Вотчины Строгановых в 1584, 1597 и 1614 - 1615 годах. Новый Очерский округ.

В 1584 г. сентября 22 между владетелями обширнаго Чусовскаго округа, Семеном Аникиевичем и племянником его Максимом Яковлевичем, состоялась деловая запись на р. Чусовую, по которой общее дотоле владение их разделялось между ними поровну на следующих основаниях:

Семен Аникиевич получил в единоличное владение левый берег Чусовой с Нижним Чусовским городком, солеварнями и всеми поселениями на этом берегу, также весь Сылвенский округ и левый берег Камы от устья Чусовой до Ласвинскаго бора – со всеми притоками, впадающими на этом пространстве в Чусовую, Каму и Сылву. Максим Яковлевич получил во владение правый берег Чусовой или, как называли его по речке Усолке, Усолошную ея сторону и вверх от устья Чусовой — оба берега Камы до острова Карышева, где шла южная граница Никитинской вотчины, считая в этой части реки Обву, Иньву и Косьву с их притоками, весь Яйвенский округ и наконец правый берег Камы от устья Чусовой до Ласвинскаго бора. Никита Григорьевич остался по-прежнему владетелем Орловскаго округа на Каме. Раздел 1584 г. коснулся и Сольвычегодских имений Строгановых. Деловая запись была написана у Соли Вычегодской дьяком Иваном Савиным, при чем в числе свидетелей на ней подписался и Никита Григорьевич.

Так положено было начало разделению обширнаго Чусовскаго округа на две половины, которыя с основания Верхняго Чусовскаго Городка в 1616 г. стали называться „Верхнечусовскою" или „Усолошною" и „Нижнечусовскою" с двумя особыми центрами управления в Верхнем и Нижнем Городке[1]. Не имея в руках, к сожалению, самой деловой записи 1584 г., а зная ее только по извлечению, приведенному в „Исторических сведениях о Строгановых" Ф. А. Волегова, мы не можем привести экономических данных по вотчинам Строгановых за этот год.

Из того же труда Волегова, а равно из „Истории о родословии и богатстве Строгановых" Икосова мы узнаем, что в 1588 году, по грамоте царя Феодора Иоанновича, Орел городок, будто-бы, взят был от Строгановых для назначенной чрез него Сибирской дороги, но чрез три года, когда найден лучший путь в Сибирь чрез Чердынь, городок снова был возвращен Строгановым. „Может быть, замечает Волегов, по сему случаю и в подтверждение писцовых книг 1579 г. дана была Никите Григорьевичу в 1591 году грамота, в которой говорится, что „пожалован он, Никита, вотчиною Орлом городком с варницами" и вместе с тем „не велено судить его самого и людей его опричь татьбы".

7-го апреля 1597 года тот же Никита Григорьевич получает новое весьма важное пожалование от царя Феодора Иоанновича, а именно грамоту на пустыя места в тогдашнем Казанском уезде и отчасти Перми Великой по обе стороны Камы от речки Ласвы вниз по Каме до речки Ошапа на 55 верст со впадающими здесь речками — Сюзьвою, Нытвою, Югом, Очером и Ошапом, со льготою на 15 лет. 12 марта 1599 г. грамота эта была подтверждена во всей силе Борисом Годуновым. Это было уже новым шагом в деле расширения вотчин Строгановых сверх писцовых книг 1579 года[2].

15-го сентября 1615 года Строгановы опять получили жалованную грамоту на земли „выше Осинския слободы от речки от Тулвы по реке по Каме вверх по правой стороне до Никитинской межи Строганова, до речки до Ошапу“. На этот раз Строгановы подвинулись вниз по Каме еще на 35 верст. Эти земли лежали уже исключительно в тогдашнем Казанском уезде, куда относилась и Оса, почему „отводил те пустыя места (Андрею и Петру Семеновичам Строгановым), по Государеву указу и по наказу из Казани боярина и воеводы князя Ивана Михайловича Воротынскаго да князь Юрия Петровича Ушатово с товарищи во 123 году, Андрей Хохлов; а в той меже поселились Казанскаго уезду Осинския слободы крестьяне" (Устрялов. стр. 54).

В том же 1615 году Андрей и Петр Семеновичи Строгановы купили на пограничной реке Тулве пустошь Поспеловскую, имевшую перелоговой пашни 2 чети в поле, у крестьянина Осинской слободы Фомки Исаева, по прозвищу Поспелко Двинянина. Об этой пустоши говорит Кайсаров в своей писцовой книге. Далее Тулвы, вниз по Каме, владения Строгановых уже никогда не простирались. Поспеловскую пустошь отводил Строгановым Осинский приказный человек Володимир Головин[3].

Все указанныя земли, вновь приобретенныя Строгановыми сверх писцовых книг Яхонтова 1579 года, были отнесены, согласно географическому положению:

  • а) земля от Ласьвы до Ошапа к Никитинской вотчине,
  • б) земля от Ошапа до Тулвы и Послеловская пустошь — к Нижне-Чусовскому округу, что оставалось и при Кайсарове, как ясно видно из его писцовой книги.

На первом участке земли между Ласьвой и Ошапом вскоре же был построен Строгановыми Очерский острожек, который и составил собою центр новаго Очерскаго округа. Границы его мы подробно указали по Кайсарову в І выпуске „Пермской Старины", на стр. 123. На участке земли между Тулвой и Ошапом у Строгановых вышли недоразумения с поселившимися здесь еще ранее крестьянами Осинской слободы, почему установленныя в 1615 году Андреем Хохловым межи были изменены Кайсаровым в 162¾ годах. У Кайсарова сказано при обозрении Нижне-Чусовскаго округа:

„учинили межи выше старые межи по реке по Каме, вверх по обе стороны Камы реки, от речки Палю до Микитинской вотчины Строганова до речки до Ошапу“.

По принятому порядку, для переписи вновь возникшаго Очерскаго острожка и его округа, в 1614 г., были посланы из Москвы Девятый Федорович Змеев и подъячий Василий Михайлов, которые в следующем году 14-го декабря и представили в Москву свои книги. Не имея в руках подлиннаго текста их, укажем существенныя экономическия данныя из книг по сочинению Волегова[4].

Центр управления Очерскаго округа составлял Очерский острожек (ныне село Оханскаго уезда под тем же древним названием. — в 7 верстах от р. Камы[5], на правом притоке Камы, реке Очере. В нем была церковь деревянная Сретенская. К острожку принадлежали по управлению 7 деревень и 5 починков. В них в 1614 г. было дворов: господских или вотчинниковых 1, людских (лучших людей) 3, крестьянских пашенных 50, бобыльских непашенных 14 и пищальничьих непашенных же 20, а всего 88 дворов. Кроме того было две мельницы — одна при деревне Дуброве (кажется, нынешняя Ближняя Дуброва), что видно из книги Кайсарова, другая – не известно где.

Пашенной земли в Очерском округе было: церковной пашни 5 четей, лесной заросли 15 четей, крестьянской пашни 175 четей в поле; сена 3560 копен.

Государевой дани, оброка и пошлин с острожка и округа Очерскаго Змеев и Михайлов положили на год:

  1. Дани за ямския и за приметныя деньги, за городовое, и за засечное и за емчужное дело 3 руб. 25 алтын.
  2. пошлин Казначеевых и дьячьих 6 алтын 1½ деньги;
  3. с 14 бобыльских дворов, со двора по гривне, — 1 руб. 13 алт. 2 деньги;
  4. пошлин с них 2 алтына 2 деньги;
  5. яда с реки Камы и с Очеру, и с Ошапу, и с Югу, и с Сюзвы, и с Нытвы, и с Ласвы, и с Качки, и с малых рек, и с рыбных ловель, и с лесу, и с звериных ловель" — 10 рублей;
  6. пошлин Казначеевых и дьячьих 16 алтын 4 деньги. Оброк с мельниц у Волегова почему-то не показан.

Таким образом всех казенных платежей ежегодно полагалось с острожка и округа 15 рублей 30 алтын 1½ деньги. Сошнаго письма, при сохе в 60 дворов. считалось около полуторы сохи. В таком случае указанный размер казенных платежей нельзя не признать весьма умеренным. В писцовых книгах Кайсарова, составленных десять лет спустя, платежи были увеличены, как сделано им и по всем другим округам в Великопермских вотчинах Строгановых.

Современныя описи Девятаго Змеева поселения Очерскаго округа, за неимением в руках его книг, мы опять укажем на основании писцовой книги Кайсарова, где чрез 10 лет упоминаются уже многия старыя поселения, которыя возможно с большой вероятностью признать возникшими одновременно с Очерским острожком.

Прежде всего указываем деревню Дуброву, при которой была мельница, и которая упоминается в грамоте 1692 года (Устрялов. стр. 72, последняя строка внизу). В писцовой книге Кайсарова при ней также указана мельница колесная на речке Шенаре. В раздельном акте Строгановых 1629 г. упомянута „Дуброва Мельнишная на речке Шанае“. (Пермск. Старина II, 74). Так как в этом же акте упоминаются еще Первая Дуброва, Средняя Дуброва Пермская и Дальняя Дуброва, то мы имеем основание думать, что под Мельнишной Дубровой нужно разуметь нынешнюю Ближнюю Дуброву, стоящую на рч. Шинае, как свидетельствует об этом и Прокопий Елизаров в переписных книгах 1647 года (рукопись).

Далее Кайсаров упоминает деревню Новое Сельцо, в которой было 6 дворов жилых и 7 пустых, из чего заключаем, что жители ея вновь поселились при основании Очерскаго острожка. Деревня эта также упоминается в позднейших документах и существует до-ныне. Затем Кайсаров упоминает „деревню пустую Дальнюю Дуброву, что был починок под Чудским городищем". Судя по упоминанию ея в позднейших источниках, деревня эта уже в 1629 году опять заселилась. Несомненно, это — предок нынешняго села Дальнодубровскаго Оханскаго уезда. Следующими сверстницами Очерскаго острожка мы считаем современныя Кайсарову пустоши Вятское, Катаево, „пустошь, что была деревня на Слудке, на реке на Очере" и наконец „пустошь, что была деревня на реке на Каме, на усть Очеру речки" (писцовая книга Кайсарова). Всего получается 7 деревень.

Кроме семи деревень Очерский острожек в 1614 г. имел в своем управлении 5 починков, а всего 12 поселений. Один из починков упомянут в книге Кайсарова „под Чудским городищем", но он вскоре же превратился в деревню Дальнюю Дуброву, которая в 1624 году оказалась уже „пуста". Поэтому-то мы отнесли ее к числу старых деревень.

Кроме того Кайсаров упоминает починки:

  1. „деревню, что был починок против Березовскаго острова, Таборы тож. на р. Каме";
  2. пустошь, что был починок ниже Ласьвинскаго устья,
  3. пустошь, что был починок на речке Якуше
  4. пустошь, что был починок на р. Очере.

Значит, в 1614 году был еще какой-то пятый починок, указать который мы однако затрудняемся. Все указанныя поселения Очерскаго округа, не исключая самого острожка, постепенно возникли с 1579 года сверх писцовых книг Яхонтова.

∼ ∼ ∼ ∼ ∼

Приблизительно около того же времени, на прежде пожалованных землях, возникают три новых значительных поселения: Успенский монастырь на Чусовой (около 1580 года), слободка Новое Усолье (1606 года) и Верхний Чусовской городок (1616 г.); о начале всех их мы уже подробно сказали в I выпуске (стр. 121 — 123). Сверх того в начале ХѴІІ века Строгановы купили несколько пожен близь Соликамска, о чем упомянуто подробно в книге Кайсарова, постепенно надвигались на земли отхожих Чердынских и усольских людей на обоих берегах Камы и ея притоков, а в 1609 году приобрели место в самом Кайгородке для двора на приезд и у судовой пристани его для амбара. Землю эту отводили дьяк Сарыч Шестаков и подьячий Второй Ильин, которые и дали Никите Строганову особую выпись на те места. Это приобретение сделано было сверх писцовой книги Яхонтова. Несколько позже Строгановы приобретают новыя земли по Сылве, в нынешнем Кунгурском уезде, о чем была речь во II выпуске нашего издания (стр. 168 — 170 и друг.).

источник: Пермская старина. 1892 г. Вып.4., стр. 88-95


[1] ↑ См. «Пермскую Старину» II, 69 — 70 и выпуск I, 123.
[2] ↑ Не прав поэтому автор статьи, направленной с умыслом против Строгановых. г. Новокрещенных. уверяющий, что со времени Яхонтова «дальнейшим захватам их был положен предел», тогда как источники прямо говорит другое. См. в «Пермских Губерн. Ведом.» 1892 г. № 50 и друг, статью: «Участие Строгановых в поступательном движении Русскаго государства ка востоке в XVI столетии».
[3] ↑Устрялов: «Именитые люди Строгановы», стр. 55.
[4] ↑ «Историческия сведения о г.г. Строгановых»(рукопись).
[5] ↑ В писцовой книге Кайсарова он назван „Городок. что был Очерской острожек".

Поделиться: