Укрепления Соликамска и их сходство с Чердынскими. Город и острог, боевые приспособления и средства Соли Камской

Писцовая книга Кайсарова дает нам возможность подробно сказать об устройстве и расположении укреплений Соликамска.

Рерих
Рерих "Гонец. Восстал род на род"

Устройство этих укреплений, в общем, было совершенно подобно Чердынским. Как и в Чердыни, здесь был двойной ряд укреплений: внутренняя крепость—собственно город и наружныя укрепления или острог кругом всего посада, прилегавшаго к городу. Внутреннюю крепостную стену и здесь составляли городни—двойныя бревенчатые стены, между которыми насыпалась земля. Каждое звено составляло особую городню в три сажени длины. В крепостной стене были четверы ворота: Спасския, Никольския, Георгиевския и Петропавловския и пять башен: Глухая и Наугольныя 1-я, 2-я, 3-я и 4-я. Ворота получали названия от икон, которыя на них поднимались, а башни—по своему положению на крепостной стене. Так как в „городе“ Кайсаров указывает церковь Михаила Архангела с приделом Спаса Нерукотвореннаго на верху, а на этом месте ныне находятся, как достоверно известно, две отдельныя церкви—Спасская летняя и Архангельская зимняя, то это указание дает ключ к верному определению местоположения древней Соликамской крепости на горе возле Вознесенского монастыря, на западной стороне селения. Все другия церкви Кайсаров показывает к востоку от „города“ (крепости), на посаде. Кайсаров говорит, что „город Усолья Камскаго—деревянной на речке на Усолке“. Действительно, Усолка изгибом приближается к самому монастырю, возле котораго и стояла крепость. Мы затрудняемся только точно определить, с которой стороны были Спасския и другия ворота в городе. У одной из Наугольных башен был устроен „тайник из под городовые стены к речке к Усолке“, как в Чердыни—к Колве. По размерам Соликамский город был больше Чердынскаго, что можно заключить из следующих слов:

„А всего четверы ворота, да пять башен, а меж ворот и башен городовых— стен восемьдесят три (83) городни“.

Полагая каждую городню в 3 сажени длины, найдем окружность города равною 249 саженям. Между тем Чердынская крепость имела 62 ⅓ городни или 187 сажен. Кругом Соликамской крепости сделан был ров, хотя „с трех сторон около города (были) места наводныя“, т. е. низкия, полыя.

Кроме Михаило-Архангельской церкви и при ней девичья монастыря с 10 кельями, в „городе“ или крепости „для осаднаго времени“ было 19 амбаров[1] посадских людей, куда в случае неприятельскаго нападения, каких было несколько в ХVI веке, сносили имущество их владельцев. Один из этих амбаров—посадскаго человека Василия Щепета был занят оружием, имел значение арсенала, другой принадлежал Пыскорскому монастырю.

„Да в городе ж погреб пушечных запасов с выходом“. Да на городе наряд: пищаль медная пол-осмы (7½) пяди попорчена, да пищаль медная ж шести пядей, а к ним по кружалу 260 ядер железных“. Да в амбаре Василия Щепета было 20 пищалей затинных, а к ним 3213 ядер железных, 36 пищалей ручных, к ним один пуд свинцовых пуль и 10 мешечков кожанных пороховых и 10 кишений (мешков) кожаных же. Да в погребе пушечных запасов было: 11 пуд 12 гривенок (фунтов) зелья (т. е. пороху) пищальнаго, 12 пуд 28 гривенок с полугривенкою свинцу и 3 пуда 30 гривенок селитры и 23 гривенки серы[2].

Соликамский кремль просуществовал до 1672 года когда, по свидетельству летописи,

„на горе старинной рубленый город с башнями и многими другими строениями сгорел“[3].

Однако от этого пожара доныне сохранились в зимнем соборе г. Соликамска две иконы—Спаса Нерукотвореннаго и Николая Чудотворца, некогда висевшия на Спасских и Никольских воротах и доселе именуемыя в народе башенными. Это—единственные памятники давно исчезнувшей в огне Соликамской крепости. Между тем, Чердынский кремль существовал еще в половине прошлаго века. Вместе с „городом“, если еще не ранее, исчез в Соликамске и девичий Архангельский монастырь.

Другой ряд укреплений составлял так назыв. острог. Он шел кругом всего посада, составлял как-бы наружное укрепление Соликамска. Давно потеряв значение оборонительнаго укрепления, острог уже во время Кайсарова представлял из себя развалины.

„Да около посада острог, а у острога ворота, и башни, и городни погнили, да городень сажен с 30, да башня глухая, а по мере по тому острожному месту 860 сажен; а рву около острогу не было, дворов около острогу близко нет—места наводныя“[4].

Мы видели (глава I), что в Чердыни острог имел при Кайсарове 562 сажени протяжения, имел еще 6 башен и 4 бойничных вывода, хотя на 180 сажен и „вывалился“. В Соликамске же городни острожныя сохранились только на протяжении 30 сажен, и 830 сажен острогу „вывалилось“. Быть может, причиною скораго падения наружных креплений Соликамска и было положение их на низком месте, ежегодно потопляемом водами рек Камы и Усолки. Ремонтировать же эти укрепления после покорения Сибири не считали нужным. Впрочем южная часть города, на левом берегу Усолки, расположена на возвышенной местности, где, кажется, и сохранилась до Кайсарова часть креплений в острожной стене.

источник: Пермская старина. 1891 г. Вып.3., стр. 136-139


[1] ↑ а не 12 анбаров «для страднаго времени», как прочитал и напечатал г. Шишонко. (См. Пермск. Летоп. II, 146 и особое издание, стр. 5 и 8).
[2] ↑ Шишонко везде прочитал и напечатал вместо 11, 12 пуд—11, 12 пуль. (Пермск. Лет. II, 145, отдельное издание стр. 3). В Дубровинск. сборнике все описание церквей и крепостных укреплений отсутствует.
[3] ↑ Берх: «Путешествие в Чердынь и Соликамск». СПБ. 1821 г.; см. летопись под 1672 г.
[4] ↑ Отдельное издание книги, стр. 8--9 «Пермск. Летоп.» II, 146

Поделиться: