О происхождении рода Строгановых

Экслибрис

Вопрос о происхождении именитой фамилии Строгановых доселе нельзя считать решенным окончательно. Известно, что историки расходятся в мнениях по этому вопросу. В прошлом веке в русской исторической литературе господствовало мнение, будто Строгановы происходили от одного мурзы Золотой Орды.

Герард Фридрих Миллер в известном „Описании Сибирскаго царства" (СПБ, 1750 г.) Иоганн Эбергард Фишер в своей „Сибирской истории", (СПБ. 1774 года), князь Щербатов в своей „Истории Российской" и другие ученые, касавшиеся истории Строгановых, основывали это мнение о происхождении Строгановых на предании, впервые занесенном в сочинение голландскаго географа Исаака Массы, напечатанное в 1609 году, а затем повторенном другим голландским ученым, Николасом Витзеном, который при царе Алексее Михайловиче в 1666 году, посетил Россию с ученою целью в свите посланника Бурлея и, по возвращении в Амстердам, издал в 1672 г. на голландском языке описание своего путешествия под заглавием: „Noord оn Oost Tartarye“ (Северная и Восточная Татария). В этой книге Витзен сообщает, что родоначальник Строгановых родился в Золотой Орде близь Астрахани, от тамошняго царя. Пожелав принять христианскую веру, он отправился в Россию, крестился там и, женившись на дочери русскаго государя, уже не вернулся в орду. Измена своей религии и своему отечеству привели в такое негодование татарскаго хана, что последний пошел войной на Россию. Русский великий князь послал войско против хана под начальством того же новокрещеннаго царевича. Последний имел несчастие попасть в плен и подвергнуться самой лютой казни: татары будто бы сострогали с него все тело до самых костей. Между тем оставшаяся беременною супруга его родила вскоре сына, которому в память застроганнаго отца и дали прозвание Строганова. Так будто бы начался знаменитый род Строгановых. Потомки же этого крещенаго татарскаго царевича, по словам Витзена, поселились в Великом Новгороде"[1]. Это же предание о происхождении Строгановых было занесено и в тенденциозную повесть о Строгановых, сочиненную в похвалу этому именитому роду в 1761 г. Икосовым под заглавием: „История о родословии, богатстве и отечественных заслугах знаменитой фамилии г.г. Строгановых"[2].

В нашем веке вопрос о происхождении Строгановых не менее занимал историков, но научныя воззрения существенно изменились. Гипотеза о происхождении Строгановых из Золотой Орды была оставлена, и сообщение Исаака Массы и Николая Витзена было сочтено „баснею". Строгановых стали считать людьми чисто-русскаго происхождения, потомками старинных новгородских купцов. Впервые ошибочное мнение историков прошлаго века было отвергнуто Н. М. Карамзиным в IX томе его „Истории Государства Российскаго" (см. издание 1831 г. стр. 431-432 и примечание 637[3]. После Карамзина специальным просмотром вопроса о происхождении Строгановых занялись: Ф. А. Волегов между 1827-1839 гг. в своих "Исторических сведениях о г.г. Строгановых", а позже в отдельных критических статьях, к сожалению, оставшихся в рукописях и потому частию утраченных[4], и Н. Г. Устрялов в 1842 году в монографии: „Именитые люди Строгановы". Оба они также отвергнули мнение прежних историков о татарском происхождении Строгановых и выводили эту фамилию из Новгорода. Отвергая достоверность записаннаго Витзеном предания, Устрялов установляет следующий свой взгляд.

„Гораздо вероятнее другое предание, сохранившееся в одном сборнике Кирилло-Белозерскаго монастыря о происхождении Строгановых из дома Добрыниных от стародавней фамилии Новгородской”(стр. 2).

К сожалению, Устрялов не сообщает никаких библиографических данных об этом сборнике, за что справедливо и упрекали его рецензенты; поэтому нельзя критически проверить справедливость такого воззрения. Специальная о Строгановых монография Устрялова вызвала длинный ряд критических заметок в нашей периодической прессе, за которыми зорко следил Ф. А. Волегов, еще ранее Устрялова, как мы видели, написавший самостоятельно историю Строгановых. Нет сомнения, что если бы его „Историческия сведения о г.г. Строгановых" своевременно были отпечатаны, то они тем скорее обратили бы на себя общее внимание исторической критики, как весьма обстоятельный труд, написанный на основании множества подлинных архивных документов, в чем ему много уступает позднейшее сочинение Устрялова, не знавшаго о существовании труда Волегова.

Рецензии на книгу Устрялова появились в свое время в следующих изданиях:

  1. в журнале „Библиотека для чтения“ (февраль 1843 г.),
  2. в журнале „Маяк" (апрель 1843 г.),
  3. в газете „Русский Инвалид" (№ 40 от 23 февраля 1843 г.),
  4. в газете Северная Пчела" (№ 50 от 5 марта 1843 г. рецензия Строева под инициалами Z. Z.)
  5. в „Москвитянине" № 4 за 1843 г. рецензия известнаго М. П. Погодина).

Все эти рецензии были прочитаны Ф. А. Волеговым, который в нескольких отдельных рукописных статьях написал на них свои замечания. Мы имеем их в руках и ниже приведем главныя его научныя положения. Самыя „Историческия сведения о Строгановых" Волегова, написанныя еще в 1827 г., впервые напечатаны были, как сказано, только в 1876-77 г.г. в Пермск. Губерн. Ведом. Затем, в 1849 г. в Петербурге вышла в свет интересная книга Павла Небольсина „Покорение Сибири", в свое время наделавшая много шуму между нашими историками новыми, весьма смелыми и оригинальными взглядами автора на историческую роль Строгановых в деле завоевания Сибири. Эта книга была чем-то в роде хитрозадуманнаго памфлета на „именитых людей", слава которых столь прочно установилась уже в трудах предыдущих писателей. Впрочем, Небольсин расходится с другими учеными именно во взгляде на участие Строгановых в деле завоевания Сибири, а не в вопросе о происхождении этой фамилии, выводимой им также из новгородскаго купечества.

Интересная книга г. Небольсина была рецензирована частию в тех же периодических изданиях, где и книга Устрялова, частию в некоторых других, а именно:

  1. в „Библиотеке для чтения" за 1849 год,
  2. в „Москвитянине" № 12 того же года,
  3. в „Современнике" того же года № 6,
  4. в „Северном обозрении" того же года № 1-й (июль),
  5. в „Сыне отечества" того же года № 3-й.

Весьма интересно было-бы знать мнение Ф. А. Волегова об этой книге. Можно ручаться за то, что он не разделял взгляды г. Небольсина. К сожалению, заметок его на эту книгу мы не нашли, хотя уверены в их существовании в свое время. Через семь лет после появления книги Небольсина выходит в свет VI том фундаментальнаго труда С. М. Соловьева - „История России" (Москва. 1856 г.), в конце котораго помещено, как известно, дополнение в форме „Заметки относительно завоевания Сибири". Заметка эта в сущности есть критика научных приемов и исторических взглядов г. Небольсина, написанная с необычною для автора резкостью. Авторитетный голос корифея русской исторической науки разсеял недоумения, вызванныя книгою Небольсина. Соловьев решительно отвергнул взгляд Небольсина на историческую роль Строгановых, доказал его ошибочность и вместе непригодность самых научных приемов, коих держался в своем изследовании Небольсин. Но подробно об этом мы должны говорить там, где будем разбирать вопрос о завоевании Сибири. Здесь заметим только: в вопросе о купеческом происхождении Строгановых Небольсин не расходится с другими учеными нашего века.

Что же касается взгляда самого С. М. Соловьева на происхождение Строгановых, то он не выясняется в его „Истории" со всей определенностью. Но сколько можно заключить из некоторых слов на стр. 411-412 тома VI „Истории России", Соловьев считает купеческую фамилию Строгановых происходящею из Московской или Ростовской земли. Он обращает внимание на судейские списки о Двинской земле, где обозначены отобранныя у новгородцев земли, принадлежавшия Московским и Ростовским князьям.

При перечислении Двинских земель говорится, что их искали на Новгородцах такие-то люди, между которыми упомянут Лука Строганов[5]. „Искал ли Строганов этих земель потому, что оне находились у него в оброчном содержании, или потому, что был уполномочен искать их от князей Московскаго и Ростовскаго, как известный, богатый, искусный в делах и знающий старину уроженец тех стран, – из приведеннаго акта решить нельзя" (VI, 412). Последния слова дают основание полагать, что Соловьев выводил Строгановых из Московской, либо Ростовской земли, а о новгородском происхождении их он нигде не говорит в своей „Истории".

Приведем теперь мнение по этому вопросу местнаго историка Строгановых, Ф. А. Волегова, мало известнаго, но весьма авторитетнаго в этой области лица. В его "Исторических сведениях о г.г. Строгановых" и в двух отдельных статьях, написанных после выхода в свет книги Устрялова, но до появления VI тома „Истории Соловьева[6], старательно сгруппированы данныя по вопросу о происхождении Строгановых. Для своего времени труды Волегова были весьма замечательны. Выписавши предварительно многочисленныя цитаты из сочинений Миллера, Карамзина, Устрялова, некоторых летописей и грамот, сопоставив их в известной системе и критически оценив каждое свидетельство, Ф. А. Волегов говорит: „Что Строгановы происходят не от мурзы Золотой Орды и не от царской дочери, как до Карамзина почти все историки наши твердили, - это справедливо. Но чтобы вероятнее было происхождение их из дома Добрыниных - сомневаюсь, ибо за это нет в виду доказательств.  Г. Устрялов не объяснил подробнее, когда и что именно в Кирилловском сборнике написано о происхождении Строгановых из дома каких-то Добрыниных. А без ясных доказательств невозможно верить сомнительному преданию. Напротив, все доныне сохранившияся данныя доказывают, что Строгановы сделавшиеся известными и знаменитыми в Сольвычегодске, суть выходцы из Нова-города во времена великаго князя Иоанна Васильевича III, около 1470 года, а может быть и раньше, - выходцы под своей фамилией, а не под именем Добрыниных. Историограф Миллер в „Описании Сибирскаго царства" справедливо говорит:

„Статься может, что Федор (Лукич) Строганов в конце ХV века, по взятии великим князем Иоанном Васильевичем Нова-города, из онаго города переселился. Ибо известно, что многие жители в то время из Новогородскаго уезда выехали, особливо к реке Двине. После того не упоминается больше Строгановых роду в Нове-городе, но находятся оные на Устюге и в Соли Вычегодской, где Аникин большой брат и он сам построенными многими, соляными заводами прославились (Оп. Сибир. ц. 1750, 68 и 69[7]).

Догадку Миллера подтверждает „Сольвычегодский летописец", в коем сказано:

„в числе переселившихся при великом князе Иоанне Васильевиче из Нова-города в Сольвычегодск были, кроме Строгановых, Дубровины, Свиньины, Водолеевы, Бояркины, Галкины, Чевыкаловы, Беляевы, Прескодоевы, Губины и многие другие".

В „Описании Российской Империи“ Пушкарева, (СПБ. 1844 г.) верно сказано, что Строгановы были Новгородцы, и образ заселения и управления их поместьями в Перми показывает образ заселения и управления волостями богатых Новгородцев" (т. I, стр. 9). Известно, что старорусское солеварение, принадлежавшее Великому Нову-городу, есть древнейшее заведение и что оно существовало не в одной только нынешней Старой Русе, но и в других местах, более близких к Нову-городу (см. сочинение Восресенскаго: „Старая Русса" 1839 г., стр. 84). А из этого можно вывести то, что предки г.г. Строгановых, как жители Новгородские, если и не имели там своих соловаренных заведений, то непременно были хорошо знакомы с сим производством. На древних Новгородских старорусских соловаренных заведениях доныне употребляются одинаковыя техническия названия с названиями, существующими в Пермских соляных промыслах г.г. Строгановых, как наприм.: матица, обсадныя трубки, лоты рассола, цырен и проч. Отсюда ясно, что Пермское соловарение сродни старорусскому или Новгородскому. Известно и то, что в возстании Новгородцев за свою вольность против великаго князя Московскаго Иоанна Васильевича III в 1471 году Строгановы не участвовали, уклонясь мирно в Устюжский уезд, пребыли верными великому Московскому князю, который, по усмирении Новгорода, отобрал все частныя соловаренныя заведения в казну (см. упомянутую книгу Воскресенскаго). Не в вознаграждение ли за потерю таких заведений великий князь Иван Васильевич грамотою 7025 (1517) г. апреля от 9 дня пожаловал Степану, Осипу и Владимиру Федоровичам Строгановым в Устюжском уезде в Воднокурской волости, „лес дикий да соль Качаловскую"? Сообразя все приведенныя обстоятельства и сведения, кажется, безошибочно сказать можно, что именитые люди Строгановы происходят просто из богатых граждан бывшаго Великаго Нова-города, не принимавших участия в борьбе с Московским государем за вольность Новгородскую, и что родоначальник сей знаменитой фамилии был почетный и богатый гражданин Великаго Новгорода Спиридон Строганов, живший во времена великаго князя Дмитрия Ивановича Донскаго и в родословной табели, составленной по архивным документам в 1722 году по повелению Петра Великаго, показанный под 6903 (1395) годом".

Где-то в другом месте мы встретили еще один аргумент Ф. А. Волегова в пользу приведеннаго заключения о происхождении Строгановых не из Золотой Орды, а из Новгорода, а именно указание на то обстоятельство, что Строгановы до позднейших времен не играли важной придворной роли, чего не могло бы быть, если б Козьма Спиридонович Строганов был сын великокняжеской дочери. Устрялов в своей книге о Строгановых также на этом соображении основывает свое заключение о происхождении Строгановых не из Золотой Орды, а из Новгорода Великаго (см. стр. 2).

Таков безпристрастный взгляд Ф. А. Волегова на происхождение „именитых людей", на сколько он выясняется в собранных нами его рукописях. Нельзя сказать того же про „Историю о родословии, богатстве и отечественных заслугах знаменитой фамилии г.г. Строгановых" г. Икосова, для котораго предание о происхождении Козьмы Спиридоновича Строганова от дочери великаго князя Дмитрия Донского было нужнее всяких иных исторических свидетельств, и истинныя цели котораго достаточно сказываются в самом заглавии его „сочинения".

Через 18 лет после того, как Соловьев издал VI том своей „Истории", впервые высказанная им мысль о происхождении Строгановых из Московской или Ростовской земли нашла себе поддержку в ученых трудах Н. И. Костомарова. В 3 выпуске его „Русской Истории в жизнеописаниях" (СПБ. 1874 г.), на стр. 527, сказано определенно: „Отечество этого рода (Строгановых) была в старину Ростовская земля". К сожалению, Костомаров не указал источника, на котором он основал свое мнение, как это сделано во всей популярной его „Истории в жизнеописаниях". Быть может, и он основывается на „Отказной грамоте Новговодцев 1471 года".

Наконец в самое последнее время пересмотром всех данных о Строгановых и их роли в деле завоевания Сибири занялся Д. И. Иловайский в 3 томе своей капитальной „Истории России" (Москва. 1890). Здесь впервые приняты во внимание все как общия, так и местныя изследования по данным вопросам и сделан очень обстоятельный библиографический указатель им (см. примечание к III тому, главе 10-й с 68-го по 73-й включит.). В результате пересмотра опять получился только вероятный вывод о происхождении Строгановых.

„Предки Строгановых, говорит автор, по всей вероятности, принадлежали к тем новгородским фамилиям, которыя когда-то колонизовали Двинскую землю, а в эпоху борьбы Новгорода с Москвою перешли на сторону последней“ (III, 383).

Предположение о новгородском происхождении Строгановых приходится пока признать наиболее правильным.

источник: Пермская старина. 1892 г. Вып.4., стр. 2-11


[1] ↑ См. Миллера; «Описание Сибирскаго царства» СПБ. 1850 г. (сноска на странице 68).
[2] ↑ Напечатана впервые в Пермск. Губерн. Ведом. 1880 г. №№ 88-101, 104 и 105. Автор Икосов был один из заводских управляющих у Строгановых.
[3] ↑ Впоследствии Устрялов, не поняв надлежащим образом Карамзина напрасно упрекнул последняго в том, будто он также верит прежней басне о происхождении Строгановых. Поэтому Погодин справедливо защищал Карамзина от этого нарекания в рецензии на книгу Устрялова в № 4 «Москвитянина" за 1843 год.
[4] ↑ Ф. А. Волегов, как местный писатель, мало известен среди наших историков, но его труды заслуживают серьезнаго внимания. Нисколько не преувеличу, если скажу, что в свое время это был первый знаток истории Строгановых. Он жил в 1790-1856 г.г.
[5] ↑ В «Пермской Старине» вып. I, стр. 154 - 156, я подробно указал значение этой «Отказной грамоты Новгородцев на Двинския земли 1471 г.», напечатаной в «Актах Археограф. Экспед.» I, № 94.
[6] ↑ Эти статьи, как почти все, написанное Ф. А. Волеговым, найдены мною в рукописях, в частных руках, в Соликамском уезде.
[7] ↑ С этими словами Миллера нельзя, однако, не сопоставить и других таких же слов, которыя ясно показывают, что Миллер всё-таки считает первого Строганова выходцем из Золотой Орды. «Ежели сие известие (Витзена о татарском происхождении Строгановых) снесется с имеющимися у господ Строгановых известиями, которыя перваго праотца Спиридоном называют и его полагают во времена в. к. Димитрия Ивановича Донского: то уповать можно, что то было имя, которым вышеупомянутой татарской князь наречен при святом крещении. Когда еще Витзен пишет, что господ Строгановых предки жили прежде в Новгороде, то сие правда быть может о правнуке Спиридоновом». (Миллер стран. 68). Авт.

© OCR В. А. Попов

Поделиться: