Описание путешествия в Печору в 1611 г. Виллема Гордона из Гулля

Описание путешествия в Печору в 1611 г. Виллема Гордона из Гулля, штурмана, при исследовании реки Оби и т. п., из книги Перчаса Книга 3, глава 8.

судна 17 века

Перевод подписей под гравюрой:

А. Сибирский дощаник, которым по реке перевозятся различные тяжелые вещи, такие, как пшеница, соль, вино и другие продукты. Их длина - около 10-12 саженей. Их ширина – 2-3 сажени. В. Судно, используемое [для плавания] вдоль морского побережья Сибири и по рекам. Они называются Колчи, по размеру они немного меньше Лодий С. Сибирский Каюк, используемый для плавания по рекам.

  • 11 апреля мы подняли якорь в Блекволе на Темзе, на корабле «Дружба», на котором Джеймс Веден был шкипером. Мы шли мимо берегов Англии, Шотландии, Норвегии и Финляндии и находились 11 мая на высоте 71° 40 ’.
  • 12–го числа мы прошли 48 миль к северо–востоку, ветер был Z-Z-O, и находились на 73°42’, и ночью мы лотом почувствовали грунт около острова Чери* Гитланд , так как по приказу мы должны были подойти к нему, несмотря на то, что он лежал на 3° севернее нашего пути.
  • 13–го числа, в Bеликое воскресенье, погода прояснилась и мы увидели остров Чери, на O-Z-O в 6 милях от нас.
  • 14–го числа при ясной погоде мы взяли курс на север, намереваясь сойти на берег, но не смогли из-за льдин, и когда попытались попасть на берег этого острова с южной стороны, мы нашли Джона Пула с корабля «Елизавета», который прибыл туда уже к вечеру. Общество московских торговых людей снарядило его, чтобы начиная с 80° к Северному Полюсу продолжать исследования. Тогда мы взяли курс на восток, и там нашли множество льдов.
  • 15-е мы провели на южной стороне острова в надежде найти корабль «Мария Маргарита» водоизмещением 180 тонн (снаряженный для китового промысла у берегов Гренландии, на рейде Крейсрей. Этот рейд лежит очень далеко на севере, на высоте 79° и выше. В тот же день мы решили продолжить путь к реке Печоре и, обменявшись письмами в доказательство нашей встречи на этом месте, мы оставили Джона Пула и взяли курс на восток.
  • 16–го июня утром мы подняли якорь и направились к острову Колгуеву, ветер был юго–западный. Мы нашли около берега места для прохода во льду, но сочли, что ночью плыть нельзя, и бросили якорь.
  • 17–го, подняв якорь, мы пошли к берегу, лежащему на юго–востоке на восток и на северо–западе – западе от нас. После полудня мы на шлюпке направились к берегу и пришли к реке, которую мы назвали рекой Геклейта. Мы видели там несколько самоедов с оленями, которые, увидев нас, убежали вглубь берега, захватив с собой все, что могли. Но они оставили много необходимых вещей: луки с стрелами, длинные копья с обожженными концами вместо железа, железные гарпуны и рыбьи шкуры. Это все лежало кое-как спрятанное. Мы все обнаружили, но ничего не взяли, кроме полового члена свежепойманного моржа, за что оставили нож, чтобы они нас больше не боялись.
  • 18–го числа мы опять подняли парус и пришли в хорошую бухту, или пристань, вероятно, ту же самую, о которой упоминает Стивен Барроу в своем исследовании Вайгача и Новой Земли в 1556 г. Во время прилива глубина воды на отмели 12-13 футов, а внутри примерно 6-7 саженей. Мы там встретили еще 3 судна, называемых лодьями, которые ушли (на веслах), но вечером, вернувшись, они рассказали нам, что собрались идти под парусами в Шаркай Губу, или Шарбухту, ловить омулей и другую рыбу, но не могли продолжить путь из-за льдов. 
  • 20–го числа Джошуа Логан и я вышли на твердый берег на расстояние 2 миль и пришли к большой реке на 67° 40 ’, где до нас были люди. Мы видели, как там плавали 4 или 5 крупных белых рыб, которых русские называют белуга», длиной примерно 5-6 аршинов. Они варят из них ворвань. Впоследствии мы в Печоре нашли ее в большом количестве, но испорченную.
  • 21–го мы послали искать дрова и нашли их в достаточном количестве в воде, но на берегу лес не растет.
  • 10–го июля я измерил глубину перед Печорой и определил 11, 10, а в одном месте лишь 9 футов воды. Когда мы переплывали ее, мы касались грунта, но к счастью, отошли от него.
  • 11–го июля Джошуа Логан, Вильям Гордон и Вильям Персглоу на нашей шлюпке пошли к городу Печоре, предварительно получив от русских некоторые указания о проходах и пути. Однако, когда они находились на расстоянии двух дней от корабля, они без сомнения сбились бы с пути, если бы не встретили маленькое русское судно, которое их привело на правильный путь.

Когда они находились еще примерно в 30 верстах от города, они пришли к дому некоего Василия Деадолуса, одного из главных сборщиков пошлины . Эти сборщики управляют городом Печорой в отсутствие воеводы. Он принял их хорошо и дал распоряжение одному из своих слуг проводить их в город, опасаясь, что жители могут испугаться нашего неожиданного приезда. Это все же произошло, так что некоторые убежали в лес вместе с женами и детьми, пока другие не позвали их обратно. Поэтому Логан показал им преимущественное право от нескольких царей, предоставленное компании. Жители обсудили это и заодно слышали хорошее свидетельство Мерика, англичанина, который управляет делами московской компании в России, о наших людях. Успокоил их кто-то, живущий в Колмогоре, и указали нам дом для нашего пребывания. Многие из них послали хлеб, пироги, уток, рыбу и т.п., угощали их, по обычаю страны, очень хорошо, не переставая удивляться, как это они нашли туда дорогу.

  • 12–го числа мы плыли через так называемое «ухое море (которое русские Suchoi Morie) в устье реки Печоры, где мы нашли много островков, некоторые длиной в 1-2 мили, где было так мелко, что мы не могли на шлюпках добраться до берега, не зная, куда направиться, и выбрать нужный путь.
  • 13–го числа утром мы пришли к одному острову в правой части устья реки.
  • 14–го мы ушли с этого острова и около полудня попали в один из главных входов в реку Печору. Мы пришли к одному дому, где 32 семьи находились вместе. Они довольно хорошо нас угостили, показали нам дорогу к городу.
  • 16–го числа мы пришли к городу Пустозеру, или Печоре, стоящему на озере. Во время нашего прибытия в городе не было воеводы, так как острог был заброшен год назад, и основное население ушло искать необходимые продукты, поэтому мы в течение нескольких дней не могли получить ответа, можем ли мы здесь остаться. Но когда главный сборщик послал вестника, чтобы передать свое согласие, нас 23–го числа пришли приветствовать со свидетельством своей дружбы и указанным жильем. Мы узнали от них, что река Печора для нас удобнее, чем Двина, и что большая часть товаров, прибывающих в Колмогору, идет этим путем, про Печору они говорят, что она идет через Сибирию, но они не знают, какое расстояние.

Когда мы находились в Печоре, там в порту реки стояли примерно 30 лодей, или маленьких русских судов. На некоторых из них находятся по 16 человек. Они были намерены идти в Новую Землю, Тазовский городок и в другие места Монгумзеи, Мангазеи, или Молганзеи, к востоку от реки Оби*. Некоторые наносят Мангазею на берегу Оби, а другие – несколько дальше от берег). Большинство этих лодок пришли из Устюга, Колмогора , Пинеги, Мезени и Печоры. Мы, кто были в городе, увидели там примерно 60 каюков, или судов водоизмещением 6 тонн. Они ловили семгу и другую рыбу. Большинство пришло из большого города Устюгa и из городов на реке Юг, через сушу в реки Печору и к Болвану.

Имеется несколько областей самоедов. На восточной стороне находится область Югория. Река Обь лежит в ее самой западной части. У берега моря живут самоеды, их область называется Мангазей. Их пища – мясо лосей или оленей и рыба. Иногда они едят друг друга*. Теперь этого не встречается.

Так русские путешествуют на собачьих упряжках. Самоедские сани, движимые оленем
Так русские путешествуют на собачьих упряжках. Самоедские сани, движимые оленем

Если к ним приходят какие-нибудь торговые люди, они убивают одного из своих детей, чтобы их угостить, а когда чужой купец у них умирает, они его не хоронят, а съедают. Они некрасивы, у них короткие ноги. Они проворны и хорошо стреляют. Они ездят на оленях и собаках, запряженных в саночки*. Собаки, которых запрягают в санки, не хотят, чтобы их слишком гнали, тогда они останавливаются с санками на мест). Их одежда – соболя и оленьи шкуры. У них нет другого товара, кроме соболей и других мехов.

На этом же берегу, за этим народом со стороны моря живет другой тип самоедов. У них другой язык. Один месяц в г. они живут в море и не приходят на сушу.
Помимо этих народов на берегу моря живет еще другой тип самоедов. Их пища – мясо и рыба, их товар – соболя*. Том 3, книга 3.

В зимнее время можно в Печоре, Усть Цильме или в их окрестностях купить у самоедов слоновую кость, не на вес, а за штуку, насколько я понял, очень дешево. На русском языке эти клыки называют мамонта кость*. Иначе Маммоттeкоос, о которой выше [написано] подробнее.

Названия основных мест, которые русские проходят под парусами, когда идут от Мезени в Печорский Заворот или гавань Печору в 1611 г.:

  • От Мезени до Кандина Носа при хорошем крепком ветре 30 часов под парусами, и они проходят обычно около 40 миль в сутки, так что, по этим расчетам, это расстояние в 50 миль.
  • От Кандина Носа до острова Колгуев тоже 30 часов под парусом, и следовательно, 50 миль.
  • От Кандина Носа до Промоя, или темного места, 20 часов под парусом, и таким образом, 35 миль.
  • От острова Колгоев до Колоколкова – 15 часов под парусами, таким образом, 25 миль пути. На этом берегу лежат кучи песка в виде колоколов, почему русские называют это место Колоколково, это значит колокол.
  • От Колоколкова до Пеасанеетса 3 часа под парусами или 5 миль. В этом месте только небольшое течение, они считают его признаком моря, но извлекают из него мало пользы.
  • Оттуда до Печорского заворота 6 часов под парусом, это 10 миль.
  • Так что от острова Колгоев до упомянутого Печорского Заворота – самое большое около 40 миль.


Указание, как идти под парусами от Печорского Заворота до города Печоры

От Печорского Заворота ходят под парусами в Сухое море, беря курс оттуда на юго–запад и юг в Печору и с попутным ветром через 4 часа приходят к острову Долгое, как говорят, длиной в 3–4 версты. На нем в определенное время г. находится много гусей. Жители Печоры приходят за ними, пока те еще не умеют летать.

От этого острова к юго–юго–западу идут под парусами с попутным ветром 8-9 часов, и появляется твердый берег. Он довольно высок и называется Болван. Расстояние – самое большое, 20 миль. Этот Болван, или Болванская, находится тогда на бакборте. В окрестностях имеются несколько русских жилищ. Летом там охотятся и ловят некую рыбу омули, наподобие нашей макрели. Если надо, здесь можно достать лоцмана, который проводит вас до Печоры.

Недалеко от места Болван находится Устье, или Волна, у входа в реку Печору, ибо как только ее проходят, попадают в устье этой реки, которая течет к городу Печоре. Если стоит туман, надо все время измерять глубину воды, держась по возможности самого глубокого места, и русские редко сбиваются с пути. Они берут курс от Болвана на запад, к устью реки, держа берег со штирборта и, по словам жителей, расстояние от Болвана до города Печоры при попутном сильном ветре не больше 20 часов под парусом или примерно 30 миль, и не больше 50 миль от Печорского Заворота до города Печоры.

Названия мест, по которым русские идут под парусами от Печорского Заворота до Мангозеи, и описание способа передвижения с указанием расстояния между местностями и когда следует идти под парусом, на веслах или волоком, отмеченные примерно 80 лет назад одним путешественником в Мезени

От Печорского Заворота до Матвеевa Острова, или острова Маркесита, при попутном свежем ветре обычно 30 часов под парусом или 50 миль. Чтобы идти под парусом, следует держать курс на восток.

От Матвеева острова до Югорского Шара 9 часов под парусом или 50 миль, тоже к востоку. При ясной погоде с Матвеева острова виден материк. Там есть два острова под названием Зеленец, или зеленые острова, куда многие направляются ловить омулей. Этот твердый берег лежит с правой стороны или со штирборта от них, к югу от Матвеева острова. С северу или северо–западу от Матвеева острова лежит другой остров, который русские называют Долгой, или длинный остров, так что имеются два Долгих, один в Печорском завороте, у входа в Сухое море, а другой, о котором мы сейчас говорим, между Печорским заворотом и Югорским Шаром. От этого острова можно в ясную погоду видеть Вайгач, лежащий на штирборте. Это очень высокий берег, так что, если держаться середины между материком со штирборта и берегом Вайгача с бакборта, то идут под парусом прямо к Югорскому Шару, который, по их словам, небольшой, так как через него видно море. Около Вайгача нет песчаных мелей.

От Югорского Шара до Царской Губы 12 часов под парусом или 20 миль. В этой губе, или бухте, находится Местный остров*. То, что следует здесь, довольно неясно.

Далее следует помнить, что как только входят в эту Царскую Губу, идут вверх по одной реке, оставляя бухту со штирборта. Эта река приносит путешественников в Мутную реку.

От Царской Губы до Мутной реки 20 миль. Кроме того, когда попадают несколько дальше Югорского Шара, то появляется некий высокий берег, который жители называют Сокоха Луда, и когда проходят по Мутной реке, на что понадобится по берегу, на бечеве или канате 8 дней и ночей, то приходят к двум озерам, которые можно перейти на веслах за один день или в два отлива, так как расстояние не больше 10–12 миль.

В конце этих озер приходят к одному месту, называемому Наволок, что значит «перевал», длинной около 200 саженей или 400 шагов. Когда путешественники разгрузят свои суда, они волокут их через него и спускают снова в третье озеро под названием Зеленое. Из-за этих волоков они вынуждены собираться в большом количестве, так как иначе по этому пути нельзя добраться до Мангозеи.

В конце Зеленого озера они приходят в Зеленую реку, нижнее течение. Они часто вынуждены разгружать самые большие суда, чтобы переносить их через мели пустыми, поэтому понадобится дней 10 прежде, чем дойдут до конца этой реки, несмотря на то, что идут вниз по течению. Но точное расстояние или длина пути неизвестны.

В конце упомянутой Зеленой реки приходят к реке Оби, и когда пройдено некоторое расстояние вверх на веслах, приходят в одно место, под названием Заворот, что значит «поворот» или «изгиб» русла или также «гавань», как бы хотят сказать – водоворот на реке.

Отсюда они идут по Тавзе реку, беря курс на юг. Но потребуется 24 часа под парусом или 40 миль пути от Оби, прежде чем попадут в какую-нибудь часть Тавзы реки. На Оби не встречается лесов, а также и жителей на берегу до тех пор, пока не пройдут вверх по реке такое расстояние, что будет уже Сибирь. 

Когда они приходят в реку Тавзе, то потребуется 4 дня и ночи прежде, чем дойдут до крепости того же названия, разумея, при попутном сильном ветре, а при штиле потребуется примерно 12 дней и ночей грести.

Этот маленький замок-крепость с прилегающими местами обычно называют Мангазеей, Монгозеоф. или Монгумзей, иначе Молганзей. В этом месте находятся двое дворян или воевод, 300–400 лесных стрельцов и несколько маленьких крепостей. Сибиряки приходят зимой в Мангозею покупать собольи меха и, говорят, что соболя, которых самоеды ловят около Мангазеи, лучше, чем сибирские. Говорят, что самоеды, живущие на твердом берегу напротив Вайгача, зимой на своих оленях ездят к областям Монгозеи ловить соболей и других зверей и привозят свой товар на рынок в Мезеен и в одно местечко, которое русские называют Слободка.

Люди из Мезени сообщают даже, что в окрестностях их областей встречаются и белки, и бобры, а также немного соболей. И что все, кто зимой едут из Мангазеи, Сибири, Печоры и Усть-Цильмы, или Усть-Сильмы, куда-нибудь в Россию, будь это купцы или самоеды на охоту, они неизбежно должны заехать в город Мезень нанять лошадей для пути в Колмогору. Поэтому их город снабжен всякими видами мехов, но в большинстве белкой. Они сказали, далее, что из Колмогор и из других мест зимой приходят к ним за товаром.

Точный путевой указатель, как ехать от Мезени на маленьких судах по реке Пеоза, оттуда в Песчаный Навалок или к песчаному наволоку, а оттуда по другим рекам до Усть-Цельмы и Печоры

Садятся на каюки или лодки, покрытые корой, и идут под парусами по реке Пеоза Река, откуда продолжают путь до местечка Песчаной Навалок. От Мезени досюда 10 дней волокут суда на канатах. Этот волок шириной в 5 русских верст и после того, как разгрузят свои лодки, они переезжают его на лошадях, которых для этой цели приводят из Мезени и оставляют там обычно на лето. За перевоз каждого судна платят 6 пятачков русскими деньгами. Переправившись, они плывут по течению 3 дня у Усть-Цельму. и 4 дня до озера Пустозера, оттуда против течения они приходят в Балвану, а от Балвану до города Печора. Когда возвращаются эти суда, они привозят меха в Устюг и в другие места России, но все это только летом.

Н. Витсен «Северная и Восточная Тартария, включающая области, расположенные в северной и восточной частях Европы и Азии», 1692 год

Поделиться: