Часть Даниила Ивановича Строганова в 1647 году

Часть Даниила Ивановича Строганова в 1647 году

III. В части Даниила Ивановича Строганова в 1647 году состояли: весь Верхнечусовской городок и округ, Успенский монастырь на Чусовой, Яйвенская слободка и ея округ, село Слутка на Каме и его вотчина и отписные Обвенския деревни.

Так как это была самая обширная часть Строгановских земель, то нам предстоит сделать особенно подробное ея описание. Мы сделаем обозрение в том порядке, какой находим в переписной книге Елизарова. Начнем поэтому с села Слутки и его вотчины, о котором мы не говорили еще в 1 вып. «Пермской Старины».

Из писцовых книг Кайсарова 162¾ г.г. мы знаем уже размеры обширного Верхнечусовского округа, обнимавшего оба берега Камы от границы Орловского округа, до р. Чусовой на пространстве тогдашних 80 верст, и от устья Чусовой одним правым берегом Камы вниз, еще на 20 верст до речки Ласвы, со впадающими в Каму на этом пространстве реками Обвою, Иньвою в Косьвою с их устьев и до вершин, и весь правый берег Чусовой с устьев до Вогульских улусов и до приток ея Верхней Утки[1]. Из всех других Строгановских округов это был самый большой. Бассейны Обвы, Иньвы и Косьвы, в XVI веке составлявшие еще «Отхожий» округ Пермского-Чердынского уезда, ко времени Кайсарова перешли уже значительными своими частями в руки Строгановых, по данному им первыми грамотами праву занимать реки «с устьев и до вершин»[2].

Слудка 

Слободка Слудка при Кайсарове была уже довольно значительным поселением в Верхнечусовском округе. В ней было две церкви: одна «в анбаре церковь полотняная, а в церкви образ Воскресение Христово на золоте»; другая церковь была деревянная во имя Петра и Павла, обильно украшенная образами. (Рукопись Строганов. книги Кайсарова, стр. 100 и 101). Последняя церковь существует и сейчас на Слудке, только с 1767 года уже каменная. При церкви во время Кайсарова было три церковных двора и особая земля пашенная. Дворов на Слудке тогда было: 1 вотчинников, 27 крестьянских, людей в них 57 человек, да 2 двора пустых.

«Да в слободке ж в Слудке, добавляет Кайсаров, 2 кузницы, а в них делают кричное железо, руду емлют в своей же вотчине вверх по реке по Косьве, на речке на Гнилом Лугу, а оброку с тех кузниц 6 алтын 4 деньги, пошлин 2 деньги»[3].

Любопытное в историческом отношении свидетельство о начале горнозаводского дела в Перми Великой, еще до открытия перваго Пыскорского завода около 1640 года![4] К той же слободке Слудке Кайсаров относит мельницу колесную на речке Кемели и деревню Назарову, Кемель то ж, на р. Обве, а в ней 8 дворов крестьянских с 10 челов. Следовательно, слободка Слудка имела в то время свою небольшую вотчину.

«А межа слободке Слудке и деревни Назаровой с Государевыми крестьяны, говорит Кайсаров, — погост Обвинской землям и сенам и всяким угодьям по реке по Обве вверх до Янидерского истоку, что выше пустоши Прорыва впал в реку в Обву» [5].

Как видим, на Обве были еще и государевы земли Пермского - Чердынского уезда, на которых стоял погост Обвинский, что ныне село Ильинское (в книгах по этому уезду Кайсаров его и называет Ильинским, а Яхонтов — Обвой).

Теперь сопоставим описание того же села, сделанное Елизаровым в 1647 году[6]. Он упоминает здесь: 1 двор вотчинников и в нем 9 человек, 4 двора церковных, в числе коих двор Петровского попа Смольникова, служившего при церкви Петра и Павла, 56 дворов пашенных крестьян, 8 дворов бобыльских — а всего 69 дворов.

Между крестьянами некоторые носили фамилию «Кузнец», указывающую на их занятие (Мишка Юрьев сын Кузнец с детьми, Семенка Корнилов сын Кузнец с детьми). Таким образом чрез 23 года число дворов в селе Слутке удвоилось, что указывает на важное значение этого прикамского села в вотчинах Строгановых.

Но еще лучше значение Слутки в половине ХѴІІ века доказывается образованием в имениях Строгановых особой Слутской вотчины, выделившейся как-бы в особый округ из прежняго слишком обширного Верхнечусовского округа, подобно тому, как Верхние Муллы выделились из Нижнечусовского округа. Причина выделения и здесь была таже самая: обширность прежняго округа и быстрое увеличение количества населения в нем. Кайсаров относит к Слутке, как мы видели, только одну деревню Назарову. Елизаров же в 1647 г. в округе Слутки показывает следующие деревни и починки:

  1. деревня на Городище,
  2. Прибыткова,
  3. д. на усть Кемыля речки,
  4. дер. над Кемылем и над речкою Шумихою,
  5. дер. верх Кемоля речки,
  6. деревня за Кемылем,
  7. деревня (от) Слуткина-Заполье,
  8. дер. Запольская от Слутки,
  9. дер. Висим,
  10. дер. на Гаревой речке,
  11. дер. против усть Косьвы на Каме,
  12. дер. Лябово Городище на Каме,
  13. Добрянка
  14. и Полазная на Каме же,
  15. дер. на Мысу,
  16. дер. за Полазною речкою у мельницы,
  17. дер. на Городище на Каме,
  18. д. на усть Чусовой,
  19. д. на речке Гайве,
  20. Аборина на Каме

— а всего 20 деревень.

Таким образом оба берега Камы от границы Орловскаго округа до устья Чусовой, на пространстве тогдашних 80 верст, составили особую Слутскую вотчину Строгановых, включая сюда же бассейн Обвы, поскольку он к тому времени занят был Строгановыми.

Верхнечусовской округ

Кроме Слутской вотчины Даниилу Строганову принадлежал весь Верхнечусовской округ, центром управления котораго был Верхний Чусовской городок при впадении речки Усолки в Чусювую. В городке считалось дворов: 1 вотчинников и в нем 47 человек, 4 двора церковных, 57 крестьянских, да двор конюший, за речкою Усолкою, да на той же Усолке, у городка, мельница, троеколесная. В городке упоминается церковь Рождества Христова (теплая), существовавшая и при Кайсарове вместе с Никольскою (холодною) и Иаковлевскою (под колокольнею). Округ или «уезд» Верхнечусовской теперь много уменшился, вследствие выделения Слутской вотчины, и ограничивался только правыми берегом р. Чусовой и ея правыми притоками: Усолкой, Усьвой, Бурсуном и другими, как видно это из перечисления деревень, приписанных в Верхнему городку Елизаровым. Из его книги нельзя впрочем видеть, как далеко на восток простирался этот округ, так как вблизи Урала поселений было еще очень мало. У Кайсарова таким рубежом показаны вогульские улусы и река Верхняя Утка[7], но не нужно забывать, что в это время возникает новый Кунгурский уезд, вследствие чего прежния границы начинают изменяться.

Далее мы постараемся дать более точный ответ на этот вопрос. Наиболее густое население в 1647 г. было, конечно, около Верхняго городка, по р. Чусовой и Усолке. Верхнее и Нижнее Калино названы у Елизарова деревнями. (У Кайсарова упоминается деревня Калин Луг)[8].

В пределах Верхнечусовского округа за Даниилом Строгановым показан в 1647 г. и Успенский монастырь на Чусовой, пониже Верхняго городка, как раз против Нижняго городка. О нем Елизаров говорит очень кратко:

«Данила ж Строганова строенье Успенской монастырь на реке на Чусовой, а в нем живут старцы; да у монастыря ж двор скотей, а в нем живут монастырские владчики: Юрко Лукин сын Голубцов, Дорофейко Михайлов сын Большебород, Фомка Самойлов, Аничка Клементьев сын Борисова»[9].

Никакого другого поселения у монастыря Елизаров не указывает. Повидимому, при Кайсарове Успенский монастырь пользовался большим благосостоянием[10].

Яйвенский округ

Кроме Слутской вотчины и Верхнечусовского округа Даниил Ив. Строганов владел всем Яйвенским округом, центром управления котораго показана у Елизарова слободка Яйва на р. Усолке, левом притоке Яйвы. Острожком это поселение называлось уже редко. В Яйве (ныне село Яйвенское) в 1647 г. состояло: 1 двор вотчинников и в нем 28 человек, 4 двора церковных, 22 крестьянских, да двор «животинной» в поле, близь Слободки. Границы Яйвенского округа около половины ХѴІІ в. совершенно изменились, сравнительно с бывшими при Яхонтове и Кайсарове[11]: тогда этот округ занимал только среднюю часть бассейна Яйвы и ея притоков, теперь к Яйвенскому округу были отнесены бассейны рек Яйвы, Косьвы и Иньвы, насколько они в то время были заняты Строгановыми. (Река же Обва, как сказано, относилась в то время к Слутской вотчине).

Приведу названия всех деревень и починков Яйвенского округа времени Елизарова:

  • дер. Безпалова,
  • Дощаникова,
  • починок Заполье,
  • поч. Черепанов,
  • почин. на речке Игуме (приток Яйвы повыше р. Усолки),
  • дер. Орлова на Косьве,
  • поч. Красная Слудка,
  • дер. Никулина на Косьве,
  • починок на Васенине Лугу,
  • почин. Добряков,
  • дер. Сизикова,
  • дер. Серегово на Косьве,
  • дер. Майкор на Иньве с 9 дворами,
  • дер. Мартынова на усть речки Оны (лев. притока Иньвы)
  • починок Веселков на Косьве,

— а всего в Яйвенском округе в 1647 г. было 8 деревень и 7 починков, из коих ныне некоторых уже не существует, а другие считаются селами (Краснослудское, Никулинское, Майкор)[12]. Относительно Майкора заметим, что под этим именем была на Иньве деревня и погост. Последний при Кайсарове считался еще «отхожим» поселением Чердынского уезда; Яхонтов в 1579 г. на месте погоста Майкора указывает деревню Туманскую на городище — тоже в Отхожем округе Чердынского уезда.

Таков был обширный район владений Данила Ивановича Строганова в 1647 году. При обозрении переписи Федора Чемезова 1642 г. я заметил уже, что Даниил Ив. Строганов с женой и детьми в 1631 году купил еще Кишертскую дачу на р. Сылве в нынешнем Кунгурском уезде. Но ни Елизаров, ни Чемезов не включили ея в число переписанных ими Строгановских земель, кажется, по той причине, что дача приобреталась частями много лет[13].

Имущественный итог Даниила Строганова в Перми Великой опять привожу подлинными словами Елизарова:

«И всего за Данилом Строгановым городок Чусовской (Верхний), да два села (Слутка и Яйва), а к ним 59 деревень, да 25 починков, а в них вотчинниковых 7 дворов, людей в них 94 челов.; поповских и церковных и причетников 12 дворов, людей в них 44 человека; крестьянских 465 дворов, людей в них: крестьян и их детей, и братьев, и племянников, и внучат, соседей и захребетников, и подворников, и Чердынцов и Усольцов 1629 человек; бобыльских 13 дворов, людей в них 24 человека; починок пуст, да 8 дворов пустых, да 2 места дворовых пустых, людей из них вышло и померло 6 человек; да на Чусовой Успенского монастыря двор монастырский, людей в нем вкладчиков 4 человека; да на Чусовой
же и на Яйве 11 варниц соляных»[14].

***

Но этим итогом все таки не ограничивались владения Данила Строганова в Перми Великой. Мы неоднократно говорили о том, что Строгановы постепенно забирали в свои руки бывшия «отхожия» поселения Пермского - Чердынского и Усольского уездов, пользуясь данным грамотами правом занимать земли с устьев и до вершин[15]. Так они постепенно присвоили в ХѴІІ в.. Булатово на Яйве, Майкор на Иньве и другия деревни. Понятно, что Чердынцы и Усольцы сопротивлялись этому захвату их земель Строгановыми, но тщетно, так как местные воеводы держали сторону сильных и богатых людей из своих личных видов. В начале ХѴІІ в. одна из жалоб Чердынцов и Усольцов достигла, кажется, своего назначения, так как в это время (точно указать год затрудняюсь) состоялся царский указ, которым повелевалось подъячему Антипе Вахутину отписать к Обвинской сохе Соликамской съезжей избы и отмежевать от вотчины Данила Строганова одиннадцать деревень. Но прошло немного лет, и эти отписные деревни каким-то образом опять очутились в руках Даниила Строганова, почему и были внесены в переписную книгу Прокопия Елизарова отдельно от всех прочих Даниловых владений. Не был-ли грешен в этом случае сам Елизаров, тогдашний Соликамский и Чердынский воевода? Строгановския деньги были в свое время и предметом большого соблазна для других, и могучим средством в руках их «именитых» обладателей!

Вот названия показанных Елизаровым в конце книги в особой рубрике «отписных деревень»:

Обрядилова на левом берегу речки Кемоля (около Слутки), деревня за ручьем, дер. Трубилова слободка, деревня за ручьем на мысу, дер. Выгаловых на верху Кемоля, дер. Назарова, дер. Прорыв, дер. на речке Кырдыме, дер. Кыласово на Иньве (ныне село) — самая большая, имевшая в то время 14 дворов, — и деревни Кучгорт и Цыбина на Косьве.

«И всего отписных деревень, которыми ныне владеет Данило ж Строганов — говорит Елизаров — одиннадцать деревень, а в них крестьянских 55 дворов, людей в них крестьян и их детей, и братьев, и племянников, сосед и захребетников, и подворников 223 человека; бобыльский один двор, людей в нем тож; пустых два двора, людей из них вышло и померло 2 человека»[16].

В этом итоге с умыслом опущены слова: «и Чердынцов, и Усольцев», которые во всех других случаях упоминаются на ряду с коренными Строгановскими людьми. Все эти Чердынцы бывшего Отхожаго округа и Усольцы невольно должны были перейти в разряд Строгановских крепостных, почему впоследствии и бежали из их вотчин целыми сотнями, причиняя Строгановым не мало хлопот по их розысканию. Эти побеги особенно усилились в ХѴIII веке с появлением горных заводов на Урале.

источник: Пермская старина. Вып.2., стр. 91-98


 Примечания автора:

[1] ↑ Подлинные слова Кайсарова о границах Верхнечусовского округа приведены нами в I вып. «Пермской Старины», на стр. 127.

[2] ↑ Об этом подробно см. там же стр. 128, 98 и следующие.

[3] ↑ Рукопись Строгановских книг Кайсарова, стр. 104.

[4] ↑ О первом Пыскорском заводе см. «Пермскую Старину», I, 49.

[5] ↑ Рукопись книги Кайсарова, стр. 105.

[6] ↑ Кайсаров пишет Слудка, а Елизаров — Слутка. Если производить это слово от глагола слыть, то правописание чрез т будет вернее. Авт.

[7] ↑ «Пермская Старина» 1, 127.

[8] ↑ ibidem.

[9] ↑ Рукопись Строгановских книг Елизарова, стр. 79.

[10] ↑ О чем см. «Пермскую Старину» I, 122.

[11] ↑ О них в «Пермской Старине»» I» 113 и 128.

[12] ↑ О Майкоре см. «Пермскую Старину» I, 84 и II, глава 3-я.

[13] ↑ Волегов в своих «Таблицах» указал Кишерть за Андреем Семеновичем (см. перепись Елизарова, табл. № 5), но это и не правильно, и не согласно с подлинным текстом книги Елизарова, которую я имею в полном виде. Авт.

[14] ↑ Рукопись Строгановских книг Елизарова, стр. 89

[15] ↑ См. об этом «Пермскую Старину», I, стр. 97 — 98, 128-129 и мн. друг.

[16] ↑Рукопись Строгановских книг Елизарова, стр. 93.

Поделиться: