О хребте Каменный пояс, реках Обь и Енисей

О хребте Каменный пояс, реках Обь и Енисей рассказал мне один немецкий рудокоп, который долго жил там, следующее:

«Каменный пояс берет свое начало на другой стороне Новой Земли, около города Мезень. Он идет шириной от 20 до 50 миль, через Соликамск, Пермь и страну Пашкирна до Каспийского моря, отделяя Калмыкию от Нагаев таким образом, что последние оказываются с правой, а первые с левой стороны. Далее он простирается от Каспийского моря в Бухару, оставляя ее с правой, а калмыков и киргизов с левой стороны. Наконец, он доходит до Сины, окружая его на расстоянии свыше 100 миль, со стороны Бухары, которая граничит с Мугалами. Рудбекиус ошибочно продолжает этот пояс мира в Норвегию.

Река Обь, говорят, весной имеет в ширину 5 миль, достаточно глубока для нагруженный кораблей. Она, якобы, сквозь два больших ущелья впадает в море. От первого главного потока плавают на расстояние 40 миль до расщепления реки, откуда другое главное русло идет на 150 миль* русских миль, я полагаю по течению, до моря. Если бы отправляли по ней суда, то можно было бы избежать опасных мест с льдинами. Земля между ними [потоками], говорят, очень гористая и полная белых медведей, которых здесь убивают.

Другие говорят, что здесь имеется внутренняя вода, называемая Мангазейское море, которое двумя главными устьями впадает в Ледовитое море.
Енисей, говорят, шириной с Волгу. Он впадает в море на расстоянии 50 миль от источника вышеупомянутого восточного рукава Оби. Енисейской – это значительный город на реке. Этот край называют Вика Тынческая Земля». Здесь заканчивается письменное сообщение. Мы видим, что здесь говорится о двух рукавах реки Обь, о чем я не считаю себя достаточно осведомленным.

Юго–восточные берега реки Иртыш заняты песчаными горами и заросли кедровыми деревьями, но на северо–западном берегу находятся низкие поля и луга. На этих берегах встречаются большие черные медведи, волки и рыжие лисицы. Недалеко от поселка Самаровской Ям есть река, под названием Касымка, которая впадает в Обь. На ее берегах встречаются лучшие во всей Сибири белки. В упомянутой деревне живут рабочие, которые обслуживают летом путешественников с лодками, а зимой с санями и везут их до города Сургута. Эти люди держат очень много собак, которых зимой запрягают в сани и ездят [на них] через льды и снега. Собаки среднего роста, с острыми мордами, стоячими острыми ушами, а хвост совсем закрученный; некоторые похожи на волков и лисиц. Говорят, что эти собаки иногда скрещиваются с волками и лисами.

Относительно Рифейских гор Мартинус Капелла говорит, что там находится конец людского мира. Плиний то же самое говорит о Гиперборейских горах. Около Гиперборей, считали, находится ось мира и первый венец созвездий. Солин говорит о них: «В Европе находятся Гипербореи; считают, что там кончается мир и что там последний венец созвездий.».

Клювериус говорит о них следующее: «Говорят, что выше Аримаспена лежат Рифейские горы, откуда дует северный ветер, где всегда лежит снег. Выше них встречаются Гипербореи, которые простираются до другого моря».

В 2–х днях езды от Соликамска есть горы под названием Косьвинский Камень, а еще в 2–х днях пути – Чиргинский камень, и еще в 4–х днях дальше – Подвинский. Это самая ближняя точка от Верхотурья, так что эти горы, которые близлежащие народы называют Поясом мира, собственно разделены на 3 части. Там встречаются постоялые дворы и почтовые станции, которые находятся на службе императора и используются путешественниками. Хребет Подвинский самый высокий, во многих местах он покрыт снегом и поэтому трудно проходим. Тартары и самоеды посещают эти горы из-за дичи, которая там водится. Там и различные растения и деревья.

Горы, идущие через Косьву по направлению к Верхотурью, называют Сайба. Земля вокруг Соликамска поросла соснами и елями. Вокруг Косны более красивые леса и приятные травы, чем в краях, лежащих южнее.

Если едут из Соликамска через Каменные горы в Верхотурье, то проходят через сплошные леса и пустыни.

Около реки Обь и в Калмакской степи, недалеко от города Томского, встречаются целые горы каменной соли. Хлеб растет в южных областях Сибири в большом изобилии. Кедровых орехов, которые, как виноград, растут пучками на больших кедровых деревьях, там изобилие. Из их зерен выдавливают вкусное масло. Язычники в этих краях счищают деревянными ручными мельницами скорлупу с кедровых орехов так, что зерна остаются целыми. Они едят их зернами и употребляют выдавленное из них масло, которое считают очень полезным. Шишки или кедровые орехи, которые там растут на кедровых деревьях, несколько круглее, чем в других местах. Несколько таких орехов хранится у меня. Дерево весьма пригодно для постройки домов.

В Сибири встречаются здоровые старики. Некоторые еще в возрасте 120 лет здоровы и свежи.

В большинстве областей Сибири, особенно на севере, приходится брать с собой питание в дорогу.

В самых теплых краях Сибири очень легко пахать, ибо достаточно врезаться в землю на три пальца, для чего употребляется легкий плуг с одной лошадью. Там не удобряют землю. У них особенный способ косить траву. Коса у них обоюдоострая, короткая, с кривой ручкой, так что она режет и влево, и вправо.

У некоторых сибиряков встречаются идолы, сделанные из стволов деревьев или просто из дерева. Они вкапывают их в землю у дороги. Верхний конец изображает голову. Они вешают на них шкуры соболя или другие меха.

Около некоторых родников, ключей в Сибири, к концу реки Пишма стоит поселок под названием Благовещенский, иначе – Благовещение Марии. Может быть, так названо потому, что он был впервые заселен в день Святой Девы. Другой поселок там называют Бешила или Бескинской. Там есть монастырь под названием Донатов, его иначе называют еще Даматов, в верхнем течении реки Исеть. А город Тара на притоке Иртыша под названием Аркарке, называют иначе еще Туринской.

Местность называется Тобольской по городу Тобол, это то же самое, что и Тагильская. Поселок между реками Ирбит и Исеть носит название Чубаров, или Чубары. А Кирга на речке Пишме называется еще Киргенской.

Реж – это река в Сибири, которая выходит из небольшого озера и впадает в Туру, которую иначе называют Бобровка.

Поселок Слутка, между реками Ирбит и Реж, называют еще и Бело Слутко. А поселок, или городок, Ощепково, в Сибири, называют иначе Ощопуи Ницинская.
Между поселком Ощопуи и рекой Исеть, в Сибири, находится железный рудник, который обрабатывает семья Донефиянского и крепость там называют Невьяльское. Там есть еще город Арaмашева. Оба они стоят недалеко от реки Нице, которую иначе называют и Арамашева; она впадает в Туру в области Тобола, о чем уже говорили раньше.

Вверх по течению реки Исеть стоит поселок под названием Бескинкаc. От Бескинкаса, или Бескинска, до Исбетского считают 5 миль.

Некоторые называют поселок Мурзинская, недалеко от города Верхотурье, около реки Тура, – Мурзинской. 

Кроме этих, есть три поселения под названием Ницинской, Низоцинской и Верхненецинской. Их точное расположение я не мог выяснить, почему и не нанес на карту, а также не нанес реку Имай.

На реке Тобол стоит поселок Ялуторовской.

Народы каманцы, караганцы, или карагайцы и уцуги, живущие около озера Алтын, – это свободные люди. Они никому не платят дань. Между этими народами и синскими границами лежат большие степи или равнины, лишенные деревьев.

На реке Собе, которая впадает в Обь, недалеко от ее устья, есть каменный волок, по которому перетаскивают суда. Жители этих мест удивительно ловко умеют обращаться с судами, перетаскивая их. Таким образом они могут путешествовать по всему северному краю.

Березовской – это поселок, расположенный на западном берегу реки Обь, хотя другие говорят, что он стоит на противоположном берегу. Он окружен частоколом в виде овала. Для укрепления есть несколько круглых деревянных башен.

Из реки Сосьвы можно вниз по течению выйти в море за несколько дней. Оттуда идут под парусами через моря до устья реки Таз 4 дня. Но эти морские рейсы очень опасны и страшны из-за частых бурь и ветров, тумана и льда.

От устья реки Таз до вышеупомянутого города Мангазея, 4 дня пути. По этой реке нельзя плыть, волоча корабли канатами вдоль берегов, а приходится плыть либо по ветру, либо грести, так как там еще не умеют лавировать. От этого города идут сушей и водным путем на маленьких судах до Туруханского зимовья на реке Енисей, за 4 недели. И так как здесь отмечены некоторые изменения названий городов Сибири, то можно было бы привести еще много других названий, ибо в различных наречиях изменяются и названия этих мест. Я не буду перечислять расстояний между всеми городами, хотя мог бы привести названия большинства из них, но многое там меняется в зависимости от состояния дорог во время езды*. О дорогах смотрите ниже подробнее. Поэтому нельзя делать точных расчетов, а на картах можно видеть расстояния, указанные прямым путем.

Ласки – это белые четвероногие маленькие животные, не больше обычной собаки. У них красивый мех и они очень чистоплотны, как и горностаи, которые никогда не пачкаются и не ходят по грязи.

Следует отметить, что мех соболей, встречающихся в Сибири, зимой гораздо крепче, чем летом, а также, что шерсть тогда крепче держится, более темно-коричневого цвета, длиннее и приятнее.

Горностаи – это белоснежные мыши, которым придает красоту черный мех хвоста.

Черных лисиц добывают больше на ближайших к северному берегу островах около Оби, в то время как лед ломается у берега и льдины отплывают, что можно заранее узнать по определенным приметам.

Многие из древних сибирских городов и селений разрушены, они сохранили, однако, свои названия, хотя в них почти нет домов.

Зубры, или дикие быки, и саяки, или дикие козы, встречаются в особенности в тех больших степях, которые лежат в направлении Крыма.

Aнглийский посол, по имени Клочер, находился в 1588 г. в Москве и рассказывал, что в том году, когда он там был, в казне его Царского Величества находилось 18640 соболей. Теперь, как рассказывают, Сибирь вывозит мехов на 200000 рублей и больше.

Соболей добывают, как выше упомянуто, стрелой с шишкой на наконечнике со сквозным косым отверстием. Когда она летит между деревьев, то производит свист, звук, вызванный ветром, проходящим через шишку стрелы. Этот звук пугает соболя и сгоняет его вниз с дерева, и тогда обученные собаки его ловят.
Соболь дает самый ценный из всех сибирских мехов. Это животное величиной с кота, живет в лесах и пустошах.

Его ловят с собаками, как выше сказано, и деревянными ловушками, в которых, когда соболь дотрагивается до приманки, падает палка и его убивает; или же на деревьях, под которыми натягивают сети, затем дерево срубают и таким образом их ловят. Еще их стреляют тупыми стрелами с утолщением спереди (я могу показать такие стрелы), чтобы не повредить шкурку, а также петлями, луками и огнестрельным оружием.

Каждый из жителей имеет право идти на охоту за соболями, и каждый должен платить русским дань соболями. Но, если не добудет соболей, то может дать бобровые или лисьи шкуры. То, что в их пользу остается от охоты, они продают.

В Сибири много медведей, которых стреляет охотник, скрываясь на дереве. А если случится, что зверь начнет лезть на дерево, ему отрубают передние лапы.
В лесах между Казанью и Сибирью водятся белки, которые летают с дерева на дерево, и с одной горы или вершины на другую, что, по моему мнению, до сих пор не было известно в Европе. Мне попала в руки шкурка такого животного. У него другой хвост, нежели у обычных белок, длина его более 5 дюймов, а ширина два. Из этого меха нельзя делать подкладки, так как он слишком тонок. Они прыгают, или, скорее, летают в воздухе на расстоянии от 50–60 до 100 саженей. У них короткие лапки. Задние длиной около дюйма, а передние несколько длиннее. Между лапками, в особенности между передними, у них тонкие пленки, которые во время полета широко растягиваются. Головка заостренная и мордочка выступает вперед. Шерсть особенно мягкая, как тончайший шелк, мягче бархата. Они белые с черным. На брюшке больше белого, чем на спинке. Все тело имеет в длину около пяди, кроме хвоста, но вместе с короткой шеей и головой. В тех местах, где встречается этот зверек, считают, что их шкурки действуют целебно, если ими протереть больные глаза.

Во многих местах Сибири, около Оби, Мангазеи и Верхотурья, встречаются очень большие горные хребты. 

Около Кузнецкого и Краснояра тоже есть высокие хребты. Начало Оби на равнине. От моря до Томского по берегам тоже в основном равнина.

Остяки и тунгусы – самые многочисленные среди сибирских народов.

Тунгусские жилища
Тунгусские жилища

В Сибири встречаются краски, но их не употребляют; встречается и селитра.

Всякие индийские товары, как шелк, хлопок, фарфор, табак, камни, мускус – и тот, который летом берут от кабарги (он считается самым плохим), и настоящий, который берут во время течки, зимой, все это привозят из Индии на верблюдах и дромадерах. В Тобольске, Уфе и Астракани меняют их на разные меха: бобра, выдры, лисицы, соболя, горностая и т. п.

Одного сибирского принца, который, говорят, еще недавно находился среди башкир и калмыков, почтили титулом князя. Он жил около реки Уфы, которая впадает в Белую, а эта, в свою очередь, в Каму. Против него там обычно находились вооруженные силы. Его люди ходили иногда до самой Волги, около Самары и Саратова, чтобы грабить и разорять. Говорят, будто причина беспокойства этого сибирского князя в следующем: будто этот князь в третьем или четвертом поколении происходит от древних сибирских государей. Русский царь разрешил ему жить в Сибири среди калмыков, при условии оставаться мирным. Но несколько человек, занятых перевозкой соли на судах [русских], возвращаясь из Калмакии, разрушили его жилище, ограбили все ценное и угнали 3 тысячи лошадей. Поэтому он с женой и детьми убежал к калмакам, с князем которых он состоял в свойстве. Он вернулся оттуда как враг. Его люди доходили до самой Волги около Самары и Саратова, грабя и разоряя. Против него обычно выходили войска. Однажды, когда он во время боя поднял свой щит и солнце отразилось в нем так, что его узнали, его прежние соплеменники, которых вели против него, закинули свои луки за спину (как говорят) и прекратили бой. Но все же беспорядки вскоре были подавлены. Его вера похожа на веру башкир и необрезанных калмыков.

Тобольск, главный город Сибири, имеет под своим судом и управлением 9 городов, как Тара, Тюмень, Туринской или Паншин, Верхотурье, Пелым, Березов, Мангасея, Самарово и Демьянский. Кроме того, еще много деревень.

Второе Сибирское Воеводство находится в Томске, это главный город мест, лежащих по Оби и по реке Енисей и простирающихся до реки Амур. В его управлении находятся еще 7 городов, как Сургут, Нарым, Кетской, Енисейской. Там идет основная охота на соболей в этом краю. Есть еще города Краснояр, Кузнецкой и еще много деревень.

Третье воеводство находится на реке Лене. Его главный город Якутской. В этой области находятся 4 города и много деревень.

На севере восточной Сибири, говорят, есть город под названием Джуди, который я не нанес на карту, потому что мне неизвестно его точное расположение.
Чтобы прибыть в Сибирь с запада, едут через Верхотурье или Пелым. Кроме этих мест нет удобного пути.

Морские берега Сибири редко заселены. Там мало плавают, лишь вдоль берега, от одного мыса до другого. Там лето длится три месяца, и тогда море открытое, но даже в это время берега еще заняты льдинами, в особенности, когда ветры дуют с юга.

Северные сибирские народы не очень плодовиты.

У них совершенно нет желания посмотреть чужие страны или поехать куда-нибудь из своей страны. Они думают, что вне пределов своей страны они умерли бы с голоду и погибли бы. У них лучшие в мире рыбные промыслы и они добывают больше дичи, чем где либо. Они говорят, что не могли бы так работать, как, по их мнению, работают вне их страны.

Говорят, что там раньше был князь, который жил к востоку от реки Обь и управлял землями, лежащими у моря, южнее реки Вах и восточнее Енисея. Этот князь, как говорят, мог выставить больше 50 тысяч вооруженных людей. Но его происхождение теперь неизвестно.

Оружие сибиряков – это стрелы, луки и тесак или топор. Даже женщины стреляют из лука. Они изготавливают одежду из рыбьей кожи, из кожи осетров, которые там очень велики, и из кожи налима. Они из него даже делают сапоги и умеют обработать эту кожу так, что она делается мягкой, как уже выше рассказывалось. Туземцы, кроме тех, которые живут близко от русских, не знают ни весов, ни мер.

Следует кое-что, что мне сообщили из Соликамского 4–го мая 1692 г., относительно пути в его окрестностях

«Мы благополучно прибыли по санному пути в Кайгород 6–го апреля, но [по дороге] досюда мы подвергались большой опасности и перенесли много трудностей, ввиду того, что встречали много рек, которые нам пришлось преодолеть, от чего нас часто бросало в пот. 23–го мы водным путем отправились из Кайгорода и 27–го мы прибыли сюда. Оттуда трудно ехать сухим путем сюда, но мы не сможем отсюда отправиться в Верхотурье водным путем, а сушей, и наши вещи перегружают на лошадей. Отсюда в Верхотурье нельзя ехать на повозках, а только на лошадях». Здесь заканчивается это короткое сообщение.

По местности вокруг Утки течет река под названием Сылва, шириной в 15 саженей. Здесь кругом так много комаров, что они причиняют путешественникам массу неприятностей. Между Уткой и Солоком живут мало людей и местность занята главным образом пустынями и лесами. Утка находится в 3–х днях пути от Верхотурья. Между Уткой и Соликамском находятся очень высокие горы. Около Чусовой есть очень высокие каменные скалы. Утка – это только местечко, хотя довольно хорошо укрепленное от нападения врагов, ибо оно окружено деревянной стеной и хорошо снабжено пушками. В нем имеются 20 жилых домов.
Итак, местечко Утка – небольшая пограничная крепость против башкир и уфимских тартар. Недалеко от того места есть крепость Аята, и когда едут с запада через реки Нейва и Реж, то приходят к крепостям Арханах и Невьянской. Там очень красивые деревни, заселенные русскими. Встречаются плодородные поля, пруды, богатые рыбой, и красивые рощи.

Здесь можно использовать повозки. Земли около реки Реж и городка Ромашова густо заселены, так что почти на каждой версте встречается деревня.
Между этим городком или местечком Нейва находятся очень красивые земли, и они хорошо заселены. Там красивая пахотная земля и встречаются прекрасные стройные кедры, благоухающие травы в изобилии и некоторые поля заросли двойными дикими розами.

Местечко Нейва стоит у реки с таким же названием берущей свое начало в Сибири.

Поля вокруг местечек Рудня и Ничинской очень плодородны и хорошо заселены. Там встречаются поля, покрытые розами.

Город Тюмень довольно большой. В нем живут много тартар, которые являются крупными торговцами. В окрестностях тоже много тартар. Эти люди очень гостеприимны и щедры, они приветливо снабжают путешественников питанием и не берут платы.

Около Тобола, Соликамского и по всей Сибири встречается мало равнин, а больше горы.

Около городов Соликамского, Верхотурье, недалеко от реки Тура, от которой последний город получил свое название, начинаются скалистые горы под названием Каменный Пояс. Это значит, каменная лента или кушак. По-видимому, это древние Рифейские горы. Русские думают, что они охватывают землю. Там растут очень крепкие деревья и много благовонных трав.

Когда выходят из Иртыша по какому-нибудь притоку в Обь, видят, что ее восточный берег состоит из высоких гор, а западный берег – равнина, насколько видит глаз. Река там в ширину несколько больше немецкой мили. На некотором расстоянии вглубь страны от Сургута до поселка Нарым водится много соболей, но светлой окраски, и больше, чем где-либо красивых крупных горностаев. Очень много рыжих и черных и черно-серых лисиц, не уступающих по ценности самым лучшим черным соболям Даурии. Этих животных добывают с помощью собак. Там много росомах и бобров. Первые – хищники, ибо они бесшумно сидят, подобно pысям, на деревьях, пока под дерево не подойдет олень, лось или заяц. Тогда они прыгают и убивают его.

Этих животных много встречают в Сибири. Тартары и сибиряки называют их иначе росомахой, а самоеды – пандой. Они несколько похожи на поросенка в возрасте 8 недель. Шерсть их подобна щетине или шерсти волка, серая с черным пятном на спине*. См. Джонстон об этом животном. Это лучший мех, из которого делают шапки. Об этом животном говорят, что оно, когда чрезмерно наедается, протискивается между двумя близко стоящими деревьями и таким путем выталкивают лишнюю пищу.

О бобрах, которых в этих местах много, рассказывают то же самое, что рассказывают о них в Новых Нидерландах и в других местах, а именно, что это очень умные животные. Они живут по берегам рек, богатым рыбой, где люди бывают редко, или только проходят. Весной они собираются не только парами, а в большом количестве, образуя селение. Они берут своих собратьев в плен, ведут их в свои лагери в качестве рабов и сваливают зубами много деревьев на постройку жилищ, делают бревна одного размера и строит из них жилища, склады, в которых они летом собирают разную пищу, запасая к тому времени, когда самки рождают детенышей, Тогда они сообща отправляются в лес и зубами сваливают дерево, толщиной около одного локтя. Они его передвигают, бросают в воду и помещают перед входом в жилище, на глубине около сажени под водой таким образом, что остается отверстие, и кладут его так плотно и неподвижно, что ни ветер, ни течение его не раскачает. Еще многие другие свидетельства ума этих животных рассказывают в Сибири и христиане и язычники, хотя я не смею утверждать всех подробностей.

Земли, воды и реки распределены между туземцами, и каждый имеет своего господина, которого русские называют князем. Например, князь Петр, князь Ян и пр. У некоторых много, а у других мало людей в подчинении: есть князья, у которых 100 человек, и у которых 1000. Но все они находятся под главным управлением московитских воевод.

Летом этот народ кочует повсюду на рыбных промыслах, а зимой они живут в юртах (это их домики) в деревнях, близко друг от друга. Иногда на расстоянии многих миль не встречается людей. Они живут разбросанно, далеко от дорог, в отдаленных тайниках и деревнях. Их жилища или юрты, сделанные из досок, наполовину в земле, как погреба. Они покрыты дранкой или щепками, и корой деревьев. Жители теперь почти никогда не ведут войны между собою, так как русские их держат в своей власти.

У сибиряков, которые живут близко от русских, встречаются коровы и свиньи, но живущие далеко, даже не знают о них.

Их занятие – это охота, особенно зимой.

Те, которые живут близко от русских, сажают капусту, репу, морковь, салат, турецкие бобы, петрушку, шалфей и другие овощи, но у тех, которые живут далеко, огороды отсутствуют. Драгоценных камней они не знают.

До города Мангазеи, по морским берегам, начиная от Архангела, живут самоеды.

Киргизы, остяки и некоторые другие сибирские народы называют себя, кроме своего отдельного названия, еще общим названием «тата» или «nартары».

В Сибири водятся следующие рыбы.

  • Осетр, он даeт самую лучшую икру; мне рассказывали очевидцы, как от одной рыбы получают по 40–60 и до 80 фунтов икры.
  • Максун, или муксун, – это рыба величиной с треску. Она встречается в Оби, весной и осенью, в таком изобилии, что 100 штук покупают за 1 рейксталер.
  • Щуки там такие крупные, как, может быть, нигде в мире.
  • Тюлени, или нерпы, там такие большие, что из их кожи шьют кафтаны и сапоги.
  • Есть окунь, крупный и мелкий, семга, ерш или пост и еще вид рыбы, очень похожей на сельдь, но с пестрой кожей. Хорошо просоленную и очищенную от кожи, ее можно принять за сельдь, у нее такой же вкус.
  • Нельма – это сладкая рыба, белая и круглая, по-русски называется белорыбица.
  • Чир – плоская с красными плавниками, как у окуня.
  • Налим – рыба, у которой большая печень и икра. Она похожа на линя.
  • Таймени – очень вкусная, похожая на треску, рыба. Ее встречают в озере Байкал и в окрестных реках.
  • Милло.
  • Омуль – несколько похож на пикшу, но несколько мягче.
  • Пелядь – мелкая и костлявая рыба.
  • Стерлядь.
  • Требаки.
  • Морж, тюлень.
  • Кета, кит.
  • Хариусы, очень крупные.
  • В Тоболе имеются устрицы и сирки. Это тоже хорошая рыба, длиной в пол-локтя.
  • Венгалы, которые тоже несколько похожи на сельдь. Эти рыбы размножаются в озере Вах.
  • Угорь, крупный и мелкий. Кроме того, еще много других видов белых рыб, которые у нас неизвестны.

Перевод подписей под гравюрой:

А. Рыба белуга, две сажени в длину, обитающая только в Амуре, Волге и Доне. В. Сом, длинной в одну сажень, из него получают лучшую икру. С. Вид осетра с длинным носом, называемый Севрюга. D. Бельдюга [Zoarces viviparus] в Сибири - 1½ локтя в длину. Е. Муксун, несколько больше сельди. F. Омуль, шире и толще сельди, [его] много около Иркутска и в Селенге. G. Стерлядь, очень жирная, в Сибири ее много в Оби.

Разных птиц в Сибири тоже очень много.

  • Орлы.
  • Соколы, крупного и мелкого вида, и еще какие-то грифы, которые ценятся для охоты больше, чем соколы.
  • Аисты, которые летают стаями по 300-400 и до 500 штук, особенно в Вычегде.
  • Журавли, цапли.
  • Там есть большая птица, несколько похожая на гуся, называемая «баба». Она белая с желтым, и у нее длинные когти.
  • В изобилии водятся гуси.
  • Утки живут тысячами.
  • Глухарей особенно много на реке Кеть. Фазаны с длинными хвостами.
  • Рябчики. 
  • Пеликаны и дрохвы.
  • Колпицы.
  • Серые куропатки.
  • Перепелки.
  • Воробьи.
  • Чибисы.
  • Кукушки.
  • Скворцы, еще какие-то птицы с пестрыми перьями и много других неизвестных птиц, крупных и мелких.

Там водится и вид крупных зайцев, которые всегда бегают прямо вперед, а не мечутся в стороны, как это обычно делают зайцы.

Бурундуки – это белки величиной с большую мышь или мелкую крысу. По хвосту и по всему остальному они похожи на больших белок.

Из растений там встречаются:

  • Аир.
  • Ангелика.
  • Чеснок.
  • Встречается некий гриб – мухомор, что значит «смерть мухам». Его едят для веселья. Он опьяняет человека, если его употребляют мало, но если его съесть много, то он смертельно ядовит. Жители его употребляют в таком количестве, что от него делаются безумными; их приходится привязывать к деревьям, как бешеных. Они тогда бьются головой и делают безумные движения. Это искусственное бешенство, которое доставляет им веселье, скоро проходит.
  • Земляные орехи.
  • Lavas.
  • В изобилии дикий крестоцвет и мята. Тюльпаны разного цвета, даже черные.
  • Розы в изобилии. Красная, черная и белая смородина и земляника.
  • Красная смородина растет около города Енисейска, в диком состоянии.
  • Хмель.
  • Вишни, не везде, главным образом, в степях и на южных низменных полях. Они кисловаты.
  • Еще имеются крупные красные ягоды, под названием клюква, которые всю зиму сохраняются и используются как лекарство. Они повсюду растут в диком состоянии в мокрых местах. Много еще и других целительных трав. Но фруктов, как яблоки и груши, там мало.

В Сибири растет дерево, которое используют для выделки саней, кнутов, тростей. Оно твердое, не очень толстое, красного цвета. Скобленная стружка этого дерева, если небольшое количество его принимать внутрь, действует против задержки мочи, считается лечебным, в особенности для лошадей, когда кусочек этого дерева вставляют в пенис лошади, он вызывает мочу, как я это неоднократно наблюдал.

  • Саромкен – это дерево, которое дает плоды. Их едят в зрелом виде и запекают в пироги. Такие пироги называют parogen.
  • Там встречается и крушина.
  • Есть еще деревья, большие и плотные, из которых делают доски для ящиков. Дерево совсем коричневого цвета, красивое и очень твердое.
  • В Сибири собирают квасцы.
  • Из дерева липа делают шкафы; из этого дерева, если мочить [его кору, делают московские циновки.

Там есть и березы. Из них вытекает сок. Упавший на землю, он превращается в твердое вещество, которое постепенно из падающих капель вырастает в целый ком, крепкий, как дерево, и несколько похожий на водяное дерево. Из этого вещества, которое там называют кап, хотя некоторые считают, что это корень, делают ложки, блюда и чашки, ручки для ножей, и очень его ценят. По стоимости оно почти равно серебру. Оно пестро-желтого цвета. Когда его кладут в теплую воду, оно делается мягким и гибким, что видно по кускам, хранящимся у меня. Его редко достают в чистом виде.

В Сибири встречается вид смолы, которая капает с дерева, у нас неизвестного. Образцы этой смолы хранятся у меня. Их считают очень хорошего качества. Имеются еще красные камни, которые я сам видел. Из них, говорят, можно делать краски.

В Сибири есть дерево, под названием левеница. Оно бывает двоякого рода. У одних листья, а у других нет. Древесина очень похожа на сосну.

Волчий корень – это растение, которое, как считают, действует целебно на свежие раны. Вода, в которой мочили этот корень, считается, если ее пить, целебной и полезной.

На сибирских границах и около Казани добывают прекрасную соль, которую вырывают твердыми кусками глубоко из-под земли. Такой кусок был привезен оттуда к нам. Часть ее [соли] я здесь велел сварить. и при пробе она оказалась очень хорошей, лучше, вкуснее и острее на вкус, чем какая-нибудь соль здесь у нас и наравне с солью из Аллемата. Ее особенность, по сравнению со всеми другими видами соли, та, что она блестит, как зеркало или полированный мрамор, между тем как другая горная соль тусклая. Она гораздо тяжелее, чем любая другая соль такого же размера, по окраске похожа на чистые квасцы и состоит из тысяч кусочков величиной с полногтя, так плотно сросшихся, что они составляют одно целое. Она по твердости не уступает самому твердому камню, как можно видеть по куску, хранящемуся у меня.

Говорят, что в Сибири для путешественников были изданы и выполняются очень хорошие приказы, а именно, во многих местах, даже в Тоболе, главном городе Сибири, и дальше, на расстоянии каждых 200 русских миль, были построены дома, куда поселен крестьянин со своей семьей, которому отдали даром окружающую землю для обработки, а так же даром дали для начала три лошади, при условии, чтобы он держал их для обслуживания путешественников. Они получают от частных лиц за каждые 10 верст (это равно двум немецким милям) по три стюйвера за одну лошадь. Но служащие Их Величеств должны пользоваться лошадьми даром. Для путешественников и купцов в этих краях повсюду построены, благодаря заботам Их Царских Величеств, большие грузовые суда.

Некоторое время назад в Сибири, в стране самоедов, нашли ангарикум особенно хорошего качества, который в аптеках очень хвалят. Он превосходит обычный raponticum по силе. Его там называют лиственничная губа. Это гриб, который растет главным образом на старых и сухих лиственницах. На самом дереве растут какие-то сосновые шишки. Дерево высокое, с длинными узкими листьями. Из него течет сок, несколько похожий на мед. Хорошим считается, если он белый, легкий, мягкий, упругий, хрупкий и на вкус сперва сладкий, а затем горький и вязкий. Деревянистый, длинный, жесткий и тяжелый не годится. Этот гриб, образцы которого хранятся у меня, в течение многих лет не теряет свою силу. Через Архангел его ежегодно вывозят определенное количество фунтов. Он растет и в Альпах. Дискоридес, Додон и другие знатоки трав очень хвалят силу этого гриба, будто он лечит от лихорадки, выводит глистов и мягко очищает, как можно у них подробно прочитать.

Кабардин, или Capra Indica, это животное, от которого получают мускус и кабардин. Ловят в стране калмаков и южнее Нерчинска, оно величиной с маленькую косулю, похоже на нее шерстью (кроме того, что шерсть у некоторых стоит дыбом), и по внешнему виду, за исключением головы, ибо из верхней челюсти у него выступают два больших кривых зуба; в остальном голова похожа на собаку или волка. Сибирские купцы уже несколько лет привозят в Москву каждую зиму несколько целых шкур, с головой и ногами. Мускус еще находится у них в пупе. В Москве их покупают иноземцы за полтора-два рубля и посылают, как нечто особенное. Мне привезли шкуру. Мех негоден ни на что. Шкура, которая имеется у меня, величиной до шеи 41/2 пяди. Ноги высотой 11/2 пяди, а спина такой же ширины. Приятный запах мускуса еще чувствуется. Копыта острые и раздвоенные.

Мускус, который привозят из Сибири и Калмыкии, продается в России в своих собственных мешочках вместе с тарой. Следует отметить, что советуется закупать его, как и все другие сибирские товары, зимой, так как тогда можно его достать у сибирских купцов сразу из первых рук. Мускус находится в пупе кабарги; кровь скапливается там объемом почти с полкулака, к известному времени там созревает и тогда побуждает животное выжимать ее о камни или обо что-нибудь другое. Именно это – мускус, ввиду его полной зрелости, самый лучший, но но он встречается редко. Это животное очень преследуется ради драгоценного товара. Чем ближе время созревания крови в пупе, тем выше качество мускуса. Но когда кровь только наполовину созрела, то вытекает не мускус, а только кабардин. Поэтому случается, что кто в этом товаре не понимает толку, может оказаться обманутым. Он получает вместо мускуса кабардин, который едва ли стоит половину. Но он очень похож на мускус, и только по вкусу может быть отличим. Кабардин, от которого эта кабарга получила свое название, это самый плохой мускус. Он не так хорошо пахнет и получается после удаления самого жирного, лучшего мускуса. Некоторые умеют раскрывать мешочки, вынимают оттуда мускус и вместо него кладут в них козью кровь. Иногда они кладут в эти мешочки мелкие кусочки кожи, дерева, а иногда свинец весом в 2–3 золотника* Золотник – это вес, несколько больше английского трайса. 96 золотников весят 13 унций. 4 английских унции – это 1 русский фунт. 1 золотник – это 23/4 английских [фунтов], и так хорошо зашивают его потом сибирским швом, что никто этого не заметит.

Там говорят, что около города Уфы встречается мускусное животное под названием сайгак, от которого берут безоар. Их встречают больше и лучшего качества в Бухаре и в стране калмаков. Они, однако, не дают такого хорошего мускуса из-за холода и недостатка той пищи, которая способствует росту мускуса. У этого животного блеклые белые рога, которые можно гнуть и выпрямлять. У меня хранится кнут, сделанный из него [рога], и несколько рогов длиной в две с лишком пяди. Они несколько согнуты и довольно прозрачны, с 15–ю или 16–ю кольцами.

Куницы, которых в Сибири много, есть двух родов, называемые «лесные» и «каменные». В Башкирии встречаются самые лучшие куницы, а около Казани – самые многочисленные. Горностаев, меха которых раньше привозили в большом количестве из Сибири в Москву, теперь закупают в Тоболе для вывоза в Сину, где на них очень большой спрос.

Сибирские белки самые лучшие, а за ними самыми лучшими считаются те, которые встречаются в Казани и около Мезени

Выхухоли – это порода крупных водяных крыс, которых много встречается в Сибири и сопредельных странах. У них толстые хвосты, которые издают приятный запах. Поэтому их кладут в ящики с одеждой. Несколько таких хранятся у меня.

От людей, приезжающих из Сибири, в виде пошлины требуют 1/10 часть мехов. Ежегодно собирают около 20-30 тысяч дукатов и, говорят, даже больше, в виде пушнины в дань Их Царским Величествам.

Из Сибири и из сопредельных краев вывозят и значительное количество оленьих шкур по реке Юге, а дальше по Двине в Архангел. Тех, которые попадают в глубь страны, собирают в какой-нибудь город. То, что не могут продать местным купцам, привозят в Москву и продают там. Но если им это не удается, они с товаром зимой отправляются в Вологду, где остаются до вскрытия рек и тогда едут в Архангел на ярмарку. Там ежегодно собирают их до 5000 штук.

Марьинское стекло находят между Архангелом и морским берегом у Вайгача, на берегу моря, и его встречают в самых скалистых и высоких горах. Один пуд стоит от 15 до 140 рублей, в зависимости от размера стекла в куске*. См. W. 721. 1 пуд = 40 русских фунтов или 331/3 голландских фунтов.

Рыбий клей, по-русски называемый карлук, получают из большой рыбы белуги, от которой получают и икру. Ее ловят около Астракани на Волге. Этого товара продается, предположительно, ежегодно до 300 пудов тому, кто предлагает больше – от 7 до 15 рублей за пуд.

Бобровая струя имеется двоякая – сибирская и украинская; первая самая лучшая.

Корень ревеня является в Сибири ввозным и вывозным товаром, ибо он там не растет, а привозится в Россию через Сибирь из Сины, из областей по ту сторону Стены, и из Мугалии. Его хорошо знают в аптеках, и как и ангарикум, употребляются в числе лучших или очистительных, или слабительных средств. С ним часто случаются подлоги, часто продают Rhaponticum вместо ревеня. Хорошим считается ревень круглый, плотный и не расщепленный, снаружи коричнево-красный, а изнутри красновато-желтый, похожий на мускатный орех, когда его протирают или раскусывают; дает окраску шафранового цвета.

Когда вытаскивают корень ревеня* В 1666 г. я привез из Москвы семена настоящего ревеня, которые привезены были туда через Астракань, где их вырастили. Когда его здесь посадили, он выродились. До сего дня можно видеть в ботаническом саду его ростки. из земли, то его нельзя сразу сушить, так как тогда он теряет свою долго сохраняющуюся влажность и делается легким. Куски кладутся сперва на длинные столы. Их переворачивают ежедневно по 2–3 раза, чтобы сок оставался в кусках, когда влага свертывается, его нанизывают на веревки и сушат на ветру или в тени, но не на солнце.

Зимой ревень выкапывается до появления зеленых листьев, тогда сок и сила лучше объединены и собраны. Но если вырыть корень летом, когда уже появились зеленые листья, тогда он уже не будет хорошим. В свежем виде его продают около главного синского города Пекина, как мне рассказывали очевидцы, полную повозку за маас* серебра Маас – это японские деньги стоимостью в 7 стюйверов, но в Сиаме они ценятся в 10 стюйверов, Тонкине 1 маас = 10 кондринов, что равно 131/2 пенни., а в сушеном виде он уменьшается от 100 до 20 фунтов. Тартары употребляют ревень как благовоние во время жертвоприношения идолам. Он растет и в Тартарии, недалеко от Стены, в диком состоянии.

В Синской области Сухуен встречается тоже много очень хорошего ревеня.

Ревень
Ревень

Далее следует то, что мне сообщили из Москвы относительно этого корня:

«Ревень растет в пустынных полях или степях, около Тангута, в диком состоянии. Бухарцы, которые занимаются торговлей (некоторые их них являются подданными калмакского князя Контайши) приходят закупать его караванами и привозят в Сибирь. Его выкапывают весной, нанизывают на веревки и сушат. Обычно привозят его ежегодно по 80, 90, 100 и 120 пудов. Каждый пуд стоит в Тобольске 5, 6, 7 и 8 рублей. Каждый рубль считается равным 5 гульденам. Пошлину платят за 1 пуд 20 рейхсталеров твердыми деньгами, или 55 стюйверов, что равно одному рейхсталеру [2½ гульдена]».

Здесь заканчивается это короткое сообщение.

В 1700 г. были по всей Сибири учреждены почтовые станции, поэтому письма ходят теперь в два раза скорее, чем раньше.

Lyquiritia, Glycerica, или солодковый корень, растет в нагайской Тартарии, ее окрестностях и Сибири в таком количестве и такой величины, как нигде. Его привозят на рынок расколотым, куски длиной примерно с ладонь, очищены от корки и нанизаны на нитки.

Бадьян, или Anisum Stellatum, – это растение, величиной с половину рейхсталера, у него кругом 6 концов, как у звезды. По запаху, качеству и вкусу он похож на обычный анис, но несравнимо крепче. Сибирские купцы перевозят его семена, как и чай, из Сины, а зимой их перевозят в Москву. Его мочат в водке, которая тогда делается сладкой, и считают укрепляющей и целебной для больных.

Сибирские купцы привозят на рынок хинный корень, Radix который употребляют против венерических болезней, но обычно он очень плохой. Он встречается в Китае и в сопредельных странах. Снаружи он красный или черноватый, внутри – белого или красноватого цвета; чем он чернее, тем лучше. Образцы его, привезенные из этих краев, хранятся у меня.

В 1654 г. русские начали серьезно заниматься торговлей с Катаем, или Синой, через Сибирь и отправили туда свое первое посольство к великому тартарскому хану, синскому императору в Пекин, или Камбалык, там они добились того, что с тех пор в сибирском городе Тобольске существует торговля между русскими и китайцами, которая из г. в год расширяется. Кaтайские, или Синские, купцы привозят теперь всякого рода тартарские и Синские шелковые товары и ткани, плис разных цветов и крепкий ситец, либо совсем белый, либо какого-нибудь другого цвета. Русские называют его «китайка». Каждый кусок имеет размер ни больше, ни меньше, чем 83/4 аршина* Русский локоть. Они также привозят драгоценные камни, такие как: рубин, топаз и лаллы, несколько бледнее, чем рубины, а также простой фарфор, мускус, чай и различные товары, которые встречаются в синском королевстве и в Великой Тартарии. В частности, они теперь начинают ввозить в Сибирь шелк, который гораздо тоньше, чем персидский. В 1673 г. они продали для двора в Москве 45 пудов очень ценного тонкого шелка. Тартарские купцы приходят со своими товарами не дальше, чем до пограничных городов и до сибирского главного города Тобола или Томска, откуда русские увозят купленный товар в Москву или Архангел*. 1680. Синские или тартарские купцы скупают всех сибирских и большую часть казанских горностаев, так что этот мех повысился в цене. Они увозят с собой и много обычных соболей. Для развития этой торговли большую роль играет река Иртыш, которая идет из глубины Тартарии и впадает в Обь.

Со стороны Сибири идет река под названием Мезень. Она течет через земли Кондории и впадает в Белое море. На 280 верст вверх по течению от устья этой реки в нее впадают две меньшие речки, одна под названием Пендора, впадает в нее с севера, а другая – с юга. Около первой недавно, как говорят, нашли хорошую медную руду в плотной черной или синеватой глине.

У другой небольшой реки, которая впадает с юга в Мезень, как говорят, тоже нашли подобную медную руду, которая содержит много серы в скалах или в сером камне. Эти два минерала лежат, говорят, в 18 милях друг от друга.

См. W. 784, 785. Кроме Сибири, ни одна страна не вывозит столько наилучшей пушнины. Не только охотники Их Царских Величеств добывают соболей, но и окружающие тартарские народы ловят и стреляют их. Им это разрешается, и они платят одну десятую часть добычи. Ни одному воеводе, чиновнику или купцу не разрешено там закупать самые красивые [меха], то есть, те, которые стоят больше 20 рублей (дукатов) за пару, или один тиммер* стоит больше 300 рублей Один тиммер – это 20 пар.. Такие должны быть сданы в государственную казну Их Царских Величеств (где им платят). Для этой цели во всех нужных местах поставили караул, чтобы следить за этим, и если найдут, кто нарушает этот закон, то тот сейчас же лишается своих соболей. Но если кто захочет ими подшить свою одежду, то на это он имеет право. 1688. Теперь в тех местах в Сибири добывают главным образом обычных, посредственных соболей, так как лучших соболей от беспрерывной охоты на них разогнали, и они стали там редки. Самые красивые теперь встречаются далеко от сибирских городов и всегда около рек в обширных лесах, вследствие чего такие соболя теперь стали несколько дороже, чем были до сих пор.

В Сибири встречаются такие реки, которые превращают дерево, попадающее в них, в камни. У меня хранится подобный окаменелый кусок дерева, присланный мне оттуда. Он коричневато-черного цвета, несколько похож по цвету на тутовый камень или черный мрамор, но в нем еще видны жилки и волокна дерева и несколько серых полосок. Он легче обычного камня, но тяжелее дерева.

Московиты называют это окаменелое дерево – адамово дерево, считая, что оно очень древнее, тем более, что его находят не только в руслах рек, но, главным образом, в середине гор, глубоко под поверхностью. Оно, судя по волокнам, весу и внешнему виду, похоже на дерево липы.

Любопытно, что свидетели, заслуживающие доверия, которые несколько лет жили в Сибири и около Астракани, говорят, хотя я не смел бы подтвердить это клятвой, так как сам не видел, что позади города Азова, или несколько глубже в Тартарии, находится местность, где в степи видны окаменевшие люди в различных позах, будто живые. Один очевидец насчитал их 18 и собственными руками собрал кучу камней и на них посадил одного из окаменевших мужчин, как всадника на коня. Упоминаю здесь еще, что на карте Тартарии, изданной Ортелиусом в 1562 г., можно читать об этих окаменевших людях. Кроме того, один персидский писатель ясно указывает, где видели эти окаменевшие тела: на месте, где он нанес озеро, которое он назвал Китаем, у начала реки Обь. Здесь находятся (он говорит) камни в виде людей, верблюдов, скот и другие предметы, будто целая пасущаяся орда со скотом окаменела, удивительно и непонятно изменилась, быстро и мгновенно, не изменяя позы. Эти чудеса, сообщает он, происходили за 300 лет до него, то есть, примерно, в 1200 г. 

Генеральный консул в Триполи, в Барбарии, сообщил мне в письмах, что область, называемая Огелой, лежит в 7 днях пути от Дерны, что составляет полпути между Триполи и Александрией, совсем окаменела. Так что люди, звери, деревья и травы – все это еще можно увидеть в окаменевшем виде. Это же мне и другие люди рассказывали, которые долго жили в Алжире. Когда верблюды своими мягкими ступнями должны ступать по такой каменной земле, им надевают кожаную обувь с гвоздями, чтобы не поранили ноги о каменную траву. Такого окаменевшего человека привезли оттуда в Венецию, и можно там его посмотреть.
Два других письма из Триполи в Барбарии, которые следуют ниже, от консула этого государства и еще другого человека, подтверждают, что это правда.

«Милостивый Высокоуважаемый государь,
Господин,
французский консул, отправляясь отсюда в Бенгасу для покупки лошадей, послал, между тем, своего вице-консула в область Огелу, превращенную в камень, что нам казалось невероятным, но теперь больше не приходится сомневаться, так как он привез оттуда большие куски финиковой пальмы и оливкового дерева, весом более 200 фунтов, выглядевшие так, как будто не прошло и года, как их срубили. Среди этих редкостей находится кусок фигового дерева, в котором еще ясно видно молоко, или леггебе. Вокруг этого места лежат повсюду на дороге деревья, все из камня, куски их пришлось отбивать молотками. Дома и люди очень густо покрыты песком, лишь с большими затратами и трудом можно было до них добраться. У меня есть несколько кусков от них, которые я хотел бы послать Вашему Высокоуважаемому и т. п.
С этим остаюсь Вашего Высокоуважаемого государя
покорный слуга N.N.
Триполи,
20 июня 1691».


Милостивый государь,
Господин,
французский консул, который ездил в Бенгасу для покупки лошадей для своего короля, послал своего вице-консула в Огелу, на 7 дней пути к востоку, в глубь страны. Эта область превращена в камень, что нам казалось невероятным. Он привез оттуда большие куски финиковых и оливковых деревьев, весом до 2–х квинталов. Они выглядят так естественно, что можно легко узнать прожилки и цвет, будто это живое дерево. Теперь больше нет сомнений. Он дал мне большой кусок фигового дерева и два куска оливкового дерева. Я их сохраняю для Вас, которому я с уважением целую руку и т. п.
Триполи, Варвария, Милостивому Государю,
16 июня 1691 г. от Вашего, весьма обязанного Вам,
слуги N.N.»

Область новой Огелы, которая граничит со старой Огелой, обязана платить дань Управлению Триполи. Она плодородна и заселена, размером в несколько дней пути. Окаменевшие деревья в брошенной Огеле лежат целыми аллеями, все в одном направлении, будто свалены сильным ветром, они скрыты слоем песка. Иногда, однако, они открываются, когда песок относит ветер. Там нет животных, кроме очень неприятных змей. Встречаются окаменевшие фиговые деревья, на которых еще, как живые, видны плоды и молоко. Древесина, плоды и деревья полностью сохранили свою естественную окраску. Местность старой, окаменевшей, и новой Огелы, равнинная, лежащая примерно в семи днях пути от моря.

Упомянутый бывший государственный консул в Триполи при своем приезде сюда рассказал мне об этом подробнее, после выяснения у очевидцев. Он сообщил мне еще, что в пустыне, внутри страны, позади Триполи, часто встречают окаменевшие предметы, как например, различные плоды. Он видел окаменевший хлеб, еще очень похожий на настоящий, на котором еще хорошо можно было увидеть снизу черноту от печи.

Я не берусь объяснить причину появления этих окаменелостей. Но подобно тому, как дерево, положенное в воду, окаменеет в силу того, что каменистые частички, плавающие в воде, проникают внутрь дерева, остаются там и охватывают деревянные части, так же, может быть, дождь или смерч каменистой воды, поднимаясь с земли, накрыл этих людей и вещи, задушил, оцепенил и окаменил их. Подобно этому, вместе с дождем миллионы саранчи в Африке бросаются на поля и все пожирают. Целые поля и области в Суринаме осыпаны гусеницами. В Норвегии видели, как во время дождя или росы падали какие-то мыши, которые вредили полям, как об этом пишут Вормиус и Бартолинус.

Возможно еще, что это случилось во время урагана или шторма, подобно тому, как вокруг Амстердама под землей находят много деревьев, сваленных в одну сторону ветром, впоследствии засыпанных песком и землей. Эта земля, может быть, содержала вещество, от которого окаменевают (равно как в окрестных областях иногда происходит окаменение), которое затем превратило в камень все эти деревья, а также людей и скот, которые находились на этой земле, ибо мне рассказали, что обнаружили окаменевших людей на коленях, в такой позе, будто бы они молились. Но так как окаменевших людей находят не так много, то, вероятно, большинство людей, когда ветер свалил деревья, а плодородная земля покрылась песком и каменистой землей, убежали в плодородную новую Огелу.
Мне оттуда прислали несколько довольно крупных кусков дерева, ветки и корни, которые в этом окаменелом краю, в древней Огеле, превратились в камень. Самый большой кусок – это часть финикового дерева, которое так хорошо сохранило внешний и внутренний вид дерева, что разница только в весе живого дерева и этого окаменевшего. 

Другие куски – это корни финикового или оливкового дерева, которые также похожи на еще растущие корни, и по цвету, и по внешнему виду, во всем, кроме веса. В финиковом дереве много круглых отверстий, будто червоточины, оно несколько ноздревато и беловато, не очень тяжелое. Оливковое дерево коричнево-зеленого цвета, крепкое, тяжелое и плотное, как и окаменевшие ветки. И, чтобы дать более верное доказательство этого явления, мне из соседних краев прислали корни этих двух деревьев, которые во всем сходны с окаменевшими кусками, если их не взвешивать. У меня хранится и кора дерева, тоже окаменевшая, на которой видны все признаки настоящей коры. Оливковый камень настолько тверд, что им можно добывать огонь. Один из окаменевших корней, часть которого хранится у меня, был такой большой и тяжелый, что верблюд нес его с трудом. Сюда еще добавили окаменевшую человеческую кость, которую тоже там нашли. Она тверда, как камень, сохраняя при этом цвет и внешний вид кости. Мавры не хотят, чтобы христиане говорили об этой области или узнали о ней, так как они верят, что Бог наказал эту область окаменением за грехи древних жителей. Они пытаются скрывать это явление и не хотят дать христианам возможность утверждать, что грехи людей, живших там прежде (которые, якобы, были магометанами), были тяжелее, чем грехи христиан.

То, что окаменение этой области Огела является фактом, мне еще подтвердил один юноша, по имени Роберт Теунис, который в Тунисе был взят в рабство и был камердинером у Али Бея, изгнанного короля, в глубине страны очень далеко на юге, в упомянутой местности. Он изучал местность внимательнее, чем какой-нибудь европеец. Он бродил около этой окаменевшей земли. Он видел куски окаменевшего дерева, привезенные из этой местности и хранящиеся у меня, и рассказал мне, как один из его товарищей, по имени Корнелис, родом из Влиланда, тоже раб, ездил в свое время со своим хозяином в Мекку, и проехал через этот окаменевший край, и тот рассказал ему, как он видел, что деревья, плоды и все там превращено в камень.

1680. Причина, по которой они проходили через дикую Африку, заключалась в том, что Али Бей, или князь Туниса, чьим рабом он являлся, проиграл битву своему брату Магомету, при этом много сотен людей были убиты. Он должен был бежать, чтобы спасти свою жизнь, и с тремя сотнями людей он дошел до границ языческого королевства Борно, где люди черные и ходят голыми. Шесть месяцев продолжалось это бегство, во время которого он редко отдыхал больше, чем 4 дня. Вначале, после битвы, у него было еще несколько тысяч человек, но они убежали от него и погибли в дороге от лишений. Его войско истаяло до 300 человек. Много редкостей он там встречал. Вначале, идя на юг, он видел очень плодородную землю, где было много львов, тигров и других хищных зверей. Земля довольно плотно заселена людьми магометанской веры, одетыми в наброшенный на них кусок ткани или одеяло. Чем южнее, тем люди были темнее. Потом он дошел до пустыни, без людей и без зверей, где не хватает воды и ничего не растет. Там он видел озеро, покрытое слоями соли, толщиной в несколько футов. Они переходили это озеро в южном направлении в течение целого дня. Озеро простирается далеко на восток и запад. Мавры называют его замерзшим или закрытым соленым озером – Море Фаро. Вода под этой затвердевшей, или сгустившейся, солью была очень соленой и зеленой. С помощью палки длиной в два копья они не могли достать до дна. В середине озера, на острове, стояли финиковые деревья, до которых не могли добраться, так как сгустившаяся соль вокруг острова была хрупкой. Мавританские принцы и господа имеют магометанскую веру, но они очень несведущи в учении. Тех, которых он кое-где встречал, принимали бежавшего изгнанного князя любезно, предлагали ему пищу из баранины и неизвестных здесь зерен, похожих на ячмень. Люди там живут почти все в палатках. Там встречаются древние местные мавританские и арабские роды, которые ведут кочевой образ жизни.

Южнее лежит необжитая пустыня, а потом появляются голые негры. Там, говорят, имеются слоны и золото. С ними [неграми] жители Борно воюют и пленных продают в рабство триполийским купцам. 

Те иногда приходят в Борно выменивать золото, слоновую кость и рабов. Затем идут, очевидно, те негры, которые живут около Гвинеи.
Бартолинус рассказывает, как в окрестностях Триполи в короткое время один город превратился в камень, откуда привезли во Францию окаменевшего ребенка и где, он говорил, видел окаменевшее дерево. Упомянутый господин, несомненно, подразумевал под названием «окаменевший город» эту область Огела.

В 1691 г., 19 октября, писали из Парижа относительно окаменения в новых озерах следующее:

«Говорят, что в Африке нашли город, полностью превращенный в камень, что оттуда привезли королю мужчин и женщин, и что намереваются оттуда же привезти еще некоторое количество их для украшения садов в Версале».

Ныне покойный, весьма ученый Гендрик Франкен, который долгие годы в Смирне служил пастором реформатской церкви, сообщил мне, что окаменевшая область Огела там очень известна, и что он видел очень много костей, деревьев, фиников, дынь, лимонов и других плодов и окаменевшие предметы, привезенные оттуда через Тунис.

С острова Суматра, где Нидерландская Ост-Индская компания имеет владения, мне привезли тяжелый кусок дерева, который от долгого лежания в болотистой земле превратился в камень. Он весит около 100 фунтов и выглядит как обычное дерево. На нем ясно видно, что оно внизу как будто отрублено топором, видны еще и остатки сучьев. По цвету оно похоже на дуб. Наружная кора серее, чем внутренний ствол. Ясно видны жилы и полосы дерева. Оно твердое, как мрамор, и из него можно высекать огонь. Видны круги, ход и извилины дерева, да, видны даже несколько трещин. Длина его 21/2 или почти 3 фута, а толщина в окружности около 4–х пядей. Оно обрублено с обеих сторон, то есть, снизу и с одной стороны, так как это кусок ствола. Когда я его показал знатокам камня и дерева, они подтвердили, что он имеет все признаки дерева и внутри, и снаружи.

Когда я велел раскрыть, расколоть это окаменевшее дерево, внутри оказались куски и обломки, более черные, чем наружная кора, и очень похожие на старое дерево, но по твердости как камень.

Мне в 1702 г. прислали из Ост-Индии еще кусок дерева, превратившегося в камень, как их находят в реках в верхнем Палембанге. Высота этого куска 6 с лишком футов, а внизу толщина около 5 пядей в окружности. На нем видны трещины и оторванные щепки, большинство которых превратилось в камень, хотя внутри похожи на дерево, и частично еще являются деревом; да, встречается среди каменных кусочков истлевшее или, скорее, гнилое дерево, которое, очевидно, не могло подвергнуться изменениям. Его можно в разных местах расщеплять, как можно делать с обычным деревом. Окраска дерева еще ясно видна. В некоторых местах камень тверд, как булыжник, так что из него можно добывать огонь, а в других местах окаменевшее дерево мягче, и отличается по цвету. В некоторых местах оно белоснежное, блестящее, а в других – коричнево-желтое, а в середине близко к черному, даже совсем черное, что, очевидно, и есть естественный цвет дерева. Оно весит несколько меньше 800 фунтов. По этому большому куску видно, что снаружи есть нарост очень твердого камня, белого, как мрамор, который помимо окаменения отложился на старом дереве и прирос к нему. На нем еще видна кора, хотя цвет изменился, и этот кусок своей необыкновенностью заслуживает особого внимания.

В горах Италии, под названием Руссиди, в землях Тоскании, встречается камень, который разрубают как дерево, который похож на него, как можно видеть по нескольким его кускам, хранящимся у меня. Но может быть, и мне кажется, это на самом деле так, это – подземное дерево, отвердевшее, как камень, очень похожее по цвету, весу и виду на то дерево, которое встречается в Голландии, в низких болотистых или торфяных полях под землей, которое крестьяне выкапывают и употребляют как планки для покрытия своих домов. У меня хранится еще и кусок древесного угля, который был выкопан в Этрурии, очень глубоко под землей. 

Рыбы, найденные в сланце в горах Тосканы
Рыбы, найденные в сланце в горах Тосканы

Рыбы, найденные между сланцевыми камнями глубоко в Тосканских горах.

У меня есть очень крупный окаменевший лимон особого вида. Можно прекрасно отличить наружную и внутреннюю кожу, а также и мякоть плода, внутренние перепонки, волокна и сок внутри. Все это можно очень хорошо различить, так как он расколот, да даже выступ, или то место, которым он был прикреплен к дереву.

У меня хранится еще большое количество оливок, крепких, как булыжники, и в расколотом виде они обнаруживают внутри оливковый цвет, а снаружи – кожицу. У меня еще есть и фисташки, на которых еще видна сморщенная кожица, по окраске и внешнему виду они настолько естественны, как будто только что сорваны с дерева.

В моей собственности находятся еще несколько окаменелых устриц, открытых и закрытых, твердых, как булыжники, и так похожих на свежие, живые устричные ракушки, что по внешнему виду их нельзя отличить. Кроме того, еще немало других красивых морских ракушек.

Также имеется несколько белых, коричневых и черных окаменевших грибов, сохранивших свой цвет и внешний вид, так натурально, что не видно отличия между теми, которые растут на полях, и этими окаменевшими. Но на ощупь они твердые и тяжелые.

Стоит рассмотреть несколько кусков камней – сланца и других видов, присланных мне из области Тосканы. Ясно видно, что в них скрыты или включены рыбы, и что они тоже окаменели. Можно различить чешую, плавники, головы и хвосты. Их вырыли из глубины гор. Две из них показаны здесь, их величина больше одной пяди.

В земле Гессен встречаются иногда в горах морские ракушки, а также изображения рыб многих видов в натуральную величину или самые рыбы.
На острове Кипре есть недалеко от Фамагусты местность, где около одной скалы находят множество костей людей и животных, сросшихся вместе и превратившихся в камень. Как мне сообщают очевидцы, среди этих костей находили и окаменевший мозг.

На этом же острове, на месте под названием Никосия, видна маленькая горка, полностью состоящая из окаменелых устриц в их раковинах, тоже превращенных в камень и сохранивших до сего дня все внешние признаки устриц и раковин.

В Триполи ди Сориа встречаются тоже окаменелые рыбы глубоко в горах, как можно видеть из описания путешествия де Брюина.

Мне сообщают, как достоверное, что в Чили на высокой горе или между гор нашли трех испанских солдат, лежавших на боку, которые пробыли там долгое время, то есть внешне окаменевших, но когда сняли с них каменный слой, то нашли там еще и мясо, и кровь, кто знает, не произошло ли это от перелета облака, несущего каменную пыль, или, может быть, от долговременного покоя тел, лежавших в соприкосновении так тесно, что они окаменели. Может быть, и мягкие части истлели, и самые крупные и грубые части от долгого соприкосновения затвердели как бы в одно тело и превратились в камень, сохраняя при этом свой прежний вид.

В книгах господина Тевенота мы читаем, что и в Монголии нашли подобные окаменелости.

В окрестностях вышеупомянутой Огели, в направлении к морю, встречаются остатки почти всего засыпанного землей древнего города, который, видимо, был украшен мраморными домами и постройками, так как встречается множество тяжелых, обработанных кусков белого мрамора на глубине одного или полутора футов, покрытых землей, и много больших столбов и резных камней. Считают, что это был город Лептис.

В Сибирских горах, недалеко от города Уфы, расположенного на реке Белой, которая впадает в Каму, встречаются красные камни, которые принимают за крупные гранаты. Несколько таких камней хранятся у меня. Они темно-красного цвета, но малоценны. Их находят рядом с горным минералом и внутри него. У нас его называют русским, или марьиным, стеклом, растущим в упомянутых горах.

Магометане, живущие под Уфой, имеют храмы. Другие, которые рассеяны по разным местам, не имеют храмов, а совершают свое богослужение в открытом поле.
Около поселения на реке Утке живут вогуличи. Здесь, как и в других местах Сибири, встречается хрусталь, особенностью которого является то, что он находится здесь в горах в виде пластов параллельно поверхности земли, в то время как в других местах он углубляется внутрь. Он тверже, чем хрусталь, который находят в Германии, но редко бывает такого большого размера.

Пробирный камень тоже встречается здесь в некоторых местах. У меня хранится кирпич из пробирного камня, присланный оттуда.

Хвосты соболя идут в Сибири, как деньги.

Земли там не так густо заросли лесами, как в России. Встречаются низменности, горы и леса.

Сибиряки во всех отношениях совсем не глупы. Мне прислали из Сибири, я не уверен, сделана ли она в Тоболе или в Енисейском, очень любопытную доску из одного куска дерева, шириной в три с лишком пяди, и длиной в семь, на которой нарисована не только вся область Сибири, но и весь тартарский край до крайнего востока и севера, вплоть до главного города Сины Пекина. Эта доска охвачена плоской рамой в 3 дюйма, на ней нарисованы цветы той страны, в том числе тюльпаны, розы и другие, мне неизвестные цветы, каждый в своей окраске. Сама эта доска гладкая и блестящая, как зеркало. Она, очевидно, покрыта каким-то местным желтоватым лаком, несколько похожим на синский, с очень сильным блеском. Под этим прозрачным блестящим лаком изображена карта упомянутых земель с чертежом и записями. На ней изображены горы, реки, леса, болота, животные, люди, города и деревни. Очень хорошо нарисованы животные: лошади, коровы, собаки и верблюды. Браты и другие северо–восточные народы изображены, как живые, в своей одежде, а также показано, как они передвигаются по снегу и по льду на плоских длинных лыжах из дерева.

Показана и форма зимних нагруженных саночек, запряженных собаками или оленями. Горы, идущие по этим землям, там, очевидно, изображены с натуры, так же, как и песчаные пустыни позади китайской стены. У устья великой реки Амур видно море, два острова и проход между материковым тартарским берегом и островами Есо, севернее Кореи и Японии. Эта географическая деревянная доска – я считаю, что она сделана из кедра, – почти совпадает с моими картами. Она хотя и небольшого размера, но охватывает много земель, с немногими названиями или указаниями городов, деревень и местностей. При сравнении с этим, нашим, трудом, она подтверждает его правильность. Долгота и широта здесь не указаны, так как люди в этих местностях об этом не имеют ни малейшего понятия, равно как и расстояния намечены не очень правильно. Перед рекой Обью в море изображен остров, а восточный мыс Новой Земли выступает в море на небольшом расстоянии от большой земли, к востоку от реки Оби, равно как и перед дальними устьями восточных рек, видны в море островки и нечто нарисовано белой краской, что изображает льдины.

Близ живущие люди подтверждают, что к северо–западу и к западу от Ледяного мыса море всегда покрыто льдом, а к юго–востоку и к востоку никогда не видно льда, поэтому море называется с одного берега теплым, а с другого берега – холодным морем. Названия местностей на этой доске, так же как и названия городов, деревень, мест стоянки, гор и рек написаны искаженным русским языком и буквами.

Восточнее реки Енисей, вдоль берега или вблизи моря, а так же на некотором расстоянии в глубь страны, к северу и до великой реки Амур, все жилища изображены только в виде лачуг и палаток. Видны изображения охотников, которые на лыжах, окруженные собаками, преследуют дичь, очень быстро отталкиваясь длинной палкой с набалдашником или двумя набалдашниками, на каждом конце по одному. Но это делается на равнине или при спуске вниз по склонам, ибо через горы они вынуждены идти пешком. Другие изображены сидящими на маленьких санках, на корточках, на коленях, как портные. В санки запряжен олень, привязанный к передней части санок за рога или лямками через грудь, так это животное тянет санки. Мужчина держит в руках длинную палку, которой управляет санками. Этой же палкой, без поводка, он подгоняет и оленя. На озере Байкал нарисованы три острова, что является особенностью [этой карты], и о чем я не встречал никаких сведений ни в одной другой записи или рассказе, почему я и сказал раньше, что на Байкале только один главный остров.
Река Ангара берет свое начало из этого озера и впадает, как известно, в Ледяное море, поэтому не удивительно, что говорят, будто там, в ее воде, встречаются тюлени.

На реке Оби, вниз по течению, между рекой Иртыш и морем, нарисовано несколько островов.

К югу от реки Амур в море на этой деревянной доске виден остров, около которого написано название Новой Землии прямо к востоку, напротив устья Амура, в нескольких милях в море остров, около которого написаны слова «Каменная скала». Кроме него еще один остров без названия, перед устьем самой реки Амур.
На самом северо–восточном краю Азии на этой доске изображен лед, написано во множественном числе слово «льды», в знак того, что там, должно быть, всегда находится масса льда, и что местность находится довольно высоко к северу, этим, очевидно, и показывают, что в конце этого мыса находится вода и, следовательно, что он не соединен с Америкой, хотя некий воевода, который проживал в течение 20 лет в этих далеких восточных сибирских краях, меня хотел уверить, что он простирается до Америки, но что на него не вступали и его не использовали лишь из-за холода и пустынности места.
Язычники в Сибири как бы расселены и отделены друг от друга, живут вне деревень. Но московитские крестьяне, которые там поселились, живут вместе в городах за частоколами для защиты. Это горожане, количество которых насчитывает уже несколько сотен тысяч человек, помимо детей, а императорские войска находятся в крепостях и острогах. 

С целью продолжения [распространения] христианской веры, священники кое-где разбивают полотняные палатки, где устраивают церковную службу.
Одежда сибирских народов узкая, застегивается под мышкой. Они носят кожаные штаны и маленькие шапочки. Холст и ткани, которые носят в этой области, часто провозятся из Сины.

В озере Ямиш, из которого вытекает река Иртыш, имеется соль. Она нарастает толстыми корками несколько под поверхностью воды, не глубже примерно полутора футов от поверхности. Во время сухого, жаркого лета образуется самая лучшая и толстая соль.

Говорят, что под властью Тобольского митрополита находится 3000 церквей. От каждой он, якобы, имеет ежегодный доход в 3 рубля или 15 гульденов, кроме того еще доходы за крещение и венчание 6 гульденов. Говорят, что в его пользу назначен штраф за беременность девы вне брака.

Дома в Сибири, в которых живут тартары, содержат обычно лишь одно помещение, но дома московитов – два и больше. В тартарских и сибирских жилищах встречаются высокие печи, в них или на них всегда стоит на огне горшок из красной обожженной глины, в котором варят пищу.

Во многих сибирских областях есть мрамор различного сорта и цвета.

В Сибири встречаются собаки, которых продают за высокую цену. Их используют на охоте за соболями. Они очень крупные, но худые и стройные.
Пермяцкий народ, который тоже причисляют к сибирякам, умеет читать на московитском языке, но плохо говорит на нем. Их древний алфавит и собственная письменность, ибо этот народ прежде имел собственную письменность, исчезла и забыта. Сохранилась лишь церковная письменность. На этом языке написана книга более 100 лет назад одним духовным лицом, которое их обучало христианской вере. Многие из них в то время, избегая крещения, покинули страну и переменили свое название на остяки и вогулы, которые и сейчас язычники. Их языки отличаются, как отличаются верхне- и нижненемецкий языки, так что вогульский и остякский языки – это ломаный пермский.

Некоторые считают, что поселение Туринского иначе Япанчин, в Сибири, расположено дальше от Верхотурья, чем я его нанес. Этот вопрос я оставляю неразрешенным.

В Сибири, недалеко от Туринского, расположен поселок под названием Долгой Яр. Это значит «длинный овраг». Cлово «яр» значит еще и высокий берег реки.
Поселок Еpинской, по мнению путешественников, которые мне это сообщают, стоит на 25 миль выше Сольвычегодской , расположен на реке Вымь или Вишера, впадающей в Bычегду, впадающей в свою очередь в Двину. Там переправа шириной в 13/4 мили.

Оба берега реки Вымь пустынны, не заселены. На них растут кедры.

На реке Исеть, имеющей очень извилистое течение, есть поселок под названием Мехонина-Куна, что значит участок механика. Эта церковная деревня очень богата рыбой. За 3 стюйвера покупают 40 фунтов хорошей рыбы. Гусей там тысячи, а также водятся мелкие черные казарки. Это место стоит в 3–х милях от Катайска, вниз по реке. На ее берегах находится еще много деревень, которые на карте не показаны. Пахотные земли на реке Исеть жирны и плодородны. Там есть укрепление, называемое Шадринский. Оно находится около поселка под названием Мехонина-Куна.

От озера, поселка и реки Катайской до Увальских гор в Сибири два с половиной дня пути. По дороге встречается несколько озер. От Увальских гор до Уфы езды обычно 7 дней.

В 5 милях оттуда, около начала реки Исеть, есть поселок под названием Краснополье. Там в горах встречается магнитный камень.
В стороне от реки Утки, в Сибири, есть укрепленное поселение под названием Колчеданск, расположенное в 2–х с половиной милях от поселка Катайск. Его лишь недавно построили. Колчеданск значит «огненный камень». Там встречается сера, очень тяжелая, белая и внутри светлая. От окружающих огненных камней этот поселок получил свое название. Там течет речка того же названия. На ее берегах с откоса или из земли капает некое красное масло, которое за четверть часа каменеет. Оно выходит каплями, когда греет солнце.

На реке Колве находится Чердынь – прежний главный город Пермской земли.
Около сибирской речки Ветлуги находится деревня из 300 домов и вокруг нее большое болото, из которого вытекает эта река, так же как и другая близлежащая река.

Ночью, для освещения, люди в Сибири обычно зажигают в поле большие костры. В домах они не зажигают восковых свечей, а сушеные деревянные лучины. Но люди именитые употребляют и свечи.

Башкиры держат кобылье молоко в горшках под землей и приготавливают его так, что оно делается крепким, как вино. Они, как и другие сибирские народы, смешивают куски кислого сыра (который они делают из прессованного и сушеного кислого молока) со свежим молоком и делают из него приятный напиток.
Они едят корни желтых лилий, которые сушат, толкут и превращают в кашу.

Сибиряки, в целом, [люди] не распутные.

Рассказывают, что около Краснояра – города, расположенного между Обью и Енисеем, в древности жили люди высокого роста, потому что там находят древние луки и стрелы, слишком большие, чтобы современный человек мог ими пользоваться.

Сибирские женщины в области вогулов носят волосы, которые у них, как почти у всех сибиряков, черные, – распущенными, свободно спускающимися вокруг головы. Они носят на голове платки с кистями, сапоги такие же, как у мужчин.

Вятские женщины тоже носят распущенные волосы, а на голове шапку в форме хлебной лопаты, с которой свисают назад бусы и шелковые кисти.
Когда сибирские язычники веселятся, они употребляют музыкальный инструмент, в который дуют и он тогда издает звук. Его называют сибизга. Он несколько похож на норвежскую дудку. Другой инструмент похож на арфу и называется торнабас. На нем натянуты три струны из конского волоса.

Сибиряки делают очень красивые трубки из березовой коры, длиной примерно полтора-два фута. Третья часть трубы не очень широкая, остальная часть, спереди, широкая. Из них они извлекают довольно приятный звук. Такой инструмент хранится у меня.

Остяки, которые, если смотреть широко, принадлежат к Сибири, как и другие тартарские народы, очень неразборчивы в еде. Они употребляют [в пищу] водяных крыс, мертвых лошадей и другую нечисть. Они не молятся перед едой. К ним привозят из южных и более восточных стран табак различного цвета.

Сибиряки, которые явлются язычниками, не едят в определенное время, а едят, когда голодны. Пища их обычно вареная и очень грубая, ее берут полными горстями, как дикари. Они делают комки или лепешки из муки, которые пекут на горячих камнях около очага, а затем разрезают их на полоски и варят. Когда они едят, голову наклоняют над горшком, чтобы излишки падали изо рта обратно в горшок.

Пища в Тобольске так дешева, что за 5 гульденов можно прокормить человека целый год.

Бухарцы, живущие вокруг Тобольска, чистоплотнее в еде. У них есть домашняя утварь, как сундуки, ящики, обои.

Около селения Мурзинская Слобода, расположенного недалеко от Верхотурья, встречается красный хрусталь.

Между реками Березовая или Обдо и Кода, которая впадает в Обь, в нижнее течение, а также в области Белозера, Пустозера и Кондории, есть несколько болот и озер. Мимо них ездят путешественники к западу, ибо летом, когда дождливо, используют на реках и болотах маленькие лодки, которые местами перетаскивают волоком по суше, а затем снова спускают на воду. Эти болота там называют котлами, потому что вода в них выходит из земли.

В Пелыме, главном городе небольшой Вогульской области, находятся на службе обычно около 100 ратников. В городе двое ворот, он расположен в виде полумесяца, окружен частоколом. Там есть 7 круглых деревянных башен.

Самый лучший беличий мех, называемый илец, или исец, а также олени, лисицы и куницы встречаются в большом количестве у реки и деревни Пышма. Здесь местность очень хорошо заселена и земля довольно плодородна.

Когда путешественники в Сибири едут по небольшим рекам и бухтам, где вода слишком мелка, то было найдено решение натягивать поперек реки, под водой, запруду из парусов, от которой вода поднимается и становится глубже.

Население Сибири ежедневно прибавляется, и за последние 12 лет там построено много новых городов.
Когда едут от реки Камы в Верхотурье, то встречают сперва леc, затем горы, где много железа и магнитный камень, а затем плодородную равнину.
Ссыльные в Сибири живут неплохо, но получают мало жалования, только на пропитание.

Сибиряки умеют делать масло из коровьего молока. Земля там во многих местах такая жирная, что дает лучшие урожаи без удобрения, чем с удобрением. Они не имеют рабов из своего народа, кроме тех, кого продают в рабство за преступления. Рабы у них из калмыков или другого иноземного народа.
Кое-где в Сибири встречаются еще князья древнего рода, которым оставили право карать смертной казнью, и они делают это, используя стрелы. Они пользуются уважением среди своих соплеменников, производят суд и имеют некоторую власть, но под влиянием русских начальников.

Тартары-магометане в сибирских областях между Верхотурьем и Тюменью живут среди язычников, они говорят почти на одном языке с астраканскими тартарами, согласно сообщению путешественника Никифора.

Мужчина в сибирском хозяйстве выходит на охоту и рыбную ловлю, делает стрелы и лук, режет скот или пойманное животное. Женщина назначает обед и приготавливает пищу. После родов они долго не лежит, быстро поправляется. У них нет постели или кровати. Они спят на полу, на скамейках или на печках.
В Сибири пьют из деревянных чашек, сделанных из досочек или маленьких планок. Наверху у них ручка, около одной из клепок, которая выступает выше других. Там делают и глиняные глазированные горшки, которые употребляют для варки пищи.

Дома покрыты глиной, а также тесом. Очаг в середине дома, находится в вырытой яме, как и сами дома частично углублены в землю, и имеют один этаж.
Некоторые живут в хижинах, в которых имеется небольшой круглый очаг зимой, а летом его несколько увеличивают и делают четырехугольным. Под Уфой люди имеют довольно хорошие жилища, самые лучшие в этом краю.

О загробной жизни сибирские язычники не имеют понятия, но некоторые пустословят о мирских забавах на том свете: будто там будет много скота, изобилие пищи и питья и т. п.

Родители рано обучают своих детей обращению с луком, чтобы научить их стрелять дичь в лесах. Они обучают их еще использованию короткой пики для войны. Лесов много с различными деревьями, хотя они не такие густые, как в России, где деревья почти одного вида, а именно, ели и сосны.
Много сибирских земель находятся под властью русских и русского царя, подобно тому, как нидерландцы имеют в Индии свои владения, а именно, сохраняют их путем благодеяний и страхом тяжелого наказания за преступления.

В Сибири существует наказание, при котором ворам выламывают руки и клеймят их, а также отрезают нос и уши.
Мугалы также клеймят воров или разбойников, а также тех, кто стрелой кого-нибудь ранит. За кражу скота или другой грабеж и воровство у них никого не казнят, а наказывают штрафом в несколько лошадей или рогатого скота, в зависимости от размера преступления. Согласно обычаю, украденное должно быть возмещено в троекратном размере.

Считается, что Европа отделяется от Азии там, где начинается Сибирь – у рек Чусовой и Утки.
Чусовая часто так сильно разливается, что в 1692 г. 16–го цветущего месяца [мая] путешественники должны были ее переплывать [на уровне] верхушек деревьев.

Около берегов Оби в Сибири и в земле самоедов, говорят, часто выкапывают кости великанов.
Около поселения Самаровской Ям, где река Иртыш впадает в Обь, живут много ямщиков.
Люди в Сибири не знают цинги и мало болеют.
В реке Тобол много рыбы, хотя в Оби ее больше, а именно крупных осетров, лещей, окуней и крупный щук, но в этой реке нет белуги, а в реках Енисей, Ангара, Тунгуска и Лена имеется белуга, еще больше ее в Байкале.

В Тобольск приезжают не только персидские, но и индийские торговые люди, и даже купцы с Цейлона. 

Теперь решили окружить прочными стенами города Тобол, Верхотурье, Тюмень и другие, где есть камень и известь; построить там из камня хлебные амбары и другие склады, для чего назначены на работу несколько сот человек, из тех, которых ежегодно ссылают в Сибирь по немилости.

Башни и стены в Тоболе стоили, как говорят, свыше 15 тысяч рублей и недавно они, простояв лишь 2-3 г., сгорели, так что в течение 20 лет этот город дважды пострадал от пожара. Кроме того, деревянные крепости обычно после 15 лет гниют. Тобол стоит на горе, на высоте от 30 до 50 саженей.

Древние сибирские города, существовавшие до завоевания русскими, теперь по большей части разрушены и в них не живут люди.

Когда посылают ссыльных из России в Сибирь, их перевозят в санях зимней дорогой в Тобольск, причем едут день и ночь. Приезжая в Тобол, неженатых заключают в башни, но тех, у которых есть жены и дети, помещают у населения. Когда наступает летнее время, их распределяют и посылают каждого туда, куда он назначен, в зависимости от его преступления, в хорошее или плохое место. Тому, кого используют на крестьянской работе, дают 5 рублей, корову и лошадь, а земли там, кроме северных областей, можно получить всюду столько, сколько могут обработать. Других ссыльных используют на военной службе.

Когда едут в Сибирь, нужно в Кайгороде предъявлять паспорт, иначе никого не пропускают.

Считают, что Сибирь, особенно южная часть, одна из самых благословенных частей мира. На лугах много скота, в лесах много зверей и птиц. Реки богаты самой лучшей рыбой.

Народы, которых господин граф Федор Алексеевич Головин, великий посол его Царского Величества, встречал на пути к синским границам, согласно его собственному сообщению, были следующие* Названия я написал так, как они мне даны. Иногда их пишут иначе.:

I.Вогуличи, небольшой народ, имеет собственный язык, но не имеет письменности. Они идолопоклонники.
II. Магометанские тартары.
III. Барабинцы – это народ, смешанный из тартар и калмыков.
IV. Нижние остяки – народ без письменности, численностью около 10000 человек. Это простой народ, oни идолопоклонники.
V. Березовские самоеды – без письменности. Они идолопоклонники.
VI. Верхние остяки – без письменности, питаются рыбой. Они идолопоклонники. Имеют собственный язык, который не совпадает с языком нижних остяков.
VII. Чулымские тартары, которые платят его Царскому Величеству дань, и киргизские тартары – идолопоклонники, но с магометанами во многом сходятся. У них нет письменности. Их можно было бы назвать помесью с магометанами.
VIII. Алорны тунгусы– воинственный народ. Они ездят на оленях, не имеют письменности, они идолопоклонники. Этот народ очень многочисленный в Сибири. Он распространяется до синских границ. У них свой самостоятельный язык. Они могут прострелить из лука железный лист толщиной в полдюйма. Это он во время своего посольства сам видел. Живут они по 3-4-7 семей вместе, широко рассеяны в лесах.
IX. Якуты. Это многочисленный народ. Они идолопоклонники, не имеют письменности, живут вокруг реки Лены, имеют собственного князя или князей.
Х. Браты – язык их несколько сходен с языком калмаков. Они живут вокруг озера Байкал. Они идолопоклонники, не имеют письменности.
XI. Сойоты– язык их смешан с языком тартар. Они идолопоклонники, без письменности.
XII. Монгалы являются идолопоклонниками. Они имеют письменность.
XIII. Конные тунгусы – идолопоклонники, без письменности. Это воинственный народ.
XIV. Калмуки являются идолопоклонниками.
XV. Башкиры – магометане. Они живут около Тюмени.
XVI. Лопари на Лене и лопари около озера Монгазеи. Они идолопоклонники.
XVII. Киргизы, магометанской или калмакской веры. Не имеют письменности.
XVIII. Между Леной и Амуром живут ютеры и другой род – йилатеби, у них разные языки. Они идолопоклонники.

Морские берега около Оби и островов пустынны.
Мангазейск– это поселение в Сибири, раньше носившее название Туруханской.

Иезуит Жербийон, говоря о Сибири и сопредельной Тартарии, пишет: «ils parcoururent (les Moscovites) en ces vastes, & immenses pais de la Tartarie, dont nous ne connoissons que le nom». Это значит: «Они (московиты) прошли эту просторную и пустынную страну Тартарию, о которой мы ничего, кроме названия, не знаем».
Насколько тартары раньше казались нашим людям ужасными, можно видеть еще и по книге, написанной на пергаменте, на латинском языке, и теперь хранящейся у меня, где рассказывается о том, что происходило в этих странах во время и до первого графа Голландии Дидерика. В ней рассказывается, как Радбодус, король фризов, стоя одной ногой в купели перед крещением, спросил, где его предки, на небе или в аду. Когда ему ответили, что они осуждены на вечную муку и горят в аду, он отступил назад и решил остаться с ними. По-латински слово «Ад» выражается словами «Tartarea damnatione», что значит: «тартарские проклятие», из чего явствует, что самое ужасное на свете – Тартары и их поступки. Эта книга написана от руки древними готическими буквами, около 450 или 500 лет назад, когда тартары были под Чингисом или его преемниками, или под Тамерланом, покорили с необычайной яростью столь большую часть мира. Вероятно, эта книга, которая была найдена в аббатстве Эгмонта, более древняя, чем хроника в стихах; самая древняя о них написанная книга из имеющихся у нас, и еще не напечатанных.

Во время Яна фан Ассаувена, 39–го епископа в Утрехте, примерно в 1267 г. Гейсберт фан Амстел стал во главе многих жителей Амстеланда и Кеннемерланда. И так они, согласно Бека (чьи собственные слова, сказанные более 200 лет назад, здесь в переводе даются), «тайно прошли перед городом Утрехтом перед восходом солнца. Они его окружили бесчисленными вооруженными людьми. Караульщики, которые в эту ночь, стоя на стенах и башнях удивились, увидев такое множество людей, так внезапно пришедших. Они быстро разбудили горожан и сообщили им: «пришли Тартары и уже окружили город, с бесчисленными вооруженными ратниками и т.п».

В журналах, которые вел служащий Нидерландской Ост-Индской компании в Батавии в 1639 г., я читал, что когда говорится о тартарах, которые тогда вели войну в Сину, то их разделяют на белых и черных тартар. Под названием «белые» подразумеваются «восточные», а под «черными» – западные Тартары.
Когда едут через Сибирь, то не встречают постоялых дворов, а для остановок используют крестьянские дома, с согласия или против воли хозяина.
Каждый покупает себе столько жен, сколько он хочет, но большинство имеет их немного. Природа людей, в особенности к северу, не так склонна к многоженству, как в других, теплых, языческих краях, хотя сибирские женщины приятны мужчинам и горячи по натуре.

В трех милях от деревни Слобода на реке Вятке, которая впадает в Каму, находится народ карымские тартары, названный по деревне Каримо, или Карино. Это магометане. Местечко недалеко оттуда, под названием Глинов, является главным городом этого края. Там, в замке, построенном из земли и дерева, живет начальник. И, хотя эта область считается Вятской территорией, там живут черемисы.

В поселении Слобода находятся 100 маленьких плохих домов, а в Глинове, или Хинове, – тысяча. Слобода не укреплена, и вокруг Глинова много деревень.
В городе Кайгороде, на Каме, живут около 100 горожан. Там платят пошлину, с каждого человека, который там проходит, требуют 10 стюйверов, а за товар – в зависимости от его количества. Земля вокруг [Кайгорода] пустынна и большей частью покрыта лесом. Во всей области насчитывается не более 500 крестьянских семей.

В одном написанном по-русски сообщении о Сибири и Тартарии, хранящемся у меня, говорится: «Город Мангазея стоит на реке Мангазее, которая впадает в океан. Из этого моря проходят мимо рекиПечора в Архангел, водным путем на судах, в течение 3–х недель. Но если не грести, а идти под парусами, то проходят за полторы недели. На обоих берегах этого моря (говорится в сообщении) живут на островах и вдоль рек люди, которые платят дань московскому двору – остяки, самоеды и другие.

На берегах озера под названием Ямышево, или Бараба, есть соль. Русские ее выламывают ломами и перевозят на повозках, которые они сами тянут, но употребляют для перевозки этой соли еще и верблюдов и лошадей, которых берут у калмыков.

Соль, которую там находят, бела, как лед или снег. Вокруг этого места много подобных соленых гор. Длина этого озера 3–4 мили, и оно лежит на расстоянии больше 1 мили от Иртыша*. Мне сообщили, что река Иртыш течет через него.

Здесь русские ведут большую торговлю с калмаками, иногда с бухарцами, но товары царя и товары, предназначенные для него, имеют преимущество при купле и продаже. Не разрешается продавать этим язычникам порох и оружие, однако иногда это происходит тайно.

К югу от этого места живут много калмыцких князей, которые совершенно самостоятельны и никого не признают. Калмаки иногда ведут борьбу между собою. Говорят, что происходили битвы, при которых погибло 50 тысяч человек.

Озеро Зайсенкуль, или Соленое, иначе Большое озеро, лежит недалеко от земель Босехти Хана. Река Иртыш, говорят, течет через него. Этот Босехти Хан – один из самых сильных князей черных калмаков. Он может в течение 15 дней, вместе с калмацкими князьями, его союзниками и соседями, собрать и вооружить 100 тысяч всадников. Они на войне не пользуются пехотой, потому что калмак пешком пропадет. У многих из них, вследствие постоянной езды верхом, с юных лет искривлены ноги. Они употребляют обычно лук и стрелы и копья, и редко ружье с фитилями. У них есть верблюды с одним и двумя горбами. Много различных коров, крупные овцы, мелкие лошади с большими ушами, длиной около пол-локтя, и ослы. Там водятся тигры, леопарды и лисы. Там растет многолетняя пшеница.

Считают, что Калкихан – это князь желтых мугал.

Тартары, живущие вне Синской стены, называют синского императора Богдохан Маха*. Так называют еще и некий народ, живущий вне Синской стены, как бы называя их подданными Богдохан Маха.

Калмаки и мугалы привозят в Сину для продажи лошадей, верблюдов, рабов и разный скот, а вывозят золото, серебро, камни, белые кораллы, мускус и т. п.
Река Томь течет очень быстро.

Около реки Томь и города Кузнецкого – это значит «город кузнецов», много железа, очень хорошего и мягкого. Там употребляют вместо железных наковален твердые камни. На одном берегу реки Томь находятся очень высокие каменные горы и темные леса. Народ – тубинцы, мраасцы, кондомцы и верхние киргизцы, которые живут вокруг, платят дань московскому двору. Предполагают, что от города Томска через страны киргизов и Мугалию хана, или князя, Саиндо, сына Алтыкова, месяц пути сушей, с гружеными лошадьми, до страны Ловсан хана, а затем еще 10 дней до мугальского князя Ачирой хана* Или Зурoйсаин, или Сирой. и от него до Синской стены, считают еще 3 недели и 5 дней пути.

От устья реки Томь там, где она впадает а Обь, вверх по Оби до реки Бии и Катуни* Хатуния живут на обоих берегах тартары и белые калмаки, которые платят дань черным калмакам князя или хана Босохмага.

В семи с половиной милях от города Самары, на Волге, стоят в степи две каменные фигуры, изображающие женщин. На речке Унеровка стоит фигура мужчины из камня. Около этих трех фигур разбойники из Белгорода иногда кладут свои послания, чтобы извещать товарищей.
У этих фигур живущие вокруг люди молятся и приносят жертвы.

Недалеко от Самары, между реками Волга и Кирк, находится тартарская церковь из камня, в окружности около 20 саженей. Отсюда до Перекопа нет лесов. От этой тартарской церкви до Конских вод, в которых вода пресная, 5 миль.

Чтобы ехать из этого места в Перекоп, с левой стороны Мееровской дороги, приходится, из-за отсутствия воды направляться от Конских вод к Молочным водам, где живут нагаи. В этих местах вырыты колодцы. 

От реки Кубань и гор до Черного моря, к Азовскому морю и до начала реки Манача живут малые нагайцы, которых называют Касиева Улус.
Вдоль рек Пак, Баксан Меньшой и Баксан Середний, Чегем, Белая и вокруг реки Терек, которая впадает в Каспийское море, живут пятигорские черкасцы. Пятью милями ниже реки Курпа в реку Терек впадает горячий источник, и 10-ю милями ниже этого горячего источника в эту же реку впадает еще другой теплый источник.

На реке Кума, около реки Терек, с правого берега находятся 7 тартарских мечетей, из которых одну называют Мосаков Юрт, а на другом берегу Кумы есть мечеть под названием Арак Кишеен. Кроме того, есть другая магометанская церковь, в 25 милях от Терка, напротив реки Кумы, под названием Айса Ахмет.
Ниже горы Гелка, около Каспийского моря, живут неоседлые малые нaгайцы. 12-ю милями ниже, на реке Яик и на нескольких безымянных притоках, с левого берега, там, где река Илек впадает в Яик, есть гора, названная Туртоба, где ломают соль. В устье упомянутой реки есть остров под названием Косяик, а между этими водами и рекой Яик находится на острове казацкий городок.

Вокруг истока реки Уил, которая течет недалеко от того места, где Яик уходит в глубь страны, находятся 50 озер*, Имеется в виду большое количество озер. названных Корагом, что значит «черные озера».

Между реками Сунгурлук, или Сундерлук и Уил две реки поворачивают в глубь страны, а именно, Аспуга и Кусейе. Они берут свое начало с гор, на которых находится лес.

Напротив реки Уил, в 12 милях от реки Яик, стоит гора, называемая Индеер. Под этой горой есть стоячая вода, в которой находят соль, как лед. Напротив этой горы находится, на левом берегу Яика, лет.
Озеро Синее расположено по эту сторону Окса, на реке Сыр, которая является рукавом Канда, Сихуна, Чесела или Яксартеса, в вышеупомянутом сообщении названо Синим морем, или Синим озером, (это море там описывается и нанесено гораздо больше, хотя, по моему мнению, ошибочно, по сравнению с моей картой). В этом Синем озере, или море, вода соленая. Из этого озера, якобы, выходит река, называемая Азар, которая впадает в Каспийское озеро.

На восточном берегу реки Яик есть город Унак, напротив горы Корочатово, или Кусуково, между стоячим озером Акбаши и рекой Саук находится стоячая вода Акол. Здесь и на реке Сарсу и Каракун, на обоих берегах реки Селенсика живут неоседлые казацкие тартары.

Река Вор течет, говорится в сообщении, с гор Урала, с еще двумя реками, к северу и впадает в Яик.

Река Арвис течет из стоячего озера Акбаши к востоку и река Гем, говорится там же, течет к Каспийскому озеру, в стоячее озеро.

Между Синим морем и рекой Яик, говорят, лежат три большие болота или песчаные пустыни, а именно: Бурсукум, недалеко от реки Иргис, Аракум и третье – под названием Каракум . Бурсукум в ширину около 30 миль, а Аракум – 6 миль.

На реке Сыр стоят города Сунак и Ясирван, расположенные в 22 милях один от другого.
В 25 милях от города Ясирван стоит город Тюркустан, расположенный в 4–х милях от берега [реки] Сыр.
В 35 милях от Тюркустана стоит на реке Сыр город Аркан, а оттуда в 15 милях к югу находится город Мангургам, расположенный в двух с половиной милях от берега Сыра.

Город Акнурган стоит в 18 милях от Мангургама.

В 27 милях от Акнургана стоит город Сайириам, в 4–х милях от реки Сыр.

Севернее Сыра, в 40 милях от города Сайириам, стоит город Машкун, в семи с половиной милях от берега реки Сыр.

К югу от города Таскун стоит гора у реки Сыр, простираясь довольно далеко.

В 50 милях от этой горы стоит гора Карабас, на которой находится некий город. От этого горного города до города Бухары 35 миль.
У города Бухары, как и по всей бухарской стране, воды Сыра проводят по засеянным полям, так как это страна безводная. 

На расстоянии 43 миль напротив города Бухары течет из стоячего озера река под названием Агус Абиш, которая впадает в Каспийское море.

На реке Агус стоит город под названием Каган, в котором живет брат юргенского короля. В 12 с половиной милях от Каспийского моря и в 55 милях от Кагана стоит город Ургенч.

Под городом Узинской, или Белая Волошка, течет река Уфа. Река Белая Волошка берет свое начало из реки Юрок Caкмаар и горы Арантова, или Улотова, лежащих недалеко от Яика.

От устья реки Белой, в верх по течению и вдоль реки Уфы, с обеих сторон горы Арантова и дальше живут башкиры. Их пища – мед, дичь и рыба. Они не занимаются земледелием.

На З0 миль ниже Казани стоит на Волге, со стороны гор, город Тетюши*. Тетус. Напротив него, несколько ниже того берега Волги, где идут поля, находятся болгары, или булгары.

Вдоль Волги, около устья Камы, на ее берегу и около устья рек Свияги и Царицы, находятся горы.

У правого берега реки Сок, в 23 милях от города Самары, есть озеро, из которого добывают серу.

Несколько ниже реки Боликлея, или Балыклейка, на Волге, находятся горы Стрельные. Напротив Балыклейки, на другом берегу Волги, находится соленое озеро, а вокруг этого озера, на берегу, пресные источники.

По реке Ахтубе располагается Золотая орда. Там есть каменные тартарские мечети. Напротив Золотой орды, в 25 милях от Ахтубы, находятся Наринские, или Нарымские, пески, длиной в 60 миль. Между этими песками растет трава и там много источников.

Между Золотой ордой и рекой Усима, одно довольно большое озеро орошает эти пески.

Река Тиуртс Аган впадает в реку Терк и Окчук и впадает в Тиуртс. Считают, что от города Терк до Дектума 20 миль.

За пределами Золотой орды и речки Ахтубы, напротив нарымских песков, находится озеро Баскунчак, иначе еще называемое Соленое озеро. Около этого озера, в песчаных землях, стоят 5 тартарских мечетей. В 7 милях от этой песчаной земли, находятся холмы, из которых выходят два источника. В упомянутом озере ломают соль, чистую, как лед.

В 15 милях от холмов Кастарина есть другие холмы, названные Цомгат. В 12 милях от упомянутых мечетей, которые еще иначе называют Бееские, есть длинная гора. Около этой горы бьют 10 источников. У другой горы, близко от нее есть около 40 источников, а около горы Теешискен, неподалеку оттуда, только один источник.

Ниже Астракани, говорится в сообщении, находятся три рукава Волги, которые направляются к морю, несколько ниже этих рукавов есть четвертый рукав, на котором стоит городок, а около него вытекают из Волги в море 10 протоков.

С правого берега Волги, из полей, на расстоянии 7 миль от Астракани, течет другой извилистый проток, и впадает в море, в 7 милях от самой Волги.
Между этим протоком и Волгой, на острове, есть озеро Том, там добывают соль. Считают, что расстояние от Астракани до этих солей 20 голландских миль.
Напротив этих солей, на другом берегу притока, который впадает в Волгу, есть еще два соленых озера на острове. Несколько ниже упомянутых озер есть опять одно озеро, которое впадает в море.

Mежду реками Коротаево и Кара есть в море остров Вайгач, от земли отстоит на 3 мили.
От реки Кара, вдоль берега, впадают в море три реки, наименование которых неизвестно.
От высокой горы на кровавой земле у Ледовое моря до реки Обь 30 миль.
За рекой Обь [к востоку] находится река Таз. В Таз впадает река Пур, недалеко откуда стоит город Мангазея.
Река Щегур впадает в Печору с правой стороны, выше реки Уса. В эту реку Щегур, в свою очередь, впадает Писенуц. Они обе берут свое начало с Каменных гор, на большом расстоянии друг от друга.
Река Лемва течет вдоль левого берега реки Щегур, выходя из лесов около Босвы.
В 62 милях от устья реки Мыло берет свое начало река Печора* Или, как другие говорят, из озера под названием Постра, или Пустра.
Выше города Тара, река Ишим берет свое начало с гор и впадает в реку Иртыш. 
На этой реке есть остров, где водится много диких пестрых лошадей. С этих гор берет свое начало и река Тобол. На расстоянии примерно 40 миль от этих гор находятся горы Улотова или иначе – Великая гора, где есть олово.

С этой горы Улотова берут свое начало три реки одного названия, а именно: Верхняя Сорока, или Сорила, или Сорелов, Средняя Сорока и Нижняя Сорока. И на этом кончается изложение вышеупомянутого русского сообщения.

И хотя, вероятно, перечисленные места, которые я выписал из этого сообщения, там и находятся или находились (хотя, может быть, в него вкралось несколько ошибок), все же я не осмеливался их все нанести на карту, в таком виде и под таким названием, потому что это покоится только на одном свидетельстве и довольно старом, а карта составлена на основании свидетельства большого количества современных путешественников.

Люди, ведущие торговлю в Сибири, продают колокольчики, ножи, зеркала, простые ткани, краски и яды, которыми население пользуется для отравления соболей и другой дичи.

Ввиду того, что многие писатели, как в этом веке, так и в прошлом, считают, что остатки увезенных евреев встречаются в Сибири и северо–восточных азиатских странах или Тартарии, и живут под собственным управлением, то я здесь даю сообщение об этом, присланное мне одним господином, который посещал эти страны.

«Со всей тщательностью, с какой это было возможно, я велел исследовать в сибирских областях, в Мугалии, Калмакии и в областях, расположенных между Амуром и Синской стеной, не находятся ли там теперь остатки пропавших еврейских племен. Однако я не смог получить сведений о том, наблюдались ли в тех областях потомки упомянутых евреев, так что то, что еврейский народ утверждает или, видимо, думает, якобы на северо–востоке Азии имеются области, где евреи имеют власть и народное управление или господство, к чему склоняются и многие христианские, как древние, так и современные, писатели, оказалось неверно. По всей вероятности, эти пропавшие и увезенные племена растворились среди других народов и исчезли». Здесь заканчивается упомянутое письмо.
Мнение тех, которые считают, что эти колена скрываются в Тартарии, основывается на следующем тексте Ездры, [книга] IV, глав. XIII, песни 39 – 48, хотя это одна из апокрифических книг: «И вы видели, что он собрал вокруг себя другую мирную толпу». Эти 10 колен, которые из их страны были увезены в плен во время короля Осее, которого взял в плен король Ассирии Салманасер, и повел их через реку в другую страну, чтобы покинуть общество язычников и уйти туда, где не было других людей. Они хотели там жить по своим законам, чего не могли делать в этой стране. И перешли они туда через узкие притоки реки Евфрат, ибо Всевышний дал им знак, задержав течение рек, пока они не перешли их. По этой стране была долгая дорога, в полтора г., поэтому эта страна была названа Ассарет. Они там жили до последнего времени, и когда они теперь начнут возвращаться, то Всевышний снова задержит течение рек, чтобы они могли их перейти, поэтому вы видели эту толпу мирной, но те, которые остались от вашего народа, это те, кто встречаются в пределах границ моей страны и.т. п.
Один весьма ученый еврей сообщает мне в письме следующее относительно этих потерянных десяти колен, поддерживая мнение большинства раввинов:
«Господин, среди наших раввинов находится только один, который считает, но без всяких доказательств, что пророк Иеремия вернул эти десять колен назад и восстановил их в своем отечестве, после того, как король Ассурa их увел. Так что, по его мнению, эти упомянутые 10 колен находятся среди всех теперь известных рассеянных евреев, и следовательно, по его мнению, все 12 колен находятся в полном составе, и достаточно известны, и что нет никаких скрытых евреев.

Все другие раввины считают, и мое мнение такое же, что упомянутые 10 колен после увода никогда не были возвращены. Господь Бог сам их держит скрытыми, и что мы не знаем место или те места, где они находятся. В подтверждение этого мнения я привожу следующие выдержки. Во-первых, последняя песня главы 27 у Исайи, где Бог обещает, что те, которые потерялись в стране Ассура (то есть увезенные 10 племен) в назначенный день появятся, а именно этими словами: «И в этот день произойдет так, что будут дуть в большие трубы, тогда придут те, которые потерялись в странах Ассура».

В главе 11, песне 12 этоже явствует, ибо там называют те 10 племен, которые были увезены и потеряны: «И он воздвигнет знамя (говорит пророк) среди язычников, и он соберет увезенных израилитов и рассеянных из Иуды, с четырех концов земли».

И так как пророк Иеремия рассказал и пророчил об уводе, происходившем так давно, (глава 31, песни 15 и 16), то достаточно верно, что он их и восстановил, тем более, что на том месте говорится и обещается полное восстановление 12 колен следующими словами: «Ибо они вернутся из страны врага».

Так получается по учению названных раввинов. Мы думаем, что пророк Иеремия в упомянутой главе говорит, что эти 10 колен в пути, когда их истребляли, покаялись в своих грехах, и что господь Бог их после увода спас из рабства и дал им свободу, которой они и сейчас еще пользуются, в неизвестном нам месте, до того времени, когда 12 колен соберутся в Обетованной земле и вновь построят храм, как пророк Хосеа ясно говорит в главе 2, что дети Иуды и дети Израиля соберутся и выберут себе главу. Упомянутые раввины считают, что эти 10 племен скрыты в некой области, которая отделена рекой под названием Сабатион, а эта река, согласно преданию, в течение 6 дней в неделю так бурно течет, и так запружена камнями и мелями, что ее невозможно перейти, а на 7–й день, а именно в Шабат, она спокойна и судоходна, в доказательство того. что именно этот день и есть Шабас, который Бог велел праздновать, и мы, евреи, его и принимаем так таковой, и нет ни малейшего сомнения в том, что мы празднуем нужный день, так как из рассказа про эту реку явствует, что это – чудо.
И не должно казаться или считаться странным, что эти 10 колен столько лет остаются скрытыми, и мир о них ничего не знает. После того, как мы знаем, что в центре Испании в течение сотен лет были скрыты многие семьи в области Батуекас, которых лишь несколько лет назад случайно обнаружили. Эти семьи убежали туда в то время, когда мавры напали на Испанию и заняли ее». Здесь кончается переданное мне сообщение этого ученого еврея, который тоже был раввином.
Но насколько автор этого письма пишет неосновательно, и как он неправильно объясняет тексты пророков, это так ясно для того, кто раскроет Священное писание, что не стоит на этом долго останавливаться. Я остаюсь при том мнении, что эти увезенные и потерянные 10 колен рассеялись среди других народов так, что потомками стали неузнаваемы.

То, что думает весьма ученый господин Германнус Витсиус, очень известный профессор в Лейдене, относительно этих 10 еврейских колен, можно, как пример, видеть из следующих слов, взятых из его никогда достаточно не похваленного труда о 10 коленах Израиля: «Описатели земли сильно оспаривают точное местопребывания уведенных израильских колен, и вопрос еще не разрешен. Справедливо, что никого не удовлетворяет то мнение, будто их увезли в Колхис, Армению или далекую Скифию, ибо в Писании ясно говорится, что они переселились в Ассирию и в города меденов, тем более это становится ясным, потому что в Ассирии или в той части Мидии, расположенной рядом, встречаются названия, очень похожие на названия, указанные в Священной истории, как Халах, Хабор, Гозан и пр. Халах – это Калахена, известнaя у Птолемея, лежащая на севере, в Ассирии. Хабор – это у того же писателя гора Хабарос, между Медией и Ассирией. Идя от этой горы до Каспийского моря, встречается приблизительно в середине пути город Гаузания.

Это Гозан, между двумя притоками реки Кирус. Эта область и близлежащая река, вероятно, получили свое название прежде, чем персы имели там свое господство». Здесь кончается [цитата] из Витсиуса.

Этот весьма ученый господин считает, что ошибочно принимают Харзарет за область, расположенную в полутора г.х езды от Ассирии, ибо Птоломеус наносит Арсаратам в середине Медии, около реки Аракс, по ту сторону Каспийских гор.

Эта область, вероятно, сохранила название от израелитов, и не кажется правдоподобным, чтобы народ, изгнанный так далеко из своей земли, без армии, против воли тех, которые над ними господствовали, искали бы такие отдаленные края, как восточная Скифия. Из любви к своей вере им тоже не было надобности отправляться так далеко, среди диких людей, а скорее они вернулись бы обратно, на свою родину, вместе с племенами Иуды и Бенжамина, так что вероятно они остались в тех странах, где победители их поместили, и смешались с соседними народами. Правда, может быть кое-где несколько человек из этих 10 колен впоследствии переселились в далекие края, но не должно быть, чтобы целые племена переселились так далеко. Многие из них смешались таким образом с народами той страны, замарали себя идолопоклонством и чужой верой, отчего впоследствии они помрачились и были рассеяны, как сказано в Deuteronomium, XXVIII. Неправдоподобно то, что один еврейский раввин мне сказал, будто остатки этих племен скрываются в Сине, и появятся снова оттуда. Он подкрепляет свое мнение тем местом из [книги пророка] Исайи, 49, песня 12, где написаны следующие слова: «Смотрите, они придут издали и увидите, эти придут с севера и запада, а те из страны Синим»*.

Genesis 10, песня 17. См. и слово Сини. Он принимает слово Синис за Сину, к чему склонны и некоторые наши богословы, как можно видеть в примечаниях на полях, которые принимают Синим и Синиты за один народ, не думая о том, что название Сина, или Хина не принято в этом государстве, как оно принято лишь недавно иноземцами. Ибо это государство у его собственных жителей и других окружающих его народов известно под другими названиями. Названия государства также иногда меняются по желанию той династии, которая находится у власти, о чем можно было бы подробнее написать.

Один знатный господин, который долгие годы жил в Хоксиу, когда я его спросил, известны ли евреи в Сина, сказал мне, что он думает, что среди синцев есть евреи, что он знал одного человека и разговаривал с ним, который по внешнему виду не был похож на других синцев. Говорили, что он был из одного древнего рода, который блуждал по всему свету, и что у него особая вера (вероятно, иудиейская), но что он его никогда не спрашивал относительно иудейства, он [ничего] не знает о каких-либо иудейских синагогах в Сине, но что он в Хоксиу однажды встретил синца с рыжими волосами, между тем как у синцев почти всегда черные волосы, и у этого человека была совсем другая внешность, чем у других синйцев. Синские переводчики и те, которые были связаны с португальцами, и знали о евреях, сказали, что он был евреем, а другие Синцы о евреях ничего не знают.

В Сибири находится около 20 значительных городов, больших и малых, и хотя Тобол является главным городом, все же некоторые другие города превосходят его по торговле и количеству людей.

Калмаки, которые живут около Сибири, не знают хлеба и принимают его за глину или землю. Когда у кого-нибудь есть раб из этого народа, то его нужно постепенно приучать есть хлеб, ибо, если давать его сразу, они умирают. Эти люди продают жен и детей.

В Сибири, а также и в Калмакии и Мугалии, делают очень красивые кружки, чашки, сосуды для питья и другое – из свиной кожи. Красиво, прочно, крепко, но прозрачно, так что похоже на рог черепахи.

В Сибири, а также в Сине, Бухаре и Персии приготавливают очень ценный красный или оранжевый благоухающий бальзам, под названием «темсуй». Его продают как хорошее лечебное средство по высокой цене. Им лечат раны и в растертом виде принимают внутрь. Он считается целебным средством от многих болезней. Люди знатные, в особенности в Сине и Персии, намазывают им рот, чтобы хорошо пахнуть, смешивают его с табаком, ради хорошего вкуса и нюхают его, чтобы чихать.

Мне прислали несколько таких кусков, а также несколько сосудов для питья, о которых говорилось выше.

Мне сообщают из Архангела, из уст сибирских купцов, относительно этой мази или бальзама следующее:

Его делают из различный вещей, в том числе из крови разных ядовитых животных и менструирующей женщины, и это, якобы, является целебным средством от разных опухолей и воспаления, а также лечит свежие раны, если его намазать на рану с небольшим количеством слюны. Он является и сильным чихательным средством, если его нюхать в растертом виде. Но если его много употреблять, он очень вреден. Сибиряки его растирают и пьют против других болезней и т.п.
На одном из кусков этой земли, или бальзама, написаны следующие слова, на арабском языке, позолоченными буквами:

«Molla Thalib Sahehen», что значит: «неподдельный из Молла Талиба», подразумевается «бальзам». Слово «молла» значит «учитель»*, Жрец или главный жрец. так как, очевидно, этот бальзам назван так по имени какого-нибудь значительного врача или лекаря и сделан в Бухаре или в другой области около Персии, где пишут по-арабски, как можно действительно видеть и на другом куске этого бальзама, хранящемся у меня. У него не такой хороший запах, он не такой плотный и светлый и красивый по цвету, как этот кусок, на котором написаны буквы, не похожие ни на персидские, ни на турецкие или арабские буквы, а скорее на китайские или верхне-тартарские, быть может, это на мугальском, калмакском языке или на языке каких-нибудь других соседних народов, где он, по всей вероятности, и был сделан. Слово «темсуй» похоже на «бензуй», это арабское слово и значит «благоухающая смола». У меня хранится несколько веток такого дерева, мне присланных из Ост-Индии, из которых капает смола.

Н. Витсен «Северная и Восточная Тартария, включающая области, расположенные в северной и восточной частях Европы и Азии», 1692 год

Поделиться: