1774 г. 7 июля — Рапорт управителя Сарапульской волости Баранова в контору Главной дворцовой канцелярии, с приложением донесений управителя Ижевского завода — Ялымова и канцеляриста Гурьева

По присланному е. и. в. главной дворцовой канцелярии ис канторы к управительским делам указу, велено на первую сего года половину дворцовые доходы ведомства оных дел со крестьян собрать.

И естли к переводу чрез вексели надежных людей не сыщется вислать в Москву в дворцовую контору в скорости, а оных доходов собрано апреля с 6 июня по 27-е число с Сарапулской и приписных волостей только двенатцать тысяч сто пятьдесят три рубли, а достальних против окладу как Сарапулской, тако Осинской волости и приписного села Крылова, за помешательством от известного злодея, не взымано, ибо минувшаго вюня 25, 26 и 27 чисел о приближении реченного злодея Ижевского завода управитель Илымов и канцелярист Гурьев письменно уведомили:

1-го, управитель Илымов, что злодей и государственный враг Пугачев с ево толпою выше Сарапулской волости переправился на здешную сторону реки Камы. И партии ево уже показались под Воткинским заводом в двенатцати верстах. Чего для он из завода выступил обратно.

2-го и 3 канцелярист Гурьев, ниже де Сарапула злодейские партии приступают к берегу реки Камы для переправы на здешнюю сторону и для отражения команды и пушек. Почему, в силу данного от его высокопревосходительства господина генерал аншефа кавалера и казанского губернатора Якова Ларионовича фон Бранта ордера, и послано к нему, Гурьеву, триста человек, достальной порох и пушки.

Денежную казну дворцовые доходы отправил за камвоем рекою Камою до Казани. А сверх того, прибежав Вотвинского заводу управитель Алексей Клепиков и словесно объявил, что он обще с ыжевским управителем Илымовым близь дворцовой деревни Паздер от Сарапула в сорока верстах против вышеобъявленного злодея и ево толпы воружались, где они от злодеев за изменою своей команды разбиты и взято девять пушек со снарядами. А он едва спас себя бегством. Сам же злодей с ево толпою для таковаго ж нападения приближился к Сарапулу, против которого и ево великих сил по неимению в команде моей надежды супротивления учинить было уже не можно. Принужден был и сам за денежною казною следовать. И нагнав оную и с нею имеющияся три пушки, и отобрав у крестьян орудии, сорок копей, шездесят сабель, восемь луков со стрелами, чтоб не могли оныя остатца в злодейских руках. Все привезено сего июля 6 дня в город Козань. В контору его высокопревосходителъству объявлено доношением, которое ордером определить соизволил, денежную казну перевести в козанскую городовую крепость, и где оную иметь, требовать места от секунд-моеора Жемалова и при оной иметь свой караул; три пушки со снарядами отдать его превосходительству артилерии господину генерал порутчику и кавалеру Баннеру, а мне с вооруженными крестьянами явитца у его превосходительства господина генерал майора Ларионова для употребления к обороне города по ево усмотрению. Того ради, главной дворцовой каяцелярии канторе сим покорнейше представляю и требую о том, что чинить, милостивой резолюции. А каковы от управителя Ялымова и канцеляриста Гурьева получены известия, со оных для надлежащего усмотрения приобщаются при сем точныя копии.

Титулярный советник. Писарь Иван Щербаков.

ЦГАДА, ф. Московского дворцового архива, оп. 10, д. 30750, л. 16-16 об. Подлинник

Поделиться: