Описание жизни, жилищ и нравов самоедов, составленное в Архангеле

Краткое описание жизни, жилищ и нравов самоедов, составленное в Архангеле неким английским купцом, и присланное мне

«Это дикий народ, живущий без записанных прав и законов. Они не умеют ни читать, ни писать и никогда не знают своего возраста. Они живут со своими олешками, что составляет их главное богатство, около моря, в диких и пустынных местностях, около стоячих вод. Возле Канденоса они живут в палатках из березовой коры, покрытых оленьими шкурами. Палатки построены кеглеобразно, с отверстием наверху для выхода дыма. В их лачугах очень тепло, так что ночью они спят голыми, на березовых стружках, покрытых оленьими шкурами. Это и их прикрытие, и их одежда. Свою одежду ночью они оставляют вне палатки, чтобы она не пахла дымом, ибо запах им мешал бы ловить диких оленей, у которых очень острое обоняние. Своих прирученных олешков, которых у одних больше, у других меньше, они впрягают в маленькие санки, обычно по два или по три друг за другом в одни санки.

Маленькие самоедские сани, круглые как лодка, с длинной палкой, которой самоед управляет запряженным оленем, другим куском дерева он не дает саням перевернуться.
Маленькие самоедские сани, круглые как лодка, с длинной палкой, которой самоед управляет запряженным оленем, другим куском дерева он не дает саням перевернуться.

 Они правят длинным ремнем из тех же шкур, держа в руках палку в две-три сажени длиной. Так они подталкивают животных. Они часто ездят к морскому берегу, где находят много мертвых и выброшенных на берег моржей и китов, и этим питаются, а также всякой падалью, что выбрасывает море, и тем, что находят на суше. Они варят это мясо и смешивают с небольшим количеством муки, купленной или вымененной у русских. Своих оленей они вечером пускают свободно в такие места, где много мха. Им они кормятся, а зимой сами выцарапывают его копытами из-под снега. Мох красивый, белый. Русские выезжают ловить рыбу к берегам Новой Земли, так как там большие реки, где много хорошей семги. Там они остаются до осени, и с наступлением темных ночей должны отправиться в Мезень. Случается нередко, что они в своих лодках кое-где у берегов садятся на мель, и тогда нанимают самоедов и те на санках увозят их в Месеен. Они на своих санках могут свезти 10–12 пудов* Это 33,3 фунта. и часто находятся в пути 2-3-4 недели – от места под названием Печора, лежащего совсем на севере, до Мезени. Обычно они едут в количестве до 10-12 санок. Женщины и дети могут вести эти санки. Один человек ведет по 10-12 и больше таких санок. Куда бы ни отправились, они берут с собой свои палатки. Их пища в пути – всякая падаль – коров, лошадей. овец, волков, медведей, лисиц и птиц. Женщины не едят мясо медведя, так как считают его священным и почитают, как Бога. Пищу часто они принимают в сыром виде, иногда слегка проваренной. Самых богатых среди них называют фояни и кеетси.

Девушек, на которых они женятся, они покупают за оленей – по 20, 30, 50, 100 и даже 500 штук и больше, в зависимости от их богатства. После трех лет продавцы девушки – родители или близкие родственники – часто дарят родителям мужа подарки, примерно столько, насколько ценились олени, полученные ими за дочерей. Эти подарки привозят на 20-30 и более санках, покрытых шкурами оленей и других диких животных. Они держат по 2-3 жены, каждый по своему желанию и столько, сколько он может купить. Самые богатые – по 5 или 6. Они спят со своими женами по очереди. Когда они уезжают в другие места, они берут (так как у них нет постоянного места) все свои палатки и утварь с собой, и те санки, на которых все это положено, они называют нечистыми санями. Когда они к вечеру приезжают на место, где собираются переночевать, женщины должны разбить палатки, приготовить дрова для очага и приготовить пищу. Первое горящее полено они кладут под свои санки, чтобы их очистить, очищают также и себя, перешагивая несколько раз через огонь. Когда рождается ребенок, его выносят из палатки и окунают в снег и омывают снегом. Имена детям они дают сами, в зависимости от того, что им попадет первое на глаза. Имена сыновьям: Нокстке, Опоте, Гоос, Уваной, Полко и т. д.

Если происходит ссора или требуется разбор какого-то дела, или несправедливо обвиняют друг друга, или когда что-то украдено, тогда они собираются и дают клятву на носу медведя, волка и росомахи, которую они на своем языке называют миндофк. Они его суют носом в снег и целуют, затем поднимают, колют ножами, суют себе нож в рот, подпрыгивая и крича, как неистовые, говоря при этом:

«Если я виноват в одном из этих дел, то пусть Боги меня мучают и режут».

Если они произносят эту клятву, русские им верят. все это происходит в присутствии самых главных выбранных ими людей. Если самоед, которого обвиняют, не хочет произносить эту клятву, его считают виновным. Когда умирает самоед из самых видных или шаманов, которые имеются у них в роде (каждый ездит со своим родом), то его тело вешают на дерево вместе с его имуществом – топором, стрелой, луком, ножом и оленем с санками. И когда он, повисев долго, высыхает и остается только скелет, они возят его с собой везде на своих саночках, вместе с идолами, сделанными из олова, меди, свинца, а также из дерева.

Тогда они поклоняются им, как и самим идолам. если что-нибудь пропадает или другие уводят их прирученных оленей, или кто-нибудь заболеет и сомневаются, выживет ли он, или же что-то потерялось, или если пришли красть на кладбище или обкрадывают идолов, тогда колдун с помощью своего колдовства должен подсказать им, кто это сделал, или объяснить, в чем дело. Таким же образом, как происходит это клятвопроизнесение с колотьем ножами, так же они колдуют или, скорее, предсказывают. Срубают ветки с дерева и ставят их в воду, или зимой – в середину льда. Затем берут стрелу в руки, сильно шумят, прыгают, кричат, ударяют в маленький барабан. После этого шаман храбро колет свое тело. Вокруг него стоят самоеды и кричат. Колдун, ранив себя и прыгая, падает без сознания. Полежав немного, он поднимается как бы проснувшись и начинает гадать о всех происшедших делах. Это у них самый почтенный шаман. При более мелких делах гадание происходит с меньшими хлопотами, но не обходится без колдовства по их обычаю, однако не срубают деревьев, а только внутри палаток или в помещениях. Встречаются христиане, которые просят у них совета, как у дьявола, и так пытаются вернуть потерянные или украденные вещи. Самоеды ездят со своими оленями и санками к стоячим водам ловить рыбу, гусей и уток, которые линяют. Тогда они их засаливают и в большом количестве продают русским.

40 лет назад был один самоед по имени Кубе, который имел 50 жен и от этих жен 70 живых сыновей и кроме того много дочерей. Их основное богатство состоит в прирученных оленях, у некоторых их более 50-60, и даже 100, 1000 и более. Иногда одного из них они режут для жертвоприношения и тогда съедают его сообща. Но голову вешают на дерево. Она, как они говорят, молится за них Богу».

Н. Витсен «Северная и Восточная Тартария, включающая области, расположенные в северной и восточной частях Европы и Азии», 1692 год

Поделиться: