко кузнец с братьями;
  25. двор, Максимко да Ортюга;
  26. двор, Богдашка Курбатков племянник;
  27. двор, Данилко Перминов сын, Бритвинов пасынок;
  28. двор, Кирилко Михайлов сын, прозвище Каюк, да Ивашко Кондратьев сын, прозвище Клоков, Кашинец, да Петрушка Михайлов сын, прозвище Басманов.

А что мы поделили на Устье на Орле на посаде и в Новом Усолье крестьян своих, и кому которые крестьяня с делу досталися, и тому теми крестьяны и владети, и с их дворы и с хоромы и с подворною землею и с огородами, по старым межам, впроки, и с огородцы, что около дворов их и около посаду их крестьянские огородцы, и с лавками, которые стоят на устье на Орле в ряду, чем который крестьянин владел по нынешной наш дел, и тому крестьянину тем и владети, въпроки со всем; а крестьяном нашим дворов своих, и лавок, и земли, из трети в треть не продавать в чужую отчину, а кто будет и купит у чюжего крестьянина, и та купля не в куплю; а которые крестьяня кому с делу достались, и что на них долгу общего и особинного по кабалам и безкабално есть, и тот долг тому же кому крестьяне достались, кроме того долгу, что в прошлом во 156 году с марта с 1-го числа давано в дрова и во всякие промыслы, и та дача вол по нам выбирати, хотя кому из нас те крестьяня ни достанутца, и нам меж собою, Ондрею, и Петру, и Ивану, в том долгу 156 году управа давати и долги выбирати нынешняго 157 году до Троицына дни, а даль Троицына дни сроку не давати, денги доправити, кому в какия изделья ни давано; а будет я Ондрей, ли Петр, или Иван, на своего крестьянина управы не дам и денег не доправлю на тот срок, и нам тех своих крестьян окупати всякому своими денгами, что давано со 156 году с Евдокеина дни да по нынешной 157 год по Рожество Христово; а впредь мне Андрею до Петровых и до Ивановых крестьян дела нет, а мне Петру до Ондреевых и до Ивановых крестьян дела же нет, а мне Ивану до Ондреевых и до Петровых крестьян дела же нет, и не вступатца нам никому в чюжих в деленых крестьян, кому которые крестьяня с делу достались, тому теми своими крестьяны и владети и впредь их и ссужати, а чюжих крестьян никому не ссужати ни чем, и не давати ни в какия изделья; а буде я Ондрей впредь дам Петрову или Иванову деленому крестьянину в какое изделье, или на ссуду, в кабалу или безкабално, и та кабала не в кабалу и долг не в долг и дача не в дачю, а буде я Петр впредь дам Ондрееву или Иванову деленому крестьянину в какое изделье, или на ссуду, в кабалу или безкабално, и та кабала не в кабалу и долг не в долг и дача не в дачю же, а буде я Иван впредь дам Андрееву или Петрову деленому крестьянину в какое изделие, или на ссуду, в кабалу или безкабално, и та кабала не в кабалу и долг не в долг и дача не в дачю же.

Да мы же поделили, для крестьянских дворов, земли, на Орле, по веретеям: и тое земли досталося Ивану Строганову, по конец слободки, что слободка ниже городка по Каме, от бобылского двора от Безсоновские жены от Капильицы от капусного огородца вдоль по веретее к лесу, девяносто сажен, а поперег от увалу, что от Камы реки с верхнего и с нижнего конца, по двадцати сажен.

Да Ондрею Строганову досталось земли, на Крестовой веретее отдався от деленого места, десять сажен, что делено под варнишьные места и под плодьбища, от нижнего креста, что стоит на веретее ниже прежных варнишных мест, и от того креста отдався вниз по Каме пять сажен, и от тех пяти сажен вдоль по веретее вдлину сто сажен, а поперег с верхнего и с нужного конца по двадцати сажен.

Да Петру Строганову досталось земли, против варнишного нижнего угла от варничных мест, что оставлено земли под варнишные места, и от тех варнишных мест отдатися десять сажен, и от тех десяти сажен вдоль по веретее подле озерко, что за слободкою, в длину сто сажен, а поперег по обиим концам по двадцати сажен. 

Да Петру ж досталось на гору земли, верхней жеребей, от дороги Нового Усолья от увалу от виловатой рубежной сосны, по горе прямо к лесу в бор, на тесаную на малую на крековастую сосенку, в длину двести тридцать сажен, а поперег вниз по чистому месту возле бор до рубежной сосны сто двенадцать сажен, а от бору к озеру прямо на верхную ольху, на ней два рубежа, что стоит ниже боровского Никитинского двора, двести тридцать сажен, а от ольхи вверх до прежние ж межи, по увалу, подле болото, к дороге Нового Усолья, на виловатую же на бережную сосну сто двадцать две сажени. Да Ондрею досталось земли, по той же меже перваго жеребья, от рубежной сосны на рубежную же ольху, в длину двести тридцеть сажен, а вниз подле бор и подле болото по увалу по обоим краям поперег по сту сажен, подле болото до маленкие сосенки и до ольхового куста и до логу, а возле бор до тесаные рубежные сосны, а с тесаные рубежные сосны прямо к озеру на ольховой куст и на маленкую сосенку по логу сто восмьдесят восмь сажен.

Да Ивану Строганову досталось на бору же земли, по той же межи, от Ондреева жеребья от бору прямо от рубежные тесаные сосны на ольховой куст по логу и на маленкую сосенку к озерку, та же мера, сто восмьдесят восмь сажен, а вниз от тое же середние межи возле болото по увалу до ели, а возле бор и подле лес до рубежные сосны по обеим краям по сту по осмидесят сажен, а нижной конец от рубежные сосны на ель прямо к озерку сто сажен; а межи нам учинити меж теми землями на лето, проорати сохою шириной по полуаршина.

Да Ивану ж досталось от Пешькова Ермолинские пашни две полянки; а межа тем полянкам: от Пешкова ручей возле полянку и до Черного озерка, а с другую сторону тех полянок ручей меж теми полянками и меж Черновскою пашнею впрям и до Черного озерка, а позади тех полянок ручей же, а течет тот ручей в тот ручей, что с Пешковьскую сторону полянок.

Да Ивану ж пустоши и полянки над Яйвою рекою, что словет Патрино городище, выше Санниковского лугу; а межа тем пустошам: с верхную сторону по Яйве реке возле верхную полянку ручей и до Яйвы реки, а с нижную сторону тех пустых полянок и до Яйвы реки и с наберегою, а бережная поженка тоже словет что под Патринским городищем, возле Яйву реку; а в бор прямо по верхнему и по нижному концу тех пустых полянок по сту сажен, и с лесом, а по нижную сторону того лугу полянка пустая ж тех же Патринских пашен, а мера той нижной полянке от увалу в бор прямо сто сажен, а в другую сторону от логу вниз сто сажен, и с лесом же, которой на той полянке на сте саженях, а что под тою полянкою присадка, косят на ней сено, и та присадка Ивану ж и до Согры.
Да Ондрею Строганову Зачерновские пашни; а межа тем пашням: от Ермолинских пашен по тому ж межьному ручью, что межь Ермолинскими пашнями, и до Черного озерка, впрямь, а с другую сторону межа тем Зачерновским пашням от Санинковской пашни по ручью, на котором ручью старой пруд бывал, и до Черного озерка; а позади тое Зачерновские пашни по горную сторону межа и до перваго ручья, и что межь теми ручьями лесу пашенного и непашенного, и тот лес Ондрею же.

А Петру досталося Санниковская пашня; а межа тем пашням: от Черновские пашни по тому же Прудищьному ручью вниз до болота, ас другую сторону с горы позади Санниковы пашни до перваго ручья, а позади Малаховы пашни по ручью кругом до болота, а к Черному озерку межа тем пашням по край болота, и что в той мелей лесу пашенного и непашенного, и тот лес ему же Петру с пашенною землею. Да Степановские полянки Конюховы, что позади Малахавские пашни; а межа тем Степановским пашням, со все стороны кругом ручьи обошли, и что межь теми ручьями лес пашенной и непашенной, и тот лес ему же Петру.

Да Ивану досталось над Камою рекою деревня Кондас, и со крестьяны:

  1. двор Пятко Свинкин,
  2. двор Гриша Леонтиев сын Каменского,
  3. двор Пашко Молков;

и Пашенная земля тех крестьян Ивану же.

Да ему же Ивану, по речке по Кондасу, по левой стороне вверх, пустоши, что преже сего пахал Василей Ширинкин с братьями; а межа той деревне, земли с пашни: с верхнего конца ручей падет из горы из болота из Согры в речку в Кондас, то той деревне в межа, а от тое межи от того ручья вниз по речке Кондасу до усть Кондасу по той же стороне, а с усть Кондаса прямо за Каму реку на песок на другую на левую сторону вниз едучи, а с песку прямо на луг на Узкое озерко на верхней конец озерка, а вниз по Каме реке до нижные межи по левую сторону до верхнего конца бору; а по правую сторону реки Камы с усть Кондаса вниз по Каме межа тому Иванову жеребью до Дивья городища, до верхнего конца и до речки, а падет та речка из суземья в озерко Таманское в исток, а с усть речки из Дивья городища прямо на Каму реку на верхней конец пожни Бздюлихи, а с верхнего конца пожни за Каму реку на верхней конец бору, то ему Иванову жеребью и межа нижному концу по Каме до бору; а с усть Кондаса речки и до Дивья городища и до речки, по правой стороне, пашенные земли, и сенные покосы, и соляные засолы, и железная руда, и в Каме реке рыбная ловля и в озерках, что в той же межи, и то ему Ивану в проки, а в гору ему Ивану покаместа мочно и всякие угодья ему, все, по правой стороне, в той меже его, как ему писана межа, и езы ему бити через Каму волно в своей меже; а по левой стороне вниз Камы реки, пашенные земли, и леса, и соляные засолы, и железная руда, и то у нас у всех ввопче, опроче сенных покосов и рыбных ловель, а сенными покосы и рыбными ловлями владети Ивану Строганову.

Да ему же Ивану озерко Дикарь да сенных покосов, кроме Лаптева болшего лугу за Камою рекою, пожня Обрядиха, да Богдановской остров, да пожня Корелиха, да пожня Подъберег, да Нижней Лаптев, да остров Лаптев, да пожня Савиха, да на Кондасе подле Ширинкинских пашен, да пожня Потапиха, да пожня на Переиме по конец озерка, да пожня Подъозерица, да пожня Осиновец.

Да Ивану ж досталось деревня по Яйве вверх Обрамов Камень, а в той деревне крестьян: двор, Олешка Володимеров Вотолин с братьями, и пашенная земля и сенные покосы, что в той меже, ему же Ивану; а межа тое деревни земель: по Яйве вверх до Жигулева перебора по обе стороны Яйвы реки сенные покосы, опричь лесу, а вниз по Яйве же реке от Волима речки по правой стороне до Лягины речки, то пашенной земле и межа, а от Лягины речки до Мостовые речки, то сенным покосом и поскотине межа, опроче лесу, а в гору, на которой стороне деревня стоит, на версту, а болши того ему в гору не подаватца.
Да Ивану же досталось по Яйве вверх на белой пашне крестьянин Васка Никитин сын с детми да с братом с Калинкою, да с пашенною землею, что они пахали, и с сенными покосы, которые они покосы преже делу косили; а поделити пашенные земли и сенные покосы и межи учинити, нынешняго 137 году, на Петров день и Павлов Христовых святых Апостол, на лето, людем нашим.

Да Ивану ж досталась на Унвенских селах деревня Притыка, а в ней крестьянин Митка Колуга с шурином с Офонею, с пашенною землею, что они пахали, и сенными покосы, которые они же преже делу косили по Унве речке, и с причистьми, и за Черною речкою по наволокам, и те покосы тому и косити; а межи тем пожням, на лето, людем нашим учинити; а межа той деревне и земле речка Мелнишная отделила от всех пашен, а та пашня особно к суземью; а что вверх по той речке пашенных и непашенных земель, и то ему ж Ивану.

Да Ондрею Строганову досталась деревня Таманская Курья, и со крестьяны, а крестьян Гуляй Еловиков с детми, да Ондрей Никитин сын Еловиков же, да Пашко Иванов с братьями Еловиков же, и с пашенною землею, и сенными покосы, и с пожнею Бздюлихою, да пожня под Таманским городищем, да пожня около озера Болшего Таманского, да пожня на усть Таманской курьи, да пожня за Камою рекою на усть Позя, да пожня на Быстром острову, да пожни вверх по Позю, да на Быстром же острову пожня, да ниже Позя пожня Пеустроевская.

Да ему же Ондрею досталось рыбных ловель: Таманская курья, и с озерком с Болтин Таманским и с истоком, да за Камою рекою Позевской исток, с рыбною ловлею и с озерком с Мезениным; а межа той земле и угодьям: с верхнего конца от Кондаской от нижные межи и от Дивья городища и от речки вниз по Каме по правой стороне до речки Селищны и до пашни Редиские деревни, а по левую сторону на низ же по Каме от Кондаскон же от нижней межи с верхнего конца бору до речки Болотихи до залази, а с тое межи прямо за Каму на луг через Редийской луг и через курью на Селищную речку на гору прямо в сузем, то ему и межа; а от Дивья городища и от речки вниз по Каме реке по правой стороне до речки до Селищные пашенные земли, и сенные покосы, и соляные засолы, и железная руда, и в Каме рыбная ловля и в озерках, что в той межи, ему же Ондрею впроки; а в гору ему Ондрею, покамест мошно, и всякия угодья ему, все, по правой стороне в той меже его, какова ему написана межа, и езы бити ему через Каму вол по в своей меже; а по левой стороне вниз по Каме реке от Кондаской нижной межи от бору до речки Болотихи до залази пашенные земли, и леса, и соляные засолы, и железная руда, и то у нас у всех ввопче, опричь сенных покосов и рыбных ловель, а сенными покосами и рыбными ловлями владети Ондрею же.

Да Ондрею же досталось деревня Бажино над Камою рекою на левой стороне вниз по Каме реке, и со крестьяны, с Иваном Семеновым сыном прозвище Курбат кузнец с детми, да Ларя Накоряв с детми, и с пашенною землею и сенными покосы, которые покосы преже сего на Бажинских лугах ставили; а межа тои деревне, и пашенной земле, и сенным покосам: с Турлаевской пожни с верхнего конца и от Согры вниз по Каме да до Узкого озерка, до межи до верхнего Кондаского жеребья, то той деревне и межа; а рыбные ловли в Каме и в озерках и сенные покосы к той деревне по одной по левой стороне, а до правой стороны ему дела нет. Да Ондрею же досталось над Яйвою рекою на белой пашне крестьянин Иван да Павел да Яков Никитины дети Литвиновы с детми, и с пашенною землею и сенными покосы, чем они преже делу владели; а поделити пашенная земля и сенные покосы и межи учинити нынешняго же 137 году, на лето, людем нашим, на Петров день и Павлов.
Да Ондрею же досталось на Унвинских селах крестьянин Петр Мазай с сыном с Елкою, и с Никитинским двором, где они крестьяня преже сего и ныне живут, и с пашенною землею, что он Петр пахал, и что на тех же полях пахал Василей Вешняков, и сенными покосы, что в полях и по речке по Унве, которые покосы к той деревне до делу косили, и те покосы тому и косити; а межа тем пожням, на лето, людем нашим учинити; а межа той пашенной земле: Мелнишная речка, а падет та Мелнишная речка в Уньву речку, а в гору та Мелнишная речка пошла надвое, и той Никитинской пашне, что Мазай и Василей Вешняков пахали, межа которая речка пошла на север; а что по той речке пашенных и непашенных земель, и то ему ж Ондрею.

Да Петру досталась деревня Редийская Курья со крестьяны, с Олексием Степановым сыном с Калгановым, да Спиридон Нестеров сын прозвище Первуша Уткин, да Ивашко Ощепков, да Ивашко Девятин, и с пашенною землею.

Да Петру ж досталась деревня Редийское городище и со крестьяны, с Васильем Петровым сыном Обрамовым и с братьями, и с пашенною землею; а сенных покосов к Петрову жеребью к двум деревням пожни, что под Редийскою деревнею, да на Волшем острову пониже Редийские курьи, да за рекою за Камою против Редиского городища, да по Сылве речке на Дикаре, да за Камою рекою над Толстым островом, да на усть Пожвы речки на верхней стороне и на усть речки Сынвы.

Да Петру ж, по обеим деревням, луг Лаптев болшей, и с озерком и с истоком Лаптевым; а межи тому Лаптеву лугу верхнему концу Согра черной лес, а позаде Лаптева лугу озерко Лаптевское, а нижная межа болшему Лаптеву лугу к нижному концу Лаптевской исток, что падет из Лаптева озерка в Заостровье против Лаптева острова; а межа тому жеребью: от межи втораго жеребья, нижного конца, от речки Селищенки, с конец пашен, с верхнего конца Редийские деревни вниз по Каме реке по обе стороны реки Камы до речки до Пожвы, а с усть речки Пожвы прямо за реку за Каму на осокорь на грановитую, то тому Петрову жеребью и межа; а от речки Селищные вниз по Каме реке по правой стороне до речки до Пожвы пашенные земли, и сенные покосы, и соляные засолы, и железная руда, и в Каме реке рыбная ловля и в озерках, что в той меже, и то ему Петру въпрок; а в гору ему, покаместа мощно, и всякия угодья ему все, по правой стороне в той меже его, как ему написана межа, и езы бити ему через Каму волно в своей меже; а по левой стороне вниз по Каме реке от Таманской межи от нижного конца до грановитые осокори, что против Пожвы речки, пашенные земли, и леса, и соляные засолы, и железная руда, и то у нас у всех ввопче, опроче сенных покосов и рыбных ловель, а сенными покосы и рыбными ловлями владети Петру.

Да Петру ж досталось вверх по Яйве реке на белой пашне крестьянин Архип Никитин сын Литвинов, с детми с Васкою да с Бориском, да с братьями с Онтонком да с Пропею, и с пашенною землею, которой жеребей оне же преж сего пахали, и с сенными покосы, которые покосы преже сего они к тому своему жеребью косили; а поделити та пашня и сенные покосы и межи учинити нынешняго ж 157 году, на лето, людем нашим, на Петров день и Павлов Христовых святых Апостол.

Да Петру ж на Унвенских селах досталось деревня Круглыш, с Шестаком да с Пронею с Вострокнутовыми, и с пашенною землею и с сенными покосы, что около поль и по Унве вверх на пожне Опалихе, и с иными покосы, что на полуденном Кондасе ставитца, и те покосы им же косити; а межи тем покосам, на лето, людем нашим учинити, а пашня той деревни меж речками, а те обе речки пали одна со въстоку, а другая с северу, и что в той меже пашенных и непашенных земель, и то ему ж Петру; а что посеяно на селах ржи у всех крестьян к нынешнему 157 году, и та нам рож приполопная, что кому достанетца, кроме крестьянских жеребьев, розделити по третям, мне Ондрею взяти тое приполопной ржы треть, а мне Петру взяти ржы тое треть же, а мне Ивану взяти приполопной ржы треть же; а яровой всякой хлеб сеяти по своим всякому на свою землю, кому которая земля достанетца, и тому на свою землю яровой хлеб и сеяти.
Да Ивану досталось луг Санников, и с крестьянскими покосы и с причистьми; а межа от Патрипа городища подле материк и до Слудки, и с Сограми, что подле креж. Да ему же Ивану остров Стрелецкой. Да ему ж Ивану от усть истока Подплотнаго по Каме вверх по правую сторону до бору до сосны, да с тои сосны на другую сосну на бережную, а с бережные сосны прямо за Каму на нижную изголов по Каме рек Гурдина городища на ров на нижной конец.

Да Ондрею достался луг Новотереб, и со крестьянскими покосы и с причистьми; а межа тому лугу: с верхнего конца от Меьнишной дороги да вниз по Яйве реке до Подплошного истоку, что падет в старую реку Яйву, да вверх подле исток до Неводного озерка, а подле Неводное озерко до тое ж Мелнишные дороги. Да на том же лугу отложили мы, Ондрей, да Петр, да Иван, ввопче земли на старом лодейном плодбища для судового дела, в длину сто пятдесят сажен, а поперег пятдесят сажен; а избушка плодбищная у всех у нас ввопче; а будет поделим лодейные плодбища, и нам ставити избушки всякому на своей земле на деленой.
Да Петру достался луг Павлов; а межа ему кругом обошла старая река Яйва. Да Петру же вверх по Яйве реке луг Семеновской; а межа тому Семеновскому лугу, с верхнего конца по Яйве от Мостовые речки, да по Яйве ж вниз до плохи перевесные, что птицы ловят.

Да Петру же пожня Переволока; а межа от конец Слудки до устья Яйвинского, а от устья Яйвы по Каме вниз до усть Ситовки речки, а позаде межа Переволоке подле бор и со крестьянскими пожнями; а около тех делениях сенных покосов болшие леса, которые пригодятца к варнишным промыслом и к судовому делу, и те у нас болшие леса у всех ввопче, у Ондрея и у Петра и у Ивана, а мелкие леса, которые места пригодятца под сенные покосы, и тому те места и мелкой лес для сенных покосов волно розчищати всякому из нас, в своей меже, на своих лугах, Ондрею и Петру и Ивану; а ввопче у нас у трех, у Ондрея и у Петра и у Ивана, Шемякин луг и Пешковка и Пабережнина, что подле Кондас речку, и источная пожня, и в Сарасике и около Долгого озерка, и те угодия и пожни и рыбные ловли и всякие угодья, что сверх деловых сыщутца, чего будет в деловой имянно кому не написано, чем ему владети землею и угодьи по обе стороны Камы реки и Яйвы, всякие земли и угодья, и леса, и соляные засолы, и рудяные места, и те у нас угодья у всех ввопче ж, а впредь нам те угодья розделити натрое же; а в Каме реке и в Яйве, за межами, против своих деловых земель езы и бережники волно бити.

Да Ивану досталось рыбных ловель: на Яйве реке, на вопчей земле, озерко Просвинское, и с речкою и с Ломбою, и с бобровою ловлею. Да Ивану же озерко Дикарь. Да Ивану ж на вопчей земле в поскотине озерко Долгое, и с отногою и с истоком, а падет исток в реку в Каму. Да Ивану ж на вопчей же земле под Пешковым озерко Шемякинское, и с истоком, а исток падет в речку Кондас; да на вопчей же земле вниз по Каме озерко Карышевское, и с истоком, а исток падет в реку Каму, и с малыми озерками. Да Ивану же курья Дерягина, и с двема озерками и с истоком с малым, а падет тот исток в реку в Каму, да песок неводной весь, что против Кондаса за Камою рекою; а Ондрею и Петру до того песку дела нет, тот песок Ивана Строганова. Да ему ж Ивану выше Орлова городка, против Стрелецкого острова, заезки и бережники волно бити; а будет похочет своим произволом и возможно на том месте ез бити, и ему волно же бити, потому что на том месте ез вново, а преже сего на том месте езу через Каму не бывало.

Да Ондрею досталось Таманская курья, и с озерком Болшим и с истоком; да ему же за Камою Позевской исток, и с Мезениным озерком и с бобровою ловлею. Да ему же Ондрею за Камою рекою, против городка, озерко Неводное, и с истоком, а исток падет в Подплошное озерко, из Подплошного озерка падет исток в реку в Яйву. Да Ондрею же против Быстрые заостровки, заезки и бережники вол по бити; а будет похочет своим произволом и возможно на том месте через Каму ез бити, и ему вольно же ез бити, потому что на том месте ез вново, а преж сего на том месте езу через Каму не бывало.

Да Петру досталось за Камою рекою вверх по Яйве, ниже Просвинского истоку, озерко Ляминское болшое. Да Петру же досталось озерко Мелкое, и с истоком, до Просвинского истоку; а падет тот исток в Просвинской исток, ниже Микитинские мелницы, и того истоку ниже мелницы не запирати. Да Петру же досталось на вопчей земле в поскотине озерко Лебяжье, окроме отноги, потому что отнога написана к Долгому озерку Ивану Строганову. Да Петру же озерко Лаптево. Да ему же Петру Редийская курья. Да ему же Петру озерка Килдимские, ниже речки Пожвы, и исток Пожвинской, что выше Пожвы на левой стороне реки Камы на деленой земле. Да ему же Петру другой исток Пожвинской же, что за межею на вопчей земль, у Ондрея и у Петра и у Ивана, против речки Омельянихи песок неводной. Да ему же Петру озерко Сарасинское и с истоком, а против речки Пожвы заезки и бережники волно бити; а будет похочет своим произволом и возможно на том месте через Каму ез бити, и ему волно же бити.

И кому которые рыбные ловли с делу досталися нам, Ондрею, и Петру, и Ивану, озерка и истоки: и тому теми озерками и истоками владети, и рыба ловити волно неводами, и езы ему по истокам бити волно же, кому которые из нас рыбные ловли и всякия угодья достались и написано, где кому которая ловля указана в водах. А будет прилучитца около тех озерок и истоков общая наша, или особная чья земля прилегла, и ему волно на ту землю и неводами приволока чинити, и по истокам езы бити, к чьей земли нибуди из нас трех, волно и неводы вешать и илодки ставити, кому озерка достались и истоки, а иным в тое рыбную ловлю не вступатца по земле, где кому не указано рыбной ловли. А что изстари взовище бывало на Яйве реке, межь Новотеребом и межь Санниковым, и будет мы и впредь похотим на том месте ез бити через Яйву, и нам ез бити волно всем трем; а будет которой из нас не захочет езу бити и откажет, а два захотят ез бити, и тем волно двум ез бити, а будет и два не захотят езу бити и откажут, что де нам езу не бити сего году, ино и одному ез бити волно после отказу. А бити ез всем трем с совету, а советовати о том во вся годы, кто которого году захочет ез бити, и он биет, а будет которого году не захочет, и он не бьет; а впредь мне Андрею, и мне Петру, и мне Ивану, друг друга не отлучати от езового битья.

А каменье нам всякое на варнишные места, или кто на что похочет, и мне Ондрею, и мне Петру, и мне Ивану, и нам волно каменье ломати вверх по Яйве реке под Абрамовым Каменем, да по Яйве же реке под Слудкою, да вверх по Каме реке в Гурдине, да под Сергиевым каменем и выше Сергиева камени, и ниже Пыскорки под Лобановым, и на Кондасе и на Белом камени, и на Белой пашне в горе и на приплесках, будет в чьей и в деленой земле будет каменье, в моей Ондрееве, или в моей Петрове, или в моей Иванове, и нам волно каменье ломати друг у друга в тех местех, где написано; а будет придут все вместе на одно место каменья ломати, мои Ондрвевы, и мои Петровы, и мои Ивановы люди, и им то место розделити, где каменье ломати, по третям, на один год, и кому которое место с делу достанетца, и тому на том месте того году каменье и ломати, а впредь также те места делити во вся годы на один год, где кому которого году каменье ломати по третям.

А лес нам и крестьяном нашим волно, всем трем, выимати хоромной и судовой и варнишной, на вопчих землях, кому какой лес понадобитца и на какое дело; а которой сколко и какого лесу выймет, и ему в том не запрещати.

Да в Новом Усолье досталось Ивану Строганову с низу двор Павловской кузнеца, со всеми хоромы и с подворною землею, что под тем Кузнецовым двором, и с кузнецовскою женою с Дарьею, и что под Ивановым двором Мясниковым земля и с огородами; а мерою под теми дворами под обеими земли поперег двадцать сажен, а в длину по обе стороны двора и с огородами до лывы по тридцати сажен; а денги за двор за кузнецовской дати Ивану Строганову, по договору, свои; да порожжие земли меж Никитинским двором и крестьянским Ивана мясника поперег пять сажен, а в длину до лывы тридцать сажен, и та у нас порожжая земля что межу дворами ввопче. А Ондрею Строганову досталось половина Никитинского двора, изба с сеньми и с погребом и с сушилом, что наверх погреба, и с трубою водяною, что на том же дворе труба, и с столбом жаравешным; а мерою поперег двора от проежжего общего нашего места, что меж Никитинским двором и крестьянским двором Ивана мясника, и от заднего избного угла до погребной до задней стены, полшестынадцаты сажени, а с тое задние стены да прямо на трубной на жаравешной столб до лывы в длину тридцать сажен, а с нижьную сторону двора с избного же с заднего угла да подле избную стену и подле дворовой заплот прямо до тое же лывы тридцать сажен.

Да Петру Строганову досталось Никитинского двора верхная половина, изба семейная болтая, и с конюшнами и с клеткою, что стоит против избы; а мерою поперег от Ондреева жеребья дворового от межи от погребной стены вверх по Каме к соляным анбаром до избного до заднего до верхнего угла тринадцать сажен с аршином, да от того же заднего избного верхнего угла подле избную стену и подле конюшна прямо до лывы в длину тридцать сажен, а с нижную сторону двора того ж Ондреева жеребья от межи от погребные стены в длину до той же лывы та же мера тридцать сажен, а от того дворового места от избного заднего верхнего угла вверх по Каме до соляного одинакого анбара до нижнего угла возле береговую дорогу до угла полтринадцатьи сажени, а в длину по обе стороны до лывы тридцать сажен: и то у нас место у всех ввопче, и хоромов на том месте не ставити никаких, для береженья соляных анбаров и соли быти ему порожжу.

Да Ивану досталось, вверх по Каме, первая варница пустая, от полою, и с цыреном и с ножками и с местом варнишным и что против варницы; а мерою по варнишному двору поперег семь сажен печатных и три четверти аршинных, а от задние варнишные стены до проезжей дороги десять сажен печатных, а проезжие дороги, против тое моей Ивановы варницы, от варнишного двора до увалу четыре сажени. Да ему же Ивану в Новом же Усолье две варницы вместе рядом, сверху пятая да шестая, и с цыренами и с ножками, и с местами варнишными, и с двором варнишным; а места под двема варницами в длину по варнишному двору и с промежками полпятьнадцаты сажени печатных, а поперег варнишных мест и варнишного двора от задних варнишных стен до проезжие дороги И сажен печатных, а проезжие дороги против Ивановых варниц четыре сажени.

Да Ондрею досталось подле Иванову первую варницу другая варница пустая, и с цыреном и с ножками и с местом, что под варницею и против варницы; а мерою по варнишному двору поперег семь сажен печатных и три четверти аршина, а от задние варнишные стены до проезжие дороги десять сажен печатных, а проезжие дороги, против той же моей варницы, от варнишного двора до увалу четыре сажени печатных. Да ему же Ондрею в Новом Усолье две варницы, сверху седмая да осмая, и с цыренами, и с ножками, и с местами варнишными, и с двором варнишным; а места мерою под двема варницами в длину по варнишному двору и с промежками полпятьнадцаты сажени печатных, а поперег варнишных мест и варнишного двора от задних варнишных стен до проезжие дороги десять сажен печатных, а проезжие дороги против Ондреевых варниц от варнишного двора поперег четыре сажени печатных.

Да Петру досталось в Новом Усолье две варницы, сверху третья да четвертая, обе рядом, и с цыренами, и с ножками, и с местами варнишными, и с двором варнишьным; а места мерою под двема варницами в длину по варнишному двору и с промежками полпятьнадцаты сажени печатных, а поперег варнишных мест и варнишного двора от задних варнишных стен до проезжие дороги одиннадцать сажен, а проезжие дороги против Петровых варниц от варнишного двора поперег четыре сажени. Да Петру же место варнишное, что подле нижную варницу Ондрееву; а мерою того варнишного места, отдався от Ондреевы варницы, полторы сажени, что оставлено на промежок, и от того промежка до нижных до сарайных столбов, что был сарай Петра ж Строганова поперег семь сажен, а в длину против того варнишного места на варнишные на суслонные дрова и на проезжую дорогу столко же земли, сколко против старых варниц, а от сарайных столбов вниз до Петрова соляного анбара и до сарайнаго места поперег полдвенадцати сажени; и на том месте хором нам никаких не ставити, потому что место оставлено у нас у всех ввопче для береженья соляных анбаров.

Да Петру же в прибавку Устьенская Орловская пустая варница, и с цыреном и с местом с варнишным; а мерою под варницею земли и с ларем от нижнего угла до верхнего до варнишного ж угла восмь сажени без аршина, а от задние варнишные стены мерою под варницею земли и с варнишным двором двадцать сажен.
Да Ивану Строганову достался анбар соляной, что стоит наодине меж Никитинским двором и меж соляными анбары. Да Ондрею достался анбар соляной, что преже сего был Никитинской анбар, что Ондрей жил, первой сряду от варниц: и тот ему анбар с того места снести и поставити подле нижной Никитинской анбар, что Ивану достался, рядом, отдався от боковые стены три сажени, а земли ему под тог анбар взяти сколко анбар займет. Да ему же Ондрею сарай Никитинской соляной, что преже сего Петр жил и что стоит подле нижную Андрееву варницу: и тот ему сарай с того места перенести и поставити против своего анбара, а земля статошная розмерити, что от сарайной доимки останетца, на сарай малого анбара сараем пополам саженью, сколко будет доведетца.
Да Петру досталось к варнишному месту под соляной же анбар место, на огородном месте, подле Андреево анбарное место, с нижную сторону, восмь сажен печатных. А будет толко у нас под соляными анбары и сараями земли вълишке друг перед другом, сколько кому написано, под анбарами и под сараями земли вълишке будет: и та лишная земля дочитати к новым анбарным местом; а проезжей дороги быти к варницам межь Никитинской двор и межь соляных анбаров. Да ему ж Петру на Устье половина скотцкого сарая Никитинского, что с ним же Петром смежно Никитинским же сараем кроме земли. А на соляной грузке судами друг другу снаровляти, верхнего жеребья судном вверх подаватися, а нижнего жеребья судном наниз подаватца, чтоб середнего жеребья судну против своих анбаров место было и чтоб друг у друга не помешати грузки, чтоб грузка у всех шла вдруг; а кому будет из нас середней сарай достанетца, и ныне тот середней сарай достался Ондрею, и ему Ондрею волно, будет захочет, против своих сараев, или буде и против чюжих сараев, мосты и обруб сделати собою себе для дороги; а буде кто станет по той дороге ездити, и тому такъже в тое обрубную поделку денги свою треть дати; а сор варнишной всем нам из варниц велети возити, для крепости, выше варниц в полой, которое место водою мечет; а буде полоем станет верхние варницы метати, или буде хотя и все подмечет, и нам волно всем с тех мест варницы переносити и ставити по верхную сторону полою, на дровяном плодбище; а чьи преже варницы подмечет, и тому свои преже варницы и перенести и поставити за полоем, на котором ему месте любо.

А оставлено у них у всех ввопче, на дровяном плодбище на варницы, земли, от полою вверх по Каме пятьдесят сажен, а плодбища от варнишных мест от пятидесят сажен вверх по Каме сорок шесть сажен два аршина, к Ондрееву жеребью.

Да Ивану Строганову досталось, по Каме же вверх от Андреева жеребья, сорок шесть сажен два аршина. Да Петру Строганову досталось за Иваном и за Ондреем верхней жеребей до верхнего плодбища до взвозу сорок шесть сажен два аршина. А летние плодбища у нас у всех ввопче, хотя буде против чьей и деленой земли, кто с дровы, или со слядми, или с каким лесом нибуди станет, и нам никому друг друга с дровы и с лесом из деленые земли не ссылати, окроме зимняго плодбища; а на зимном плодбище никому на чюжой земле, для смуты, не ставитца с дровы.

А трубы росолные, Дорогуша, и Золотуха, и Береговая, и Великоденная, и Кастюха, и те пять труб у всех ввопче у нас у Ондрея и у Петра и у Ивана, по третям, ровно, и росол нам из них такъже лити ровно, по третям, всем трем поварнишно: из Дорогуши лити на три варницы, мне Андрею на варницу, мне Петру на варницу, а мне Ивану на варницу же, а болши того из Дорогуши не лити никому, чтобы росолу не испортити, и желобов к иным варницам не приводити из Дорогуши; а из Золотухи нам также лити на три варницы же, мне Андрею на варницу, мне Петру на варницу, мне Ивану на варницу же, а болши трех варниц не лити, чтобы росолу не испортити, и желобов к иным варницам не приводити из Золотухи; а из Кастюхи лить на одну варницу; из Береговые на одну варницу; из Великоденной лити, что ниже полою первая с верху лити, на одну же варницу лити. А варити из них соль переменяючися, по неделям, из Кастюхи сварити неделя, из Береговой и из Великолепные сварити такоже по неделе. А кто из нас преже варницами заварит, и трубы вычистит, и сохи поделает, и нам в тое трубную поделку давати: кто почнет варити из Золотухи, и тому давати в трубное чищенье, будет лес даст, по два рубля с трети, а буде не даст лесу, и ему за все про все давати по три рубля; а кто из Дорогуши варить станет, и тому в трубное чищенье с трети давати, буде лес даст, по рублю, а буде не даст лесу, и ему по два рубли давати; а с Кастюхи, и из Бережной, и с Великолепной давати во все три трубы в поделку, будет лес станет давати, с трети по рублю, а буде пе даст лесу, и ему давати по полутора рубли. Да в мостовую поделку, во все три моста, давати, кто толко не станет съвопча мостов делати, порублю с жеребья, окроме лесу; а лес в мосты класти всем трем, по розвытке; а розбирати мосты в весне всеми же трема жеребьями, а будет кто не станет мосту розбирати, и тому давати, кто мосты розберет, на год по полтине в мостовую розбирку, кроме дела.

Да мы же розделили веретею, что ниже варнишных работных людей дворов за полоем: Ивану досталось от полою вниз по Каме в длину тридцать сажен, а поперег к озерку двадцать сажен; да Ондрею досталось от Иванова жеребья вниз же по Каме двадцать сажен, а в гору к озерку двадцать четыре сажени; да Петру досталось по Каме ж вниз от Ондреева жеребья двадцать сажен, а в гору к озерку двадцать четыре сажени; да за теми за всеми жеребьями, вниз же по Каме, к Иванову жеребью четвертая двадцать сажен, а в гору к озерку тридцать сажен; да Ондрею досталось, по Каме вниз, за Ивановым жеребьем пятая двадцать сажен, а в гору к озерку тридцать три сажени; да Петру досталось, по Каме вниз до лесу, шестая двадцать сажен, а в гору к озерку тридцать пять сажен с аршином; да Ивану досталось, по Каме вниз, за теми за всеми жеребьями, лесного места седмая двадцать сажен, да Ондрею по Каме вниз осмая двадцать сажен, да Петру девятая двадцать сажен, да Ивану десятая двадцать сажен, да Ондрею одиннадцатая двадцать сажен, Петру двенадцатая двадцать сажен, и Ивану тринадцатая двадцать сажен, Ондрею четырнадцатая двадцать сажен, Петру пятнадцатая двадцать сажен; да за теми за всеми жеребьями Ивану досталось тринадцать сажен с аршином, Андрею досталось тринадцать сажен с аршином, Петру досталось до полою последняя тринадцать сажен с аршином. И против тех деленых мест, на исадах на вопчих и на песку на вопчем, всякому против своей земли волно трубы садити росолные, и до Камы впрямь, на столки же саженях, сколко ему досталось; а против чюжей земли труб не садити; а на дорогу оставити места, куды ходити в Новое Усолье лодьям, по старому пути или куды въново путь будет, по десяти сажен поперег по курье к Новому Усолью до исад и до анбаров соляных и до сараев соляных.

Да по другую сторону тое ж веретеи, от межных сажен, против всех жеребьев, в гору, через озерка и через лывы и через болота и через ручьи и через сухие места, по пятидесят сажен: и на тех местех волно нам всем трем, мне Ондрею, и мне Петру, и мне Ивану, трубы росолные садити, кто будет в каком месте на своей земле на тех саженях росол найдет; а против чюжей земли, по горную сторону тое же веретеи, в озерках и в лывах и в ручьях и в болотцах и по сухим местам, труб не садити; а будет кто из нас трубу посадит в горе за тою мерою, что ему написано, хоти и против своей земли, и та у нас труба у всех ввопче, а за трубное саженье заплатит денги, кто из той трубы его с ним станет промышляти, во что труба станет, без приписи, счетчи во что что стало. А первая тридцать сажен, отмеряв по веретее, а против полою нижного берегу прямо на реку на Каму, сорок одна сажень, а с тое прями вверх по реке по Каме прямо же до первой до грановитой осокори пятьдесят две сажени и две четверти аршина, да от тое же прями что с усть полою прямо вниз по Каме реке до другие до нижные осокори, а та нижная осокорь иметца в Иванове в первом жеребью в тридцати саженях, против двадцати трех сажен и дву четвертей, а иным жеребьям мера по веретее от того потому же.

А когда лучитца идти лодьею по курье, и против чьей земли будут росолные желобы и сохи, и ему на то время сохи свои и желобы розбирати, как итти судами, чтоб пути у судов тем не заняти; а буде не розберет, ино розбросати волно тому, чье судно пойдет, у судов тем ходу не отимати; а после того ему сохи и желобы самому поделывати, чья труба; а с дровы нам волно же всем и против деленых земель ставитца, и судами болшими и мелкими приставати, и по дороге ездити, где кому надобно, и скоту ходити. Да нам же отмерити земли, на Сергиеве Камене, в Гришине деревне Осипова, на Божие милосердие на храмы и на площадь.

Да Ивану досталось под двор отмерити земли от ручья с верхнего конца Гришина поля по Каме вниз сорок сажен, а поперег в гору сорок же сажен, и тот двор Грише Осипову с церковной земли снести и поставити на деленую землю, кому он достанетца Гриша; тот тое дворовые межи отмерити под храмы земли, в длину вииз по Каме пятьдесят сажен, а в гору сорок сажен; а от той церковной земли по Каме вниз досталось Ондрею на его двор сорок сажен земли, а в гору тоже сорок сажен. Да Петру досталось от Андреева двора по Каме ж вниз под двор земли сорок сажен, а в гору тоже сорок сажен. А по берегу, подле дворы, оставити пашенные земли от увалу в гору до дворов десять сажен на дорогу: и та у нас земля у всех ввопче во весь берег; а звоз против церковные земли к реке Каме всем нам трем делати свопча, а другой нам звоз делати к Новому Усолью по дороге, а третей звоз делати против верхнего двора, кому то дворовое место достанетца, будет захочет из ручья делати собою, или будет и против церковные земли захочет звоз делати, и ему волно делати собою одному, а будет кто с ним захотят и иные делати звоз, и им такоже волно делати; и по звозу ездити и трубы у всех звозов водяные, а не росолные, садити, где которому любо, или хотя и всем в одном месте. А позади дворов также на дорогу оставити десять сажен, от дворов в гору, и по тому месту около своих дворов и церковные земли учинити нам дорога, по горе, в верхную деревню на Сергиев Камень, прямо по решную сторону гумен, а в другую сторону учинити в Новое Усолье дорога, куды будет лутче; аза дорогою против церковные земли оставити на церковных причетников дворы в гору сто сажен земли, а поперег сорок сажен; а нам против своих дворов за дорогого взяти земли по сту сажен в гору под огороды, а поперег против дворовой же меры по сороку сажен, всякому против своего двора, за дорогою.
А что за тем пахотные земли останетца, и тое землю, нынешняго же 157 году, на весну, людем нашим розделити потомуже по третям, и межи учинити, бороздами обняти, и ямы ископати, и уголье сыпати, и признаки класти; а которая земля лесная, и тое лесную землю людем же нашим розделити натроеж, по статми, и межи потому же учинити и грани протесати, и тое лесную землю всякому своя земля собою розчишати. А что у нас поскотина от деревни Верхнего Сергиева Камени и до Нового Усолья лесная, и нам тое поскотину вычистили всем свопча, а быти той поскотине у всех у нас ввопче, по третям, и скоту нашему и крестьянскому волно в той поскотин ходити.

А что Веретея от Сергиева Камени и от кедра вниз по Каме до елнику, и нам тое веретею такъже розделити по третям; или будет в которых и в иных местех угодные веретеи подле реку Каму, и нам те веретеи для домнишного и кузнишного промыслу и для онбарной поставки розделити по третям же. Да Ивану досталось паханые земли вверх по Каме от Гришина поля Осипова по верхную сторону врагу сто двадцать сажен, а в гору сто шестьдесят сажен.
Да Ондрею досталось от Офонины деревни Сакулина, с конец поля, по Каме вниз меряти супротив к Иванову жеребью, сто двадцать сажен, а в гору сто шестдесят сажен; а что межу тем земли останетца, и тое достальную землю такъже розмерити насупротив к тем же к обоим жеребьям поровну, чтоб ни за кем лишные земли не было, и межа одна учинити.

Да Петру досталась Верхная деревня Левина да пахотные земли по Каме вверх к Пыскору против тогоже, по сколку будет у Ивана и у Ондрея земли, а ему Петру столко же отмерити, на его треть, в гору сто шестдесят сажен. А Ивану от той Петровы земли отмерити, по Каме же вверх по горе к Пыскорке речке, сто шестдесят сажен. Да Ондрею от Иванова жеребью по Каме же вверх тоже сто шестдесят сажен. А Петру по Каме же вверх за Ивановым и за Ондреевым жеребьями тоже сто шестдесят сажен; а что за тем вверх по Каме к Пыскору земли до Пыскорки речки останетца, и та земля у нас у всех вопче.

Да на Устье на Орле у Ондрея собинной крестьянской двор Шибана кузнеца; да на Устье ж на Орле у Петра собинных крестьян дворы: двор Федора Игнатьева сына Змейки кузнеца, с детми с Ивашком да с Ивашком же Шумком, двор Микишки Игнатьева сына прозвище Ковриги, всего на Устье у Петра собинных крестьянских два двора.

И против той переходной земли, что под крестьянскими Петровыми дворы, доняти Ондрею на Устье же на веретен, за Миронковым двором и за Ивановым дворовым местом, с жеребью с Иваном в длину двадцать одна сажень, а поперег семь сажен два аршина; а Ивану доняти против Ондреева крестьянского дворового места двадцать три сажени, а поперег пять сажен два аршина две четверти, вплоть за Миронковым двором; а досталь против Петровы переходные земли верстатца Ивану землею на той же веретеи с Ондреем с жеребью.

Да в Новом Усолье у Ондрея собинных крестьянских дворов:

  1. двор Позди Туиса,
  2. двор Ананьи подварка, всего у Ондрея в Новом Усолке собинных крестьянских два двора.

Да у Петра в Новом же Усолье:

  1. двор Федка десятника,
  2. двор Васки Шадры,
  3. двор Кирилка Каюка,
  4. двор Андрюшки Буланова;

всего в Новом Усолье у Петра собинных крестьянских четыре двора.

Да у Ивана в Новом же Усолье собинных дворов:

  1. двор Васки Попова,
  2. двор Ивашка Кривого,
  3. двор Ивашка Мелкозерного,
  4. двор Ярка подварка;

всего у Ивана в Новом Усолье собинных четыре двора.

И тое переходную землю, что под Петровыми под крестьянскими дворами, в Новом же Усолке доняти Ондрею, что на половинной веретеи, в длину тридцать сажен два аршина, а поперег полпятынадцаты сажени, или будет Ондрею доняти на другой веретее, которая Веретея в Новом же Усолье за нашими дворами и огороды и за лывою, и ему доняти из той земли из порожжих мест, где годно, по той веретее; а Ивану против Петровы переходные земли, что под крестьянскими дворами, отмерити земли в длину двадцать восмь сажен два аршина, а поперег полдевяты сажени; а что за тем останетца земли вълишке, и нам Ондрею, и Петру, и Ивану тое землю на той половинной веретеи розделити натрое.

А что у нас сенные покосы, от Гурдина городища от бору вверх по Каме и до Сергиева Камени, около Нового Усолья, всякия сенные покосы у всех у нас ввопче: и те сенные покосы все розделити людем нашим, в нынешном же во 137-м году, на весну, свои и крестьянские, все по третям, и озерка, и засолные места, и истоки, и поскотины, и всякия угодья, что в сих розделных книгах имянно не написано, и то у нас у всех ввопче ж у трех, по третям, кроме той земли и угодей, которые в сех книгах имянно кому что написано тому тем и владети.

Да Ивану досталась речка Меленка, что по Каме вниз на левой стороне пониже Орлова городка, и на той ему речке волно мелница поставити. Да Ондрею досталась речка Пешковка да речка Гурдинка; а мелница ставити на речке Гурдинке выше истока Гурдинского, что из Подвалного озерка идет, или будет где ему слично, выше истоку вверх по Гурдинке.

Да Петру досталась речка Ситовка, что на той же на левой стороне по Каме вниз, и на той ему речке волно мелница поставити. И будет у тех речек в прудах вода станет сходитца, и нам обеим, Ондрею и Петру, у кого те речки будут смежны, хотя на чьей земле ни есть иметца гать загатить, и нам волно на той земле гать пополам загатить, чтоб тем друг друга не обидит, и воды из пруда в пруд не переводити. А что у нас преже сего была на Просвинском истоке мелница, и нам на том истоке мелница сделати свопча ж, а молоти на ней летом и зимою понедельно, а в весне молоти с Благовещениева дни посутошно; а по избе, и по клете, и по сушилу нам по собе поставити, розделя землю; а что хором на той мелнице старых, и те хоромы розделити натрое же.

А что у нас поделены для мелнишной поставки малые речки, речка Меленка, да речка Ситовка, да речка Пылковка, да речка Гурдинка, и по тем речкам засолные места, и леса, и рыбная ловля у всех ввопче; а ставити по тем речкам одне мелницы, да земли под дворы и под огороды по тридцати сажен, а до иного ни до чего дела нет; а кому которая речка написана, и тому на своей речке и ставити мелница, а иному и никому на той речке мелницы не ставити; а для мелнишного дела и для судового по тем речкам лес нам всем волно выимати; а будет на тех речках лучитца кому из нас и на деленой земле мелницу поставити, и нам волно и на деленой земле мелницы, и дворы, и анбары поставить, а земли ему под мелницы и под дворы и под анбары давати по тридцати сажен, мне Ондрею, или мне Петру, или мне Ивану, кому из нас ни лучитца.

А Орловским церковником, попом и крылошаном, сенные покосы давати нам Ондрею, и Петру, и Ивану, всякому из своей трети.

А межа Орлову городку от городка от Орла до речки до Пыскорки, до межи Спасского манастыря, вверх рекою Камою, четырнадцать верст; да от Орлова же городка по реке по Каме вниз по обе стороны до Карышева острова сорок верст, а того Карышева острова к Никитинской отчине к Орлову городку треть; а от реки Камы вверх по реке по Яйве, Чердынского уезда, до деревни Романова до Чешкорского городища, двадцать верст, а от реки Камы вверх речкою Кондасом и до вершины. И в той меже, по обе стороны реки Камы и реки Яйвы и речки Кондаса, речки малые и до вершин, которые впали в Каму реку и в Яйву и Кондас, и береги пустые, и леса дикие, и озерка лешие, и всякия угодья, по Государеве Цареве и великого князя Михаила Федоровича всея Русии и отца его государева и великого государя святейшаго Филарета Никитича патриарха Московскаго и всея Русии по прежным и по нынешным жаловалным грамотам, та у нас Никитинская отчина у всех у трех, у Ондрея и у Петра и у Ивана, ровно, ввопче, по третям. И по их государьскому жалованью и указу, что оне государи пожаловали нас холопей своих, меня Ондрюшку, и меня Петрушку, и меня Ивашка, указали богомолцу своему государьскому преосвященному митрополиту Варламу Ростовскому и Ярославскому, по правилам Святых Отец и по родству, Никитинскую отчину розделити ее нам, Ондрею, и Петру, и Ивану, ровно, трем по третям: и что было мочно, и мы то ныне розделили, по его митрополичью наказу, сами, при собе, и при его митрополичье сыне боярском при Романе Колачникове, а чего розделити для зимнего времяни не мочно, и мы то приказали розделити, что мочно, после собя людем своим, на лето нынешняго ж 157 году, по третям, на три жеребья; а что будет ввопче, а поделить не мочно, труб соляных, и засолов, и скотьцких выходов, и рыбных ловель, и Варничных лесов, и болот рудяных железных, и всяких угодей, и то у нас у всех у трех ровно, по третям, какова треть в том во всем мне Ондрею, такова треть в том во всем и мне Петру, такова ж треть в том во всем и мне Ивану, и владеть нам впредь въпроки теми вопчими угодьи, всем же трем, ровно, по третям; а что по сем розделным книгам досталось треть Никитинской отчины мне Ондрею, с делу, с жеребья, и мне Ондрею тем и владети въпроки, а что мне Петру досталося Никитинских же отчин треть, и мне тем и владеть въпроки, а что мне Ивану досталось треть Никитинские вотчины, и мне тем и владеть въпроки.

Да в дом Всемилостивому Спасу честнаго и славнаго Боголепнаго его Преображения, и пречистые Богородицы честнаго и славнаго ея Благовещения, и святого славнаго и всехвалнаго благовестника Апостола и Евангелиста Иванна Богослова, и преподобнаго отца Иоаникия, великого государя царя и великого князя Михаила Федоровича всея Русии и великого государя святейшаго Филарета Никитича Патриарха Московского и всея Русии в их государьское богомолие, в общей монастырь Пыскорской, что над Камою рекою на Канкурском городище, из их государьского жалованья, о государе царе и великом князе Михаиле Федоровиче всея Русии, и о благоверной царице и великой княгине Евдокие Лукьяновне, и о благоверном царевиче и великом князе Алексие Михаиловиче всея Русии, и о благоверной царевне и великой княжне Ирине Михаиловне, и о его Государеве отце, а о нашем великом государе, святейшем Филарете Никитиче патриархе Московском и всея Русии, и о его Государеве матере, а о нашей великой государыне, иноке Марфе Ивановне, о их государьском многодетном здравии архимариту со священницы и со дияконы и со всею братьею соборне и келейне Бога молити, дали Ондрей, да Петр, да Иван Строгановы, деда и отцов наших и наше прежнее строение из Никитинской отчины брата своего, с делу, по третям, речку Сирью с устья и до вершины по обе стороны, земли, и леса, и рыбную ловлю, и звериные ухожен, и бобровые гоны, и сенные покосы, и всякия угодья, и с деревнями и со крестьяны и с рожью, что посеяно в земле, въклад, въпроки, ко Всемилостивому Спасу, и пречистой Богородице, и великому Апостолу Иванну Богослову, и преподобному отцу Иоаникею великому.

А по Серье речке деревень:

деревня Верхъсерья на речке Сирье, а в ней

  1. двор Павлик Федоров,
  2. двор Васка Савин,
  3. двор Михалко Савин,
  4. двор пуст Пятунки Игнатьева сына Щулепова,

пашни паханые земли 18 четей, да перелогу две чети в поле, а в дву потомуж, сена по речке по Серье пятьдесят пять копен;

деревня Дичьгорт на усть Серьи речки, а в ней

  1. двор Селиванко Микулин сын Малцов,
  2. двор Фадейко Дмитреев,

пашни паханые земли двенадцать четей в поле, а в дву потомуж, сена по речке по Серье сорок пять копен;

пустошь Етыпка верх речки Серьи, а в ней

двор пуст Павлика Федорова, а Павлик живет за ними же в деревне в Верх Сырьи, пашнинаезжей четыре чети в поле, а в дву потомуже, сена по речке по Сирье двенадцать копен;

да новых крестьян, что порядили мы Ондрей, да Петр, да Иван Строгановы, после письцов:

  1. Суханко Тимофиев сын Югов,
  2. да Михалко Афонасьев сын Зонмогов,
  3. да Захарко Филипов,
  4. да бобыль Назарко Филипов,
  5. да Афонка Спиридонов,
  6. да Игнашь Юрьев,
  7. да крестьян же Пахомко да Никитка Савины,
  8. да бобыль же Васка Исаков,
  9. да бобыль же Васка Пантелиев;

а по писцовым книгам пашни паханые земли во всех деревнях тридцать шесть четей в поле, а в дву потомуж, да сена во всех же деревнях сто двенадцать копен.

А которые крестьяня Никитинские, до делу, из вотчины нашей с устья с Орлова городка вышли, и нам об тех крестьянах бити челом государю царю и великому князю Михаилу Федоровичу всея Русии и великому государю святейшему Филарету Никитичю патриарху Московскому и всея Русии, всякому о своих крестьянях, которые крестьяня кому нам с делу достались; а с делу достались: Андрею Григорей Богданов, Бажен Богданов, Любим Богданов, Петру досталось Иван Леонтьев, Мелеха Солноворот, и Ивану досталися Ивановы дети Ростовщиковы, Митка да Оска да Петруня.

Да Ивану Строганову достался в Орлове городке пороховой погреб, и в том погребе у Ондрея, и у Петра, и у Ивана вопчей порох и свинец и оружье вопчее: и тому пороху, и свинцу, и оружью в том Иванове погребе быти два года, а впредь нам свопча казенной анбар на ту казну устроити, а Иванов нам погреб очистить, как отойдут два года.

Да в Новом Усолье достался Ондрею Строганову анбар соляной Никитинской середней, и с сараем, что стоит межь Петровым и Ивановым анбаром, и земля под анбаром и под сараем ему же Ондрею. Да Петру достался в Новом же Усолье анбар соляной верхней, и с сараем, что против его же анбара стоит сарай и подле Андреев середней анбар, и подле сарай и с местом, что под тем анбаром и под сараем. Да Ивану достался в Новом Усолье нижней соляной анбар, и с сараем, что стоит подле нижную сторону Андреева соляного анбара, и с местом, что под анбаром и под сараем; а исад по берегу нам никому против своих сараев ничем не заимовать.

А у прямые у Орловские деловые, что за руками, у последние тетради и у последнего листа и у последние страницы, после всего писма, закрепил в сех книгах семь тетрадей, а листов в них писаных пятьдесят пять листов, Иван же Максимович подписал идет тетрадям и листам, своею рукою, потому что те книги писмо человека его Иванова Строганова.

А речи их, что к раздельным книгам прикладывали ко всякому листу, на нижном поле.

К сим книгам разделным Андрей Строганов руку приложил.
К сим книгам разделным Петр Строганов руку приложил.
К сим книгам розделным Иван Строганов руку приложил.
К сим книгам розделным Ростовского и Ярославскаго и Великоустюжскаго Варлама митрополита сын боярской Роман Колашников руку приложил; и те их речи и не в одну статью обошлись, на всех листах, на нижних полях.

Далее следующия своеручныя приписки лиц, скрепивших подлинную тетрадь (от 1 до 102 л.) по листам:

В сем списке что списан с прямых с Орловских разделных книг, что делили Андрей да Петр Семеновичи, да Иван Максимовичь, да Ростовского митрополита сын боярской Роман Колачников, а писан сесь список в четверть с прямой деловой, а писаных листов в сем списке сто два листа, а тетрадей станет двенадцать тетрадей шесть листов, а письмо сесь список Андрея Семеновича да Дмитрея Андреевича крестьянина их Демки Мокеева; а справили сесь список, по повелению государей своих Андрея Семеновича да Дмитрея Андреевича, люди их, Федка Пантелеев, да Петр Архипов, да крестьянин их Демка Мокеев; а се речи писал я Федко Пантелеев своею рукою, и справил, и руку приложил.

В сем списке что списан с прямых с Орловских разделных книг, что делили Андрей да Петр Семеновичи, да Иван Максимовичь, да Ростовского митрополита сын боярской Роман Колачников, а писан сесь список в четверть с прямой деловой, а писаных листов в сем списке сто два листа, а тетрадей станет двенадцать тетрадей шесть листов, а писмо сесь список Андрея Семеновича да Дмитрея Андреевича крестьянина их Демки Мокеева; а правили сесь список, по повелению государей своих Андрея Семеновича да Дмитрея Андреевича, люди их, Федор Пантелеев, да Петрушка Архипов, да крестьянин их Демка Мокеев; а се речи писал я Петрушка Архипов своею рукою, и справил, и руку приложил.

В сем списке что списан с прямых с Орловских разделных книг, что делили Андрей да Петр Семеновичи, да Иван Максимовичь, да Ростовского митрополита сын боярской Роман Колачников, а писан сесь список в четверть с прямой деловой, а писаных листов в сем списке сто два листа, а тетрадей станет двенадцать тетрадей шесть листов, а писмо сесь список Андрея Семеновича да Дмитрея Андреевича крестьянина их Демки Мокеева; а справили сесь список, по повелению государей своих Андрея Семеновича да Дмитрея Андреевича, люди их, Федор Пантелиев, да Петр Архипов, да крестьянин их Демка Мокеев; а се речи писал я Демка Мокеев своею рукою, и справил, и руку приложил.

В подлинной тетради раздельный акт (1 — 102 л.) скреплен по листам своеручными подписями:

Лета 7151, декабря в 1 день, справил с прямые деловые накрепко, что за руками Андрея Семеновича да Петра Семеновича да Ивана Максимовича, да Ростовского митрополита сына боярского Романа Колачникова за рукою, по повелению государей своих Андрея Семеновича да Дмитрея Андреевича Строгановых, человек их Федко Пантелеев сын и руку приложил.

Лета 7151, декабря в 1 день, справил с прямые деловые накрепко, что за руками Андрея Семеновича да Петра Семеновича да Ивана Максимовича, да Ростовского митрополита сына боярского Романа Колачникова за рукою, по повелению государей своих Андрея Семеновича да Дмитрея Андреевича Строгановых, человек их Петрушка Архипов сын Ростовцов и руку приложил.

Лета 7151, декабря в 1 день, справил с прямые деловые накрепко, что за руками Андрея Семеновича да Петра Семеновича да Ивана Максимовича, да Ростовского митрополита сына боярского Романа Колачникова зарукою, по повелению государей своих Андрея Семеновича да Дмитрея Андреевича Строгановых, крестьянин их Демка Мокеев сын и руку приложил.


 источник: "Дополнения к актам историческим", т. II

Поделиться: