Чердынь в 1579 году

По писцовой книге Яхонтова, состояние Чердыни в 1579. г. представляется в следующем виде. На посаде города было дворов пашенных тяглых крестьян 52, безпашенных крестьян 238, всего 290; в них людей 326 человек мужскаго пола; пустых дворов было 12. О городской крепости, в то время существовавшей, а также о городских церквах Яхонтов не говорит ни слова.

Хозяйство у жителей Чердыни было следующее: в городских полях пашни посадских пашенных крестьян было 457 четей и перелогу 184 чети в поле, а в дву потому же (трехполье)—земля худа. Лесу пашеннаго около полей было 120 десятин; выражение „лес пашенный“ нужно понимать в смысле: лес пашенных крестьян. Сена у последних на р.р. Колве и Вишере по обе стороны было 3530 копен, а у безпашенных крестьян на тех же реках было 1086 копен. Посадские люди имели за городом „животинный выпуск“, т. е. выгон, за р Колвой, на низменном берегу, против самаго города; выгон был мерою в длину одна верста, а поперек—полверсты. За Колвою же, в речке Чудовке, „от межи Богословскаго монастыря от мельнишнаго пруда вверх речкою Чудовкою до вершины“, а также в озере Шихтере посадские люди Гриша да Ероша (Ерофей) Ивакины с братьею оброчили рыбною ловлю за 10 алтын (30 копеек) в год и за 3 деньги пошлины с оброка (1½ копейки)[1]. Некоторые посадские имели еще вместе с уездными крестьянами варницы и отхожия рыбныя ловли, о коих скажем во 2 главе.

Так как писцовыя книги составлялись с целью казеннаго обложения земель, угодий и разных промыслов, то Яхонтов подробно останавливается на этих последних. По имущественному цензу все население города, именовавшееся общим родовым именем посадских, в ХVI в. разделялось на три класса: людей лучших, молодших и самых молодших. Первые два класса более зажиточных людей занимались торговлей в лавках, которыя Яхонтов делит на две статьи: лавки первыя статьи принадлежали преимущественно лучшим людям, а вторыя или „середния“ статьи—молодшим; первых в 1579 году было в Чердыни 21, вторых 46. Местами Яхонтов лавки прямо называет лучшими и середними и более не указывает никаких. Оброку с лавок было положено: с 21 лучшей лавки по 5 алтын (15 копеек) с каждой, а 46 средних лавок по 1 гривне с каждой (10 копеек).

На каждый оброк налагались тогда еще так называемыя казначеевы и дьячьи пошлины в размере с рубля по 10 денег (5 копеек), или с гривны по деньге. На указанный оброк с 67 лавок этих дополнительных пошлин приходилось 12 алтын 5½ денег („12 ал. полшесты деньги“). Переводя же все эти платежи на наш счет, получим, что оброку со всех 67 Чердынских торговых лавок следовало в казну 7 рублей 75 копеек в год, да Казначеевых и дьячьих пошлин по 5 копеек с рубля или 38 копеек 1½ деньги (денежки). Не перечисляю поименно торговых людей Чердыни, так как книга Яхонтова напечатана вся.

Мы знаем, что дворы городские „разметывались“ (разверстывались) в сохи. В Великопермских писцовых книгах Яхонтова в соху полагалось по 64 двора. Яхонтов насчитывает „сошного письма на посаде (Чердыни) четыре сохи с полусохою и пол-пол-пол-чети сохи". Это значит: 4 большия сохи, ½ сохи и ¹⁄₃₂ сохи, или 256 (64 X 4) + 32 + 2 двора=290. Всех же сборов с Чердыни, как увидим во второй главе, шло ежегодно до 70 рублей.

Таковы сведения, почерпаемыя нами о Чердыни из писцовых книг Яхонтова 1579 г. Мы не привели только имен и фамилий жителей Чердыни, потому что эти книги напечатаны[2].

Из других источников мы знаем еще, что во времена Яхонтова в Чердыни существовал Иоанно-Богословский монастырь, межа владений котораго на речке Чудовке упоминается впрочем и Яхонтовым. Это был первый во всей Перми Великой монастырь, возникший с тех пор, „как Пермичи крещенье приняли“ (в 1462—3 г.г.), и имевший свои вотчины, по коим Яхонтов составил особыя писцовыя книги. Последния, в сожалению, доселе не найдены, и мы знаем только небольшое извлечение из них, сделанное в царской грамоте этому монастырю от 10 августа 1580 г. „И всего за Богословским монастырем, по писцовым книгам,—говорит эта грамота—пашни и перелогу 32 четверти, да лесу пашеннаго 37 десятин, да сена 500 копен“ [3].

Кроме того из грамот же известно еще о существовании в Чердыни в конце XVI века деревянной крепости, которая возникла еще в 1535 году, вместо сгоревшей тогда в Покче такой же крепости, и была построена Давыдом Курчевым[4]. К началу ХѴІІ века Чердынская крепость успела уже обветшать и требовала ремонта. Это видно из царской грамоты 1614 г. относительно составления описи городу Перми. Самая опись, к сожалению, до нас не дошла, но в грамоте приведено несколько слов, указывающих тогдашнее состояние крепости, или, по тогдашнему, города:

„В Перми город Чердынь деревянный, а на городе шесть башен, а мосты и обломы на городе и па башнях сгнили и кровля обвалилась; а у города четверы ворота да тайник завалился; а на городе наряду: пушка медная 12 пядей в станку, а станок и колеса ветхи и худы; пушка медная 9 пядей в станку ж; а по счету в тем пушкам 294 ядра железных, весом но 2 гривенки (т. е. фунта); пушка медная по … пядей, а по счету к тем пушкам 608 ядер железных весом по 4 гривенки, а иныя в полчетверти, а иныя в три гривенки “[5].

Укрепления в Чердыни и других городах в XVI в. сооружались на случай защиты от частых в те времена набегов Вогуличей, Ногайских Татар и других соседей Перми Великой.

Писец Яхонтов не сообщает ничего как о Чердынской крепости, так и о церквах, которых в его время в городе было, конечно, несколько. Только при перечислении торговых лавок Яхонтов упоминает между прочим 4 лавки Никольскаго Великорецкаго попа, указывающия на существование церквей. Вообще он дает сведения исключительно экономическаго характера, но сведения эти очень ценны по своей достоверности и точности. Об отхожих рыбных ловлях и варницах речь будет в следующей главе.

 источник: Пермская старина. 1891 г. Вып.3., стр. 1-5


[1] ↑ Дубровинская рукопись писцовых книг, листы 13—17.
[2] ↑ Библиографию Великопермских писцовых книг см. в «Пермск. Стар.» вып. I, 70—73.
[3] ↑«Пермс. Старина» вып. I, 84—85. «Акты Историч.» I, № 207. «Пермс. Летопись» Шишонко. I, стр. 89.
[4] ↑ «Пермс. Старина». I, 169.
[5] ↑ «Акты Историч.» т. III №№ 8 и 43. Еще см. «Акты Археогр. Экспед.» III, № 13 и статью архимандрита Макария «Памятники древности в Пермской губернии» в «Записках Императ. Археологическ. Общества», т. VIII. СПБ. 1856 г. стр. 197—234.

Поделиться: