Общая сумма всех казенных сборов с города Соли Камской

В приказной избе. С. В. Иванов

Всеобщий доход казны с Соли Камской Кайсаров определяет в таких словах:

„И всего у Соли Камские с посаду данных и оброчных денег и с оброков пошлин триста восемьдесят рублев двадцать три алтына четыре деньги“ (380 р. 23 а. 4 д.)[1].

Складывая частные итоги по указанным выше четырем главным финансовым группам, мы получаем однако другую общую цифру, именно 397 руб. 24 алт. 4 деньги. Из общаго итога Кайсаров исключил, повидимому, все сборы, следовавшие в казну не с посада, а с пригородных оброчных статей.

Общая сумма казенных сборов с Соли Камской при Кайсарове более чем вдвое превышала сумму таковых сборов с Чердыни, доставлявшей казне только 165 руб. 13 алт. 4 коп. .1½ деньги (см. 1-ю главу). Быстрому экономическому росту Соли Камской на рубеже XVI и ХѴІІ веков способствовали два главных фактора:

  • а) направление главнаго пути в Сибирь чрез этот город с 1597 года
  • б) широкое развитие частнаго солеварения в этом городе.

В 1613 г. Соликамск избран был местопребыванием особых от Чердыни воевод, и это обстоятельство сразу подняло административное значение Соликамска в ущерб Чердыни. Во второй половине ХѴІІ в. Соликамск окончательно затмил Чердынь (о чем подробно изложено во II выпуске „Пермской Старины") и сделался важнейшим городом Великопермской страны. Из всех северо-восточных городов России с ним соперничал тогда по торговле с Сибирью другой поморский город Устюг-Великий, казенные сборы с котораго в 1630 г. доходили до 419 руб. 17 алт. 5 ден. (см. 1-ю главу этого выпуска[2]. Принадлежность Соликамска к числу „поморских" городов, снабжавших тогда хлебом и другими запасами Сибирь, имела для него очень важное экономическое значение.

Избы судная, земская и таможенная

Таможенные и прочие сборы в казну ведали особые „головы таможенные и целовальники". Наряду с таможенными сборами важную финансовую статью составляли „кабацкие прибытки" и судебныя пошлины.

„Да на посаде ж изба съезжая-судная, да под нею изба , где сидят старосты и целовальники. Изба таможенная, да у таможни ж погреб винной да кабак. А таможенную пошлину кабацкие прибытки собирают на Государя Царя и Великаго Князя Михаила Феодоровича всея Русии, по годам, головы таможенные и целовальники. Да в кабаке же пивоварня, да на реке на Усолке, на роднике, винокурня посадских земских людей; а с нея дань и явку в Государеву казну в четвертную[3] воеводам в съезжую избу. На посаде ж двор воеводской, да дворы Чердынцев на приезд“.[4]

Как велики были доходы таможенные и кабацкие — Кайсаров отдельно не показывает.

источник: Пермская старина. 1891 г. Вып.3., стр. 130-132


[1] ↑ Отдельное издание Усольской кн. Кайсарова, стр. 64. В «Пермск. Лет. II, 164 в этом месте допущена непростительная опечатка: 280 руб. вместо 380. В Дубровинской рукописи общий итог, к сожалению, не показан.
[2] ↑ О поморских городах см. «Пермск. Старину», I, 176.
[3] ↑ т. е. в казну Новгородской Четверти или Приказа, в ведении которых состояли Чердынь и Соликамск в финансовом отношении.
[4] ↑ Отдельное издание Усольской писц. книги, стр. 19 и 20; «Пермская Лет. II, 151. В Дубровинск. сборнике этого места нет.

Поделиться: