1697 марта 4 - Наказ царя Петра Алексеевича окольничему князю Петру Лукичу Львову, определенному воеводой в Казань, об управлении казенными и земскими делами.

Великий Государь Царь и Великий Князь Петр Алексеевичь, всея Великия и Малыя и Белыя России Самодержец, велел быть на Своей Великаго Государя Царя и Великаго Князя Петра Алексеевича, всея Великия и Малыя и Белыя России Самодержца службе в Казани Окольничему и Воеводам Князю Петру Лукичу Львову, да Стольнику Никите Алферьевичу Кудрявцову, да Дьякам Семену Васильевичу, Андрею Молчанову. А почему ему Окольничему и Воеводам Князю Петру Лукичу с товарищи, будучи на службе Великаго Государя в Казани, дела всякия Великаго Государя делать, и тому статьи.

1.

Окольничему и Воеводам Князю Петру Лукичу с товарищи принять осмотря на городе наряд и в Приказной Палате Уложенную печатную книгу и Великаго Государя прежние наказы и указныя грамоты и приходныя и расходныя книги и сметные и пометные списки деньгам и хлебу и Казанцам Дворянам и детем Боярским и всяким иноземцам и новокрещенам и Мурзам и Татарам и Казанских пригородов и острогов всяким служилым людем именные списки и десятни у Казанских же и Казанских пригородов и острогов посадским и всяким Жилецким и уездным людем именные и Великаго Государя Дворцовых сел крестьянам писцовыя и переписныя книги и всех волостей Казанскаго уезда ясачныя книги, почему с ясачных людей, с Чуваши и с Черемисы и Вотяков ясаков и всякие доходы сбирают, также и всякия дела, что есть в Приказной Палате и Великаго Государя в казне денежную казну и зелье и свинец и всякие пушечные и в житницах всякие хлебные запасы все налицо, и велеть зелье и свинец перевесить, а хлебные запасы перемерять и по приходным и по расходным книгам в казне Великаго Государя, в деньгах и в хлебе и во всяких Великаго Государя делах, в приходе и в расходе велеть у Дьяков у Пантелея Кондратова, да у Семена Васильева взять счетной список за их руками с тех мест, как они в Казань приехали да по свой приезд, как он Окольничий Князь Петр Лукичь Львов с товарищи в Казань приедут; и что по тому счетному списку доведется на них Пантелее и Семене взять, и то велеть на них взять в казну Великаго Государя сполна.

2.

Да у них же взять сказки, как они в Казань приехали, и прежних Дьяков кого они переменили, в приходе и в расходе считали ль и счетные списки есть ли и закреплены ль? Также и подъячие, которые были при них у приходу и у росходу, считаны ль, и счетные списки закреплены ль и буде они прежних Дьяков, которых переменили, также и подъячих не считали и их и тех годов в приходе и в расходе считать же, и что явится начету на Дьяках прежних и на подьячих, и то все доправит на них Пантелее и Семене; а буде и считаны, а начет не доправлен, и то доправить на них же.

3.

А в котором числе Окольничий и Воевода Князь Петр Лукичь с товарищи на службу Великаго Государя в Казань приедет, и что принято будет на городе наряду, и Великаго Государя в казне денег и всяких дел и зелья и свинцу и всяких пушечных, и в житницах всяких к Москве или в городы и в уезды для их дел велят отпустить, и тем велеть в Приказной Палате записывать в книгу; а отпускать их сроком немногих; и которые отпущены будут к Москве, и о том писать к Великому Государю с ними и велеть являться и отписки подавать в приказе Казанскаго дворца; а которые буде поедут из Казани к Москве или в иные городы без отпуску, и тех, имая, велеть сажать в тюрьму и чинить им наказанье, смотря по человеку и по вине; а буде такие у Казани в сыске не объявятся, а по ведомостям побег их к Москве или в иные городы, и о тех писать к Великому Государю к Москве в приказ Казанскаго Дворца и в городы, куда побегу чаять; и того однолично надо всеми иноземцы и Русскими велеть смотреть и беречь накрепко, чтоб они отпросом и обманом в Казани какова дурна не завели. А буде поедут какие люди к Москве и без отпуску бить челом Великому Государю на них Окольничаго и Воевод, и тех людей не задерживать и за ними в погоню не посылать. хлебных запасов, и на Дьяках на Пантелее Кондратьеве и на Семене Васильеве, по счету денег и хлеба и всяких доходов в казну Великаго Государя взято будет, о том о всем Окольничему и Воеводам Князю Петру Лукичу с товарищи, и писать к Великому Государю Царю и Великому Князю Петру Алексеевичу, всея Великия и Малыя и Белыя России Самодержцу, к Москве, и росписной и сметной списки прислать в тетрадех за Дьячьею приписью с нарочным гонцом, и велеть отписку и списки подать в приказе Казанскаго Дворца Боярину Князю Борису Алексеевичу Голицыну с товарищи.

4.

Великаго Государя печать Царства Казанскаго Окольничему и Воеводам Князю Петру Лукичу с товарищи держать в Приказной Палате за своею печатью против прежняго; и всякия Великаго Государя дела и отписки к Великому Государю и в городы печатать тою Великаго Государя печатью в Приказной Палате при товарище своем и при Дьяках.

5.

Окольничему и Воеводам Князю Петру Лукичу с товарищи, будучи на службе Великаго Государя в Казани, меж всяких чинов людей в управных и во всяких делех расправа чинит по указу Великаго Государя и по Соборному Уложенью и по новоуказным статьям; а о том Казанцам Дворянам и детем Боярским и всяким иноземцам и ясачным людем велеть сказать, чтоб они без их Окольничаго и Воевод Князя Петра Лукича с товарищи ведома и без отпуску из Казани к Москве и в иные верховые и в понизовые городы не ездили; а кому куда доведется для какова дела ехать, и те б люди являлись и челобитныя свои об отпуске подавали им Окольничему и Воеводам; да кого они Окольничий и Воеводы из Казани

6.

Окольничему и Воеводам Князю Петру Лукичу с товарищи, будучи в Казани, проведывать в иноземцах тайно между ими шатости и измены; и буде в измене станут на кого извещать, и Окольничему и Воеводам по явным подлинным изветам, кто на кого известит измену и шатость, посылать Дворян добрых и знающих и безкорыстных, кому б мочно верить, и велеть тех людей приводить в Казань; а как их приведут, и их про шатость и про измену роспрашивать и сыскивать всякими сыски накрепко; да будет кто по распросу и по сыску, в изменном деле дойдут до пытки, и их велеть и пытать; да что они в роспросе и с пыток учнут возили; по тому ж кузнечнаго б и серебрянаго дела Чуваша и Черемиса не делали, и кузнечныя и серебряныя снасти ни у кого б в Чуваше, и в Черемисе, и в Вотяках не было; а у кого серебряную или кузнечную снасть проведают, и им тое Чувашу и Черемису и Вотяков с тою серебряною и кузнечною снастью велеть приводить в Казань, и роспрашивать их, у кого они те снасти взяли, и те снасти имать в приказ; а тем чинить, кто им давал, наказанья; а им сказать: буде впредь будут так делать, и им будет такое ж наказанье и смертная казнь. говорить, и о том о всем писать к Великому Государю подлинно с нарочными гонцы; а тех воров и заводчиков велеть держать по тюрьмам до указу Великаго Государя с большим бережением. А буде по розыску объявятся, что те изветчики извещали напрасно, и тех изветчиков по тому ж держать в тюрьме, или за приставы смотря по делу, да о том писать; а буде писать за причиною скораго того изменнаго дела не успеть, и о том указ чинить по Уложенью и по статьям.

7.

Да и того ему Окольничему и Воеводам Князю Петру Лукичу с товарищи, будучи на службе Великаго Государя в Казани, смотреть и беречь накрепко, чтоб Татар и Чувашу и Черемису и Вотяков Русские люди и толмачи и приставы, также из них их братья Татаровя и Черемиса ябедники молодчих людей Татар же и Чувашу, и Черемису, и Вотяков не обидели напрасно и продажи и убытков не чинили, да и самим им Окольничему и Воеводам, Князю Петру Лукичу с товарищи, им напрасных никаких налог и жестокостей не чинити, держать к ним ласка и привет и Государскою милостью обнадеживать; а от которых между ими бывает всякое дурно и в людех смута, и тех унимать, чтоб одноконечно никому ни от кого обид и нападок и убытков и разоренья не было.

8.

Окольничему и Воеводам Князю Петру Лукичу с товарищи, будучи на службе Великаго Государя в Казани, велеть смотреть и беречь накрепко, чтоб в Казанской уезд в Чувашу и в Черемисския волости и в деревни торговые всяких чинов люди, пансырей, пищалей и никакого железа, что годно к войне, не продавали, также и всяких заповедных товаров, сверх проезжих грамот и таможенных памятей не возили; по тому ж кузнечнаго б и серебрянаго дела Чуваша и Черемиса не делали, и кузнечныя и серебряныя снасти ни у кого б в Чуваше, и в Черемисе, и в Вотяках не было; а у кого серебряную или кузнечную снасть проведают, и им тое Чувашу и Черемису и Вотяков с тою серебряною и кузнечною снастью велеть приводить в Казань, и роспрашивать их, у кого они те снасти взяли, и те снасти имать в приказ; а тем чинить, кто им давал, наказанья; а им сказать: буде впредь будут так делать, и им будет такое ж наказанье и смертная казнь.

9.

А покупали б Чуваша и Черемиса и Вотяки топоры и косы и серпы и ножи в Казани у всяких людей в торгу; а продавать им и всяким торговым людем такие товары немногие, с объявкою в Казани или где случится; и в пригородах по тому ж и всяких заповедных продаж смотреть и беречь накрепко, чтоб Чуваша и Черемиса и Вотяки лишняго не покупали и торговые люди никто им не продавали, и заказать о том торговым всяким людем накрепко. А будет торговые всякие люди учнут Чуваше и Черемисе и Вотякам какие заповедные товары продавать многие мимо заповедей, и Окольничему и Воеводам Князю Петру Лукичу с товарищи на тех людех велеть имать на Великаго Государя пени против прежняго Великаго Государя указу, и велеть им чинить наказанье, смотря по вине; да и во всяких делех смотреть накрепко как в Русских, так и в иноземцах по указу и по Уложенью безо всякой понаровки.

10.

Окольничему ж и Воеводам, Князю Петру Лукичу с товарищи, велеть в Казани и того смотреть и беречь накрепко, чтоб ни у кого во дворех корчемнаго продажнаго питья и табаку не было. А которые розбило и всяких крепостей и надолоб не поломало и рву не засыпало и люди б строенья какого не ростаскивали; а чему будет без поделки быть не можно, и те места и городовыя всякия крепости, где доведется починить или вновь сделать, досмотря и описав подлинно, писать к Великому Государю в Казанской приказ; а без указу Великаго Государя и без грамот собою ничего не строить. Русские всякие люди и иноземцы учнут у себя во дворех держать на продажу корчемное питье и табак; и у тех людей велеть то заповедное корчемное питье по суду объезжим Головам вынимать и чинить о том указ по указу Великаго Государя по Уложенью, чтоб одноконечно ни у кого корчемнаго продажнаго питья и табаку не было.

11.

А в уезд в Татарския и в Чувашския и в Вотяцкия волости и в деревни для выемки табаку ни кого не посылать, и ни кого их иноземцов с табаком из уезду в город не имать, и убытков и раззоренья им в том никому не чинить.

12.

К рыбным припасам денег из доходов, которые ведомы в приказе Казанскаго Дворца, отнюдь не давать; а о рыбе, которая послана будет к Москве, писать в приказ Казанскаго Дворца.

13.

Окольничему ж и Воеводам, будучи в Казани, смотреть и учинить заказ по Уложенью и по новоуказным статьям, чтоб отнюдь пришлых людей не было и без порук ни кому не держать; а если явятся и чьего приему, чинить по новоуказным статьям.

14.

А будет до кого какое духовное дело дойдет, и как присланы будут памяти с Митрополичья двора, хотя и по знатных людей, посылать безо всякаго задержания, а смотреть накрепко, чтоб каких не было нападков; и буде какие нападки будут, или прежния ссоры, и тех без розыску не посылать, а посылать о том к Митрополиту говорить Дьяков.

15.

Окольничему и Воеводам с товарищи, будучи на службе Великаго Государя в Казани, город каменной и деревянной и ворота приказать беречь Городничим Дворянам добрым, и осматривать всякой порухи и кровель, чтоб кровель ветром не розбило и всяких крепостей и надолоб не поломало и рву не засыпало и люди б строенья какого не ростаскивали; а чему будет без поделки быть не можно, и те места и городовыя всякия крепости, где доведется починить или вновь сделать, досмотря и описав подлинно, писать к Великому Государю в Казанской приказ; а без указу Великаго Государя и без грамот собою ничего не строить.

16.

Окольничему и Воеводам Князю Петру Лукичу Львову с товарищи, будучи в Казани, которые пригороды и села ведомы смотреть в тех уездех, как и в Казани, чтоб лихоимания и суда неправаго отнюдь не было; также смотреть о шатостях и воровствах как в уездех, так и в городех; а которые не тут в присуде, и им по тому ж писать о всяких ведомостях, а им о том указ послан, и послать указ; а будет какие будут на воде или на сухом пути воровские люди, и вам бы Окольничему и Воеводам с товарищи посылать для обережения и отпору ратных людей, смотря по делу. А будет из других городов о ведомостях писать будут, по тому ж по разсмотрению посылать и оберегать сколько мочно делать.

17.

Окольничему и Воеводам Князю Петру Лукичу Львову с товарищи, стругов и всяких припасов, как снастей, так и лесов, без указу Великаго Государя и без грамот не делать, да и к себе вам Окольничему и Воеводам и Дьякам на дворы ничего на Государевы деньги не покупать и не строить, и с гостинаго и с деловаго двора не имать; а будет какое строение нужное доведется сделать, и что сделает, и о том писать.

18.

В Стрелецких приказех буде в указное число в 3800 человек стрельцов не достанет, в дополнок велеть в стрельцы прибрать Полковником стрелецких детей и братей и племянников и вольных людей, в которых воровства не чают, с доброю порукою, и приводить к вере по чиновнику; а Великаго Государя денежное жалованье давать Сотникам и стрельцам прежде всех чинов, по срокам в Сентябре да в Марте месяцех, а преж их стрелецкой дачи и не исполня их дачу всю, иным никому не давать; а им стрельцам раздавать велеть им Окольничему и Воеводам при себе всем на лицо, да у той же роздачи велеть быть Полковникам и Сотникам стрелецким и пятидесятникам и десятникам, чтоб однолично Великаго Государя жалованья никто ни на кого подставою не имал, и Великаго Государя жалованьем никто не корыстовался и от жалованья у них стрельцов им Окольничему и Воеводам и Дьякам и Полковникам и никому ничего не имать, и ни чего ни у кого ни малаго не вычитать, и за очи никому давать не велеть, и в расходныя книги и в сметные списки тое дачу писать по приказом порозну, сколько в котором приказе стрельцов на лицо будет; а хлебное жалованье, которой хлеб останется за низовым отпуском указнаго числа, стрельцам давать у житниц против тех денежных роздаточных книг по тому ж всем налицо, что их есть, поровну, и у хлебныя раздачи по тому ж велеть ыть Полковникам и Сотникам и пятидесятникам стрелецким; а которой хлеб велено посылать в низовые городы, и тех хлебных запасов в Казани ни на какие расходы не держать, и стрельцам и никому не давать; а вместо хлебнаго жалованья, что им стрельцам не достанет остаточнаго хлеба, давать за хлеб деньгами по указной цене по 6 алтын по 4 деньги за четверть, также преж всех дачь.

19.

Струги, как верховые, так и с низу, которой откуду придут, принимать по отпискам; а чего по отпискам не будет, и то имать на тех, которой привезет; и будет которыя суды годятся и впредь в ход, и те суды к зиме вынимать на берег и ставить на подклады; а худыя, смотря по судну, или розбивать или продавать, а двор бы сделать на те и на иныя суда под Зилантовым монастырем или где пристойно.

20.

В Казани же в городех и в слободах в летнюю пору велеть учинить заказ крепкой, чтоб всякие люди летом изб и бань не топили, и на хоромех в летнюю пору николи без воды не было; а для хлебнаго печенья велеть печи поделать на полых местех, где б было не близко хором; и объезжим Головам велеть по улицам и по переулкам ездить в день и в ночь по вся часы; и того смотреть и беречь накрепко, чтоб одноконечно от огня было бережно как в Казани, так и под ведомостию которые городы ведомы всячески от огня беречь и чтоб отнюдь в лете огня не было в домех.

21.

Окольничему ж и Воеводам Князю Петру Лукичу Львову с товарищи всякия дела смертныя делать по указом, а в пригородех и селех смертной казни не чинить; а описываться в Казань, а из Казани, что учинено будет, писать к Москве.

22.

В Казани ж велеть учинить заказ крепкой и бирючем кликать по многие дни, чтоб Казанские всяких чинов Русские люди и Мурзы и Татарове и Чуваша и Черемиса Великаго Государя всяких чинов Русских людей и Вотяков, и Чуваши и Черемисы и их жен и детей и поместных и оброчных и ясачных земель и бортных ухожьев и никаких угодьев ни в каких долгех в заклад к себе не имали и ремесленные люди ныне живут в Казани и в Казанских пригородех и в селех и на посадех и в слободах за кем в закладчиках всяких чинов за людьми: и тем всем закладчиком в закладчиках быть не велеть, а велеть тем всем закладчиком Государевы всякия подати платить и службу служить по прежнему Великаго Государя указу с Казанскими и Казанских пригородов с посадскими людьми вместе, и велеть тех закладчиков роспрося и написав росписи, давать на крепкия поруки с записьми в том, что впредь Великаго Государя всякия подати платить и службы служить и изделья делать; а будет из за кого возьмутся закладчики, и впредь тех будут принимать, или те будут закладываться или за сим указом кто примет, чинить наказанье, бить кнутом, и те годы, которые в тех прогулках подати не взяты, имать на тех, кто за указом сверх наказанья имал. и ни в какия крепости ни писали ни которыми делы, и о том в Казани и в Казанских пригородех велеть учинить заказ крепкой, чтоб тот Великаго Государя указ Русским людем и Мурзам и Татаром и Вотяком и Чуваше и Черемисе был ведом. А буде кто учнут каких всяких чинов людей в какия закладныя записи или в кабалы или в иныя в какия крепости писать: и тех людей или их жен и детей к себе в заклад имать, и тем людем, кто так учинит, за то от Великаго Государя Царя и Великаго Князя Петра Алексеевича, всея Великия и Малыя и Белыя России Самодержца, быть в смертной казни. А закладныя записи и заемныя кабалы и всякия крепости отдавать тем заимщикам безденежно, и велеть о том Великаго Государя указ в Казани в Приказной Палате и в Казанских пригородех записать в книгу, буде наперед сего не записан. А которые всяких чинов люди крещенные и которые некрещенные, а наперед сего жили и ныне живут в закладех у всяких чинов людей: и тем людем, которые крещены и которые некрещены, велеть жить в тяглех и на ясакех по прежнему, а денег по кабалам и по закладным, по всяким крепостям заимщиком платить им не велеть; а истцом в тех деньгах велеть отказывать и крепости всякия у всяких людей на закладных людей имать в Приказную Палату; да сколько у кого именем каких крепостей и на кого именем в каких долгех возьмут и котораго году которая крепость, и о том о всем по тому ж писать, и тому всему росписи за Дьячьими приписьми прислать к Великому Государю и велеть подать в Казанском приказе.

23.

А которые буде Казанские и Казанских пригородов и иных городов пришлые торговые и ремесленные люди ныне живут в Казани и в Казанских пригородех и в селех и на посадех и в слободах за кем в закладчиках всяких чинов за людьми: и тем всем закладчиком в закладчиках быть не велеть, а велеть тем всем закладчиком Государевы всякия подати платить и службу служить по прежнему Великаго Государя указу с Казанскими и Казанских пригородов с посадскими людьми вместе, и велеть тех закладчиков роспрося и написав росписи, давать на крепкия поруки с записьми в том, что впредь Великаго Государя всякия подати платить и службы служить и изделья делать; а будет из за кого возьмутся закладчики, и впредь тех будут принимать, или те будут закладываться или за сим указом кто примет, чинить наказанье, бить кнутом, и те годы, которые в тех прогулках подати не взяты, имать на тех, кто за указом сверх наказанья имал.

24.

А будет в Казани и в казанских пригородех и на посадех и в слободах закладчики и торговые и ремесленные люди живут на монастырских дворех или на чьих на огородных местех, а те дворы и огородныя места кому будет даны по указу Великаго Государя: и на тех дворех и на городех велеть жить дворником или огородником по одному человеку на огороде, а буде и больше, чтоб жили с поручными записьми, и те б записи записывать; а будет и запись будет, а не записана, и тем, буде так держат, чинить наказанье. А будет в каком кто явится воровстве, чинить по Уложенью. А иным никаким людем на тех дворех и на огородех жить не велеть. Да о том о всем потому ж писать и закладчиком всем, кому велят быть в посадских людех, или в службах в каких чинех именную роспись с ними явятся какие лишние иноземцы, сверх подорожных и проезжих грамот, и тех иноземцов однолично мимо Казани не пропускать; а кто имены теми и сколько с ними каких товаров, о том писать к Великому Государю, и росписи присылать; а однолично таких заморских иноземцов и Астраханских жителей иноземцов к Москве лишних мимо подорожных и проезжих не пропускать. за Дьячими руками прислать к Великому Государю. Да из старых Казанских и Казанских пригородов посадских людей и бобылей и захребетников, которые живут на посадех и в слободах, и их детей и братью и племянников, которые доведутся написать в тягло, велеть переписать по именом с отцы и с прозвищи порознь, сколько их ныне всех в Казани и в Казанских пригородех, и какия Государевы службы они служат и изделья делают, сколько кто Великаго Государя податей всяких платит и тягла тянут, да о том по тому ж писать и тем посадским людем именныя книги за Дьячьими приписьми прислать к Москве в Казанской приказ, также сколько вышло в Гостиную и в иныя сотни, с котораго году и какими указы; а писать велеть безо всякия понаровки.

25.

А заставам, окроме Царицына, отнюдь не быть ни в Казани, ни выше, ни ниже, и во всех городех, окроме изветов, буде кто на кого скажет о заповедном или об тяглых каких людех, и то смотреть со всяким явным свидетельством; и буде явятся, роспрашивать и задерживать тех беглых в городех, и писать к Москве, а у торговых имать сказки, а их не держать. А буде изветчик что солжет, и им чинить наказанье, бить кнутом нещадно. А будет Воевода научит кого, или собою похочет что приметками сделать, а сыщется про то допряма: и им учинена будет казнь и разоренье.

26.

Которые купчины всякие из за моря и иноземцы и Астраханские жители иноземцы ж и Астраханцы, которые посланы будут с ними в приставах, отпущены будут с Москвы в Астрахань и из Астрахани к Москве: и у них досматривать подорожных и проезжих грамот; буде и с ними явятся какие лишние иноземцы, сверх подорожных и проезжих грамот, и тех иноземцов однолично мимо Казани не пропускать; а кто имены теми и сколько с ними каких товаров, о том писать к Великому Государю, и росписи присылать; а однолично таких заморских иноземцов и Астраханских жителей иноземцов к Москве лишних мимо подорожных и проезжих не пропускать.

27.

А которые Русские торговые люди из Астрахани поедут мимо Казани в верховые городы, а в Казани они товарами своими торговать не похотят: и тех торговых людей велеть мимо Казани в верховые городы пропускать безо всякаго задержания, а в неволю их в Казани держать не велеть ни сколько, и продаж и убытков им ни в чем делать не велеть же.

28.

А о Армянской компанье и о пропуске их чинить по договорным статьям, каковы учинены во 175 и во 181 годех; а в Казань те статьи посланы наперед сего, однако ж чтоб у всех были проезжия грамоты.

29.

А каким клеймом в Астрахани товары клеймить велено, и по указу Великаго Государя для ведома таковы ж два клейма посланы в Казань в прошлом во 81 году, и в Казани те клейма из Приказныя Палаты велено отдать в Таможню таможенному Голове и целовальникам с роспискою.

30.

Да в прошлом во 161 году, по указу Великаго Государя, заведено в Казани медное дело при Боярине и Воеводах при Князе Никите Ивановиче Одоевском с товарищи и в присылке было из Казани к Москве чистыя меди со 161 по 173 год 4641 пуд 6 гривенок.

31.

И во 174 году писал к Великому Государю из Казани Боярин и Воеводы которые того меднаго заводу были преж сего, а ныне они в Казани и в Симбирску, и тех собрать и быть им у того дела по прежнему; а про иных медных рудознатцов и про плавильщиков в Казани и в иных понизовых городех сыскивать всякими мерами; да где рудознатные и плавильные подмастерья обыщутся, и к тому делу они будут надобны, и их взять и велеть им быть у меднаго у рудознатнаго у плавильнаго дела; и роспрашивать в Казани и в Казанских пригородех и в уездех всяких чинов людей про медную руду всякими мерами: будет кто где ведает медную руду, и они б про то сказывали в Казани в Приказной Палате им Окольничему и Воеводам Князю Петру Лукичу с товарищи; а тем людем за то будет Его Великаго Государя жалованье. Да будет где медная руда объявится на чьих на вотчинных и на поместных и на ясачных, или на оброчных землях и для меднаго дела те их земли доведутся взять: и тем людем сказывать, что Великий Государь пожалует, вместо тех взятых земель, велит им дать Своего Великаго Государя жалованья земли, вдвое и втрое, и они б однолично про те места, где ведают медную руду, не таили и сказывали безо всякия утайки. А будет кто медную руду ведает, а не объявит, а после про то сыщется: и тем людем за то быть в жестоком наказанье. Да в которых местех в сыску про медную руду кто скажет: и в те места посылать тотчас Казанца Дворянина добра с рудознатцы и с подкопщики, и велеть в тех местех рудознатцом медныя руды обыскивать с великим радением; а работных людей к тому делу имат тех сел и деревень крестьян, которые к тому делу будут близко, по скольку человек пригоже, прислали к медному делу безо всякаго мотчания. Князь Григорий Семенович Куракин с товарищи, что де медная руда изошла вся.

32.

А по осмотру Степана Владычкина на Руткиных горах преж сего были четыре подкопа, и два подкопа завалились, а в дву подкопах медныя руды и признак и черней нет, а на Ерыклинском стану и на Каменских горах и на речке Кабарде подкопы и ямы и отвалы завалились и лесом поросли и медной руды и черней и признак смотреть нельзя; а по сказкам рудознатных мастеров Костки Иванова с товарищи, в тех местех медная руда в прошлых годех вышла вся без остатка, потому то медное дело и переведено, и впредь в тех местех медному делу быть не мочно.

33.

Да по письму подъячаго Давыда Кузмина в Казани, в деревянном городе, в приходе у церкви Бориса и Глеба, на Васильевском дворе Коржбока в воротех есть медныя руды жила толщиною в бревно; и Великий Государь указал и Бояре приговорили: в тех местех, где была преж сего медная руда, досмотреть и сыскивать тое медныя руды против прежняго Его Великаго Государя указа; и буде медная руда сыщется в тех прежних местех, и в иных местех заводить медныя руды заводы, и медь плавить против прежняго; да и вновь в иных местех и за Камою по признаком медныя руды искать с великим радением, чтоб завесть медные заводы против прежняго; да и против письма подъячаго Давыда Кузмина, медныя руды досматривать же и сыскиват в тех и в иных местех медная руда есть ли, и буде есть, и о том к Великому Государю писать; а что к тем медным заводом надобно будет каких снастей к прежним снастям, и то в Казани сделать; а мастером и работным людем, и давать в день по 6 алтын. А будет в тех местех руды жилы сыщутся, из тое руды учинить опыт; и буде по опыту в том месте чают медное дело умножится, и о том к Великому Государю писать, и опыт прислать к Москве. А медное дело заводить по тому ж большим заводом, и медную руду выимать и медь плавить с великим радением. Да в которых местех рудознатные мастеры учнут медныя жилы обыскивать: и прося у Господа Бога милости и у Пречистыя Богородицы и у всех Святых помощи, велеть для прииску медныя руды копать ямы многия в разных местех с великим радением, чтоб однолично медных жил доискаться, и теми жилами дойти до матицы. А Великаго Государя жалованья рудознатцом и подкопщиком и работным людем велеть давать по их работе и по службе из Казанских доходов, да и на иные меднаго дела расходы, что понадобится, давать из Казанских же доходов; а буде ямы заведены будут многия, а жил вскоре не обыщут, или будет и обыщут да небольшое, и о том не сумневаться, велеть искать медныя руды жил и безпрестанно многими ямами, что бы однолично доискаться многих жил. А как, милостию Божиею, рудознатцы медныя руды жилы обыщут: и по тем жилам велеть идти подкопами, и приказать того беречь накрепко, чтоб работные люди тех жил не потеряли, и руду велеть, из подкопов вынимая, плавить безпрестанно; и смотреть накрепко, чтоб в том медном деле плавильщики и работные люди никакия хитрости не учинили и не корыстовались; а заводы медные заводить и о мастеровых и о работных людех, которые наперед сего присланы из Казани в Симбирск, и о тех людех о всех в Симбирск писать, чтоб тех меднаго дела мастеров из Симбирска прислали к медному делу безо всякаго мотчания.

34.

И Окольничему и Воеводам Князю Петру Лукичу с товарищи, приехав на службу Великаго Государя в Казань, учинить о медном деле и о всем по указу Великаго Государя, как о том в сем Великаго Государя наказе писано выше сего, и в том медном деле Великому Государю службу свою и радение показать, чтоб в том Великому Государю учинить многую прибыль, и к рудознатцам и подкопщиком держать береженье, а оскорблять их не велеть, чтоб однолично завесть медное дело большими заводы; и что у них о том учнется делать, о том писать к Великому Государю.

35.

Да в прошлом же во 181 году, будучи в Казани Боярин и Воеводы, Князь Алексей Андреевичь Голицын с товарищи, приказали в Казанском уезде на селитряное варенье старыя городищи в розных местех, и делана была селитра и порох многое число.

36.

И Окольничему и Воеводам Князю Петру Лукичу с товарищи, будучи в Казани, велеть селитру варить и зелье делать и в иных местех селитры приискивать и заводить селитреное и зелейное дело большими заводы, и порох делат пушечной и ручной самой доброй; а сколько вновь в Казанском уезде селитры выварено и зелья сделано, и что в тех селитреных заводах и о зелье учнется впред делать, о том писать к Великому Государю почасту, и зелью опыт присылать к Москве в Казанской приказ, а порох держать до указу в казенных погребах.

37.

Да в прошлом во 186 году, будучи в Казани Боярин и Воевода Михайло Львовичь Плещеев с товарищи в Казанском уезде в Государевых и Дворцовых селех, к прежней десятинной пашне, к 239 десятинам с полудесятиною, прибавили вновь 369 десятин в поле, а в дву по тому ж, всего старыя и новыя 600 десятин; а мерою десятины учинили в длину по 80 сажен, а поперег по 40 сажен, а которые крестьяне в Дворцовых селех платили в Государеву казну за Лаишевскую десятинную пашню хлебом, и тот платеж оставили: и Окольничему и Воеводам той десятинной пашни велеть смотреть неоплошно, чтоб пахали и жали в подобное время, а не изпоздав, и худыми б семены не сеяли; и на тех, кто будет надсматривать, спрашивать и смотреть за ними, чтоб напрасно и изо взятков не пропадало, а у молоту и у меры наипаче быть верным и правдивым людем, и солому и невейку даром ни кому не давать, а велеть продавать; и сколько сеется озимаго и яроваго хлеба и что бывает лучшаго и средняго и худаго роду, о том Окольничему и Воеводам писать к Великому Государю подлинно, чтоб про то про все Великому Государю было известно и однолично им Окольничему и Воеводам Князю Петру Лукичу с товарищи о том радеть и службу свою в том Великому Государю показать со всяким радетельством и учинить в той десятинной пашне немалую прибыль. селех, к прежней десятинной пашне, к 239 десятинам с полудесятиною, прибавили вновь 369 десятин в поле, а в дву по тому ж, всего старыя и новыя 600 десятин; а мерою десятины учинили в длину по 80 сажен, а поперег по 40 сажен, а которые крестьяне в Дворцовых селех платили в Государеву казну за Лаишевскую десятинную пашню хлебом, и тот платеж оставили: и Окольничему и Воеводам той десятинной пашни велеть смотреть неоплошно, чтоб пахали и жали в подобное время, а не изпоздав, и худыми б семены не сеяли; и на тех, кто будет надсматривать, спрашивать и смотреть за ними, чтоб напрасно и изо взятков не пропадало, а у молоту и у меры наипаче быть верным и правдивым людем, и солому и невейку даром ни кому не давать, а велеть продавать; и сколько сеется озимаго и яроваго хлеба и что бывает лучшаго и средняго и худаго роду, о том Окольничему и Воеводам писать к Великому Государю подлинно, чтоб про то про все Великому Государю было известно и однолично им Окольничему и Воеводам Князю Петру Лукичу с товарищи о том радеть и службу свою в том Великому Государю показать со всяким радетельством и учинить в той десятинной пашне немалую прибыль.

38.

Окольничему и Воеводам Князю Петру Лукичу с товарищи о Казанском таможенном и кружечнаго двора сборах велеть таможенным и кабацким Головам исполнять по прежним Великаго Государя указом и по грамотам и по указным статьям, которыя о том присланы в Казань к прежним Бояром и Воеводам и впредь присланы будут к нему Окольничему и Воеводам, Князю Петру Лукичу с товарищи из приказа Большия Казны, потому что те доходы велено ведать в приказе Большия Казны.

39.

Окольничему и Воеводам Князю Петру Лукичу с товарищи, будучи в Казани, Великаго Государя денежную казну по окладным и ясачным книгам с ясачных людей ясачныя и всякия оброчныя деньги и с Гостинаго двора и с лавок и с полков и с мельниц и с перевозов и со всяких откупных и оброчных статей всякие доходы, также и с подгородных Казанских и иных мельниц, где сбирают верные Головы и целовальники, велеть сбирать с великим радением и осмотрением, чтоб конечно те все доходы по оклады, также и на вере верные Головы и целовальники собрали, против прежних лет, больших сборов с прибавкою, и того всего самим смотреть накрепко; а буде чего на вере Головы и целовальники оплошкою своею и нерадением, или какою хитростью, против больших сборов, не сберут, и тот недобор по розыску править, всеконечно не запущая в долгие часы, на них и кто их выбрал к тому сбору, чтоб конечно было в сборе все по окладу сполна, а без выборов у таких сборов быть отнюдь не велеть.

40.

А с ясачных людей Казанскаго уезда для сбора ясачных и всяких оброчных денег в прошлых годех до 179 года из Казани по отпуску Бояр и Воевод ездили Дворяне и дети Боярские и подьячие, и те сборщики ясачным людем чинили многие налоги и обиды и сверх ясачных денег сбирали с них многия деньги, и от того ясачным деньгам и хлебу учинилась многая доимка; а в прошлом во 180 году будучи в Казани Боярин и Воеводы Князь Алексей Андреевичь Голицын с товарищи, по челобитью всего Казанскаго уезду ясачных людей ясачные всякие доходы они б ясачные люди, видя к себе Великаго Государя милость, всякие Его Великаго Государя доходы сбирали меж себя сами и в Казань к платежу привозили по окладом сполна без доимки, а будет им выборным людем понадобится для записки с площади подьячей, и тех подъячих давать, кого они похотят.

41.

А всех Казанских ясачных и всяких откупных и оброчных и вернаго бранья и ямских и полонных и за лес низовых отпусков Казанскаго и иных городов с уездов по окладу довелось собрать, опричь неокладных доходов, с ясачных Русских людей и с Чуваши и с Черемисы и с Вотяков и с Мордвы по переписным книгам 186 года с 15464 ясаков ясачных денег и за ездовое дело и за недельной откуп и полоняником на окуп и за дорогильныя и таможенныя пошлины и за мельницы и за въезжие и за дворовое дело и за ясачныя веревки и с бобылей бобыльскаго и с вотчин с бортнаго ухожья и со всяких угодей и за Тюменной мед и с меленок мутовок и с бобровых гонов и с сенных покосов и с пашенных земель оброку и пошлин 15034 рубли 24 алтына 5 денег.

С лавок и с кузниц и с полков и с харчевень и с погребов и с оброчных огородов 470 рублев 29 алтын. С торговых бань откупу 94 рубли 28 алтын пол-5 денег; Казанскаго Гостина двора с лавок и с кладовых анбаров 445 рублев 28 алтын 4 деньги; с постоялых изб постоялаго 30 рублев 27 алтын 2 деньги; с Казанския воскобойни вернаго бранья, против сбору 199 году 99 рублев; с прорубнаго и ледокольнаго откупа 9 рублев 33 алтына 1 деньга; с проезжих грамот печатных пошлин против сбору 189 года 210 рублев 11 алтын 2 деньги; с мельниц, что в селе Чепчугах да на речке Арыте, с Березовской, на реке Красной, с дву, что на речке Ошевалатах, на речке Тинике под Драньею и Иренсою, на речке Саралинке на Ошите, и с винокуреннаго завода, и с рыбной ловли, и с порозжей земли, и с чернаго лесу, с мельницы ж, что по Галицкой дороге близ Кукморской волости, да на речке Ошите по Далаты, да с четырех, что на речке Оше, да на речке Ировке, да с кузниц на речке Четой, на речке Тойме, на речке Ошияке, на речке Ички Казани, на речке Бекукморе, да на речке Тайшевке, да в Куржумовской волости и на Нурде речке, да с кузницы, да на речке Немде, да на речке Ахтаче, да на речке Уреме под деревнею Волкиною, на речке Урдень против села Чирков, да в деревне Оках на речке Томи, да на речке Вошторме и с дву, что на речке Зевце, с дву ж что на речке Студенце, на речке Анзире, близко деревни Яковлевы, и что в деревне Яковлеве с дву, что на речке Баграше, на речке Сарапулке, на речке Лажу, на речке Кандуле, всего с 42-х мельниц откупу и вернаго бранья 425 рублев 24 алтына пол 5 деньги. С 5 мельниц, что на устье Солоницы, да в селе Рожественском, да с Сарапульския, да в деревне Сушах, в селе Федоровском вернаго бранья, до 190 года, 372 рубли 6 алтын 4 деньги. С мельницы Отчинской на ясачных людех 41 рубль 17 алтын пол 4 деньги. Казанскаго уезда с 16 перевозов, что на Меше реке, да под деревнею Ташевкою, да под деревнею Гонбою, да с Шунскаго и в Чумачах, да ниже села Мамадыш с дву, что в Тихих горах, и с рыбной ловли, да на Каме реке, что под Лаишевым, да в селе Кулаеве и на Меше, да с Лаишевскаго, да на Шайбаском устье с Анаташскаго, что под Рыбною слободою и на усть Ураю, да меж Рыбной слободы и Кашанскаго перевозов, с Тетюшскаго, с Мамнинскаго, да против села Бурца откупу и вернаго бранья 177 рублев 21 алтын пол-3 деньги. Да с пяти перевозов, которые заведены со 196 году на речке Ику с дву, что в Тихих горах, на новом Мешском устье, да на Вятке реке промеж Коровки и Кременки речек оброку 3 рубли 11 алтын. С перевозу, что у деревни Амары, оброку 11 руб. 13 алтын 2 деньги. С Маинскаго перевозу откупу 11 руб. 13 алтын 1 деньга. С трех торжков, что в деревне Ахтаче, да в селе Мамадыш, да в селе Бурцах оброку 3 рубля 20 алтын. С солодовен оброку 3 руб.

Татарския слободы на Татарех бобыльскаго оброку и полоннаго 29 руб. 32 алтына 2 деньги. С Казанских подгородных мельниц вернаго бранья против сбору 188 года 1181 рубль. Дворцовых сел и в пригородочных с бобылей и с захребетников и с посадских людей оброку 551 рубль 9 алтын 5 денег. С дворцовых крестьян за десятинную пашню 385 рублев 5 алтын пол 3 деньги. с Сарапульских с сенных покосов и с кубоваго дела и с пустоши Петровы 20 рублев 3 алтына пол 3 деньги. Дворцовых сел на крестьянех за оброчные веники 5 рублев 27 алтын 5 денег. Кукарския слободы на крестьянех с рыбных ловель и с перевозу и с пашенных земель и с сенных покосов и с меленок и с анбаров и с кузниц и с Атачинския пашенныя земли и с сенных покосов 75 рублев 27 алтын. Кукарския слободы на крестьянех за ездовое дело оброку 100 рублев. С судных дел и с ездовых памятей и крестьянския отдачи поголовных пошлин и с лошадей сгоннаго и с служилых кабал и с записей, что сбираются в Казани в Приказной Палате и в светлице и в Татарской Судной Избе и в пригородех и в селех середний сбор 192 и 194 и 196 годов по 700 рублев в год. А большой сбор 195 года тех денег 1012 рублев.

Казанских пригородов и дворцовых сел с крестьян с свадеб выводных денег 20 рублев 21 алтын 2 деньги. Казанскаго уезду с ясачных людей свадебных денег 163 рубли 8 алтын 2 деньги. С Осинских с 2 мельниц вернаго бранья против сбору 196 года 66 рублев 7 алтын 3 деньги. С Осинских же мельниц и с сенных покосов и с пашенных земель оброку 7 рублев 25 алтын 1 деньга. С мельниц, что на речке Секенечь оброку 2 рубли 16 алтын. С мельницы, что в Мензелинском городе, вернаго бранья, против сбору 199 года, 99 руб. 20 алтын. С Мензелинских лавок оброку 26 алтын. С мельницы, что в Тиинском городке, вернаго бранья против сбору 190 года 13 рублев 19 алтын 4 деньги. С мельницы, что в Заинском городке на речке Ирне, оброку 10 рублев 2 алтына пол 3 деньги. Калянурския волости на крестьянех с пива и с меду явочных пошлин 6 рублев 3 алтына 2 деньги. На Мензелинских иноземцах с бобровых гонов и с рыбных ловель оброку 8 рублев 31 алтын 4 деньги. На ясачных крестьянех с пашенныя земли оброку 13 алтын пол 5 деньги. С дворовых и лавочных купчин пошлин 39 рублев 11 алтын 2 деньги. За хлебные ясаки и за веревки, что сбираются Казанскаго уезда с ясачных людей 297 рублев 5 алтын. Явочных и тепловых денег, которыя сбираются в Лаишеве с работных людей, 49 рублев 13 алтын 2 деньги. Всего ясачных и всяких оброчных 21593 рубли 33 алтына одна деньга.

С Казанскаго уезда лесовых денег:

с дворцовых с 3500 дворов с монастырских с 1471 двора, Крутицкаго Митрополита с крестьян со 164 дворов; всего с 5112 дворов, по 2 алтына с двора: и того 308 рублев 3 алтына 2 деньги. С ясачных людей по сметному списку 189 года, с 15950 ясаков, по 7 алтын по 2 деньги с ясака, и того 3509 рубл. В Казани ж помещиковы и вотчинниковы и Мурзинские и Татарские крестьяне и бобыли лесовых денег не платят, а по книгам Боярина и Воевод, Михайла Львовича Плещеева с товарищи, таким помещиковым крестьяном платить велено ж. А по переписным книгам 186 года за ними 2335 дворов, лесовых денег взять, против Свияжских и иных городов помещиковых крестьян, по 10 денег с двора, и того 116 рублев 25 алтын. Всего Казанскаго уезда лесовых денег по окладу 1933 рубли 28 алтын 2 деньги. — Из городов:

из Свияжска, с монастырских с 1442 дворов с помещиковых и с вотчинниковых крестьян и с бобылей и с задворных людей с 1909 дворов, всего с 3351 двора, по 10 денег с двора, и того 167 рубл. 18 алтын 2 деньги. С ясачных, по новым переписным книгам 189 года, с 5025 ясаков, по 6 алтын по 4 деньги с ясака, и того 1005 рублев. Всего Свияжскаго уезда 1172 рубли 18 алтын 2 деньги.

Из Чебоксар, с монастырских со 153 дворов с помещиковых со 106 дворов, и того с 259 дворов по 10 денег с двора, и того 12 рубл. 31 алтын 4 деньги. С ясашных с 2390 дворов 478 рублев. Всего 490 рубл. 31 алтын 4 деньги.

Из Кузьмодемьянска с Митрополичьих со 141 двора, с монастырских с Дворцовых с помещиковых с 311 дворов, всего с 456 дворов 22 рубли 26 алтын 4 деньги. С ясачных с 2122 дворов 424 рубли 13 алтын 2 деньги. Всего 447 рублев 6 алтын 4 деньги.

Из Цывильска с помещиковых с 72 дворов 3 рубли 20 алтын; с ясачных с 1743 дворов 348 рублев 20 алтын. Всего 352 рубли 6 алтын 4 деньги.

Из Ядрина с помещиковых с 40 дворов 2 рубли; с ясачных с 1258 дворов 251 рубль 20 алтын. Всего 253 руб. 20 алт.

Из Кокшанска, с помещиковых с 55 дворов 2 рубли 25 алтын; с ясачных с 218 дворов 43 рубли 20 алтын. Всего 46 рублев 11 алтын 4 деньги.

Из Яранска, с дворцовых с 422 дворов, с монастырских с 32, с помещиковых с 42 дворов, и того с 496 дворов 24 рубли 26 алтын 4 деньги; с ясачных с 731 двора 146 рублев 13 алтын 2 деньги; всего 171 рубль 6 алтын 4 деньги.

Из Царевококшанска, с монастырских с 21, Дворцовых с 299 дворов, и того с 320 дворов 16 рублев; с ясачных с 1045 дворов 209 рублев, всего 225 рублев.

Из Царевосанчурска, с монастырских с 5, с помещиковых с 564 дворов, всего с 569 дворов 28 рублев 15 алтын. С ясачных с 691 двора 138 рублев 20 алтын, всего 127 рублей 10 денег.

С Уржума с Дворцовых с 51, с монастырских со 142, с помещиковых с 3 дворов, всего со 196 дворов 9 рублей 26 алтын 4 деньги. С ясачных с 1070 дворов 214 рублев; всего 223 рубли 26 алтын 4 деньги.

Всего из городов 3549 рублев 30 алтын. И всего лесовых денег Казанских из городов 7483 рубли 25 алтын.

В Казани ж ямских денег:

с Митрополичьих и с монастырских с 2539 дворов 253 рубли 30 алтын. Крутицкаго Митрополита с приписной Кокшинской вотчины со 164 дворов 16 рублев 13 алтын 2 деньги. С дворцовых с 3500 дворов 175 рублей, с помещиковых и вотчинниковых и с Мурзинских с 2335 дворов 116 рублев 25 алтын. С ясачных людей с 15950 ясаков, по 10 денег с ясака, и того 427 рублев 16 алтын 4 деньги. Всего ямских и полонных 1352 рубли 18 алтын 2 деньги. Всего Казанских всяких доходов с лесовыми и с ясачными деньгами 30437 рублев 9 алтын 5 денег. И то число всякие денежные доходы по вся годы были б собраны сполна без доимки.

В Казани ж окладнаго расходу по окладу:

ружником всех церквей 997 руб. 30 алтын. Им же за хлеб за 1405 четв. ржи, овса тож, 281 руб. Лекарем 2 человекам 180 руб., да за хлеб 1 человеку за 20 четв. ржи, овса тож, 4 рубли, ямским охотником 201 рубль, да за хлеб за 454 четв. ржи, овса тож, 90 рублев 26 алтын 4 деньги. Пеших стрельцов Полковником и Головам 115 рублев, Капитаном и Сотником 394 рубли. Пешим стрельцом 3700 человекам, по 5 рублев человеку, и того и с свершки 18638 рублев 25 алтын. Да им же хлеба по 10 четв. ржи, овса тож, и того за 37274 чети 7454 руб. 26 алт. 4 ден. Зелейныя мельницы мельнику и серным и зелейным мастером 55 рублев, да за хлеб за 55 чет. 11 рублев. Пушкарям 129 рублев. Да за хлеб за 129 чет. 25 рубл. 26 алт. 4 деньги. Казанских мельниц мельником и засыпкам 37 рублев. Да за хлеб за 39 чет. 7 рублев 26 алтын 4 деньги. Воротником 14 рубл. Да за хлеб за 14 чет. 2 рубли 26 алт. 4 д. Селитреным мастером и подмастерьям 65 руб. Да за хлеб за 65 чет. 13 руб. Рожественских мельниц мельником 22 рубли. Мензелинской мельницы мельнику и засыпкам 7 рублев. Федоровския мельницы мельнику 4 руб. Всего тем вышеписанным годоваго денежнаго жалованья по окладу 20859 рублев 21 алтын 4 деньги. Да за хлеб за 39455 чет. деньгами по 6 алтын по 4 деньги за юфть; и того 7891 рубль; всего денег и за хлеб деньгами 28750 рубл. 21 алтын 4 деньги. Да в Казани ж с ясачных людей посольнаго и Дворцовых сел с крестьян оброчнаго и за Лаишевскую десятинную пашню всяких хлебных запасов по окладу 74278 чет. с осьминою ржи и овса. И из того числа готовят для низоваго отпуску по 9024 чет. муки ржаной, по 1980 чет. круп и толокна, из 4450 чет. овса. Да насыпных по 41068 чет. Всего меховых и насыпных посылается из Казани в низовой отпуск по 51872 четв. А за низовым отпуском бывает в остатке ржи и овса по 20000 и по 19000 и по 18000 чети. И тот остаточной хлеб отдается Казанским стрельцом в их оклады, и у их денежной дачи за хлеб убудет 1800 рублев, а за тем всем чинам за хлеб дать деньгами 6091 рубль. Да стрельцов же бывает по вся годы на службе по 2 и по 3 приказа, по 500 человек в приказе в Астрахани, на Терке; а годовое денежное жалованье дают им в Астарахани. И буде будет в Астрахани и на Терке три приказа, 1500 человек, и убудет у дачи в Казани 7545 рублев. И опричь тех будет в даче стрельцом и всяких чинов служилым людем ружником и обротчиком денег и за хлеб деньгами 19105 рублев 21 алтын 4 деньги. А буде будет на службе 2 приказа, и того 1000 человек: и убудет в Казани росходу 15030 рублев. А за тем окладнаго расхода денег и за хлеб деньгами 21920 рублев 21 алтын 4 деньги. А буде будет на службе один приказ, 500 человек, и у дачи убудет 2515 рублев. А за тем в Казани окладнаго расходу денег и за хлеб деньгами дать доведется 24435 рублев.

И за теми расходы надобно Казанских доходов в остатке:

против 1-й статьи 11031 рубль 21 алтын 5 денег; а против 2-й статьи 8516 рублев 21 алтын 3 деньги; а против 3-й статьи 6002 рубли 2 алтына 5 денег. Да в Казани ж неокладных расходов, без чего быть невозможно, против прошлых лет меньшой статьи, на прогоны всяким посыльщикам 76 руб. 30 алтын. К селитреному варенью на всякие расходы 36 рублев 24 алтына. Деловой двор против 196 года 303 рубли. На солодовую покупку для низовых отпусков 37 рублев. Всего на неокладные нужные расходы 452 рубли 30 алтын. И опричь тех неокладных расходов, Казанских всяких доходов будет в остатке: против 1 статьи, 10578 рублев 25 алтын 5 денег. Против 2 статьи, 8063 рубли 24 алтына 5 денег. Против 3 статьи, 5549 рублев 13 алтын 2 деньги.

И те остаточныя деньги присылать к Москве в Казанской приказ по вся годы, а в Казани ни на какие расходы тех дачь не держать. И сверх того вышеписаннаго расхода без указа Великаго Государя и без грамот никакого расхода не чинить и иноземцом и рейтаром годовых их окладов не давать и вновь никого не верстать и окладов и придачь никому не чинить. А подьячим жалованья половина их окладов и в приказную Палату на свечи и на бумагу давать из неокладных доходов с судных дел пошлинных денег, и того расходу чтоб было меньше прошлых лет, а иных никаких расходов на неокладные расходы не чинить и никакого строения не строить и на строенье денег без грамот Великаго Государя не давать. А буде тех вышеписанных доходов чего по окладу, в котором году не добрано будет, или что сверх окладу и на неокладные расходы сверх вышеписаннаго дано будет, или остаточных денег к Москве в присылке не будет: и те деньги доправлены будут на них Окольничем и Воеводах и на Дьяках; также и хлебные всякие запасы сбирать и в Астраханской отпуск готовить сполна. А буде тех хлебных запасов по окладу чего не добрано будет или без указу в расход розданы будут: и то по тому ж доправлено будет на них же Окольничем и Воеводах и на Дьяках; а на прошлые годы денег и хлеба ружником и обротчиком и служилым людем ничего ни кому отнюдь не давать; а буде дано будет, и то по тому ж доправлено будет на вас же Окольничем и Воеводах и на Дьяках.

42.

Да в прошлом в 201 году, по указу Великаго Государя, посланы Его Великаго Государя грамоты в Казань и в иные низовые городы: которые люди посланы будут в низовые ж городы для дел из иных из разных приказов, а не из Казанскаго приказа: и тем людем из городов приказа Казанскаго дворца на Москве и в городех прогонных денег не давать; а давать в тех приказех, кто из котораго приказу послан будет, для того за теми лишними расходы в низовых городех, Его Великаго Государя денежной казны на дачу служилым людем в годовое жалованье не достает.

43.

Да в 204 г., Февраля в 15 день, Великий Государь, слушав докладной выписки, указал Бояром и Воеводам, которые посланы будут в Астрахань и на Терек, зимним временем подводы, а водяным путем суды и кормщики и гребцы до тех городов и назад до Москвы давать по прежнему, а Казанским, Симбирским, Уфимским, Самарским, Саратовским, Царицынским, Свияжским и иных городов Бояром же и Воеводам и которые отпускаются в пригороды, с сего Его Великаго Государя указу с Москвы, и из тех городов до Москвы судов из Его Великаго Государя казны и кормщиков и гребцов и подвод и прогонов им не давать, и сей Его Великаго Государя указ записать в приказе Казанскаго дворца в книгу, а в городы посланы Его Великаго Государя грамоты с великим подкреплением.

44.

Да в прошлом же в 204 году, по указу Великаго Государя, послана Его Великаго Государя грамота в Казань, чтоб в Казани Сибирским и иных городов Воеводам, которые поедут с Москвы в Сибирские и в иные городы или из тех городов к Москве по подорожным Московским и городским, сухим путем подвод, а водяным путем кормщиков и гребцов и судов с прогоны и без прогонов, без послушных грамот из приказа Казанскаго Дворца, отнюдь ни кому давать невелено, также и их посыльщиков; а в Казанские пригородки и слободы, на которые лежит дорога в Сибирь, велено послать к Воеводам из Казани указы с великим подкреплением, чтоб отнюдь никому таких подвод и гребцов не давали.

45.

Да в прошлых годех и в 204 году посланы Великаго Государя грамоты в Казань же и вь иные городы: буде учнут присылать в Казань Его Великаго Государя грамоты из розных приказов, а послушных грамот из приказа Казанскаго дворца о том не будет: и по тем грамотам из розных приказов без послушных грамот из приказа Казанскаго Дворца никаких дел делать невелено, и Окольничему и Воеводам Князю Петру Лукичу с товарищи о всем о том учинить по Его Великаго Государя указу, как писано выше сего, опричь тех грамот, которыя присланы будут из Преображенскаго.

46.

А однолично Окольничему и Воеводам Князю Петру Лукичу с товарищи, будучи на службе Великаго Государя в Казани, всякия дела делать по сему Великаго Государя указу и каковы Великаго Государя грамоты учнут приходить к ним в Казань впредь из приказа Казанскаго Дворца, которые наказа противны не будут; и во всем Великому Государю искать прибыли, которая прибыль впредь была прочна и стоятельна и людем бы не в тягость и не в оскорбление и розни меж себя ни в чем не чинить никоторыми делы, чтоб их рознью Великаго Государя делу никакия порухи не было, и Русским людем служилым, и жилецким и иноземцом и ясачным всяким людем тутошним и приезжим никаких налогов не чинить и заемных кабал и памятей в долговых деньгах и никаких крепостей и служилых кабал на свои имена и детем и братьем и людем своим дворовым ни на кого ни в чем не имать и изделий никаких на себя и на Полковников стрелецких и на всяких приказных людей ни на кого даром делать не заставливать и напрасно изгоны и убытков никаких не делать ни которыми делы, и с деловаго двора никаких припасов и дров ничего на дворы безденежно к себе не имать. А буде Окольничий и Воеводы, князь Петр Лукичь с товарищи, будучи на службе Великаго Государя в Казани, учнут Великаго Государя дела делать мимо сего Великаго Государя указу, а радеть и промышлять не учнут, и их нерадением или рознью Великаго Государя делу какая поруха учинится, и в денежном и в хлебном сборе недобор, или они учнут кому какие напрасные налоги и обиды чинить: и за то от Великаго Государя Царя и Великаго Князя Петра Алексеевича, всея Великия и Малыя и Белыя России Самодержца, быть им в опале.

47.

А которая статья написана в сем наказе о рудокопном деле, и для того рудокопнаго дела послан ныне с Москвы нарочно рудознатнаго меднаго дела мастер Подполковник Лаврентий Андреев сын Лейдхарт. И Окольничему и Воеводам Князю Петру Лукичу Львову с товарищи его Лаврентья, как он приедет в Казань, дав ему прежних рудознатнаго меднаго дела мастеров и рудознатцов, отпустить для прииску и заводу того меднаго дела тотчас. И приказать ему о том о всем по вышеписанному Его Великаго Государя указу и по сему наказу, как о том написано выше сего в сем наказе, чтоб он то все чинил с великим радением неоплошно, и дать ему о том статьи за Дьячьею приписью. А на дачу наемным людем и на всякое строенье и на расходы отпустить с ним Лаврентьем Его Великаго Государя денежныя казны 500 рублев, и послать с тою казною 2 человек подъячих для записки всяких расходов, и велеть тое казну держать на расходы тем подъячим, где по его приказу дать доведется и записывать в расходныя книги именно. А где будет случай позовет и доведется ему Лаврентью ехать для прииску той руды в Казанской или в иные уезды: и ему Лаврентью давать служилых людей и провожатых, сколько человек в кое время ему Лаврентью понадобится. — Также будет и на заводех для опасительства и всякаго обереженья доведется быть караулу давать ему служилых людей, сколько человек понадобится. А будет какия грамоты Великаго Государя будут приходить мимо сего наказу, не верить и присылать в Казанской приказ; а будет что в дополнение в грамотах будет написано, и то явится явно, что сверх наказу, в дополнение велеть прибавить.

источник: Полное собрание законов Российской империи. Собрание первое с 1649 по 12 декабря 1825 г.

Поделиться: