Сообщение о роде Строгановых

Следует другое сообщение о роде Строгановых, или Строганова, и завоевании Сибири, как мне прислали из ближайших краев

«Происхождение богатых крестьян, по имени Строгановы, в России таково: их предок был родом из страны Золота, или Золотой Орды, расположенной недалеко от Астракани, и был сыном тамошнего царя. Он пожелал перейти в христианскую веру и отправился в Россию, где был крещен по греческому обряду. Царь России выдал за него собственную дочь. Когда этот Строганов женился и стал жить в России, тартары были этим очень недовольны и за это начали войну с русскими. Царь послал самого Строганова с войском против этих тартар. Тартары случайно захватили его в плен и исстрогали его тело и так умертвили его, ибо Строганов значит по-русски «строганный». Он оставил свою беременную жену, и она родила сына, которому дали прозвание Строганов, и все его потомки называются Строгановы до настоящего времени. Этот старый Строганов привез в Россию, как говорят, счеты, или арифметику, которые они еще употребляют до сего дня. Это костяные бусинки, нанизанные на железные прутики. Далее, эти Строгановы были первыми, открывшими Сибирь. Они помогли одному разбойнику, по имени Ермак Тимофеевич, оружием и припасами. Этот [разбойник] прибыл на судах вверх по Чусовой и так как он не мог подняться выше, чем до реки Утка, потому что река Чусовая там мелеет, то он переволок суда по земле и прибыл в Сибирь, где он, после многих стычек, продвинулся до реки Тобол. Но наконец, ночью, тартары напали на него. Проснувшись, он намеревался бежать к своим судам на реке. Но так как он был тяжело вооружен, одет в кольчугу, то когда он хотел вскочить в свою лодку, то просчитался и погрузился, как камень, в воду. Тела его не могли найти. Часть его оставшихся в живых товарищей вернулась из Сибири домой той же дорогой, по Чусовой, и они сложили, говорят, свои сокровища там в одной горе. Эта гора очень крутая и высокая. В обрыве у нее есть пещера, как я сам видел. Русские называют эту гору и сейчас Ермакова гора, или Ермакгора, что значит гора Ермака. Некоторые русские, с которыми я беседовал, заходили внутрь неё для поиска сокровищ, которые могли туда быть положены. Они спускались на веревках, с опасностью для жизни, в эту пещеру, но, хотя долго разрывали землю, ничего не нашли, кроме старого оружия, стрел, копий и других вещей малой ценности.

На реке Чусовой, которая впадает в Каму, вверх по реке около 200 верст, стоит городок, принадлежащий Строгановым, под названием Нижнее Усолье. За несколько миль оттуда, на противоположном берегу, стоит другой городок, Верхнее Усолье, или Усолье Камское, о котором многие говорят, что он стоит лишь на расстоянии 2–х миль от первого Усолья, тоже принадлежащего этой семье. Почти вся земля на обеих сторонах реки принадлежит им. Там нагружают много соли, которую в основном увозят к Нижнему, или Нижнему Новгороду, и по всей России. Оттуда, вверх по реке на расстоянии 25 верст стоит городок под названием Камассина. Оттуда примерно в 20 верстах, на левом берегу, стоит упомянутая Ермакова гора. Тут же, на расстоянии 30–40 верст, живут вогуличи, или вогулы, имеюще дома и жилища. На расстоянии примерно 6 или 7 верст вверх по реке 1650 лежат суда этого Ермака*, хотя истлевшие, но хранящиеся как память. Река течет в основном между каменистыми берегами, и она сама очень камениста, со многими порогами. Здесь добывают много лосей и другой дичи. Лосей они ловят в ямах, покрытых ветками и мхом. Вырубают тогда лес в окружности 5 или 6 верст и вырывают несколько ям. Они выбирают для этой цели такие места, где обычно больше лосей. Лоси, пройдя через эти проходы, падают в ямы, где их русские убивают. Русские еще и сейчас молятся в этих краях в своих церквах за Ермака, как выполнившего с помощью [божией] и умением, святое дело – открытие Сибири». Здесь заканчивается это сообщение.

Другие письменные сообщения передают вышеупомянутое происшествие следующим образом:

«В 1572 г. после рождения Христа, в царствование царя Ивана Васильевича, несколько вольных донских казаков, под предводительством их атамана Ермака Тимофеевича, покинули Дон и тайно направились к реке Волге, где они причиняли большой убыток государству, грабили всяких людей, а некоторых убивали.
Они свозили все награбленное на своих судах так, что как бы запирали Волгу, не пропуская никого из Астракани с товарами. И хотя царь посылал против них разных русских людей с низовскими воинами, все же этот атаман их всегда разбивал и рассеивал.

В 1573 г. Его Царское Величество собрал большое войско, сухопутное и речное, и отправил со всякими военными припасами, против этих казаков. Но, когда последние об этом узнали, они, не дожидаясь войска, отправились вверх по большой реке Каме, на 60 верст выше города Казани. Они покорили бывших подданных казанского царя Симиона – черемисов, мордву, вотяков, башкирцев и других тартар, живущих по этой реке, и по реке Вятке. Так как это очень отсталый народ, который не знает огнестрельного оружия, то он [Ермак] легко их покорил. Всем этим людям он приказал подчиняться Его Царскому Величеству Ивану Васильевичу. Он взял у них заложников и дань мехами для Его Величества. Он захватил города Рыбный, Чертов Городок, Алабуху, Сарапуль, Осу с окрестными землями, и их подчинил его Царскому Величеству Ивану Васильевичу. Отсюда, направляясь по реке, он достиг места, где жил некий Строганов. Этот человек был родом из Новгорода* Другие говорят, что он происходил из Золотой Орды, но за несколько лет до того, когда царь Иван Васильевич с большим войском пошел туда, чтобы наказать новгородцев за восстания и сопротивление, этот Строганов, с доброй частью своих сокровищ и со всем семейством убежал за Пермь, Устюг, мимо Кайгородка и поселился здесь, так как эта страна изобилует всем – мясом, фруктами и пушниной. Хотя атаман* Это значит, как бы, глава, начальник. со своими казаками были не очень приятны этому Строганову, все же он их всех прекрасно и обильно угощал, ибо был очень богат. Затем он им рассказал о Сибирском царстве, со всеми подробностями: что страна изобилует разной ценной пушниной, что люди там не храбры и беспечны. Главный город находится примерно в 4000 верстах от них [от строгановских мест]. Далее он рассказал, что до границ лишь 500 верст и сейчас самое подходящее время оказать услугу царю Ивану Васильевичу и получить от него прощение за совершенные преступления. Он желает их снабдить пушками, ружьями или мушкетами, порохом, свинцом, судами и военными припасами. Это очень понравилось атаману Ермаку Тимофеевичу и его товарищам. Тот обещал постараться, если он, Строганов, не оставит его. Все необходимое для похода приготавливалось со всей серьезностью, и Строганов прекрасно угощал атамана и его товарищей. Когда все необходимое было готово, атаман отправился со своими людьми вверх по реке Утке. Эта река протекает через дикие степи, или пустоши, и берет свое начало из огромных Верхотурских скал, или гор, и впадает в большую реку Каму.

Верхотурские горы простираются с севера или северо–запада до Каспийского озера. Они очень высоки и широки, в некоторых местах шириной до 300–400 или 500 русских верст. На этих горах растут прекрасные деревья: кедры, вязы, клены, сосны, пихты, липы и всякие другие деревья. Снег там выпадает ежегодно до 9 до 11 футов глубиной. Над этими скалистыми горами есть еще несколько высоких гор, вершины которых недоступны, и на некоторые можно с чрезвычайным трудом добраться лишь до половины, из-за пронизывающих холодных ветров. На этих высоких горах лежит слоями снег, и по ним можно было бы сосчитать много веков, ибо каждый год образуется черный, белый и желтый слои, так как от солнца снег тает. В этих высоких и каменных скалах водятся различные животные – лоси, олени и дикие козлы, козы, медведи, волки, лисы, соболя и зайцы. В этих каменных скалах есть большие стоячие озера, полные разной рыбы, кроме осетра и стерляди. Из этих каменных гор берут свое начало очень многие значительные реки. На юг и в Россию течет река Кама и впадает в великую реку Волгу. Другие, как Яик, Яр, которые тоже вытекают из этих каменных гор, впадают в Каспийское море. Но Яр впадает в большую реку Фуфу), которая течет до Бухарии.

В 1574 г. атаман Ермак со своими товарищами оставался у этих Верхотурских гор, около истока реки Утки, до первого зимнего пути. Здесь он разгрузил свои суда, приготовил лыжи* Это приспособления, на которых передвигаются зимой и нарты, перешел через эти горы, направляясь примерно к истокам реки Ницы. Эти реки – Ница, То, Верхотурка, Тобол, Обдора, Пелым, Исеть и еще другие – все выходят из названных гор и впадают в большую реку Обь. Обь впадает в океан или в Сибирское Мангазейское студеное море, откуда город Мангазея и получил свое название. Этот город стоит на реке Мангазея, которая там впадает в море. От устья реки Мангазеи можно в 2 или 3 недели мимо Пуст-Озера или Печоры доехать до Архангела. От Верхотурья, направляясь водным путем в Сибирь, идут вниз по реке Ницы, а затем по реке Тобол, мимо города Тюмени, дальше, к городу Тобольскому. Река Тобол впадает в большую реку Иртыш, под городом Тобольском. От Тобольского, вниз по реке Иртыш, проходят мимо Дамянского и местечка Саморовский Ям. На обоих берегах всех этих рек у лесов живут несколько народностей особой веры, в юртах. Несколько ниже Саморовского Яма река Иртыш впадает в Обь. От устья реки Обь можно на сибирских судах добраться мимо Пуст-Озера до Архангела, и это расстояние 6000 верст. Между Верхотурьем и Тоболом люди были данниками сибирского царя Кучума. Атаман со своими казаками усмирил их всех и привел в подданство русского царя, взяв у них постоянных заложников. Он наложил на них дань в виде пушнины, предупреждая их оставаться непоколебимо в повиновении его Царскому Величеству. Отсюда он пошел по рекам до Верхотурья, Ницы, Исети, Пелынькою, Тавды до города Тюмень. Этот город стоит между реками Тобол и Тюмень. Он храбро штурмовал город, занял его и тоже подчинил его Царскому Величеству. Когда царь Кучум узнал, что атаман со своим войском занял его города: Тюмень, Верхотурье, Томской, Пелым и другие – и подчинил их Его Царскому Величеству, он был сильно поражен, ибо Тюмень стоит лишь в 180 верстах от главного города Тобольского. И Кучум отправил своего любимого советника мурзу Канчея с войском в Тюмень, чтобы не допустить атамана ближе, а если возможно, отобрать захваченные города. Но атаман обратил этого мурзу со всем его войском в бегство. На другом берегу, в пяти верстах от Тюмени, он убил многих из ружей и взял в плен самого раненного Канчея. Из этой стычки осталось очень мало тех, кто мог бы ему [Кучуму] принести известия. Когда царь Кучум услышал об этом поражении, он был еще больше устрашен, но, посоветовавшись со своими приближенными, он решил разослать по всему царству гонцов, чтобы все его подданные, от мала до велика, без всякого промедления явились к нему. Посылал им вместо писем золоченые стрелы, чтобы они не ждали другого известия; все ослушники будут казнены. Он велел сказать, что против них идет могучий враг (неведомо, кто он и откуда), причиняя стране очень большой ущерб и намереваясь покорить все царство. Когда его подданные и орды узнали это от своего князя, они с большим рвением собрались в город Тобольской, или Тобол, с женами и детьми, что составило большие полчища. Царь Кучум несколько ободрился и набрался храбрости. Он посылал ежедневно гонцов, узнать, где находился атаман, и они доложили ему, что он идет прямо на него. Услышав это, он отправил свою супругу Симбулу с детьми на лошадях и верблюдах вглубь страны, в степи, в свое увеселительное место на Набоалак, где теперь стоит большая деревня. Из Тюмени атаман со своим войском спустился по реке Тобол на судах до главного города Тобольского. Этот город стоит на реке Иртыш, ибо река Тобол впадает около города в реку Иртыш, и на реке Курдюмке, на очень высокой горе, окруженной деревянной стеной*. Теперь она из камня. Он [атаман] расположился на расстоянии примерно 7 верст от города, на месте, где теперь деревня Шишкина. Здесь он захотел переночевать. На другой день, перед восходом солнца, когда эти люди, по своему старому обычаю, еще спали (ибо вечером они сидят долго, а утром встают поздно), атаман ушел из названного места, пришел со своими судами к Тобольскому и расположился на лугу. Утром, когда взошло солнце, царь Кучум увидел своего врага перед самым городом. Он немедленно выслал против него своих людей, вооруженных стрелами и луками. Атаман, увидев такую толпу людей, идущую на него, и еще больше людей наверху горы и в городе, приказал своим казакам зарядить пустыми пыжами пушки, ружья и мушкеты, чтобы подбодрить врагов. Те, которые шли из города, бросались с величайшим криком на казаков. Но казаки, держась в сомкнутом строю, отступили в полном порядке, стреляя одними только пыжами, вследствие чего никто из врагов не был убит. 

Когда кучумцы это увидели, они стали храбрее и смело набросились на врагов, которые вернулись к своим судам. Затем атаман велел отчаливать, и они поплыли вверх по Иртышу, дальше на 2 версты, до того места, где в него впадает Тобол. Здесь он оставался двое суток, приказав казакам чистить и держать наготове свое оружие и заряжать его четырехугольными кусками железа и пулями, такими зарядами, какие только может выдержать оружие. Он обратился к ним с речью, чтобы они вспомнили обо всем том зле, которое делали Его Царскому Величеству Ивану Васильевичу и христианству, пролив немало невинной крови, и чтобы теперь они мужественно сражались, тогда они не только разобьют этих неверных язычников, но и добьются милости и прощения царя. Услышав это от своего атамана, они отвечали ему со слезами на глазах, что готовы мужественно сражаться за Его Царское Величество и христианскую веру, они готовы рискнуть своей головой, «и мы (сказали они) вам покорно повинуемся и выполним все, что Вы нам прикажете». Затем атаман со своими судами и 600 человек вернулся к городу Тоболу и бросил якорь на прежнем месте. Кучум, увидев своего врага второй раз перед городом, обратился к своему народу с такими словами:

«Мои храбрые герои, любезные и честные воины, нападайте без боязни и малодушия на этих нечистых собак – казаков. Их оружие не может нам повредить, ибо наши боги защищают нас. Только стойте храбро, а я вознагражу вас за вашу службу».

Эти люди разных племен и верований* Некоторые из этих сибиряков были магометане, а другие – язычники., услышав это из уст своего князя, с великой радостью бросились из города, призывая друг друга к мужеству. В городе остались только царь Кучум с некоторыми советниками, чтобы с высоты наблюдать за битвой. Тогда его люди с большим шумом набросились на казаков, под крики: «Магомет с нами!» И всякий шел за свою веру. Атаман приказал своим людям, чтобы лишь одна половина палила из своих мушкетов, а пока те их перезаряжают, другие стреляют из своих ружей. Он внушал им быть храбрыми такими словами: «Братья, не бойтесь этой большой толпы неверных, ибо с нами Бог». Битва началась во 2-м часу дня и продолжалась до вечера. Это было 21 мая 1574 г.. Наконец, атаман Ермак Тимофеевич победил, нанеся своим врагам разных племен и верований большое поражение, взяв многих живыми в плен. Казаки, одновременно с отступающим врагом, вошли в город. Царь Кучум, видя великое поражение своего войска, убежал с немногими людьми к тому месту, где были его супруга и дети, находившиеся на расстоянии около 20 верст от города. В городе Тобольске лежали две большие железные литые пушки, длиной в 6 локтей, стрелявшие ядрами в 40 фунтов. Кучум приказал во время битвы зарядить их и стрелять сверху во врагов. Но они не сумели стрелять в них, поэтому он с ужасным проклятием велел сбросить их [пушки] с высоты в реку Иртыш. Так атаман Ермак Тимофеевич занял город Тобол, оставаясь здесь в течение 6 недель. Самых знатных жителей он взял в заложники. На них и окрестных людей он наложил дань, с каждого охотника по 10 соболей с хвостами для его Царского Величества, и приказал им жить под покровительством [русского] царя. Атаман велел вытащить из реки одну из этих железных пушек с лафетом и привезти ее обратно в город, где она и стоит до сего дня.

Из Тобола атаман Ермак Тимофеевич послал одного из своих лучших казаков (вместе с пятью другими) по имени Гроза Иванович, к царю Ивану Васильевичу в Москву, и с ними собранную дань из 60 соболей с пупками и хвостами, 50 бобров, 20 лисиц чернобурых и 3 знатных пленников из войска Кучума, с челобитием, чтобы его Царское Величество милостиво простил атаману Ермаку Тимофеевичу и его товарищам совершенные преступления, ввиду их верной и трудной службы. И чтобы царь послал кого-нибудь, по его усмотрению, воеводой в Тобольск, кто мог бы принять столицу, вместе с другими городами и землями, и охранять их от имени его Царского Величества. Когда этот посол Гроза Иванович с товарищами и пленными явился в Москву, он пал в ноги его Величества, моля о милости и прощении за совершенные раньше злодейства, ради тяжелых трудов, положенных ими за его Царское Величество. 

Просил, чтобы царь соблаговолил принять дань, которую они собрали для его Величества, и пленных, которых они привезли, и соизволил послать туда кого-нибудь, кто бы мог принять от них главный город со всеми другими занятыми городами. Этими известиями царь был сильно обрадован. Он со всем духовенством поблагодарил Бога в Великом Апостольском Соборе за эту победу, роздал бедным очень много милостыни, простил атаману Ермаку Тимофеевичу и всем его казакам совершенные ими преступления ради этой службы. Он приказал принять от них привезенную дань и пленных и обильно угостить этих казаков. Допустил их к целованию руки и велел обеспечивать им ежедневно богатое содержание. Затем, отпуская их, его Величество пожаловал атаману Ермаку Тимофеевичу и всем казакам, каждому особо, несколько подарков. Ермаку он послал кафтан из шелковой ткани, вышитый золотыми цветами, с бархатными украшениями, и двойной дукат. А каждому казаку кусок сукна на кафтан и кусок дамаста, кусок бархата на шапку и каждому по золотой копейке*. Серебряная копейка стоит 5 центов. Еще письмо с большой золотой печатью, в котором царь хвалил их героический подвиг, прощал прежние злодеяния и выражал желание, чтобы они и в будущем продолжали свою верную службу, за что он их богато вознаградит, что зимой он туда пошлет воеводу, а пока пусть он, атаман Ермак, управляет всеми занятыми местами и собирает дань. В том же году, осенью, этот Гроза Иванович прибыл из Москвы в Тобол, привезя с собой почетные дары и письмо и прощение Его Царского Величества, чему атаман и казаки весьма обрадовались. Они молили Бога о здоровье и долгой жизни Его Величества.

После получения этого письма с помилованием и дарами Его Величества, атаман со своими казаками решили продолжать войну с царем Кучумом, оставив несколько верных казаков как гарнизон в занятых городах и местечках. В Тоболе он оставил Грозу Ивановича с шестьюдесятью казаками, а в других местах – атамана с 30-ю казаками, хорошо обеспеченными ружьями и военными припасами. Когда Его Величество отправил казака Грозу Ивановича из Москвы обратно к Ермаку, он дал Грозе открытую грамоту с большой висячей печатью, в которой было сказано, что все, кто желал с женами и детьми ехать в Сибирь, в Тобол или другие завоеванные города, могут свободно и беспрепятственно туда отправиться. Было приказано давать таким людям свободный пропуск. И в том же году с Грозой добровольно переселились в Сибирь 1500 человек с женами и детьми, Его Величество приказал епископу перевезти из Вологды 10 священников с женами и детьми вместе с Грозой на вольных подводах* Телеги или сани, и сверх того [дать] каждому 20 рублей денег.

Когда Ермак Тимофеевич во всех городах устроил надлежащий порядок, он с 6 сотнями казаков отправился вверх по Иртышу до реки Сибирки, которая за 15 верст от города впадает в Иртыш. Там еще находился царь Кучум, в большом страхе и тревоге. Не доезжая полутора верст до этого места, атаман Ермак приказал привязать у крутого берега свои лодки и устроился с войском в степи ночевать. Он приказал, однако, поставить кругом стражу, по старому своему обычаю. В полночь два казака, стоявшие на страже, были схвачены осторожно подкравшимися людьми Кучума. В лагере поднялась суматоха. Враг, вооруженный луками, стрелами и копьями, напал на них с большим шумом и ограбил их военные припасы. Атаман, спавший в палатке посреди лагеря, услышав шум, выбежал и крикнул своим казакам: «Братья, не бойтесь этих неверных, а возвращайтесь к вашим лодкам!» Когда они вернулись в лодки, атаман Ермак прыгнул с высокого берега в свою лодку, но так как сделал слишком длинный прыжок через 3 лодки, упал в воду. 

Так как река здесь очень глубокая, а на нем были два панциря и сверх того еще железные нарукавники, то он погрузился [в воду], как камень, и безвременно погиб. Однако в этой схватке погибли со стороны Кучума брат его супруги мурза Булат и 65 простых людей. Так казаки потеряли своего храброго предводителя атамана Ермака Тимофеевича. Они захватили в плен 5 человек, которых забрали в свои струги, или лодки, и вернулись в Тобол, не доставив только двух вышеупомянутых пленных. Как только казаки удалились, Кучум приказал своим рыбакам и другим разыскать тело утонувшего Ермака Тимофеевича, обещая тому, кто его найдет, столько серебра, сколько весит тело. «Ибо, – сказал он, – как достану его, велю разрубить на мелкие кусочки, и съем его сам с моей супругой и детьми, как врага моего и моего царства». Тогда казаки, возвращаясь обратно, чтобы не остаться без главы, выбрали атаманом, на место Ермака Тимофеевича, упомянутого Грозу Ивановича.

В 1575 г. атаман Гроза, совершив, по своему обычаю, службу в церкви, в таких же лодках, как и прежде, отправился с 1000 казаками вверх по Иртышу и дошел до места Абалак, где еще держался Кучум. Тот выслал против него своего шурина, Ики Ирку, но атаман Гроза разбил этого Ики Ирку и 540 человек. Взял в плен живыми 20 человек. Из его людей было ранено лишь 6 человек. Царь Кучум, увидев, что его народ как бы тает, убежал с женой и детьми к калмакскому хану Абдар Тайше, который приходился ему дядей. Этот Кучум имел 7 настоящих жен, хотя одна из них была главной, и 25 наложниц. От первых он имел 5 сыновей, а от последних – 12.

После этого Кучум со своими сыновьями большими полчищами часто нападал на завоеванные [казаками] места, надеясь возвратить свое царство. Но они ничего не достигли, и с Божьей помощью, их всегда разбивали».

Здесь заканчивается указанное выше сообщение.

После смерти атамана Ермака Тимофеевича, атаман Гроза Иванович со своими казаками отправился из Тобол по реке Иртыш до Оби и спустился по Оби до Березова*. Что касается правописания собственных имен рек, народов и городов, я придерживался присланного текста, но в наше время они несколько изменились. Это довольно крупное поселение. На всех людей, живших по обоим берегам большой реки, до самого океана, атаман наложил дань, на каждого человека – по его состоятельности. Он построил город Березов и в него поместил заложников, взятых от окрестных народностей, с условием, заменять их каждые полгода, если на их место назначат таких же влиятельных людей. Их знатнейших он взял с собой в Тобол. Этот поход совершил он в один год. Привел в подданство все эти народы и не только их, но и тех, которые живут по берегам рек Обдора), Сосьва, Вогулка, Комда, Мрасса и по другим рекам.

Н. Витсен «Северная и Восточная Тартария, включающая области, расположенные в северной и восточной частях Европы и Азии», 1692 год

 

Поделиться: