Чердынские храмы времен Кайсарова

Переходим к Чердынским храмам времен Кайсарова. Первою церковью не только в Чердыни, но и во всей Перми Великой, как мы знаем, несомненно была Иоанно- Богословская монастырская. Из приходских же церквей Чердыни прежде всех упоминается в источниках церковь Варлаама Чудотворца.

30 апреля 1553 года в ней был пожар, истребивший хранившуюся в этой церкви Великопермскую уставную грамоту Чердынцев и Усольцев XVI века[1]. Эта церковь стояла вне крепости на посаде и, судя по тому, что в ней хранился важнейший документ, коим определялись все права Чердынских и Усольских посадских людей, она была едва-ли не древнейшею церковью на посаде Чердыни, особенно почитаемою среди других. Это видно и из того, что она посвящена была имени Великаго чудотворца, мощи котораго покоятся доныне в Хутынском монастыре около Новгорода Великаго; а это как бы указывает на то, что основателями ея были еще выходцы из Новгорода, от котораго Пермь Великая зависела до 1472 года, хотя только и номинально в последние годы Новгородскаго периода Пермской страны. После пожара 1553 г. церковь была возстановлена и существовала при Кайсарове, но уже в качестве приписной к храму св. Прокопия Устюжского, находившемуся также в остроге на посаде Чердыни. Это видно, во 1-х, из того, что В церкви Варлаама при Кайсарове служил „Прокопьевский же священник Павел“, а во 2-х из того, что в самом Прокопьевском храме важнейшими образами Кайсаров считает Прокопия Устюжскаго и Варлаама Хутынскаго[2]. В 162¾ г.г. храм Варлаама Хутынскаго Чудотворца был „древян клетцки“, имел колокольницу с 6 колоколами „средними и меньшими" и две иконы „на золоте": Одигитрии и Варлаама Хутынскаго; на последней в числе украшений писец показывает ноугородку золочену[3]. Все описание Кайсарова убеждает нас, что в его время церковь Варлаама Хутынскаго в Чердыни уже далеко не пользовалась прежним значением. В самом начале нашего века этой церкви в Чердыни уже не существовало. Не положил-ли конца ей страшный Чердынский пожар 1792 года?

Второе место, по древности упоминания в источниках, принадлежит в Чердыни церкви Николая Чудотворца Великорецкаго. Первое упоминание ея находим в книгах Яхонтова 1579 г., а Кайсаров делает очень подробное ея описание. В его время этот храм на посаде был „узорчат, верх шатром, древян", был богато украшен иконами, имел приписную церковь Флора и Лавра теплую „клетцки", общую при них колокольню, на которой был большой колокол 18 пудов, под ним—в 8 пудов, третий в 7 пудов и 2 колокола по 3 пуда. Из икон в Никольском храме писец подробно описывает: Живоначальной Троицы, Благовещения, Николы Чудотворца, „стоящей, писан на золоте, в киоте с притворы", а у него прикладу …. 52 гривны серебряных .... да 2 „ноугородки золочены"; далее образа: Спасов в трех видах, Богородицы Умиления в двух видах, Богородицы Казанския, Одигитрии, Николы Чудотворца выносной, Илии пророка; в приписной церкви иконы: Флора и Лавра, Николая Чуд., Одигитрии в двух видах. В Никольском храме было еще:

„паникадило медное, немецкое, весом 9 пудов", да другое—древянное, да „в казне у Николы 3 кольчуги, 3 шелома (шлема)". „Книги переносят из церкви в церковь". „Попа нет, а строение мирское[4]".

Последнее замечание как-то не вяжется с описанием богатаго храма. Вероятно, место священника в 162 ¾ г.г. было вакантно, ибо еще Яхонтов в 1579 г. упоминает „Великорецкаго попа".

Третьим по времени упоминания храмом Чердыни должно признать храм Благовещения с приделом Петра и Павла. При Кайсарове его уже не существовало, ибо он указывает только „место церковное в городе“, где был храм[5].

Затем на посаде Чердыни Кайсаров указывает еще следующия церкви: Живоначальной Троицы деревянную клетцки с образами Богородицы Одигитрии и Умиления и достаточным запасом книг, но без риз, без попа, стоящую без пения уже 6 лет; при церкви было место дворовое пономаря Ивашки Чекменева[6]. Судя по этому упадку, Троицкая церковь возникла еще задолго до Кайсарова.

Храм на посаде во имя Стефана Велико-Пермскаго Чудотворца[7], „древян клетцки“ с образами: св. Стефана, Николы Чудотворца Можайскаго, Воскресения, Егория Страстотерпца, Богородицы запрестольный и Одигитрии. При храме была колокольня, дворы попа, дьячка и пономаря и пашни пахатныя церковныя 8 четей в поле, а в дву потому же. В противоположность Троицкой, эта церковь, как видим, была хорошо обезпечена.

Храм „теплый древян клетцки" Климента, папы Римскаго с образами: Климента, Петра Александрийскаго, Одигитрии, Пятницы Параскевы в двух видах и еще Климента. Книг было довольно. Колокольня была только о двух небольших колоколах.

Далее—соборная церковь Воскресения с приделом Введения. Хотя источники упоминают о ней сравнительно поздно, но нет сомнения, что она била, как соборная, одной из наиболее древних в Чердыни и едва-ли не самою богатою. Кроме торговых лавок, которыя имели и многия другия церкви, как мы видели выше, собор имел 10 церковных дворов и 15 четей с полуосьминою пахотной земли. В соборе и приделе было много богослужебных книг, утвари, облачений и икон, из коих некоторыя были украшены жемчугом. Из икон Кайсаров подробно описывает в соборе: два образа Воскресения, два образа Николая Чудотворца, Троицы и Одигитрии; в приделе: Пресв. Богородицы 3 иконы, ея же Введение и Умиление, Спаса Нерукотвореннаго[8]. Подобно другим церквам, собор многократно горел (например в 1700 и 1792 г.г.), но опять заново отстраивался. „Рубленая шатром" колокольня собора имела благовестный колокол в 50 пудов, да еще 5 колоколов весом в 20 пуд., а в нижнем ея ярусе был устроен холодный храм Николая Чудотворца, имевший на колокольне свои 3 колокола. Эта церковь была мирским строением; служили в ней в праздники приходские священники[9].

Несколько севернее собора, также на посаде, в остроге, стоял теплый храм Богоявления, сохранившийся, как и собор, доныне. При нем была особая колокольня с 3 колокол. и двор попа, но земли не было. Из икон были замечательны: Богоявления, Одигитрии, Петра и Павла, Афанасия Александрийскаго, еще Одигитрии, Прокопия Устюжскаго, Варлаама Хутынскаго, Богородицы—Сергиева видения, Спаса Нерукотвореннаго и Николая Чудотворца.

Храм древян теплый клетцки во имя Прокопия Устюжскаго, к которому, как мы говорили, кажется, была приписана старейшая Варламовская церковь. Он имел торговыя лавки, 2 двора поповских и богатыя иконы: Прокопия Устюжскаго, Варлаама Чудотворца, Николая Чудотворца, Одигитрии, Воплощения, Пресвятыя Богородицы и св. Георгия[10].

Таким образом на посаде Чердыни, в остроге, Кайсаров описывает 9 церквей. Десятую церковь—теплую древяну клетцки—Воскресения Христова он указывает в самом городе, т. е. в крепости. При этой церкви был придел Афанасия Александрийскаго и следующие замечательные образа: два образа Воскресения, Афанасия Александрийскаго, Афанасия и Кирилла, Одигитрии и собора Пресвятыя Богородицы. При церкви не было особой колокольни, а 2 колокола гривенок (фунтов) по 30 висели на самом храме[11].

До Кайсарова тут же, в крепости, стоял и храм Благовещения с приделом Петра и Павла, о коем упомянуто выше.

Итак всех церквей в городе и на посаде, т. е. в остроге Чердыни в 1623—4 г.г. было 10, кроме 4 монастырских. Из них уцелело до нашего времени, и то, разумеется, в совершенно перестроенном виде, лишь 4: Воскресенский собор, Богоявление, Иоанн Богослов и Успение—последния две были монастырския. Более всего истреблено было старинных церквей во время сильных пожаров 1700 и 1792 годов.

***

Из других общественных и казенных зданий Кайсаров упоминает следующие: на посаде, в остроге, стояли изба съезжая судная, изба таможенная, государев кабак, тюрьма, двор воеводский, двор подьячий, двор дьячий, два двора земских посланников и гонцов; и под горою, на берегу Колвы, стояли кабацкая пивоварня и две винокурни.

источник: Пермская старина. 1891 г. Вып.3., стр. 21-25


[1] ↑ В «Пермск. Стар.» вып. I, на стр. 187, читаем: «и та наша грамота сгорела лета 7061 году апреля в тридесятый день в церкви Варлаама Чудотворца на посаде».
[2] ↑ «Пермская Летопись», И, стр. 191—192.
[3] ↑ ibidem, II, 192. Новгородками назывались в древности монеты Новгородскаго чекана. Новое любопытное свидетельство о древности церкви.
[4] ↑ Полное описание храма Николы Великорецкаго см. «Перм. Лет.» II, 193—194.
[5] ↑ «Перм. Лет.» II, 187.
[6] ↑ ibidem, II, 192.
[7] ↑ Кайсаров везде святителя Стефана неправильно называет «Великопермским». О происхождении этой ошибки см. «Пермск. Стар.» II, 224.
[8] ↑ «Пермс. Летоп.» II, 188—190.
[9] ↑ ibidem и еще стр. 192.
[10] ↑ «Пермск. Летоп.» II, 191—192.
[11] ↑ ibidem, II, 186—187.

Поделиться: