Сообщение о проходе по Вайгачу

Следует сообщение о проходе по Вайгачу из письма, написанного мне неким верхненемецким военнослужащим, который, будучи на службе Их Царских Величеств, находился в этих краях.

«Многоуважаемый господин, относительно требуемого сообщения о проходе для северо–восточного рейса в Обь и Северное море, я могу Вам сообщить (и не хвастаюсь, я сделал это сообщение устно королю Англии Карлу Второму), что я совершенно уверен в том, что море между Северной Тартарией и Новой Землей в течение нескольких месяцев открыто*,Следует отметить, что в короткое время, когда море открыто, часто оттуда еще приплывают льдины. ибо в Мезени, русском городе, видел и узнал, что рыбаки из этого города и других лежащих у моря мест выходят через пролив Вайгач на рыбную ловлю в реку Обь. Теперь известно, что Обь – река, очень богатая рыбой, и самая большая на нашем материке. Она в основном впадает восточнее* То есть, к востоку от Вайгача Новой Земли в большое Ледовитое море. Подобно этому и рукав* (ак как об этом притоке не нахожу сведений в других сообщениях, я его еще не нанес на карту. ее впадает в пролив Вайгач, что вызывает заметное течение к той стороне пролива. Несмотря на то, что мезеньские и другие рыбаки ежегодно легко проходят по этому проливу, все же одна из главных трудностей (которые мне блаженной памяти почивший в Англии Его Величество тоже поручил исследовать) в том, достаточно ли глубок пролив Вайгач повсюду для больших кораблей, в чем я по некоторым причинам сомневаюсь, так как, поскольку я сам там был, то обнаружил несколько крупных песчаных мелей, которые постоянно и ежегодно силою льдин перемещаются. Но это еще не значит, что не остался где-нибудь достаточно глубокий проход, хотя довольно трудно найти хорошего лоцмана. Кроме того, крайне необходимо – если собираются пройти его – начать это до начала движения льда, что имеет место в середине мая, чтобы вовремя войти в Обь и еще в июле до наступления холодов вернуться.

Для этого требуются штурманы, знающие московский язык, так как трудно перебраться через пролив Вайгач без сведений русских рыбаков.

Здесь заканчивается это написанное мне письмо.

Знатные русские господа меня уверяли, что до сих пор еще не исследовано, до какой высоты простираются морские берега между реками Енисей и Лена.

Зимовье Майское дает нам самый большой доход, так как в его окрестностях самая обильная добыча соболей.

Зимовье в этих северных краях – это то же, что караван-сарай в Персии. Это общие постоялые дворы на больших дорогах, где проезжающие могут ночевать. В них большое помещение со скамьями у окон, где можно спать. Тот, кто хочет спать потеплее, ложится выше, так как в комнате тепло наверху. В этих местах продается пища: мясо, рыба, птица и хлеб.

Через Камень у Ледовитого моря, лодки перетаскивают волоком по суше. Очевидцы говорят, что они, стоя на горе, на твердом Самоедском берегу, при ясной погоде могут видеть Новую Землю. Это совпадает со следующим сообщением из дневника тех, кто перезимовал на Новой Земле в «уцелевшем доме».

8–го марта они в северо–восточном направлении не видели льда, почему предположили, что там должно быть широкое море. 9–го числа они видели еще дальше открытое море к северо–востоку. Но взглянув по направлению к Тартарии в Тартарском море заметили лед, поэтому они предположили, что там очень просторно, ибо при ясной погоде им часто казалось, что они видят землю, и показывали друг другу к югу и юго–востоку от дома как бы гористую землю, как обычно показывается берег, когда его едва видно.

Некоторые говорят, что Ледяной мыс около своей оконечности состоит из изрезанных островов. Там очень сильные морозы, а с 1694 до 1697 г. море было совсем закрыто, и там всегда плавает много льдин, образуя целые горы.

Из того, что мне сообщают из Москвы относительно возможности обогнуть Ледяной мыс 20 марта 1702 г., можно увидеть следующее:

«Обогнуть Ледяной мыс с севера Новой Земли или через Вайгач невозможно; невероятно, как в середине лета при северном ветре и т.д. лед сплошной массой закрывает берега этих земель, между устьем Оби до большого Промонториума, это расстояние свыше 300 немецких миль. Так что невозможно пройти его, и многие русские корабли там погибли, так что теперь никто не смеет плавать в тех краях».

Здесь заканчивается это краткое сообщение.

На одной нарисованной карте Сибири, сделанной на месте и имеющейся у меня, виден далеко на северо–востоке в море остров, около которого написано: «Бог знает, какой здесь живет народ». Из этого можно, кажется, заключить, что там есть земли и люди, но о них нет настоящих сведений.

Что некий опытный человек думает о проходе в пролив Нассау и выше [Новой] Земли, можно видеть из следующего, второго, письма, присланного мне из соседних земель:

«Многоуважаемый господин,
я не думаю, что когда-нибудь найдется проход севернее Новой Земли. Через пролив Нассау из-за сильного ледохода тоже невозможно плыть. Но можно идти вдоль материка мимо Югорского берега*. Югория – область, лежащая на высоте Печоры в глубине страны. Я разговаривал с людьми, которые ради моржового промысла прошли там 10-12 раз на больших лодьях, или кочах. Придя на Колгуев остров, можно около дня Св.Петра и Павла засолить более 50 тонн гусей. Больше там ничего нет. Внутри прохода надо остерегаться далеко выступающих мелей. На Кандином носе тоже дико и пустынно. Только весной там задерживаются несколько самоедов и русских, которые из-за добычи ворвани следуют за льдинами. Новая Земля более чем дикая и на ней нет ничего хорошего, кроме белых медведей и лисиц. Людей там нет. Русские два раза там зимовали, один раз из 50 человек никого не осталось. Второй раз из 14 человек осталось трое, но они так были изнурены цингой, что еле поправились. Жизнь самоедов достаточно известна. Только добавлю, что начиная с Мезенского залива до Оби в Сибири, повсюду самоеды, но чем ближе к Вайгачу, тем их больше.

Во время путешествия шкипера Виллема де Фламинга в 1688 г., когда он отправился в Гренландию за китами, он снова пристал к берегу Новой Земли и обнаружил до сих пор неизвестный остров, который он хотел назвать моим именем, как это следует из следующей копии его журнала, которую он передал мне с собственной подписью сразу после возвращения:

«26 июля 1688 г., когда ветер был северо–восточный, курс юго–юго–запад, быстрым ходом, мы увидели в полдень берег Сибирии. После полудня ветер резко усилился. Мы убрали топсель и брефок и шли с одним парусом по ветру, иногда выбрасывая лот, оказалось у нас 25, 24, 22, 20, 16, 14 саженей воды, белый песчаный грунт, постоянный сильный северо–восточный ветер и темное, облачное небо. Ночью, во время первой вахты, мы снова поставили фок и клауффок, и взяли курс на запад и юго–запад, ветер прежний и густой туман. 27–го того же месяца – ветер W-N-W, утром видели остров Колгуев на расстоянии 4-5 миль к северо–западу от нас. В полдень мы шли мимо него с востока; была хорошая погода и слабый ветер. Вечером после ужина мы повернули и взяли курс на северо–восток–север. Хорошая погода, мощные волны и сильное течение.

В среду 28 июля – ветер западный и курс северо–восток–север, утром добавили брефок. Туман, быстрый ход. В полдень мы увидели остров, картам и нам всем неизвестный. Мы шли мимо него с намерением рассмотреть получше. Но стало так туманно, что мы вынуждены были держаться от него на расстоянии. Мы держали курс на Z-Z-W. Через 2 часа немного прояснилось, мы взяли курс на N-N-O, и еще через 2 часа снова пришли к нему, иногда бросая лот, и имели 6, 8, 10, 12 и 15 саженей, белый песчаный грунт, и лавировали затем, чтобы пройти выше упомянутого острова. Там тоже было сильное течение, так что мы продвинулись немного. И так мы покинули этот неизвестный остров. И, помня дружбу с господином бургомистром Н. Витсеном в Амстердаме, мы назвали остров его именем – остров «Витсен».

Было подписано: Виллем де Фламинг.

Итак, он предполагал, что этот остров лежит примерно в 25 милях к N-N-O от Колгуева, и он его собственноручно отметил на карте там, где я его нанес. Он был в центре несколько возвышен, с песчаными берегами, размером 3-4 мили в окружности. Фламинг в этом рейсе заметил, что Черный остров у Новой Земли лежит несколько южнее, чем он нанесен на обычные карты, и что позади него находится бухта, а также, что он несколько меньше, чем показан на картах, и что позади Железных Ворот – равнинная земля. Он еще видел, что остров Колгуев находится лишь в 6 милях от материка. 

На самом маленьком из островов Оранских имеется утес в два раза выше, чем самая высокая башня в Амстердаме, или лучше сказать, весь остров – это каменный утес, расположенный над поверхностью воды. На острове лежало на довольно большой высоте поваленное дерево такой толщины, что 3-4 человека его с трудом могли обхватить. В нем гнездилось столько птиц, ибо оно было гнилое, что он вынул из него около 50 яиц. Здесь стояли столбы, которые поставили голландцы более 100 лет назад. Каким образом и когда такое тяжелое дерево со всеми ветвями попало на эту большую гору, остается одному Богу известно. На Земле не растет лес. Таким образом, оно появилось там извне. Нет оснований думать, что люди привезли его так высоко, это кажется невозможным. Или придется считать, что оно туда приплыло, хотя лежит оно очень высоко, выше самого известного нам прилива*. См. Вормиус. Или оно принесено туда смерчем, как имеются примеры, и даже животные были им перемещаемы.

На Шпицбергене, как он говорит, он тоже был на горе, на вершине которой нашли большой, тяжелый кусок бревна, или, скорее, большое дерево. В этих краях лес не растет, его туда не привозят, хотя было бы возможно привезти его на эту гору, так как она повышается постепенно. Но кто это мог бы делать и почему – не известно.

Рисунок расположения сплошного льда между Новой Землей и Шпицбергеном в 1676 г
Рисунок расположения сплошного льда между Новой Землей и Шпицбергеном в 1676 г

В бухте Костин Шар он нашел черный песчаный грунт. Он определил, что Канцхук расположен на 73°3’. Некоторые считают, что около Костина Шара одна река глубоко врезается в сушу, а может быть, и прорезает ее, как сообщил выше Теунис Эйс. Но Фламинг теперь выяснил (как он говорит), что эта вода, которая врезается несколько вглубь суши, – это только залив или внутренняя бухта, и что остров Мойголшар посредством рифа присоединен к материку (однако, этот риф покрыт водой, достаточной глубины для прохода судов); и он утверждает, что с обеих сторон лежат еще несколько мелких островов, и что сзади острова есть еще небольшой морской залив. Другие сообщают, что около реки Матис, или Матюшкина Шара, также находится пролив к внутреннему морю, о чем у меня имеются зарисовки. Но этот моряк этому не верит. Он верит, что имеется проход между Лангенесом и Большой Бухтой, и он говорит, что он там находился на очень высоких горах и не мог обозреть всю воду: фарватер, идущий вдоль него по направлению к берегу, довольно широкий.

Самый южный остров у Железных Ворот, говорит он, сверху гладкий и ровный, как каменная плита, а по краям очень крутой.

Он в том г. в море около Новой Земли, а также и в направлении к полюсу совсем не видел льда. Но было почти всегда туманно и бурная погода, что ему часто мешало измерить высоту или осмотреть местоположение Новой Земли.

В Ломсбее, он на некотором расстоянии от берега нашел скалу, на которой он увидел слои очень твердого камня, как мрамора, а также слои хрусталя. См. W. 904. Грунт кругом был из белого песка.

Выше местечка Первый Угол в бухте по направлению к морю лежит риф из камня.

Он выяснил теперь, что Кандинос) расположен не так далеко от Лапландского берега, как это изображено на картах.

Около бухты Ломсбей находится, по его мнению, только один остров, а не четыре, как это указано на многих картах, в том числе и на моей. Хотя я до более подробного исследования не смел внести изменения в это, так как, может быть, во время прилива виден только один остров, а при отливе появляются четыре. Там для кораблей очень плохая пристань, с обеих сторон у края бухты неудобные рейды. На суше он встретил там много оленей, они были очень дикими и не уловимыми.

Около Мучной гавани он поймал много краснорыбицы. Неподалеку оттуда, но не выше, он на суше видел много самоедов, которые там, видимо, живут летом.
Правда, сообщения землеописателей и моряков о расположении Новой Земли очень расходятся. Что касается долготы, обычно берут в пример Меркатора, который начал отсчитывать долготу с самых крайних фламандских островов, и это расходится примерно на 12 градусов со многими другими, которые начинают [отсчитывать долготу] от Канарских островов. Кроме того, Новая Земля и по долготе, и по широте, целиком и в отдельных местах нанесена разными землеописателями по-разному. Поэтому я никому не советую, а серьезно отсоветую необдуманно отправляться по моей или чьей-либо другой карте. Кроме этого, морские берега по всему Тартарскому берегу вплоть до Кореи не так точно нанесены, чтобы можно было ориентироваться на них, так как сведения о них поступали только от людей, не имеющих понятия о широте или долготе, поэтому я изображаю их на карте нечетко, так как они почти неизвестны, как по протяженности, так и по широте и долготе.

Разница в расстоянии в местоположении Новой Земли получается оттого, что лишь немногие люди посещали эти берега, и не все они были опытными моряками. Самая вероятная долгота и широта острова Новая Земля это, как можно видеть у Ниропа в его книге «Искусство штурманов»[xiii], та, которую он почерпнул из данных самого умного моряка, вышеупомянутого шкипера Виллема де Фламинга с Ост-Флиланда, и следует знать, что долгота здесь считается от Канарских, а не от Фламандских островов.

Он устанавливает:

° мин.° мин
Вверх к Северному Мысу 71 25 38 30
Кильдин 69 20 48 20
Мыс Орлова Нос 66 50 54 40
Бухта Кандалакша 67 15 47 40
Архангел 64 20 54 25
Мыс Кандиyос 69 20 58 10
Святой Нос,
северный край 68 30 61 55
Река Печора 68 45 68 30
Вайгач 69 45 74 0
Река Обь 70 20 84 0

° мин.° мин
Лангенес на Новой Земле 73 45 68 45
Остров Виллема 75 35 78 15
Ледяной мыс на Новой Земле
77 15 90 45
Северо–восточный
край Новой Земли 76 50 94 30
Уцелевший дом 76 0 91 10

На моей карте морской берег Земли, согласно сообщению упомянутого шкипера Фламинга, довольно хорошо нанесен, что касается его внешнего вида. Но широта и долгота большей частью, также и по его мнению, не очень точно отмечены. Я их пока еще не посмел переделать, но жду более подробных сведений, так как это сказано только на основании личного опыта и потому что я использовал сведения столь старых путешественников, как Дирк Рембрантс. Ван Нироп относительно им определенной широты и долготы высказывается такими словами:

«Мы по предыдущему опыту нанесли все места на такой долготе, каковую мы считаем необходимой для плавания в данных землях. Но если исследования покажут иное положение широты и долготы в этих местностях и будет замечено что-либо, необходимое для навигации, то это послужило бы основанием переделать их по лучшим показаниям. И с таким условием мы нанесли широту и долготу этих мест».

Здесь заканчивается сообщение Дирка Рембрантса.

Больше всего льдов встречается около островов Оранских.

Глубина моря у Новой Земли около уцелевшего дома и островов Оранских и Северного края – 100 саженей у берега. Чем дальше в море, тем мельче.

Течение севернее Земли, около Ледяного края, идут вдоль берега сначала на север, затем на юг, огибая ее, они идут вдоль берега примерно со скоростью 30 миль в сутки. Наиболее сильное течение наблюдается там при северо–восточном ветре.

По измерению упомянутого шкипера самый северный край Новой Земли лежит на 77,5°.

Новая Земля внутри во многих местах похожа на Голландию, земля там – глина, черная и жирная почва, годная для посевов, (если бы тепло держалось там несколько дольше), в некоторых местах каменистая. Там растут цветы, желтые и синие, как васильки,- в самых южных частях. Там бывает сильный гром, считают, что там бывают частые землетрясения, так как во многих местах земля как бы выворочена вверх дном.

Кто желает плавать дальше северного края Новой Земли (если все идет благополучно, а нужно опасаться противного), то нужно быть готовым к тому, что в том же г. обратно не вернуься, так как зима там очень быстро следует за летом.

По берегам Новой Земли видно много устьев рек и внутренних пресных озер. Тем, кто желал бы плыть на восток, следует держаться близко от берегу (считает Фламинг) или попытаться пересечь Новую Землю у какого-нибудь прохода (он считает, что такие там найдутся, что нам, однако, кажется не вполне осуществимым, по ранее высказанным причинам, и поэтому не советуем).

На наружной стороне Земли обнаружили горы из белого мрамора, одну из них Фламинг назвал Хрустальной горой, потому что там он нашел очень много хрусталя. Он разбросан у вершины горы на одинаковом расстоянии от земли. Также он нашел пещеры в горах и в земле, будто бы сделанные руками человека для добывания металла и руды.

Московиты приходят ежегодно к северному берегу Новой Земли на китовый промысел до Ломсбея и несколько дальше, но не выше, что можно видеть по крестам, поставленным повсюду, куда они приходят. Деревья там не встречаются, но из животных там есть белые медведи, олени и немного лосей.

К внутреннему и внешнему берегу Новой Земли, а также к Шпицбергену приплывает много леса, должно быть, вымытого водой из южных берегов. Ибо ввиду того, что реки там не огорожены дамбами, случается, что когда те весной выходят из своих берегов, они с ледоходом увлекают с собой вниз по реке в море целые леса.

На северном берегу Новой Земли мало рыбы, но много раков, а около Вайгача рыбы много.

По всему наружному берегу Земли до 73° видны дюны белого песка, грунт дна там тоже состоит из белого песка. Но дальше берег такой же, как в Норвегии – высокий и каменистый, врезается далеко в море.

В 1649 г. датские моряки нашли на Земле людей, которые на коленях поклонялись солнцу и деревянному идолу Тетизот. Они рассказали, что видели жителя Земли (я думаю, что это был самоед, перешедший туда из материка) в маленькой гребной лодке. Увидев, что его преследуют, он вышел на берег, взял лодку на спину, положил в нее свои небольшие весла, лук и колчан, взял в руки метательное копье и убежал так быстро, что было невозможно следить за ним. Эти лодки очень искусно сделаны из рыбьих ребер, длина их 15-16 футов и 2 фута ширина, обтянуты рыбьей кожей и сшиты нервами. Этот народ был одет в птичьи кожи, еще с перьями, в узкие штаны до колена, руки голые от локтя. Кафтаны их были сшиты ниткой. Спереди и сзади были тряпки, подобно хвосту. Шапки по форме напоминали голову сахара. Сапоги сшиты из кожи морского теленка шерстью наружу. Мужчины и женщины одеты одинаково. У мужчин почти нет волос вокруг рта, в руке были топоры из рыбьей кости, колчан на спине, метательное копье в другой руке. У женщин волосы заплетены в две косы до плеч. На подбородке и на лбу синие полосы. В ушах и в носу проделаны отверстия с продетыми синими камнями, кольцами из рыбьей кости. Кольца в ушах толщиной с орех, а кольца в носу толщиной с горошину. Некоторые из тех, кого они встретили на Земле, носили одежду из кожи от морских телят. Голос у них был резкий и громкий. У них сильно пахло изо рта, что объясняется нечистой пищей, употребляемой ими. Они не едят соли, пьют ворвань и воду. Хлеба они не хотели попробовать, и тем более другой пищи, предложенной им датчанами. Водку они пробовали, но не табак, дым которого их пугал. Все их орудия труда были сделаны из рыбьих костей. Деревянные части метательных копий и луков были из твердого и тяжелого дерева, красно-коричневого цвета, но стрелы были легче, из белого дерева. Этот народ хотя и несколько отличается по одежде и внешнему виду от самых известных современных самоедов, все же, видимо, одного с ними типа.

Почти всегда, до самых теплых летних дней, сообщают соседние народы, лед плавает позади Новой Земли и восточнее Вайгача в море к Северной Тартарии, толщиной в несколько саженей. Народы, живущие у моря, выезжают тогда на маленьких лодках охотиться на моржей, часто с большой опасностью для жизни. Многие и погибают. Лед плывет иногда весь по направлению к проливу Вайгач, иногда к Оби и восточнее, рыбаки тогда стараются избежать мест, где скапливаются льдины. Следует отметить, что когда нет морозов, тогда там очень густые туманы, так что почти ничего не видно, что очень затрудняет навигацию, как было сказано выше. Кто знает, может быть, отсюда возникло мнение древних, будто на севере лежит страна тьмы, где всегда темно, так как если летом туманы, а зимой нет солнца, то там всегда стоит густая тьма. И тогда море плотно замерзает.

Мартиньер, который в 1653 г. был на Новой Земле, говорит в своей [книге] в 46–й главе:

«Мне попали в руки несколько географических карт некоторых выдающихся и весьма известных писателей. Я в высшей степени удивлен, увидев, как они ошибаются в расположении [Новой] Земли, которую они наносят ближе к Северному полюсу, чем она находится на самом деле. Они ее и отделяют морем от Гренландии, и наносят ее далеко оттуда. Между тем как на самом деле эти две земли лежат близко друг к другу, так как берега Гренландии граничат с берегами Земли. Если бы огромные массы снега и чрезмерный холод не делали эти границы нежилыми, то можно было бы очень легко переплыть от Гренландии в [Новую] Землю, а оттуда, перейдя горы Патер Ностер, попасть в Самоедию, и оттуда в Тартарию и Московию».

А в одной карте, напечатанной в Париже, Вайгач изображен как непроходимый и граничащий с горами Патер Ностер, которые, он считает, состоят из нетающего льда. Но где во всем этом лежит истина, об этом мы предоставим судить скромному читателю.

Некоторое время назад некий русский господин, чтобы искупить совершенное преступление, сообщил двору в Москве, что на Новой Земле имеется серебряная руда. Его тогда послали туда, но он без результата вернулся назад. Второй раз он отправился туда с очень многими рабочими, но все они погибли. Считают, что они слишком долго оставались на берегу, что море вокруг замерзло и они умерли от холода или погибли в море.

Снег там в горах никогда не тает полностью, а почва оттаивает только на поверхности. Встречаются такие места, где лежат 60, 70, да и до 100 слоев снега, один на другом, и каждый слой означает один год.

В самом восточном и северном краю Новой Земли берег очень каменистый, к нему трудно причалить, и даже на довольно большое расстояние морское дно тоже каменистое. Когда весной или осенью становится немного холоднее, плавающие льдины там собираются, и тогда все корабли в них замерзают.

Севернее Новой Земли, глубоко в море, есть тихое течение, но близко от берега – быстрое течение, наподобие водоворота.

Сообщают, что льдины позади и внутри Новой Земли почти всегда гораздо меньше и более плоские, чем около Гренландии, и не такие высокие, по-видимому, потому, что самые большие льдины тают первыми и что они, когда наши рыбаки приходят туда, уже утонули или растаяли, и что маленькие льдины, образующиеся около берега в бухтах, высокие и толстые, в последнюю очередь освобождаются и тают, и когда попадают в море, они более опасны для кораблей. Следует отметить, что ветры там дуют с северо–востока, и что лед приплывает обычно с ними, и что киты тогда плавают тоже в этом направлении. Море там очень редко бывает совсем чистым от льдин. Чем дальше на восток от Белого моря, тем становится холоднее.

Моряки, которые часто выезжали на китовый промысел, сообщают мне, что иногда море, начиная от Шпицбергена и до севера Новой Земли, плотно замерзает. Самые крупные киты встречаются на востоке, а самые мелкие – на западе. Время случки у них – июнь, и они размножаются, как наземные животные и имеют по одному детенышу.

Считают, что у бухты, или губы, на Новой Земле, известной под названием Матис, или Матюшкин Шар, имеется остров, на котором есть 3-4 озера, как об этом уже в 1612 г. сообщил Масса. Там встречаются выдающиеся молы по названию: Черный край, и Бутиннос, или Бокс хук, лежащий на краю бухты, и Гусиный Нос, а также два морских залива – Костин Шар и Мучной и еще 6-7 передних островков.

Маурус Орбинус, итальянский писатель, живший в начале прошлого века, пишет там, где говорится о славянах, следующее:

«Когда русские из Биармии (как Вагрис рассказывает), примерно 107 лет назад плавали в Северном море, они нашли там в этом море остров, ранее неизвестный, и заселенный славянским народом. Этот остров (как Филип Каллимахус объяснил папе Иннокентию Восьмому) подвержен постоянному холоду и морозу. Они называли его Филоподия и он по размеру превосходит остров Кипр, и на картах мира они дали ему название Новая Земля».

Слово Биармия, очевидно. значит то же самое, что Пермия. Отсюда явствует, что в то время не очень много знали о Новой Земле, потому что этот автор говорит, что она заселена.

Около Вайгача день летом длится девять недель.

Виллем Эйс при жизни бургомистра Ост-Флиланда, сообщил мне, что он прямо позади Исландии, там, где была старая Гренландия, вышел на берег, и что летом там находятся люди, но зимой они уезжают на запад и юг; что 50 лет назад, когда он там находился, захватили двух гренландцев, что один вскоре умер, а другой в Амстердаме немного научился говорить по-нидерландски и после двух лет его отвезли обратно. Хорошо одетый, он пошел вглубь берега и вскоре появился в одежде дикарей и махал команде корабля, которая привезла его, приглашая их на берег. Но они побоялись это сделать, так как вскоре появились еще 1000 или 2000 человек. Они снова махали, призывая их сойти на берег. Но моряки, боясь убийства, не посмели приблизиться. И что там были коровы, но он ничего не нашел из древнего гренландского христианства. Он углубился примерно на 6 миль, но не видел церквей, старых домов или других зданий. Он считает, что старая Гренландия лежит позади Шпицбергена к востоку и видел там материк на 72°.

Когда этим людям рассказывают о красоте остальной Европы, они говорят, что не верят этому, потому что к ним приезжают оттуда, чтобы выменять ворвань, китовое сало, ус и единорогов, шкуры коров и оленей.

Череп единорога вид сверху. Череп единорога вид снизу
Череп единорога вид сверху. Череп единорога вид снизу

Одного бискаeрского гарпуньера вытащили из лодки и увели внутрь страны, и он больше не вернулся обратно. Когда нидерландские корабли выезжают на большую рыбную ловлю, они редко туда заходят.

В Парме, в Италии, граф Аурелиус дели Анзи издал в 1691 г. несколько описаний путешествий, в том числе одно, в котором он показывает Новую Землю как материк, присоединенный с юга к Тартарии, а с севера к Гренландии. Но насколько это расходится с действительностью, можно видеть на моей карте.

Н. Витсен «Северная и Восточная Тартария, включающая области, расположенные в северной и восточной частях Европы и Азии», 1692 год

Поделиться: