О водяных судах - 1770 год

Дровяныя суда, которыя жители Камских берегов называют Насадами, делаются гораздо тверже обыкновенных судов; а сие для того, что промышленики, разпродав привезенныя дрова, наполняют те же самыя суда рыбою, от которой, привозя в верьховые города, получают другую прибыль.

Насад

Насад сооружается обыкновенно из сосноваго лесу; а днище его утверждено на долгих клюковатых брусьях, которые называют Копани, и кои бывают основанием или связью всех мастей того судна. На копани полагается брусчатый лес, толщиною в шесть вершков, а на него кладут еще другие брусья, сделанные той же толщины из ельховаго леса. Последнюю твердость дна составляет так называемый поварный тес, который ни что иное, как тонкия доски, служащия полом дровяному судну. Длина сего насада бывает 25, ширина 8 и 9 сажен: толщина стен его четыре вершка, а высота их в пять аршин. Обыкновенная кладь, вмещающаяся в сие судно, состоит в 1100 саженях сухих березовых дров, которыми нагрузив его, отправляют весною и по среди самаго лета в Астрахань.

Как сплав от самаго Серапуля до Астрахани бывает в низ по рекам Каме и Волге, то работных людей на насаде не бывает более 35 человек, в том числе кормщики и водоливы. Плата до места выгрузки пловцам бывает различна: простой работник получает до Астрахани 10 и 12 рублей; кормчий 60, а водоливам по 25 рублей. Каждый насад, из Камскаго лесу сооруженный, становится на месте в 300 рублей, опричь якорей, которых у всякаго дровянаго судна бывает по три: перьвый из них, называемый становый, бывает весом в 40; а последние ходовые тяжестью в 20 и в 30 пуд: но все оные якори удобны для возвратнаго ходу в верьх по рекам.

Дровяный насад приплыв до Астрахани выгружается; и естьли хозяин судна похочет его продать Астраханским жителям на строение, то получает за него денег от 150 до 200 рублей. Когдаж разсудит нагрузить рыбою, то старается изправить его новою конопатью. Насад, делаемый на реке Каме, бывает конопачен пенькою, мешая ее с мочалами: напротив того, когда он же должен будет итти в верьх по рекам, то конопатят его снова таким образом. Поверьх прежней конопати кладут смоляные войлоки, а на него мелкия драночки, ровныя шириною с уконопаченными местами, которыя прибивают небольшими железными скобами, и которыя пловцы называют Саргою.

Ладьи

Знатнейшия из всех судов, ходящих по реке Каме, суть так называемыя Ладьи, которыя ни что иное, как огромныя суда из сосноваго и ельховаго лесу сооруженныя. Длина ладьи бывает 33, ширина от 8 до 9 сажен, высота стен четыре аршина с половиною, а толщина днища и прочих частей сея громады не более четырех вершков. Различие ладьи от обыкновенных судов есть, как то, что между досками, составляющими ея крышку, кладут бересту, которая будучи тверда и легка, не пропускает внутрь ладьи никаковой мокроты, так равно и то, что, сооружая сию громаду, ни мало не чтятся сделать ее так тверду, как прочия ходовых суда: ибо железных укреплений к ладье не употребляют, кроме нескольких железных скоб, крепящих брусья внутрь ладьи лежащие. Пенька, которую для конопати судов повсюду употребляют, со всем для ладьи не нужна, а вместо того конопатят ее мягкими мочалами, которыя столь же хорошо удерживают мокроту, как и самая лучшая пенька.

Ладьи обыкновенно нагружаются Пермскою солью в тех самых местах, где из множества соляных източников вываривают оную соль. Грузу в нее кладут 100000 и 110000 пудов а работных людей на сплав в низ по реке Каме бывает на ней по сту по пятидесяти человек, которые идут греблею до самаго устья сей пространной реки. Приближась к реке Волге изправляются они к верьховому ходу, и прежде всего стараются умножить число работников: ибо в верьх по реке не могут управлять ладьею менее 300 человек; а по тому хозяева судов за ранее отправляют туда нарочно нанятых работников. Верьховый ход ладьи называется завозом для того, что сия громада не может иначе подвигаться против стремления воде, как способом якорей, которые вперед завозят в лодках и бросают на дно реки. Каждая ладья имеет три завозныя лодки и четыре якоря: перьвый у пловцев именуется становым и бывает весом во сто, а прочие по тридцати пуд, и суть те самые, кои двенадцать человек работников взяв с ладьи, и завозя вперед повергают во глубину реки.

Лишь только ладья к якорю, лежащему в воде, приближится, то тотчас бросившие его работники вынимают обратно, а другие впереди его стоящие бросают новой: и так судно непрестанно должно следовать якорям, влекущим его вперед. Ладья, солью наполненная, идет грузом в воде в 14 четвертей; а по сему можно разсудить, что она иначе ходить не может, как в самых глубочайших реках. По словам изкусных водоходцев, живущих по реке Каме, примечается в сих ладьях нечто отменное от всех других судов. Они уверяют, что ладья, будучи солью наполнена, с великою способностию ходит по водам; но как скоро сей великой груз будет из нее выкладен, то пустая ладья тотчас потопляется водою, уверяющие о сем находят некое отменное свойство в Пермской соли. Но я с моей стороны не могу ни утверждать, ниже отвергать их мнение, тем паче, что сие сказание должно изследовать не иначе, как быть при самой выгрузке ладьи. Кажется, что сие может случиться от того, что судно будучи мелкою солью нагружено, засыпает все скважины на дне ладьи, быть могущия: но как вся тягость из неё вы кладена, то скважины будучи обнажены пропускают в себя воду, которая усилившись в судне, наконец оную потопляет. Ладьи обыкновенно строят в Пермской провинции, в Чердынском уезде по речкам Вихре, Колме и на самой реке Каме, которыя вообще изобилуют великим множеством лесов, удобных для строения судов.

Соляные промышленики подряжают строить сии огромныя суда жителей тех мест, где их наполняют грузом. Прежде сего ладья бывала в подряде 180 рублей, а ныне, как слышно, не можно ее сделать ниже 250 рублей, по причине, что строение водяных судов противу прежних годов несравненно больше умножилось. Ладья по тому дешевле прочих судов становится, что сооружение ея есть самое легчайшее: ибо тут не нужно ни отменнаго искусства, ниже той твердости, которая необходима в делании другаго рода судна. Разсматривая величину ладьи, должно бы думать, что на строение ея потребно большее число лесу противу других судов: напротив того пловцы уверяют, что в нее входит гораздо меньше лесу, нежели в дровяной насад, по тому, что днище ея составляет один слой брусчатых дерев, так же и все другие части ея несравненно тонее противу перьвой.

Межуумок

Есть еще другаго виду ладьи, которыя жители Камских берегов называют Межуумок; что значит по ладье огромнейшее из всех судов. Его так же строят, как и ладью; а разность только в том, что он менее противу оной: ибо длина его 25, ширина 7 сажен, а высота стен его 4 аршина. Межуумок так, как и ладья, наполняется Пермскою солью, и тягость, которую он поднимает, состоит в 60000 пудах соли. На сплав в низ по реке Каме бывает на нем работных людей 70; а в верьх по рекам 180 и 200 человек, которые влекут его против воды способом завозных якорей.

Каюки

Последния из всех судов, ходящих по реке Каме, есть так называемыя Каюки и бархатныя. Они ничем больше не нагружаются, как только хлебом, которой здешние жители отправляют в разные города, а больше еще по подрядам в провиантские магазейны. Каюк так, как и дровяный насад, имеет основание свое на крюковатых брусьях, или так называемых копанях, и все части его бывают столь же твердо устроены, как и у дровянаго судна. Длина его 18 и 20, а ширина от 4 до 5 сажен. Работных людей в низ по реке ставят на него 30 человек, а в верьх противу воды вдвое онаго, и вся тяжесть, которою его наполняют, не бывает более 35000 пудов хлеба. Прочия суда известныя на реке Каме суть теже самыя, которыя употребляют на Волге и в других местах. И так оставя описание о Камских судах, возвращусь обратно в Серапульския окрестности.

Источник: Журнал, или Дневные записки путешествия капитана Рычкова по разным провинциям Российского государства 1769 и 1770 году

Поделиться: