Область пермско-зырянского населения в ХѴІІ веке. Пермь Малая, как историческая фикция.

Пермь Малая

Покончив с памятниками древне-русской картографии, обратимся опять к достовернейшим письменным источникам ХѴІІ века. Сначала мы укажем, на основании их, область распространения пермско-зырянского населения на всем русском северо-востоке в ХѴІІ веке, а затем будем следить за судьбами исключительно Перми Великой в том же веке, начав со второй его четверти.

На верхнем течении Камы до ея притока Чусовой включительно лежала, как мы уже знаем, область Перми Великой, разделявшаяся на уезды Пермский или Чердынский, Усольский или Соликамский и Кайгородский, отдельные по управлению обширные вотчины Строгановых и монастырей Спасо-Преображенского Пыскорского и Иоанно-Богословского. Все вотчины Строгановых, в свою очередь, разделялись, по числу владельцев, на три большия части с особым подразделением каждой на свои округи. Три северные уезда Перми Великой делились каждый на свои станы — по 4 в Чердынском и Соликамском; о Кайгородцом же сведений нет. Таким образом все административное деление Перми Великой в самом начале ХѴІІ века представляется в следующем виде:

Пермь Великая или Чусовая.

I. Уезд Пермский или Чердынский с главным городом всей страны Великопермской Пермь Великая-Чердынь и четырьмя станами: 1) Окологородный, 2) Верхний, 3) Нижний и 4) Отхожий (округ).

II. Уезд Усольский или Соликамский с глав. гор. Усолье Камское или Соль Камская. Имел округи: 1) Окологородный стан, округи: 2) Городищенский, 3) Рождественский и 4) Зырянский.

ΙΙІ. Уезд Кайгородский с главн. город. Кайгород или просто Кай. Деление на округи не известно.

ІѴ. Вотчины Пыскорского Преображенского монастыря на реке Каме — ниже Соли Камской.

V. Вотчины Иоанно-Богословского монастыря на р. Колве в окрестностях Чердыни.

VI. Вотчины Строгановых:

  1. Часть Андрея и Петра Семеновичей; Чусовской Нижний городок и Сылвенской острожек с их округами.
  2. Часть Ивана и Максима Максимовичей: Чусовской Верхний городок, Успенский монастырь на Чусовой и Яйвенский острожек с их округами.
  3. Общее владение всех Строгановых: Орел-городок, Очерский острожек и Новое Усолье.

А всего было шесть главных составных частей во всей области Перми Великой и 19 — второстепенных подразделений, не считая станов Кайгородского уезда. Границы всех этих Великопермских уездов подробно указаны мною в I выпуске этого издания. Я вполне сознаю необходимость историко-географических карт, которыми должен бы сопровождаться каждый выпуск моей «Пермской Старины» , но не имею средств на их издание и потому предоставляю сделать это другим, для чего в моем издании каждый составитель найдет самыя полные и точные историко-географическия данные, извлеченные из наиболее достоверных и важнейших местных источников.

За пределами Перми Великой в начале ХѴІІ века находились: на востоке поселения Вогуличей, тянувшияся узкой и длинной полосой по предгориям Урала, начиная с верховьев Печоры и до верховьев р. Чусовой; на юге Пермь Великая ограничивалась поселениями Остяков и Татар; на юго-западе она соприкасалась с обширным Казанским уездом, в пределах котораго находилась нынешняя Оса; на западе Пермь Великая соприкасалась с землею Вятскою, на северо-западе — с уездом Соль-Вычегодским, а на севере — с Пустозерским уездом, занимавшим весь бассейн р. Печоры до самаго океана.

Посмотрим, каково было административное разделение северной или Вычегодской Перми в начале ХѴІІ века. Р. Печора со всеми ея притоками, как я сказал, составляла один обширный Пустозерский уезд, центром воеводского управления котораго считался Пустозерский острог, основанный русскими в 1499 году[1]. В южной части этого уезда, вблизи Велико-Пермской границы, жили тогда Вогулы, на среднем течении Печоры — Зыряне, а на нижнем — Русские, севернее которых начинались кочевья Самоедов. Близь самой р. Печоры и ея верхняго притока Волосницы доселе существует название речки Вогулки, принадлежащей к системе Колвы. Печерский волок в 4 версты и заключается между этой Вогулкой и Волосницей. Впрочем Вогулы встречались местами и далее к северу, как отрасль Обдорских и Березовских их одноплеменников. Самый Пустозерский острог был основан в Югорской земле для сбора ясака с восточных Самоедов и для охраны русских поселенцев в этом далеком крае от разных инородцев, между которыми Вогулы считались особенно воинственными. Русское население на верховьях Печоры явилось в относительно позднейшее время. Это были потомки Новгородских колонизаторов.

К западу от Пустозерского уезда начиналась Пермь Вычегодская. Древнейшая столица ея, Иемдын или Усть-Вым, как известно, к концу ХVІ в. потеряла и политическое, и промышленное значение, вследствие уничтожения автономии пермских князей, проложения новаго сибирского пути чрез Пермь Великую и перевода епископской кафедры в Вологду[2]. Усть-Вым с конца ХVІ века потерял даже значение уездного города, оставшись центром управления особой Усть-Вымской волости и подчинившись, наравне с другими волостями, новому административному центру — городу Еренску, что слыл дотоле под именем «Еренского Городища». Отсюда вполне понятно и естественно наименование Усть-Выма в «Книге Большему Чертежу» 1627 г. Старою Пермью. Самое название «Пермь» с ХѴІІ века исчезло на Вычегде, как название особой страны: на ея месте возникло два новых уезда — Яренский и Соль-Вычегодский, названные так по главным их городам. В писцовой и дозорной книге Василья Ларионова и подъячего Андрея Горохова 7116 (1608) г.[3] в Яренском уезде указаны следующие волости: Тохта, Усть-Вымская, Сысольская, Плесовская и Удорская. В переписных книгах того же уезда Петра Граевского и подъячего Феофана Протопопова 7154 (1646) г. видим уже больше волостей, а именно: Тохту, Вадью, Плесовскую, Тыдору, Усть-Вымскую, посад Турью, Удорскую и Усть-Сысольскую[4]. Зырянский погост Усть- Сысольск был сделан городом только в 1780 году. Упоминаемая в обеих книгах Удорская волость образовалась из Удоры, глухой и лесистой страны, упоминаемой с древнейших времен на верховьях реки Мезени приблизительно до впадения в нее Мезенской Пижмы. Таким образом, название Удора, как и Пермь Вычегодская, с ХѴІІ века исчезло в смысле названия целой страны.

Севернее древней Удоры в отдаленное время начинался уже обширнейший Двинской уезд, постепенно распавшийся со временем на несколько частей и выделивший из себя самостоятельные уезды Мезенский и Кеврольский. Первый занимал бассейн средней и нижней Мезени до самаго океана, а второй — бассейн праваго притока Двины, реки Пинеги (древней Пенеги). Здесь на одном из левых притоков Мезени, реке Вашке, с древнейших времен существовала зырянская колония, основанная выходцами с берегов Вычегды, где было главное средоточие населения древних Пермян (Пермь Вычегодская). К этой-то зырянской колонии относятся слова»отказной» грамоты новгородцев 1471 года: «А что Важка, то исконное место великого князя Вычегодское, Пермяки» [5]. Место названо Вычегодским, хотя по положению было Мезенское. В этом же смысле я везде разумею под Пермью Вычегодской Пермь не только собственно Вычегодскую, но также Пинежскую и Мезенскую, так как на Пинеге, Мезени и Вашке были только колонии Вычегодских Зырян[6]. Если эти колонии были уступлены Новгородом Москве в 1471 году, то самая Пермь Вычегодская, несомненно, подчинилась Москве или вместе с ними, или еще несколько раньше, так как в следующем 1472 г. московская рать под начальством князя Федора Пестраго и воеводы Гавриила Нелидова уже безпрепятственно проходит чрез эту страну в Пермь Великую[7].

В 1600 году бассейны Пинеги и Мезени, судя по одному акту этого времени, еще не отделялись от Двинского уезда и составляли его волости. В этом году на Пинегу и Мезень дана была жалованная грамота, начинавшаяся следующими словами:

«Божиею милостию мы, Вел. Госуд. и Вел. Князь Борис Федорович, всеа Русии Самодержец, и наш сын Царевичь Князь Федор Борисович всеа Русии, пожаловали есмя Двинского уезда Пинежан и Мезенцов, Угримка Иванова да Федулка Наумова, и всех промышленных людей Пенежан и Мезенцов»[8].

Пожалование заключалось в дозволении этим людям

«в Мунгазею, морем и Обью рекою, на Таз и на Пур и на Енисей им ходити, и с Самоедми, которые живут на тех реках торговати поволно.... А нашу (Государеву) десятую пошлину велели есмя давати на Мезени, в Окладникове слободке, приказным людем и старостам и целовалником, а опричь Окладниковы слободки, что на Мезени, нигде десятого давати есмя им не велели».

Крайне любопытно это указание грамоты 1600 года на существование торговых сношений морем между Мезенским краем и отдаленными частями Сибири. Из этого же документа мы видим, что центром управления Мезенского края в то время служила слободка Окладникова. Но кроме нея административным значением на Мезени пользовалась и Юрома, служившая средоточием особаго Юромского стана[9].

Кеврольский уезд, как и Мезенский, выделившийся в ХѴІІ веке из Двинского уезда, имел несколько зырянских колоний, образовавших даже особую волость. Пермския деревни на р. Пинеге упоминаются уже в списках Двинских земель, отходивших к Москве от Новгорода по отказной грамоте 1471 года[10]. Перемская волость описана в писцовых книгах Осипа Прончищево 1623 г. по Кеврольскому стану, а в переписных книгах Ивана Фустова и подъячаго Ив. Богданова 7154 (1646) года в уезде города Кеврола указаны следующие волости: Пукшенская, Кидлохта, Шардонемская, Шатогорская, Немьюшская, Ваймушская, Чавольская, Веркольская, Лавелская, Марьина Гора, Сурская, Выйская, Мало - Пенежская, Пермская и Пильегорская[11]. В других переписных книгах тех же Фустова и Богданова 7155 (1647) г. сверх этих волостей указана еще Черевковская [12]. Кевроль составлял центр уездного управления до переименования в 1780 г. погоста Волока Пинежского в уездный город Пинегу, после чего Кевроль превратился в село Воскресенское или Малонемюжское [13].

Теперь остановим внимание на уезде Соль-Вычегодском, в котором, как ближайшем к бывшей Перми Вычегодской, жило особенно много Зырян, образовавших уже в отдаленное время несколько особых волостей, именуемых в источниках «Пермцами». Соль - Вычегодский уезд, подобно Соликамскому в Великой Перми, в XVI веке назывался обыкновенно Усольским, а его главный город иногда именовался Вычагдою. Он имел протяжение с северо-запада на юго-восток и, подобно Кеврольскому, был не велик. Всей северной стороною он граничил с обширным Иренским уездом, восточною — с Кайгородским, южною — с Хлыновским и западною — с Устюжским. Хотя самый Соль-Вычегодск стоит на Вычегде, но эта река принадлежала уезду его лишь небольшой частью; за то р. Виледь, левый ея приток, вся протекала в его пределах, а Луза текла по нему своей большей частью.

По Соль-Вычегодскому уезду сохранилось до нашего времени 5 писцовых книг, 3 переписных и 1 приправочная — все ХѴІІ века, почему история этого уезда может быть изложена со всей желательной подробностью. Эти драгоценные 9 книг хранятся в Московском архиве Министерства Юстиции и относятся к следующим годам[14].

Писцовые книги:

  • 1625 г. — Парфения Мансурова, Ивана Благово и подъячаго Василия Архипова;
  • 1645 г. — Богдана Приклонского и подъячаго Осипа Трофимова;
  • три писцовыя книги 1678 — 1682 годов стольника Григорья Дмитриевича Овцына и подъячаго Василья Крюкова.

Переписные книги:

  • 1646 г. князя Павла Федор. Бобарыкина и подъячаго Бориса Васильева;
  • 1647 года — Ивана Чирикова и подъячаго Григорья Белова, 
  • 1678 г. — переписная книга упомянутых выше Овцына и Крюкова.

Приправочная книга (список) 1620 г. Василья Самарина и подъячаго Семена Осокина.

Из этих-то достовернейших источников мы узнаем, что в Соль-Вычегодском уезде в ХѴІІ веке существовало две Пермцы, т. е. две зырянския волости, из коих одна находилась на р. Лузе и другая — на Виледи. Первая называлась Лузская Пермца, а другая — Вилегоцкая Пермца. Слово «Пермца» произошло несомненно от древняго названия «Пермян», которым во времена св. Стефана и позже безразлично называли предков нынешних Пермяков и Зырян.[15] Эти-то две одноименные волости с одинаковым населением и составляли ту Пермь Малую, которую наши историки предполагали где-то на Вычегде, видимо, не имея ясного о ней представления. Строго говоря, в действительности никогда не существовало именно такого географического термина, придуманного нашими учеными в позднейшее время, в смысле логического антипода Перми Великой, и по слепой традиции употребляемаго ими и поныне[16]. Только этим логическим выводом позднейших ученых из факта существования Перми Великой я и могу объяснить происхождение названия Перми Малой. В самом деле, в виду существования Великой и Малой Руси, очень легко было допустить и существование Перми Великой и Малой — особливо при малом знакомстве с историей самой Перми Великой. Но Малой Перми de facto все таки не оказалось, а употреблялось в старину только название «Пермцы» на р.р. Лузе и Видеди, в недальнем взаимном разстоянии. Не подобным-ли образом, из случайного и то довольно отдаленного созвучия слов, в науке возникла и доселе упорно держится фиктивная Биармия на берегах Камы и ея верхних притоков — Биармия, которая своими воображаемыми, но не бывалыми, размерами всегда так льстила национальному самолюбию скандинавских ученых, непомерно увлекавшихся своими древними сагами, во главе со старейшим апологетом Биармии, Страленбергом?[17] Так-то возникают иногда крупные историческия ошибки, которыя и существуют потом в науке долгое время!

Итак термин «Малая Пермь» просто следует оставить, как позднейшее измышление, и заменить его термином «Пермца», приурочивая это последнее наименование только к небольшой части бассейнов Лузы и Виледи. Иначе какая путаница понятий выходит из за этой Малой Перми, обыкновенно приурочиваемой учеными к средней Вычегде и Усть-Выму! Если тут, в средоточии Вычегодской Перми, лежала Малая Пермь, то отчего-же эти самые ученые почти всегда называют — и опять совершенно ошибочно — первосвятителя Перми св. Стефана Великопермским? Не следует-ли строго - логически заключить, что раз св. Стефан жил в Малой Перми, то его и называть должно «Малопермским»? Но когда и где встречал читатель такое наименование Пермского апостола? Вот до какой степени смутны и сбивчивы доселе понятия о действительной древней Перми вообще, Перми Великой и Пермце! И эта логическая несообразность так укоренилась и упрочилась в понятиях множества ученых, что ея до сих пор никто даже не заметил! По крайней мере в печати я ни разу не встречал указания на этот старый исторический абсурд, а напротив в каждой новой статье о Перми и св. Стефане опять встречаю его повторение, как встречал тысячи раз и прежде.

Считаю нужным указать теперь те волости и станы, которыя упоминаются в писцовых и переписных книгах Соль-Вычегодского уезда в ХѴІІ веке. Станы: Окологородный, Пачеозерский, Алексинский, Баскачий, Андреевский, в Пятницком конце, на Назимове и на Дымкове, в Петровском сельце; затем волости: Ратмеровская, Утманова, Онтропьевой слободы, Лальская, Учецкая, Вилегоцкая, Никольская на Виледи, Лузская Пермца и Вилегоцкая Пермца (по переписи Чирикова и Белова 1647 г.); затем отдельно указываются вотчины Строгановых и гостя Василья Иванова Грудцына (переписи 1625 г., 1645 и 1678 г.г.). Но Луцкая Пермца значится и раньше в книгах Самарина 1620 г. Мансурова 1625 г., Приклонского 1645 и Бобарыкина 1646. У всех них значится при этом Ратмеровский стан, но не волость.

Западнее Соль - Вычегодского и отчасти Яренского уездов лежал уезд Великоустюжский при слиянии Сухоны с Югом на устьях Вычегды и по верхней Двине. Ниже по С. Двине и в бассейне ея притока Ваги расположен был соседний с Великоустюжским Важский уезд, за которым к северу и на низовьях Двины следовал уже собственно Двинской уезд с городами Холмогорами и Архангельском. В уезде Устюга Великого в течение всего ХѴІІ столетия упоминается волость Пермогорская, судя по названию, едва-ли не возникшая также из древней колонии Вычегодских Пермян. Древний Устюг Великий всегда имел близкое отношение к Вычегодской Перми, как важный торговый пункт, и поселение Пермян в его уезде было весьма естественно. По уезду Великоустюжскому от ХѴІІ века сохранилось 3 Писцовыя книги, 5 переписных и 3 списка с сотных книг, и в четырех из этих 11 книг описывается волость Пермогорская, а именно: в писцовой книге Устюга Великого и его уезда Никиты Вышеславцева и подъячего Агея Федорова 7134 (1626) года; в переписной книге Семена Юрьева 7166 (1658) года; в таковой же книге князя Гавриила Мышецкого 7176 (1668) г. и наконец в писцовой книге Алексея Ладыженского, подъячаго Алексея Ерофеева, стольников Ефимьева и Пояркова и дьяка Покрышкина 7184 — 7191 (1676 — 1683) г.г.[18].

Таков был район распространения пермско-зырянского населения, этих потомков древних Пермян, в начале ХVІІ века. Но кроме уездов Яренского, Пустозерского, Двинского, Мезенского, Кеврольского, Соль - Вычегодского (Усольского) и Великоустюжского — колонии Пермяков существовали в то время и в земле Вятской, к западу от Перми Великой. Помимо уезда Кайгородского, всецело принадлежавшего тогда к земле Великопермской, в начале ХVІІ в. колонии Пермяков встречались далее к западу, в пределах самой Вятской земли, в уезде города Орлова по реке Летьке, правому притоку Вятки. По всем данным, это были выходцы из Перми Великой, а не с берегов Вычегды. Они и доселе живут в тех местах под именем Пермяков, а не Зырян, что указывает на место жительства их далеких предков. Впрочем в отдаленной древности, как мы знаем из жития св. Стефана XIV в., Пермяки и Зыряне носили общее название Пермян[19].

источник: Пермская старина. Вып.2., стр. 33-44


 Примечания автора:

[1] ↑ П. П. Семенов: «Географ. - статист. словарь Российской империи», т. ІѴ. СПБ. 1873 г., стр. 248, статья «Пустозерск».

[2] ↑ Об этом подробно говорилось в I вып. «Пермск. Стар.» на стр. 144 — 150.

[3] ↑«Описание документов и бумаг, хранящихся в Московском архиве Министерства Юстиции», книга I, СПБ. 1869 г. см. № 783, стр. 78.

[4] ↑ ibidem, под № 784, на той же странице.

[5] ↑ См. третий список Двинских земель при грамоте 1471 г. в «Актах Археографич. Экспедиции», т. I, № 94, стр. 75.

[6] ↑ Сравнить в 1 выпуске «Пермской Старины» стр. 157 — 158.

[7] ↑ О походе 1472 г. см. там же стр. 68.

[8] ↑«Акты Исторические», т. II, № 30, стр. 27.

[9] ↑ «Память на Пинегу и Мезень» от 22 ноября 1613 г. в «Дополнениях к Актам Историч.», т. II, № 10, стр. 20.

[10] ↑ «Акты Археогр. Экспедиции», т. I, №№ 93 и 94, стр. 72 — 75. «Пермская Старина» вып. I, стр. 156 — 157.

[11] ↑ «Описание документов и бумаг Московск. архива Минист. Юстиции», т. I, № 951, стр. 93.

[12] ↑ ibidem, № 952, стр. 93.

[13] ↑ Семенов: «Словарь Росс. Империи», т. ІѴ, 113 — 114, статья: «Пинега».

[14] ↑ «Описание документов и бумаг, хранящихся в Москов. архиве Минист. Юстиц.» т. I. СПБ. 1869 г. №№ 2523 — 2530, стр. 256 — 257.

[15] ↑ См. «Пермскую Старину» вып. I, стр. 10.

[16] ↑ В новейшем «Учебном атласе по Русской истории» г. Замысловекого (СПБ. 1887 г.) опять указана фиктивная Малая Пермь с главным
городом Усть-Вым. См. карту № 3.

[17] ↑ За которым следуют Форстер, Расмуссен, Стриннгольм и многие другие и наши Ломоносов, Чулков, Сенковский, а в последнее время
П. А. Полевой, снова повторяющий измышления Стриннгольма. Авт.

[18] ↑ «Описание докум. и бумаг Москов. Арх. Мин. Юстиции» т. I, стр. 280 — 282.

[19] ↑ Это подтверждает и древнейшая карта фра Мауро 1459 г., где показан один народ Permiani. Авт.

Поделиться: