Кайгородский уезд Перми Великой во второй половине ХѴІІ века

А. Саврасов, Ранняя весна. 1880-е

Только со второй половины ХѴІІ века мы получаем наконец возможность отдельно говорить о загадочном Кайгороде и его особом уезде Перми Великой, к которой относился он с самаго своего возникновения в XVI веке или ранее. Такой темной, мало разработанной истории не имеет ни одна часть Великопермской страны.

Куда могли деваться местные Кайгородские старинные акты — вот вопрос, давно и одинаково занимающий как пермских, так и вятских историков. Именно к древнему Каю приложима наша местная пословица: «канул, как в камский мох»! Тем более замечательна судьба кайгородских исторических актов, что их вовсе не оказывается и в богатых Строгановских архивах, хотя судьба Кая долго была связана с судьбою «именитых людей». Нет этих актов и в большинстве центральных архивов Москвы и Петербурга, и только в богатейшем собрании документов Московского Архива Министерства Юстиции каким-то чудом уцелела одна подлинная переписная книга дворов и людей в городе Кае, в Окологородном стане и в волостях: Волоснице, Зюдзинской и Колыше — переписи 1678 года Никиты Даниловича Глебова и подъячаго Тимофея Антропова[1]. На основании этого-то драгоценного документа мы и можем составить себе более или менее определенное понятие о Кайгородском уезде во второй половине ХѴІІ века. Впрочем в печати и переписная книга Никиты Глебова известна только в небольшом извлечении, правда, весьма существенном по своим цифровым данным[2].

О начале Кайгорода и его отношении к Чердыни, Соликамску, вотчинам Строгановых — короче ко всей Перми Великой мы уже говорили, на основании достоверных документов, в I выпуске этого издания[3]. Кайгород наравне с Солью Камской в XVI — ХѴІІ в.в. был пригородом Перми Великой - Чердыни и потому зависел от Великопермских воевод. Он имел свой Кайгородский уезд, непосредственно прилегавший к Пермскому - Чердынскому и занимавший самое верховье Камы. Теперь на этом месте находятся части Глазовского, Слободского и Усть-Сысольского уездов. Чтобы составить себе более или менее верное представление о величине Кайгородского уезда, сравним показания переписи Глебова 1678 г. с таковыми же переписи князя Бельского того же года по уезду Чердынскому и Усольскому. И на этот раз, как было при Яхонтове в 1579 г. и Кайсарове в 162¾ г.г., Кайгородский уезд, по неизвестным нам причинам, переписывало особо назначенное лицо, а не то, которое производило перепись всей области Перми Великой, хотя Кай несомненно был Великопермским пригородом. Этот вопрос составляет для меня неразрешимую загадку, как и многое в темном прошлом этого некогда уездного города, а ныне глухаго, бедного села Слободского уезда Вятской губернии, при р. Каме, имеющаго с небольшим 100 дворов и около 800 человек обоего пола[4]. Я пользуюсь, конечно, только выпиской из переписных книг Глебова, приведенной в ѴIII томе «Дополнен. к Актам Историч.».

«В Кайгородке, гласит эта выписка, по переписным книгам 186 году (1678), переписи Никиты Данилова сына Глебова: подъяческих и приставов и церковных причетников и сторожей 18 дворов, людей в них 50 человек; посадских 104 двора, людей в них 281 человек; бобыльских 6 дворов, людей в них 10 человек; вдовьих 6 дв., людей в них 7 челов.; бобылок вдов 7 дв., людей в них 6 челов.».

Следовательно, в 1678 году всего в Кайгородке было 141 двор и 354 чел. обоего пола. Это число дворов и людей слишком не велико, если вспомним, что в Чердыни и Соликамске еще при Яхонтове, следоват. ровно на столетие раньше (1579 г.), считалось в первой 302 двора, 67 лавок и 326 человек муж. пола, а во втором — 352 двора и 406 челов. муж. пола[5]. В конце ХѴІІ в., именно в 1693 г., Чердынь, не смотря на все пережитыя в этом веке невзгоды, все таки имела 425 дворов, 1 каменный магазин, 15 деревян. лавок и 1049 чел. жителей (гл. ІѴ, А.), а в Соликамске в 1678 году кн. Бельский, после всех страшных пожаров, все таки насчитал 465 дворов (ІѴ, Б.). Как ничтожен, значит, был в тоже время Кайгородок, как оправдывал он свое уменьшительное имя, не смотря на выгодное свое положение на главном Сибирском тракте, о направлении котораго мы говорили неоднократно[6].

Перейдем к Кайгородскому уезду.

«В Кайгородском уезде, продолжает таже выписка из книг Глебова, — церковных причетников 19 дворов, людей в них 60 человек; крестьянских 880 дворов, людей в них 3607 человек; бобыльских и вдов и бобылок 58 дворов, людей в них 137 челов., вдовьих 38 дворов, людей в них 90 челов.; половничьих 3 двора, людей в них 8 челов., монастырского вкладчика 1 двор, людей в нем 3 челов.; нищетских 13 дворов, людей в них 26 челов.; монастырской да закладчиков 1 двор, людей в нем 10 челов., да крестьянских 4 двора, людей в них 13 челов. Всего в Кайгородке, на посаде и в уезде, всяких чинов жилецких 1158 дворов; в них людей, и детей, и братьи, и племянников, и соседов, и подсоседников, и захребетников 4308 человек».

Следовательно, в уезде Кайгородском (без города) считалось в 1678 г. 1017 дворов и в них людей 3954 человека. Сравнивая эти данные с теми, какия приведены выше по уезду Чердынскому (гл. ІѴ, А.), мы находим, что вообще уезд Кайгородский был не велик, если и слабонаселенный Чердынский уезд в том же 1678 г. имел свыше 3000 дворов.

Кайгородский уезд. Атлас Российский 1745 г
Кайгородский уезд. Атлас Российский 1745 г

О внешних границах Кайгородского уезда можно составить довольно правильное понятие по «Атласу Российскому», изданному в 1745 г. нашей Академией Наук (см. карту № 8 Яренской, Важской, Устюжской, Соливычегодской, Тотмской и Хлыновской провинцей и уездов). Мы говорили во II главе, что при образовании первых губерний в 1708 и 1719 г.г. правительство почти не тронуло прежних уездных границ, существовавших в ХѴІІ веке, а только изменило взаимные административные отношения прежних областей, наприм. Великопермской, Вятской, Вычегодской и других. Поэтому на карте 1745 года Кайгородской уезд в общем и представлен в том же объеме, какой он имел и в ХѴІІ в. По крайней мере относительно Великопермских вотчин Строгановых и уездов Пермского-Чердынского и Усольского это безусловно верно, как вполне убедило меня в том все изследование Перми Великой в ХѴІІ в. Думаю, что и относительно уезда Кайгородского это также верно. Восточная граница его с уездом Чердынским на карте 1745 г. совершенно согласна с той, какую указывают Писцовыя книги Яхонтова и Кайсарова. На западе уезд граничил с Хлыновской или Вятской землей, на севере — с Пустозерским уездом и на северо- западе — с Сольвычегодским. Кайгородский уезд начинался несколько южнее истока р. Камы и шел на север узкой и длинной полосой, захватывая все самые верхние притоки Камы, речки Лупью, Колыч, Волосницу, Порыщ и другие, еще более незначительные. У впадения Порыща (на карте 1745 г. Порож) восточная граница Кайгородского уезда переходила Каму, направляясь далее на север, где она упиралась в южную границу Пустозерского уезда. Эта последняя и составляла для Кайгородского уезда его северную границу, которая оканчивалась у реки Сысолы повыше села Кайгородского Яренского уезда. (Это село, вероятно, было выселком или колонией Великопермского Кайгорода и существует доныне в Усть-Сысольском уезде Вологодской губернии). С реки Сысолы северо-западная граница Кайгородского уезда прямой линией уклонялась на юго восток к истокам реки Кобры, притока р. Вятки, затем шла на восток по этой Кобре и, вскоре оставив ее, продолжалась далее на юго-восток параллельно самому верхнему течению Камы. Исток и начало течения р. Сысолы находились тогда в Кайгородском уезде, равно как и верхняя Кама до впадения в нее Порыща. Таким образом по своей внешней форме Кайгородский уезд ХѴІІ и начала ХѴIII в.в. походил на букву Г, обращенную верхней частью в противоположную (левую) сторону. При такой форме главный город Кайгородок приходился как раз в центре уезда.

В административном отношении уезд Кайгородский в 1678 году разделялся следующим образом. Подобно уездам Чердынскому и Усольскому, он имел стан Окологородный, занимавший, повидимому, всю северную широкую часть уезда, по которой пролегал Сибирский путь. К югу от этого стана лежали три волости, — называвшияся по верхним притокам Камы: Волосница, Зюздинская и Колыш (по атласу 1745 г. Колыч) [7]. В нынешнем Глазовском уезде доселе существуют два села, удержавшия названия Зюздина; одно иначе называется Афанасьевское или Маглы, другое — Николаевское или Воскресенское[8]. В Слободском же уезде, на притоке Камы Волоснице, доселе существует село Волосницкое[9]. Название Колыша в смысле населенного места, кажется, утратилось.

Кроме упомянутых поселений в Кайгородском уезде в ХѴІІ в. был еще Успенский монастырь, «строителем» котораго в 1705 г. был Зосима, и который находился в самом городе Кайгороде. А в уезде Кайгорода упоминается Кайгородская Сретенская Сырьинская пустынь, «строителем» которой в том же 1705 году был Питирим[10]. Нам не известно, как долго существовали эти монастыри. Огородников в «Списках населенных мест Вятской губернии» (стр. XXXV) неопределенно замечает: «Был в Кай-городе и монастырь, сгоревший в 1850 году». Но какой монастырь здесь у поминается — старый-ли Успенский или другой?

С Пермью Великой Кайгород потерял прежнюю ближайшую связь со времени учреждения первых губерний Петром I в 1708 и 1719 гг. В 1708 г. была образована Сибирская губерния, в состав которой вошли Сибирь, Пермь Великая и Вятская область, а с ними, сверх Сибирских, и города: Кунгур, Пермь Великая-Чердынь, Соль Камская, Кайгородок, Яренск и Вятка[11]. В 1719 году была составлена новая роспись губерний, с подразделением последних на провинции. При атом Сибирская губерния разделена была на три провинции: Тобольскую, Соликамскую и Вятскую. К первой отнесены Сибирские города и в числе их Верхотурье, ко второй: Соль Камская и Пермь Великая-Чердынь и к третьей — Вятка с пригородами, Кайгородок и Кунгур, при чем в Тобольской провинции в 1719 г. было 37096 дворов, в Соликамской 13426 дворов и в Вятской — 10908 дворов, а во всей Сибирской губернии 61430 дворов[12]. Отсюда становится понятным, почему в нынешней Пермской губернии сохранилось так мало документов о бывшем Кайгородском уезде: около двух столетий уже прошло с тех пор, как Кай потерял всякую административную связь с Пермской страной[13].

источник: Пермская старина. Вып.2., стр. 147-153


Примечания автора:

[1] ↑ «Описание документов и бумаг Московского Архива Министер. Юстиции», т. I, стр. 85, № 858.
[2] ↑ «Дополнения к Актам Историч.», т. ѴIII, 133, и отсюда перепечатка в книге: «Древние акты, относящиеся к истории Вятского края» (Вятка. 1881 г.) — приложение ко II тому сборника «Столетие Вятской губернии», см. стр. 207.
[3] ↑ «Пермская Старина», вып. I, стр. 136 — 139.
[4] ↑ «Списки населенных мест Вятской губернии». (СПБ. 1876 г.) издан, под редакцией Огородникова указывают в Кайгороде 102 двора и жителей: 371 муж. пола и 390 жен. В селе указана одна православная церковь. Современные очерки этого забытаго, заброшенного края см. в статье «Кама — река» в «Волжском Вестнике» 1883 г. №№ 1 — 4, 6 и 15.
[5] ↑ «Пермская Старина», I, 76 и 90; II — глава III, А. и Б.
[6] ↑ См. в этом выпуске главу I, стр. 23, 24, 30 и др., главу III , Б.; в I вып. «Пермской Старины» см. гл. III, стр. 41, 42, 43 и гл. VI, стр. 175.
[7] ↑ «Описание документов и бумаг Московском Архива Министерства Юстиции» I, стр. 85, № 858.
[8] ↑ «Списки населенных мест Вятской губерн.», под редакц. Огородникова. СПБ. 1876 г., стр. 171.
[9] ↑ ibidem, стр. 677.
[10] ↑ Строев: «Списки иерархов и настоятелей монастырей Российской церкви». СПБ. 1877 г. стр. 811 — 812.
[11] ↑ «Полное Собрание Законов Российской Империи», т. ІѴ, № 2218.
[12] ↑ «Полное Собрание Законов», т. V, № 3380.
[13] ↑Замечательно, что и в Вятской губернии о Кае сохранилось вообще мало документов. Кое какия сведения, вообще довольно скудные и относящияся преимущественно к прошлому веку, — о Кае и его уезде можно найти в книге: «Столетие Вятской губернии». Вятка. 1880 г., том I, стр. 38, 62, 72, 268, 270 и другия.

Поделиться: