Краткое описание путей и рек из Московии на восток и северо–восток

Чтобы теперь ознакомить вас с дорогой из Москвы в эти местности, я расскажу то, что я смог об этом узнать. Следует краткое описание путей и рек из Московии на восток и северо–восток, как теперь ездят ежедневно московиты, а также перечень названий городов, построенных ими и занятых воеводами.

Московиты заселяют эту страну, исследуют и занимают ее вплоть до Великой Тартарии. Рассказ составлен Исааком Массой и опубликован в вышеупомянутом году.

Из Соли Вычегодской, где живут Аникины, они ездят вверх по реке до городка, заселенного московитами, под названием Яренской, находящегося на расстоянии 17 дней пути от города Соли, по рекам и лесам. Река Вычегда берет свое начало с гор Югории, простираясь с юга Тартарии к северу, почти до моря, с тех же гор выходит и река Печора, которая впадает в море с этой стороны Вайгача.

От Яренска за три недели пути приходят к реке, называемой Нем, или «немой» по-немецки, из-за ее тихого течения среди лесов. Проехав в течение примерно 5 дней на барках или плотах по этой реке Нем, надо затем перевезти товар на расстояние 1 мили по суше, так как Нем течет в другом направлении, чем то, куда они должны ехать. Чтобы сократить путь, они едут одну милю сушей и выходят к реке, называемой Вишера. Эта река вытекает из каменных гор, которые московиты называют Камень, они находятся тоже в горах Югории. Затем едут вниз по реке в течение 9 дней и приходят к городку, называемому Соль Камская.

Он построен московитами как место отдыха для путников. Отсюда они должны ехать сушей, а упомянутая река идет своим путем и впадает в Каму. Кама течет под городом Вятка в Московии и течет в большую реку Ра, или Волгу, которая впадает в Каспийское море 70-ю устьями. Это я узнал от людей, которые были там сами и видели.

Соль Камская уже хорошо обжит переселенными людьми. Вокруг него много деревень, богатых скотом. Население состоит в основном из русских и тартар. После отдыха путники навьючивают необходимые вещи и одежду на лошадей и едут оттуда почти все время через горы, покрытые елями, соснами и другими редкими деревьями. Едут прямо через горы, называемые Сойба, а затем через гору, которую они называют Косма. Обе эти горы идут к северу. Они разделяют горную цепь на три части. Там совсем другая страна, чем та, откуда они пришли: более красивые леса, крепче деревья, много различных трав. В течение двух дней пути эти горы называют Косвинский Камень , а еще через два дня – Сиргинской Камень; затем в течение 4 дней пути – Подвинский Камень . Потом приходят к городу Верхотурье. Эти три пустыни заселены главным образом дикими тартарами и самоедами, которые только добывают лакомую дичь для московитов. Горная цепь Подвинской Камень – самая высокая из всех. Во многих местах она покрыта снегом и тучами и очень трудно проходима. Постепенно она спускается к Верхотурью.

Придя туда, путешественники должны ждать до весны, потому что там есть река Тура, которая в течение г. мелка, так как там лишь ее верховье, но весной делается весьма глубокой от горного снега, и тогда суда и барки могут плыть дальше.

Город Верхотурье – это первый город на земле Сибири. Он был построен 21 год назад. Он хорошо заселен и вокруг него есть и другие города. В окрестностях обрабатывают землю, как это делается и в Московии. Там живет воевода, который каждую весну сплавляет по рекам множество продуктов питания и хлеба во все сибирские городки, во все крепости, где находятся войска. Посылает также и через Обь во все крепости и города московитскому народу, ибо туземцы там не обрабатывают землю, а питаются дичью.

Спускаясь по упомянутой реке Туре, за 5 дней доезжают до города Япансин, или Пансин, тоже 2 года назад построенному и заселенному*. Это было написано в 1609 г.

Приехав в Япансин, они едут дальше по реке Туре. Через 2 дня река становится извилистой, так что, чтобы сократить путь, часто бывают вынуждены делать переходы по суше к этой же реке. Здесь живут Тартары и самоеды. Самоеды держат скот, чем и живут; у них имеются лодки.

Наконец, приходят от реки Туры к большой реке Тобол, это почти 200 миль от Верхотурья, и едут до Тиннена, многолюдного города, построенного уже упомянутыми людьми. Многие из Япансина зимой едут на санях до Тюмени 12 дней. Здесь ведется теперь большая торговля пушниной между московитами, тартарами и самоедами. Это место удобно для тех, кто хочет остаться только на полг.. Но многие стремятся дальше, через реку Обь, к востоку и к югу.

От Тюмени едут к Тоболу, главному сибирскому городу – это столица Сибири и местожительство главного воеводы московитов. Здесь ежегодно собирают дань со всех городов, и с того, и с другого берегов Оби. Дань собирают и в сопровождении казаков и войск посылают в Москву. Здесь производят строгий суд, и все воеводы в Самоедии и Сибири должны ему подчиняться. Ведется большая торговля товарами, привезенными из Московии. Туда приезжают Тартары с юга, из Тартарии и многие другие народы, так как слухи об этой стране постепенно стали распространяться все шире и шире. Там большие выгоды для московитов, которые заняли эту страну так мирно, что могут не бояться: люди там преданы московитам, и повсюду уже построены церкви.

Город Тобол стоит на большой реке Иртыш, которая стремительно течет с юга, с быстротой Дуная. Она впадает в реку Обь. Видимо, она берет свое начало из той же области, что и Обь. С другой стороны города течет река Тобол, откуда город получил свое название.

В реку Тобол впадает река, которая, видимо, выходит с гор около берега моря. Дикари называют ее Таффа. На этой реке московиты недавно построили город под названием Пелым. Они его населили разными людьми из сибирских городов, так как вокруг него хорошие поля и леса, где много дичи, лосей, лис, соболей, куниц и других зверей. Этот город стоит в двух неделях пути от Тобола к северу. Река Иртыш, о которой говорили выше, тоже впадает в Обь. У ее устья раньше был построен город, который называли Обской–город, но впоследствии он был, по приказу начальника Сибири, снесен без указания причины. Я думаю, что это было сделано из-за холода или потому, что он, по их мнению, стоял слишком близко к морю. Так как из большой реки Обь течет большая река, как бы рукавом охватывающая значительную часть земли и потом снова впадающая в Обь, то она образует большой остров, и русские на этом острове построили другой город, на месте разрушенного, и назвали его Зерголт, примерно на 50 миль выше по течению, чем стоял прежний*. Здесь какая-то ошибка, как видно по моей карте.
Когда они оттуда поднимаются вверх по реке, они ставят мало парусов на суда, потому что там слабый ветер, или из-за высокого берега, хотя Обь всюду широкая; они тянут свои суда бечевой, как это делают почти повсюду на реках Московии. 

Из Сургута поднимаются вверх по реке, примерно на 200 миль, и приезжают к крепости Назинской, построенной более 13 лет назад. Когда главный воевода посылал народ из Сибири, чтобы отыскать земли, годные для жизни людей и постройки городов, они построили там крепость и поставили гарнизон. Это красивое, здоровое и теплое место лежит на юго–востоке, оно очень плодородно. Там много зверей и птиц. Там образовался поселок. Людей посылали искать землю все дальше и дальше на юг, вверх по течению, к теплу, приказывая всегда действовать мягко и дружелюбно с встречаемыми людьми, чтобы дальше распространять свое влияние. Теперь отряды проникли в глубь страны больше чем на 400 миль. Они повсюду видели красивые, но безлюдные земли. Всюду только пустынная земля.

Когда они продвинулись примерно на 200 миль по реке Обь, они нашли (теперь около 10 лет назад)* Значит, в 1609 г. хорошие, привлекательные места, где очень тепло, удобно для жизни и почти нет зимы. Когда они вернулись в Сибирь, то были вынуждены об этом известить в Москву. Тогда Борис Годунов правил страной. Он очень заинтересовался этим и приказал, чтобы воевода немедленно послал туда из Сибири людей, построил там город, что и было сделано. Там построили хорошее укрепление и еще несколько домов, так что теперь это красивый город, который назвали Томь, потому что узнали, что на этом месте жило множество тартар и они его так называли из-за его приятного расположения, ибо Томь по-тартарски значит «красиво». У этих тартар был король, по имени Алтын. Этот город еще часто подвергается нападению со стороны различных народов, которые живут в степях. Но теперь он стал такой мощный, что со временем может стать небольшим королевством.

Между замком Назинской и городом Томь в Сибири еще и теперь встречаются в глубине страны различные народы, которые называют себя остяки. Они теперь тоже общаются с московитами, тартарами и самоедами в Сибири и дружно с ними торгуют. Некоторые приносят золото и другие вещи. У них много королей. Они похожи на индийцев, то есть, на тех индийцев маленького роста, которые живут в Ост-Индии, а не на тех, которые большого роста. Словом, московиты забрались так далеко в том направлении [юго–восток], что приходится удивляться.

У них много крепостей и городов между реками Обь и Иртыш, которые были построены в то же время или несколько позднее, чем Тобол. Они теперь очень богаты. Население смешалось с московитами, тартарами и мирными самоедами, которые один из этих городов называют Тара. Расстояние между Обью и Иртышом около Тары равняется 10 дням пути. Есть еще город под названием Йоргут. Он был построен 14-15 лет назад, так же как и Бесау и Мангазейской город. Эти города стоят южнее. Жители другого берега Оби пытаются еще и сейчас идти дальше и дальше [на восток]. На этой стороне Оби находятся города Тобол, Сибирь, Березов. На различных реках стоят еще и другие города, и все время продолжают строить все новые.

Города Нарым и Томь стоят на другой стороне реки Обь. Здесь люди ездят на санях, запрягая много оленей, а также быстрых собак, которых кормят в основном рыбой, отчего, по их мнению, они становятся сильными. Рыба эта – по большей части сушеная кета. Но упомянутый Йоргут стоит на острове на Оби*. Вероятно, город Йоргут, это то же самое, что Зерголт, или Сергутс, вышеупомянутый. Так что, по-видимому, автор здесь ошибается.

К востоку от Нарыма лежит река Телт. Там тоже построили крепость, называемую Комгофской, и ее заселяют людьми. Из этой маленькой крепости и из Нарыма, по приказу сибирского воеводы, более 7 лет назад послали людей на санях и лошадях прямо на восток, чтобы исследовать, есть ли там неизвестные народы. Они ехали около 10 недель прямо на восток. Нашли повсюду хорошие земли, деревья и много рек. Но когда они так далеко отъехали, то увидели в степи несколько лачуг и много поселений. Так как у них в качестве проводников были самоеды и Тартары, которые вероятно, хорошо знали дороги, они не боялись [заблудиться]. 

Когда они подошли к этим людям, те обратились к ним очень почтительно. Самоеды и Тартары поняли, что они называют себя тунгусами, что они живут вдоль большой реки, которую они называют Енисей. Они рассказали, что река течет с юго–востока, но не знали, где она берет свое начало. Эта река была больше, чем Обь. У этих людей под подбородком большой зоб, при разговоре они клохчут, как индюки. Видимо, самоеды немного понимали их язык, и он несколько похож на язык самоедов.

Река Енисей гораздо больше, чем Обь и на восточном берегу имеет высокие горы, среди которых имеются вулканы, извергающие серу. Но на западном берегу – красивые равнины с разными травами, деревьями, прелестными цветами, различными неизвестными плодами и очень редкими птицами. Весной Енисей затопляет эти низменные земли на расстоянии около 70 миль, подобно тому, как это делает Нил в Египте. Тунгусы, зная это, остаются на той стороне в горах, пока вода не спадет. Тогда они возвращаются к красивым низменным землям со всем своим скотом.

Будучи дружелюбными людьми, тунгусы по совету самоедов подчинялись тем воеводам, которые управляли самоедами. Не могли заметить, какая вера у этих людей, это неизвестно и не может быть пока выяснено, так как московиты не интересуются подобными вещами.

Меня совсем не удивляет, что ежегодно Вайгач с севера так закрывается льдинами, ибо огромные реки Обь и Енисей и еще много других рек, имена которых неизвестны, гонят такое огромное количество льда, что этому трудно поверить. Весной случается, что вблизи моря лед бывает так толст и его так много, что он сносит целые леса. Поэтому на берегах Вайгача видно так много плавающего леса. Неудивительно, что в проливе около Новой Земли крайне холодно, если при таком узком проходе лед накапливается, продолжает замерзать и уплотняется так, что приобретает толщину в 60 или, по меньшей мере, 50 саженей, как в этом г. измеряли люди, которые были посланы туда на маленьком корабле Исааком ле Мэром. Он хотел и меня туда забрать, но я отказался, так как намерен доказать, что туда нельзя проехать, и что все старания будут напрасными.

Они продолжали свой путь через эту реку, держа курс прямо на восток, боясь направиться к югу. У них были с собой несколько человек тунгусов, от которых они узнали, что на юге живут многие чуждые им народы, с собственными королями, насколько они поняли, часто ведущими между собой войны.

Так как они никого не нашли, то вернулись обратно после нескольких дней путешествия, но велели тунгусам искать дальше. Те обещали это сделать. С ними [тунгусами] заключили дружбу, оставили у них несколько московитов, преданных самоедов и тартар, вручив им подарки. На следующий год тунгусы послали, со своей стороны, несколько людей на восток, которые прошли далее, чем раньше. Они обнаружили еще одну могучую реку, правда, не такую широкую, как Енисей, но с таким же быстрым течением. Когда они прошли несколько дней вдоль этой реки, они нашли каких-то людей, которых догнали и некоторых из них захватили, но не могли понять их язык. Путем показа и знаками, они от них узнали, что с той стороны часто слышен гром, как они говорили, «Ом-ом», слышны шум и крики людей. Они показали на реку и сказали «Песида», из чего тунгусы и Тартары поняли, что они так называли реку. О словах «Ом-ом» московиты решили, что это должен быть звон колоколов. Возвращаясь оттуда, они взяли с собой несколько этих людей, но они все умерли в дороге, либо от страха, либо из-за перемены климата, чем тунгусы и самоеды, которые были с ними, очень опечалились, ибо когда они вернулись, они рассказали, что там были крепкие люди, хорошо сложенные, с маленькими глазами, плоскими лицами, коричневой кожей с желтым оттенком.

Некоторые из московитов, услышав обо всем от самоедов, вернувшихся в Сибирь из страны тунгусов, очень хотели дальше искать, просили, чтобы воевода дал людей, разрешил идти и послал с ними много ратников с приказанием осмотреть все основательно. Он послал тунгусов, самоедов и тартар. Отправились около 700 человек через реку Обь, через страны самоедов и тунгусов, до большой реки Енисей. Там они поехали дальше, с тунгусами, которые бежали впереди. По пути они добывали им пищу: птиц, коз и оленей и других неизвестных животных. Ловили и рыбу, ибо вся страна прорезана множеством красивых рек. Они пришли к упомянутой раньше реке Пясиде, поставили около нее палатки и остановились там до весны, потому что хотели видеть реку открытой, и была уже почти весна, когда они пришли туда. Но через реку они не решились идти, так как слышали звук, о котором им рассказывали. Они предполагали, что это был звон колоколов*. Невероятно, чтобы это был звук колоколов, так как теперь в этих краях колоколов не встречается. Когда ветер дул от реки в их направлении, они слышали часто гул голосов людей, ржание лошадей и видели иногда несколько квадратных парусов, которые шли, по их мнению, вниз по реке. Но так как они не видели людей на той стороне, где они находились, они остались там некоторое время и заметили, что река значительно поднялась. Это имело для них мало значения, так как берега высоки с обеих сторон. Душа радовалась при виде прекрасных земель. Был травяной месяц [апрель] и цветущий месяц [май], и они видели много незнакомых цветов, плодов и редких деревьев, животных и незнакомых птиц*. Траву и цветы, о которых здесь говорится, должно быть, видели в верхней, или самой южной части реки Пясиды, ибо на ее северном конце мало растений.

Летом они вернулись обратно. Ехали медленно. Была осень, когда они приехали в Сибирь и сообщили обо всем, что видели и слышали, и подтвердили это клятвой.

Когда эти вести дошли до московского двора, царь Борис и все знатные господа очень удивились и загорелись желанием исследовать все это подробно. Они намеревались послать туда в следующем г. посла с многими подарками, и думали взять с собой тартар, самоедов и тунгусов, чтобы перейти реку Песиду, узнать, что там находится, и заключить союзы с королями и народами, если они там найдут кого-нибудь. Царь дал им приказ просмотреть и отметить все. Но все осталось не выполненным, ибо тогда в Московии началась междоусобная война, как можно понять из описания этих войн.

Все же воеводы сами, во время московских войн, устроили поход, в котором добровольно участвовали многие горожане из Сибири. Придя в страну тунгусов, через реку Енисей, они почти все время шли пешком, так что те, которые раньше жили с удобствами, умерли от лишений. Они нашли, наконец, то же самое, что рассказывали предыдущие путешественники. Они услышали шум народа и как бы звук колоколов, и так как тунгусы им этого не советовали, не посмели перейти реку. Они еще видели, как из некоторых гор выходило пламя, и привезли оттуда немного серы.

Воевода сибирский приказал построить несколько крытых лодок, весной выехать из реки Обь в море и плыть морем вдоль берега в течение нескольких дней до реки Енисей, ибо, он говорил, что и она должна кончаться в море. Других людей он послал туда сушей, приказав им оставаться на берегу реки до тех пор, пока они не увидят судов. Велел, если они их не увидят, вернуться через год, осмотрев все. Дал им с собой начальника, по имени Лука, которому велел все записывать. Суда пришли к устью названной реки и встретились там с теми, которые шли сушей и спустились вниз по реке на плотах и барках. На берегу моря они встретили суда и нашли все так, как воевода им говорил, то есть так, как должно было быть, по его мнению.

Но так как их начальник Лука и еще несколько человек из главных лиц умерли, то они решили лучше разойтись и вернуться каждый своей дорогой домой. Так как они все осмотрели, то по возвращении в Сибирь сделали очень хороший отчет обо всем воеводе, который переслал его царю в Москву. Отчет спрятали в сокровищнице в Москве до окончания войны, намереваясь потом рассмотреть, так как они нашли много островов и рек, птиц и животных далеко за Енисеем.
У одного моего хорошего друга был брат, который ездил с ними. Друг дал мне слепую карту, составленную со слов его брата, который теперь умер. Сам он прошел через Вайгач и знает все места вплоть до Оби, но то, что дальше нее находится, он знает только понаслышке, поэтому эта карта является только наброском тех мест и изображает морской берег*. Эта маленькая карта была напечатана и в начале прошлого века опубликована.

В большую реку Обь впадает еще одна река, которую называют Таз. Она, очевидно, идет со стороны Енисея из большого леса, из которого вытекает и еще одна река, недалеко от предыдущей, впадающая в Енисей, так что водным путем едут из Оби через земли самоедов. Переправляются лишь на расстоянии двух миль сушей, приходят к реке, которую называют Торгалф, и по течению которой спускаются в Енисей. Это очень удобный путь, только недавно открытый самоедами и тунгусами.

Но жаль, что не удалось пробраться через Вайгач, так как на судах 100 раз напрасно пытались проплыть, хотя проход воды имеется.

Можно было бы открыть много красивых стран, и не только острова, но и материк. Есть основания думать, не соединена ли Америка около Сины с какой-нибудь из трех частей старого мира, подобно тому, как Африка соединена с Азией узким перешейком около Красного моря. Это вполне возможно, ибо откуда знают о существовании этого прохода как не из некоторых сочинений язычников, которые пишут, что они разделены, и пытаются приводить много доказательств. Если имеется пролив, то он должен быть очень узким (хотя теперь многие упорно настаивают на том, что существует большое море между обеими странами, шириной больше 100 миль), что, я сказал бы, почти невозможно, чтобы люди пришли в Америку, так как Адам был сотворен в Азии, и так как нигде в Святом Писании мы не читаем, чтобы до потопа были какие-нибудь корабли или суда. Еще известно, что люди не происходили в различных местах, а только в раю и т. п.

Мне можно было бы возражать, как же тогда люди оказались повсюду на островах. Но это, по-моему, произошло уже после потопа.

Н. Витсен «Северная и Восточная Тартария, включающая области, расположенные в северной и восточной частях Европы и Азии», 1692 год

Поделиться: