Управление Перми Великой в ХѴІІ столетии

воевода

Об управлении вотчин Строгановых, а также монастырей Пыскорского и Вознесенского в ХѴІІ в. мы говорили уже довольно подробно в соответствующих местах настоящаго труда. Здесь нам предстоит сгруппировать сведения собственно об управлении уездов Чердынского, Соликамского или Усольского и Кайгородского за тоже время. Скажем отдельно об управлении духовном и гражданском, соблюдая в этой главе некоторую краткость, так как главная цель наших изследований — определение прежних поземельных отношений в стране Великопермской.

Важнейшим фактом в церковной истории этой страны в ХѴІІ веке было, конечно, отделение всей области Перми Великой, в отношении церковного управления, от Вологды и присоединение ея к Вятке в 1658 г., с переименованием прежней епархии Вологодской и Великопермской в Вятскую и Великопермскую. Причиною этой перемены в церковно - административном отношении была отдаленность Перми Великой от Вологды и обширность прежней Вологодской епархии[1]. Известный составитель «Списков иерархов» Строев относит, впрочем, основание Вятской епархии к 1657 г., на том основании, что первый епископ Вятский и Великопермский Александр был переведен из Коломны на Вятку 5 декабря 1657 г.[2]. Однако открытие новой епархии Вятской и Великопермской последовало, надо полагать, только в 1658 году, к которому это событие согласно приурочивается всеми местными изследователями, конечно, не без основания.

Одновременно с отчислением Перми Великой от Вологды к этой последней в 1658 г. были присоединены Белоозеро, Пошехонье и Чаронда, и там прежнее название Вологодской и Великопермской епархии было заменено новым наименованием архиепископии Вологодской и Белоезерской. В Вологде во время этой перемены был архиепископ Маркелл (правил в 1645 — 1663 г. г.)[3]. Но и после того епархия Вологодско-Белозерская была столь обширна, что бдительный надзор за пасомыми на таком пространстве для одного лица был не под силу. Это обстоятельство заставило Иоакима, патриарха Московского и всея России, в 1676 году отделить от Вологды и присоединить к Вятке Яренский уезд, а именно «десятины» (т. е. по нынешнему, благочиннические округи) Пермскую, Устьвымскую и Вожемскую. В Вологде был тогда следующий архиепископ Симон (1664 — 1684 г.г.), а на Вятке — второй епископ Иона, управлявший епархией в 1674 — 1699 г.г.[4]. Сохранилось две «памяти» этого Ионы к духовенству и мирянам причисленных к Вятке «десятин» — одна от 30 июня 1676 г. и другая от 29 сентября 1677 г.[5]. В первой из них между прочим заявляется:

«Нынешняго 184 году июня в 30 день великий господин святейший Иоаким, патриарх Московский и всеа Руси, и с преосвященными митрополиты и архиепископы и епископы, прилучившимися в царствующем граде Москве, со всем освященным собором, соборне указали епископьи Пермьской начальными городки Вымью и Еренским и Вожемью с уезды, идеже св. Стефан, епископ Пермьской, слово Божие проповеда, ….. ведать и управлять преосвященному Ионе, епископу Вятцкому и Великопермскому, и по нем будущим епископом Вятским и Великопермским владеть к Перми Великой и Чердыни и Соли Камской с уезды».

На этом основании «память» предписывает по всем церковным делам означенным городкам впредь иметь дело с Вяткою,

«а в новой год церковной дани и всяких окладных и неокладных доходов на Вологду в домовую архиепископлю Софийскую казну впредь бы не платить».

Возсоединение «начальных городков» Усть-Выма, Еренска и Вожемы с Великой Пермью имело историческое основание. Св. Стефан обратил в христианство Вычегодскую Пермь, а его четвертый преемник Иона — Великую или Прикамскую Пермь, почему обе Перми должны были составлять в церковном отношении одно целое, иметь одного епископа. Но так как с ХVІ века Вычегодская Пермь пришла в упадок, а Великая быстро стала возвышаться политически, то последней и отдавалось теперь преимущество пред первой, что и выражалось в титуле епископов сначала Вологодских и Великопермских (в 1584 — 1658 г.г.)[6], а потом Вятских и Великопермских (в 1658 — 1799 г.г.). В этом обстоятельстве заключается историческая разгадка весьма распространенного, но несогласного с действительностию и потому ошибочного наименования св. Стефана Великопермским на том основании, что с конца XVI в. просвещенная им страна составляла часть Великопермской епархии. Эта историческая ошибка получила санкцию от бывших епископов Вологодских и Великопермских и преемственно с 1658 г. поддерживалась епископами Вятскими и Великопермскими. И те и другие именовали Великопермскими не только самого Стефана, но также Герасима и Питирима, хотя все три святителя не бывали в Великой Перми, а жили в Усть-Выме, на Вычегде. Вторая «память» епископа Ионы от 29 сентября 1677 г., повелевавшая всем ставленникам и челобитчикам, по указу царя Феодора Алексеевича и по благословению патриарха Иоакима, обращаться в Вятку, а не в Вологду, — оканчивалась такими словами:

«А милость Божия и Пресвятыя Богородицы и великих святителей Николая, архиепископа Мирликийского, Стефана, Герасима, Питирима и Ионы, епископов Великопермьских, и всех святых молитвы и наше благословение да есть и буди с вами ныне и во веки»[7].

А между тем преподобный Епифаний, современник св. Стефана, автор известного его «жития», везде называет Великого первосвятителя Пермян епископом Пермским, так как в то время и не было еще епархии Великопермской, да при том же название Пермский было совершенно правильно в историко-географическом смысле. До какой степени распространено ошибочное наименование св. Стефана, укоренившееся со времени основания епископии Вологодской и Великопермской, видно из того, что даже в Москве, у Спаса на Бору, на гробнице Пермского первосвятителя, на изголовном его позлащенном венце вырезана по серебру надпись: «Св. Стефан Великопермский». Мудрено-ли, что местное духовенство постоянно повторяет ту же ошибку и даже с явным недоверием относится ко всякому ученому разъяснению ея, вместо того чтобы с признательностью принять указание этой исторической несообразности, тем более что и самой епархии Великопермской давно не существует. Бывшая Вычегодская Пермь еще с 1796 года опять перешла в ведение епископов Вологодских и Великоустюжских[8], а бывшая Великая Пермь с 1800 года составила особую Пермскую епархию.

***

Об управлении первых епископов Вятских и Великопермских Александра (1658 — 1673) и Ионы (1674 — 1699), а также и живших в следующем столетии в Вятке сохранилось много сведений, хорошо разработанных местными изследователями старины, особенно почтенным протоиереем Никитниковым в его прекрасной книге: «Иерархия Вятской епархии» (Вятка. 1863 г.)[9]. Любопытно то, что об епископе Александре, современнике патриарха Никона, сохранились известия, как о приверженце «древлеправославия» и противнике патриарха, будто бы покровительствовавшем приверженцам старопечатных книг, старой веры и обрядов. Епископ же Иона представляется строгим поборником истинного православия, безупречной жизнью и добродетелями снискавшим славу

«благочестия насадителя, непорочностию нравов, святостию жития и неусыпными трудами паству свою украшавшего».

Однако нравственное и умственное состояние тогдашней паствы и самого духовенства оставляло желать многаго. Довольно сказать, что духовенство в те времена боялось просвещения и поэтому всеми мерами старалось удерживать своих детей от посылки в школы. Умственная тьма царила почти поголовная, и суевериями была преисполнена жизнь не только мирян, но и лиц духовного звания. Много труда предстояло еще в следующем XVIII в. иерархам Вятским и Великопермским! Я не буду входить в документальное изложение нравственного состояния паствы, так как это может составить предмет особаго изследования. Материалы по этому вопросу можно найти в указанных выше местных изданиях, а также в «Актах Исторических» и «Дополнениях» к ним.

***

Переходя к истории гражданского управления Перми Великой в ХѴІІ веке, мы опять будем кратки. Главною нашей целью в этом случае будет указание порядка воевод; историю же внутренняго управления краем мы не будем излагать, так как этот сложный вопрос должен составить со временем предмет особаго изследования. Много относящихся сюда сведений сгруппировано в хороших статьях А. А. Спицина, известного изследователя Вятского края, история котораго имеет близкую связь с страною Великой Перми именно в отношении административного управления. Статьи г. Спицына помещены в ежегодном издании Вятского Губернского Статистич. Комитета — «Календаре Вятской губернии» на 1887, 1888 и 1889 годы[10]. В общих чертах внутреннее управление на Вятке и в Перми Великой в ХѴІІ в. было одинаковое, почему я пока и ограничиваюсь указанием на эти статьи.

В I выпуске «Пермской Старины» уже перечислены воеводы Перми Великой, правившие краем в XVI и начале ХѴІІ в.[11], при чем было сказано, что с 1636 г. Чердынский и Усольский уезды были соединены в одно воеводство, центром котораго и местопребыванием воевод был назначен Соликамск. Причиною этого предпочтения Соли Камской пред Чердынью было изменение Сибирского пути, с 1595 года направившагося южнее, чрез Соликамск, минуя Чердынь. Указываю дальнейших воевод Соликамских и Чердынских по списку, приведенному в книге протоиерея Луканина: «Церковно-историческое и археологическое описание Соликамска» (Пермь. 1882 г., стр. 133 — 136), сделав в этом списке некоторыя хронологическия поправки на основании достоверных источников, помещенных в «Актах Исторических», «Дополнениях» к ним и других изданиях.

Воеводы Соликамские и Чердынские.

  1. Богдан Иванович Комынин 1636 — 1639 г.г.
  2. Дорофей Емельянович Остафьев 1640 — 1641.
  3. Григорий Афанасьевич Загряжский 1641 — 1643.
  4. Михайло Иванович Засецкий 1644 — 1645.
  5. Дмитрий Богданович Мешков - Плещеев 1645 — 1646 — стольник.
  6. Иван Васильевич Львов 1646 — 1647.
  7. Прокопий Козьмич Елизаров 1647 — 1648, думный дворянин, переписавший в 1647 г. Пермь Великую.
  8. Князь Петр Семенович Прозоровский 1649 — 1651 — стольник.
  9. Семен Тимоф. Кондырев 1651 — 1654 — стольник.
  10. Афанасий Ермолаевич Сильвестров 1654 — 1656.
  11. Афанасий Евстафьевич Сильвестров - Кологривов 1657 — 1658.
  12. Лев Андреевич Плещеев. 1659 — 1660 — стольник.
  13. Степан Петрович Наумов 1660 — 1661.
  14. Михайло Степанович Голенищев 1662 — 1663.
  15. Князь Семен Лукич Щербатой 1663 — 1665 — стольник.
  16. Борис Григорьевич Бухвостов 1665 — 1668.
  17. Самсон Иванович Огибалов 1668 — 1669.
  18. Стольник Иван Леонтьевич Монастырев да с ним дьяк Ларион Пашин 1669 — 1671.
  19. Иван Семенович Головнин да с ним подьячий Савва Тутчев 1672 — 1675. При нем же упоминается еще с приписью подьячий Никита Списков в 1672 г.
  20. Стряпчий с ключем Иван Козмин Корбин 1676 г.
  21. Дмитрий Никитич Наумов 1677 — 1680 — стольник.
  22. Окольничий Семен Тимофеев. Кондырев (вторично) 1680 — 1682.
  23. Федор Юрьев. Борятинский 1682 — 1684 — стольник.
  24. Назар Петров. Мельницкий 1684 — 1686 — стольник.
  25. Князь Михаил Федорович Шейдяков 1687 г. — стольник. Скончался 4 мая этого года. Дослуживал за него сын его князь Афанасий Михайлович.
  26. Стольник Иван Алексеевич Головин 1688 — 1690 г. Этот воевода жил почему-то в Чердыни.
  27. Ближний стольник Иван Иванович Нарышкин 1690 — 1692. Умер в Соликамске в 1692 г. С ним был подьячий Нефед Дмитриевич (по другим — Иванович).
  28. Ближний стольник Семен Федоров. Нарышкин и с ним товарищ Федор Кириллов. Нармацкий да подъячий Лука Волков 1692 — 1694. И этот Нарышкин умер в Соликамске 2 июля 1694 г.
  29. Андрей Андреевич Нарышкин, племянник покойного Семена Федоровича, доживал на воеводстве (и с ним Лука Волков) три месяца, по указу государя от 6 ноября 1694 года.
  30. Ближний стольник князь Юрий Яковлевич Хилков да с ним подъячий Андрей Александрович Титов 1695 — 1696.
  31. Стольник князь Федор Иванович Дашков да с ним дьяк Степан Золотарев 1697 — 1698.
  32. Стольник Василий Яковлевич Новосильцов с 1699 не известно до какого года. С ним подъячий Григорий Бирюлев. Сестра воеводы Марья Яковлевна вышла за Григорья Дмитриевича Строганова.
  33. Стольник князь Иван Иванович Щербатой да с ним товарищ дьяк Степан Лукьян. Пупков 1707 — 1710.
  34. Стольник Ларион Якимович Сенявин — коммендант 1711 — 1715. С ним дьяки Лукьян Иван. Волков и Андрей Баев да подъячий Александр Симанов.
  35. Дорофей Афанасьевик Траухнит — коммендант, в 1716 г. умер в Соликамске.

В 1717 году происходит важная административная перемена: в Чердыни и Соликамске стали управлять особые воеводы с оффициальным названием Чердынских и Соликамских коммендантов (народ называл их по прежнему, воеводами). Название это появляется с учреждением первых губерний, созданных Петром в 1708 году, почему упомянутые выше стольник Сенявин и Траухнит также именовались уже коммендантами, сохраняя власть над обоими уездами. С 1717 года Чердынский и Соликамский уезды снова обособились по управлению, получив каждый особаго комменданта.

Первые Чердынские комменданты были: Григорий Иванович Вахромиев в 1717 г. и Ландрат Викул Петрович Греков в 1718 году

Соликамские: Григорий Иванович Ельчанинов в 1717 — 18 г.г. и Ларион Гаврилович Воронцов в том же 1718 году.

***

Кайгородский уезд Перми Великой управлялся долгое время одинаково с другим пригородом Солью Камской, что служит лучшим опровержением мнения некоторых местных писателей, приравнивавших Кай к Строгановским слободам, которые управлялись совершенно на других основаниях[12]. Не подлежит никакому сомнению, что Кай был пригородом Перми Великой, наровне с Соликамском, и никоим образом не приравнивался в ХѴІІ в. к Строгановским слободам. История управления Кайгорода лучше всего доказывает это. До 1613 года он управлялся Великопермскими наместниками и воеводами, жившими в Чердыни и ведавшими также Соль-Камскую[13]. В Кайгороде и Соликамске до 1613 года были только судьи и старосты, из коих в Кае известны: Степан Яковлев (1606 г.), Русан Ошканов (1611) — два старосты и Петр Ташкинов — судья, упоминаемый в том же 1611 году. Со вступлением на Русский престол новой династии Романовых, как мы говорили в своем месте[14], в Чердыни и Соликамске были учреждены два особыя воеводства, что продолжалось до 1636 года. В те же самые годы 1613 — 1636 и Кайгород с его уездом, как равноправный Соликамску, имел своих особых воевод, чего никогда не могло бы быть в Строгановской слободе, каковы: Орел-городок, два Чусовских городка и т. д. (об управлении их мы подробно говорили в соответственных местах). Мы имеем счастливую возможность сообщить теперь полный список особых Кайгородских воевод, составленный по Разрядным спискам В. В. Голубцовым и любезно нам сообщенный[15].

Особые Кайгородские воеводы, бывшие между 1613 — 1636 г.г.[16].

1. Иван Меньшов Редриков 1613 — 1617 г.г.
2. Постник Андреевич Бельский 1617 — 1620.
3. Семен Федорович Обедов 1620 — 1625.
4. Мина Кириллович Грязев 1625 — 1630.
5. Моисей Осипович Зеленый 1630 — 1631.  
6. Илья Васильевич Наумов 1631 — 1632.
7. Иван Никитич Пушкин 1632 — 1633.
8. Моисей Осипович Зеленый вторично 1633 — 1635.
9. Смирной Войнович Демский 1635 — 1636 и
10. Константин Михайлович Чириков 1636 г.

В 1636 г. в Чердыни, оставшейся в стороне от главного Сибирского пути, воеводство было упразднено, с подчинением этого города и уезда воеводам Соликамским. Но в Кайгороде, лежавшем на главном пути, остались после 1636 года самостоятельные воеводы, как и в Соли Камской. Таким образом в периоде времени с 1636 г. до учреждения губерний Петром В. в Перми Великой существовало, два воеводства: Соликамско - Чердынское и Кайгородское.

Из Кайгородских воевод за это время мы можем назвать немногих, а именно:

11. Степан Вельяминов около 1640 г.
12. Леонтий Травин в 1670 — 1671 г.г.
13. Гавриил Хрисанфович Волков в 1672 г.[17].
14. Князь Яков Борятинский в 1678 г.
15. Михаил Андреевич Еропкин 1679 г.
16. Иван Никитич Вельяминов 1682 г.

Таково было административное управление Соликамска, Чердыни и Кайгорода — этих трех главных городов Перми Великой — в ХVІІ веке. По характеру своему воеводское управление продолжало оставаться таким же, каким было оно и раньше[18]. Достаточно вспомнить расправу воеводы Юрия Хилкова с лучшими Соликамскими посадскими людьми при межевании земель князем Тюфякиным, чтобы убедиться в этом. За что пострадали в 1696 году Иван Суровцов, Ксенофонтов, Холмогоровы, Сапожниковы и другие усольцы в числе 18 человек? Хилков сделал на них донос в ослушании, очевидно, по общему уговору с Григорием Строгановым и князем Тюфякиным; но не ясно-ли из всего этого дела, что ослушание в данном случае было лишь энергичною коллективною защитою старинных поземельных прав усольцами?

Едва-ли лучше Хилкова был в свое время другой воевода Соликамский и Чердынский стольник Василий Новосильцов, на сестре котораго был женат Григорий Строганов. Не даром этот последний именно во время воеводства Новосильцева успел, посредством разных хитростей, правонарушений и при помощи своих денег и влияния, забрать в свои руки многочисленные погосты, деревни и починки по Иньве, Обве и Косьве, до того времени составлявшие особые самостоятельные станы Усольского уезда! Если бы у тогдашних воевод было побольше сознания своих служебных и гражданских обязанностей, побольше собственного достоинства и гражданской стойкости, то неужели они могли бы считать совместным с своей совестью союз со Строгановыми и разлад с теми посадскими и уездными усольскими людьми, управлять которыми они были призваны и от которых получали содержание за свою службу? Нет надобности говорить, какую память по себе оставили в народе подобные правители, шедшие в разладе с коренными интересами того населения, среди котораго должны бы являться блюстителями порядка и законности. Мы могли бы привести много доказательств высказанных мыслей из многочисленных царских грамот, челобитных и других оффициальных документов, изданных нашей Археографической Коммиссией, но не делаем этого потому, что работа наша и без того уже вышла по своему объему больше предположенной для втораго выпуска. нашего издания. Эти данные уместно будет сгруппировать в особом изследовании о внутреннем управлении Перми Великой в ХѴІІ веке, которым мы думаем заняться со временем.

А. Дмитриев.

источник: Пермская старина. Вып.2, стр. 221-233


 Примечания автора:

[1] ↑ «Пермская Старина», I, 144 — 148. Здесь перечислены мною и все преемники св. Стефана, жившие в XV и ХVІ веках до возникновения епархии Вологодской и Великопермской.
[2] ↑ Строев: «Списки иерархов и настоятелей монастырей Российской церкви». СПБ. 1877 г., стр. 799. В ХѴІІ в. Вологодскими иерархами были: Иоасаф (1603 — 1609), Сильвестр (1611 — 1613), Нектарий (1613 — 1616), Макарий (1617 — 1619), Корнилий (1620 — 25), Нектарий тот же (1625 — 26), Варлаам (1626 — 45) и Маркелл.
[3] ↑ ibidem, стр 731. В «Актах Археогр. Экспедиции» (т. ІѴ, стр. 147 — 149) см. две патриаршия грамоты этому Маркеллу о пожаловании Белаозера, Пошехонья, Чаронской округи и доходов.
[4] ↑ ibidem, стр. 799.
[5] ↑ Напечатаны в «Дополнен. к Актам Историч.», т. VII, стр. 126 — 128. Редактор этого тома Н. В. Калачев ошибочно относить обе эти памяти к одному и тому же 1676 году, ибо тогда год начинался с сентября. Авт.
[6] ↑ Об этом подробнее см. «Пермскую Старину», I, 146 — 148.
[7] ↑ «Дополнение к Актам Истории.» VII, 128.
[8] ↑ Строев: «Списки иерархов», стр. 783.
[9] ↑ Кроме того см. «Столетие Вятской губернии». Вятка. 1880 г., т. I и II и приложение ко II тому и обширные перепечатки из разных статей в «Пермской Летописи» Шишонко т. III, стр. 408 — 412, 1051 — 1056 и мн. др. Тут же много сведений о Маркелле Вологодском.
[10] ↑ Статьи А. А. Спицина: «Земля и люди на Вятке в ХѴІІ столетии» в «Календаре Вятской губ.» на 1887 г.; «Подати, сборы и повинности на Вятке в ХѴІІ ст.» (это — продолжение первой работы) в Календаре на 1888 г.; «Местное и областное управление на Вятке до ХѴII века» — в Календаре на 1889 год. Все статьи вышли и отдельными оттисками.
[11] ↑ «Пермская Старина» 1, 170 — 172.
[12] ↑ По этому вопросу уже была речь в «Пермск. Старине», вып. I, стр. 136 — 139.
[13] ↑ Список их см. там же, стр. 170.
[14] ↑ Там же, стр. 171 — 172.
[15] ↑ О всех воеводах Перми Великой В. В. Голубцов приготовляет особое изследование, предполагая поместить его в «Трудах Пермской Ученой Архивной Коммиссии».
[16] ↑ Этот список составляет дополнение к другим, приведенным в «Пермской Старине» I, стр. 170 — 172.
[17] ↑ Травин и Волков упомянуты в «Росписи воевод, городничих, осадных, казацких и стрелецких голов в Новегороде и других городах», 1672 года, напечатанной в «Дополнен. к Актам Историч.» VI, стр. 232 — 235. Остальные воеводы значатся в Разрядных списках.
[18] ↑ О злоупотреблениях воевод, их тиунов и доводчиков см. «Пермскую Старину», вып. I, стр. 173 — 181.

Поделиться: