Укрепления Чердыни. Город и острог, боевыя приспособления и средства.

Остается указать древния укрепления Чердыни, о коих Кайсаров говорит весьма подробно. Выше мы видели, как плохи были в 1614 г. эти укрепления. Но и при Кайсарове в 1624 г. было не все исправно.

В 1628—4 г.г. Чердынь, как и Соликамск, имели двойной ряд укреплений: внутреннюю крепость, которая собственно в те времена и называлась городом (от слов: городить, огораживать), и наружныя укрепления или острог кругом всего селения или посада, прилегавшаго к городу. Внутреннее укрепление („город") составляли так называемыя городни—двойныя бревенчатыя стены, между которыми насыпалась земля. Каждое звено составляло особую городню, имело 3 сажени длины и скреплялось на обоих концах с соседними городнями посредством прочных свай. В нескольких местах между городнями устраивались ворота, а по самой стене ставились башни, снабженныя военными приспособлениями. Чердынская крепость, по Кайсарову, имела в окружности 62⅓ городни или 187 сажен, 4 башни: Среднюю, Наугольную, Глухую и Спасскую и 4 ворота: Глухия, Княжия, Спасския и Средния[1]. Крепость находилась в юго-восточном углу города, где ныне стоит старо-кладбищенская Троицкая церковь, и отлично была защищена с восточной и южной сторон самою природою: высокая гора здесь имеет очень крутые склоны; с северной же стороны находился глубокий ров. Из крепости к реке Колве шел потаенный ход или тайник, который уже в 1623 г. весь завалился.

Внутри укрепления находился пороховой погреб. Чтобы лучше представить себе древнюю Чердынскую крепость, я приведу описание ея, сделанное чрез 100 лет
после Кайсарова, в 1725 году, и напечатанное в известной „Вивлиофике" Н. И. Новикова.

„При том был еще деревянной кремль, пишет он о Чердыни,—в две стороны с перерубами, которой по описанию, в 1725 году учиненному, с восточную сторону имел 45 сажен, 12 клеток, с полуденною 67 саж., 23 клетки, где находилась башня вышиною 31 ½ сажень я двои створные ворота, с западную сторону содержал 50 сажен 15 клеток; с западной и полуденной стороны находилась угловая башня вышиною 2 сажени, стеновая круглая 1 ½ сажени; с северной стороны простирался на 60 сажен, где была также башня, называемая Спасскою, 7 сажен, и другая 1½ сажени вышиною, а все пространство сего укрепления составляло 222 сажени; за городом, на Соликамской дороге, стояла большая башня, от коей все городовое селение обнесено было полисадником. Кажется, что оное защитительное здание сооружено было до 1547 (7055) года, для охранения города от нападений безпокойных соседей, особливо же Пелымских Вогулич; но кем и когда оное построено—древность никаких преданий не оставила“[2].

Это описание Чердынских укреплений ценно в том отношении, что оно составлено было еще во времена существования крепости, а не по каким-либо воспоминаниям. Очевидно, это—какая-то оффициальная опись крепости. Заключение автора, что укрепление было построено первоначально еще до 1547 г. оправдалось позднейшими изысканиями, относящими первоначальное его сооружение к 1535 году[3].

Сравнение описаний Чердынскаго кремля показывает, что во время Кайсарова он был, в общем, такой же, как 100 лет после него, в отношении внешней своей формы: различие в измерениях его площади и длины стен произошло, кажется, от различия самой сажени в начале ХѴІІ и XVIII веков. Спасския ворота и над ними башня того же имени находились на северной стороне кремля, угловая или, по Кайсарову, Наугольная башня стояла в юго-западном углу крепости. Глухия и Княжия ворота были в южной стене, где над последними и возвышалась высочайшая башня Княжая более 30 сажен высоты. Следовательно, Средняя башня и ворота находились в западной стене.

Оборонительныя средства, кроме стен и башен, при Кайсарове были следующия:

„на городе наряду 2 пищали полуторныя медныя, а к ним по кружалу (в) 292 ядра железных, по 2 гривенки (фунта) ядро".

(Нарядом называлась тогда артиллерия; кружало ядер, т. е. конусообразно сложенныя ядра; полуторная пищаль, т. е. имеющая диаметр 1½ пяди (пядь равнозначуща нашему вершку; гривенкой назывался тогда фунт).

Кроме того в крепости были:

„пушка медная полу-осьми пядей, да пушечка 5 пядей, а к ним 752 ядра весом по 3 гривенки; да 9 Пищалей запальных, да 3407 ядр железных, да 1700 дробин, да обломок медной пищали весу полпуда; да 16 рушниц долгих (подобие ружья); да 142 пищали коротких ручных, да 5 стволов пищальных без лож[4].

Из этих слов видим, что пищалью иногда называлась в те времена пушка небольшаго калибра, иногда—короткоствольное ружье. Далее Кайсаров показывает еще в казне один якорь железный судовой,—да в погребе и анбаре 50 пуд 12 гривенок пороху, да 15 пуд полчетверти гривенки свинцу. Таков был Чердынский кремль в начале ХѴІІ века.

На небольшой его площади, как мы видели, возвышалась деревянная Воскресенская церковь, да кроме того стояло 28 амбаров и житниц посадских людей, хранилась государева казна и военные запасы. В случае неприятельскаго нападения, на кремль всегда возлагалась надежда, как на самое безопасное убежище. А таких нападений было не мало в течение XVI века. С покорением Сибири, они прекратились, и этим, кажется, нужно объяснить постепенное обветшание Чердынских укреплений, в которых в ХѴІІ в. не было и прежней надобности.

Все остальное поселение или посад Чердыни в старину было обнесено еще другим наружным укреплением или острогом стоячим, который, подобно городням, имел несколько ворот и башен. Острог охватывал снаружи все поселение, служа первой защитой жителям в случае нападения, почему также был снабжен „ нарядом"[5]. На протяжении этих наружных стен стояло еще 6 башен и было устроено 7 ворот и „4 вывода бойнишных", т. е. 4 отверстия в стенах, у которых стояли пушки. Кайсаров перечисляет в остроге следующия ворота, над которыми устроены были и башни (исключая, кажется, Богословских): ворота и башни Поповския, Романовския, Анисимовы, Прокофьевския, Покчинския, Богоявленския и Богословския. Не трудно заметить, что некоторыя башни и ворота назывались по церквам, около которых стояли, что дает возможность приблизительно указать их место в древнем остроге. Поповския ворота были у Наугольной городовой башни, следовательно с южной стороны. Не тут-ли и стояла та сторожевая башня, на Соликамской дороге, о которой упоминает опись 1725 года, и откуда начинался палисадник, огибавший тогда все население Чердыни?

Быть может, палисадник был на месте древняго острога. Романовския и Анисимовы ворота, вероятно, находились на западной стороне, откуда острог поворачивал на северо- восток, имея на этой стороне, по дороге в Покчу, ворота и башню Покчинския, а между Покчинскими и Анисимовыми еще Прокофьевския ворота «со стрельною», около коих, нужно полагать, находилась церковь св. Прокопия Устюжскаго. Следовательно, на северо-восточной стороне острога были, как и на западной, две башни и двои ворота: Прокофьевския и Покчинския. От Покчинских ворот острог поворачивал к Богоявленской церкви (разстояние 183 сажени), где стояли того же имени ворота и башня; отсюда острог тянулся на север, мимо Иоанно-Богословскаго монастыря, к реке Колве. Против монастыря еще были ворота Богословския, кажется, без башни (ибо на воротах монастырской ограды в то время находилась церковь Вознесения, против которой вряд-ли удобно было ставить башню). Таким образом острог стоячий времен Кайсарова, начинаясь у юго-западнаго угла города, дугообразно огибал город и оканчивался у Колвы, откуда по берегу до города „острогу не бывало, потому что крепость—река Колва“. При Кайсарове во многих местах острог уже вывалился. „И всего, заключает он, круг посаду Чердыни острогу 562 сажени, да полаго места, где острог вывалился, 180 сажен; а в остроге 6 башен, да 4 вывода бойнишных, а около острогу поля пашенныя посадских людей“.

источник: Пермская старина. 1891 г. Вып.3., стр. 25-30


[1] ↑ «Пермская Летопись» ІІ, 185.
[2] ↑ «О древнем и нынешнем состоянии Великой Пермии» в «Древн. Российс. Вивлиофике», изд. 1791 г., том XVIII. стр. 237—238. Тоже дословно перепечатано в «Словаре географич. Российскаго государства» Афанасия Щекатова. Москва 1809 г., ч. ѴІІ, стр. 61—62.
[3] ↑ Н. С. Попов: «Хозяйств. описание Пермской губ.» III, 180—183. Архимандрит Макарий: «Памятники древности в Пермск. губерн.» в «Записках Императ. Археологич. Общества», т. VIII, 197—234. СПБ. 1856.
[4] ↑ «Пермс. Лет.» II, 185.
[5] ↑ Полное его описание см. в «Пермск. Летоп.» II, 187.

Поделиться: