Верх-Яйвенский Введенский монастырь

В III главе мы видели, что при описании города Соликамска Кайсаров за одно с ним говорит и о находившихся в городе монастырях Вознесенском мужском и
Михаило-Архангельском девичьем.

Самый знаменитый из монастырей Перми Великой—Преображенский на Пыскоре как основанный Строгановыми, Кайсаров исключает из Усольской писцовой книги и кратко говорит о нем в своей особой книге по вотчинам „именитых людей“; вероятно, для этого монастыря он составил даже отдельные книги, до нас не дошедшия. В заключение же своей Усольской писцовой книги Кайсаров особняком говорит, как о совершенно независимой от города и уезда вотчине, Верх-Яйвенской Введенской „новой пустыни“.

Эта далекая пустынь, остатком которой нужно считать нынешнее село Верх-Яйвенское Соликамскаго уезда, находилась на самой восточной окраине Перми Великой, на границе с поселениями Вогулов. Об основании этой пустыни я уже говорил во II выпуске „Пермской Старины“ (стр 64—66). Здесь приведем историко-экономическия данные о ней.

В монастыре был храм Введения, древян, верхи шатром—поставление бояр—князя Ивана Борисовича Черкасскаго и Федора Ив. Шереметева, а все внутреннее убранство храма было „строенье" злополучнаго боярина Ивана Никитича Романова, одной из жертв подозрительности Бориса Годунова. В храме Кайсаров указывает „образ местной Введение Пречистыя Богородицы, да 8 образов местных—праздники Владычни на золоте, да 40 образов меньших пядниц на золоте ж и на красках“. На колокольнице было 3 колокола.

В монастыре против храма стояла келья, где жили старцы в числе 5 человек: черной священник Иосиф, строитель старец Стахий и старцы Трифон, Абросим и Иаков.

За монастырем же, „на коровьем дворе“, жило 8 человек монастырских служебников— бельцев.

Да за монастырем же были дворы бобыльские— „поселились вновь“: двор Васька Филипов, дв. Шестачко Игнатьев, дв. Терешка Васильев, дв. Офонька Новокрещенной, дв. Ермачко Минин, дв. Федька Иванов, дв. Михалко Минин и дв. Фомка Дементьев.

И всего было 6 дворов бобыльских, в них 8 чел. м. п. Пашни паханой монастырской средней земли была одна четь в трех полях; сена „на новых росчистях, против храму, на наволоке“ было 200 копен, да выше храму, на правом наволоке, еще 100 копен.

К той же Введенской пустыне принадлежало в Усольцом уезде, вверх речки Усолки, займище, где был монастырский двор, обитаемый монастырскими „детенышами“. Тут была особая монастырская пашня 4 чети с осьминою, да сена по березовому оврагу было 250 копен.

Таким образом небольшой Введенский монастырь на Яйве в то время представлял собою вполне самостоятельную вотчину с своим особым хозяйством и управлением. Не известно, как долго существовал этот монастырь, от котораго теперь не осталось никаких следов.


А. Дмитриев.

источник: Пермская старина. 1891 г. Вып.3., стр. 157-159

Поделиться: