Нагайя

Земли нагайских тартар, живущих большей частью на востоке от Волги, выше Астракани, простираются до реки Яик, которая впадает в Каспийское море, но и на другой стороне Волги, до областей, лежащих около рек Танаис и Ниепер.

Считается, что нагайцы могут собрать 50 000 человек верхом. Они мало живут в городах, у них лачуги, которые они возят с собой на телегах и ставят на том месте, где остановились пасти скот.

По большей части они, правда, магометане, но не совсем живут по законам. Не знают ни молитвы, ни поста. Питаются мясом и молоком. Они очень неопрятно едят, берут пищу пятью пальцами и, закинув голову, бросают себе в горло. Пьют кислое коровье и кобылье молоко. Скота у них очень много.

Они располагаются лагерем, обычно на берегах рек, и огораживают свой стан жердями, чтобы не потерять домашний скот, либо от хищных зверей, либо от крымских тартар или грабителей-черкассов.

1. Чиркасские 2. Нагайские тартары
1. Чиркасские 2. Нагайские тартары

Кража у них не наказывается смертью, а вора заковывают в кандалы, пока он не заплатит штраф, и, если он этого не сделает, его продают.

В Каспийском море есть различные острова, такие как Кулалинский, Нижний, Тюлений и другие.

Геродот уже мог сказать про Каспийское море, что оно закрытое, следующими словами:

«Река Араксис течет в Каспийское море: это море самостоятельное и не имеет связи с другими морями. Также об этом судит и Аристотель, который говорит, что Каспийское море отрезано от другого большого моря и кругом имеет свое население.

А также Птоломей, который говорит, что Хирканское, или Каспийское, море окружено землей, хотя другие древние считали, что это море, с помощью рек Обь и Римникус, про которые они думали, что они из него выходят, связано со скифским океаном или Ледяным морем, как это можно прочитать у Клувериуса.
Дно Каспийского моря песчаное, там много раковин.

  • Нагайцы очень дики в обращении: тот, кому нечего есть, может свободно идти и садиться за стол там, где таковой находит.
  • Оттого что у них множество скота, нагайцы много торгуют шкурами, а также и рабами, которых привозят в Константинополь, и маслом. За свой товар они не требуют денег, а меняют его на ситец, грубое сукно и другие мелочи.
  • В этой стране нет мостов, почему там неудобно ездить.
  • Они носят шапки из меха.
  • Мужчины некрасивы, с плоскими лицами, с маленькими глазами и большой головой с плоским носом.
  • Шамахи – персидский город, расположенный вблизи Каспийского моря, которое раньше как будто называлось Сириполис; недалеко от этого города бьет ключом Oleum Petroleum.
  • При бракосочетании нет других обязательств, кроме приглашения свидетелей. Они часто заключают браки с кровными родственниками и близкими родными. Невеста не получает приданого.
  • Суд вершит их глава. Они никого не убивают за преступление, только за преднамеренное убийство.

Молодые женщины не слишком некрасивы: белокожи, но несколько широколицы, высокого роста, но неопрятны и грязны в одежде и в обращении, но особенно некрасивы, когда стареют. У них обычно две лачуги: одна для мужа и жены, другая для детей, – а слуги должны обходиться без крыши, даже зимой.
Нагайцы, согласно некоторым писателям, частично находятся под властью тартар, а частично под московитами, а некоторые – свободные люди. 

  • Иначе они еще разделяются на Большую и Малую Нагайю. Те, которые живут около Крыма, слывут самыми храбрыми.
  • У них нет врачей. Если кто заболеет, то приходит священник, или мулла, с алкораном к тем, кто является магометанами, и производит около больных для их исцеления много суеверных движений. На раны они кладут вареное мясо и вливают в них жир.
  • Девушки редко становятся блудницами, потому что их держат в телегах запертыми до замужества, но замужние женщины очень склонны к этому.
  • Тот, кто беден и не может купить себе жену, должен остаться неженатым.
  • Эти люди презирают тех, которые живут в домах, и говорят, что они плохие солдаты.

У нагайских тартар встречаются лошади, как Тавернье говорит, которых они никогда не продают за пределы страны, ибо они считают, что они слишком ценные. Их используют только для того, чтобы грабить врага, и только тогда, когда им шесть – восемь лет. Они бегают чрезвычайно быстро, могут пройти три – четыре дня, принимая только каждые восемь часов горстку травы или сена, и пьют тогда только раз в сутки. Этих лошадей обучают особенным образом: их заставляют ходить с привязанной тяжестью, дня ото дня тяжелее, весом около двух человек, уменьшая ежедневно количество корма, когда тяжесть, которую они носят, увеличивается, и, подобно тому как груз увеличивается, корм постепенно уменьшается. Таким образом, их заставляют ходить несколько миль в день, и последние дни они совсем не получают пищи и питья. И так эти лошади приучаются к труду. В последний день их загоняют до пота, и когда они горячие, обливают холодной водой, чтобы больше закалить. Все это время их заставляют есть и пить с уздой во рту.

Лошади здесь с толстым животом, толстой шеей и головой и грубым волосом. Они их ежегодно продают в Москву и приезжают туда с 20–30 и до 40 тысяч одновременно.

Конина для них – самая вкусная пища, и они убивают всех больных и старых, отработавших лошадей, для пропитания. Баранину они любят меньше.
В то время, когда Сигизмундус, барон фон Герберштейн, а именно в 1595 г., был в Московии как посол императора, эти нагайские тартары были разделены между тремя братьями. Шейдак, который владел городом Сарайчик и несколькими землями за Волгой, к востоку от реки Яик; второй был Коссум, который владел несколькими областями между Камой, Яиком и Волгой; третий владел частью земли к северу. Эти земли лесисты, кроме той, равнинной, которая простирается к Сарайчику. Но теперь этот народ сильно уменьшился как по его роли, так и по количеству. Они не владеют городами, они обязаны платить дань Их Царскому Величеству, но живут под собственными князьями, или начальниками, которые получают власть, благодаря их качествам, рождению и возрасту. Они кочуют родами, имели раньше область, согласно упомянутому барону в его описании Московии, почти как республика Венеция, между реками Волга и Яик. Это были прежде народы, которые назывались заволжские и которые все вместе жили под королями, которые теперь рассеяны и уничтожены.
Тартар считают жестокими. Они живут дико и очень мало религиозны, пьют кровь.

Их одежда – шкуры животных: шерстью наружу летом и шерстью внутрь – зимой. Они носят ситцевые рубахи, грубо сделанные, различных цветов. Мужчины имеют обычно по три жены, если могут их содержать. Они разделены на роды, которые держатся вместе. Когда они кочуют, то несут копье с лошадиным хвостом, по цвету которого узнают их род. Каждый знает свой ранг и свое место, когда они оседают. Женщины носят длинные, до земли, рубахи; голова обвязана черной фатой.

Когда молодой человек собирается жениться, он выкупает девушку себе в жены у ее родителей и братьев за скот или дает им за нее подарок. Кроме трех жен, мужчинам разрешается держать еще рабынь для своего удовольствия, дети которых, однако, остаются рабами и не являются наследниками.

Этот народ с горячим характером, и женщины больше, чем мужчины. У мужчин жидкая борода. Женщины красивы, у них густые волосы. Они живут на телегах и в шатрах, не имеют постоянных жилищ. Дети и старики живут больше в шатрах, но молодые люди – на телегах. Девушки не смеют слезть с них на виду у других, даже для того чтобы удовлетворить естественную потребность, а открывают внизу телеги отверстие. Телеги сверху закрыты, и есть отдушина, которая может быть перемещена. Телеги девушек снаружи расписаны цветами, около них находится верблюд, забавно убранный, или он запряжен в них. Они пьют кислое молоко: как коровье, так и кобылье. Они едят твердый сыр, который крошат на куски. Не пьют воды или пьют редко. Живут долго. Они очень здоровы. Не едят соли, редко хлеб, только когда им другие народы привозят. Каждый род имеет свой отдельный колодец. Ловят много рыбы, из которых самых крупных сушат на ветру. Часто ходят на охоту и едят много дичи, кроме свиней.

Орды нагайских тартар, числом 80, 100 и 1 000 человек, да и больше, часто воюют друг с другом из-за лугов и травы. Они переезжают по обстоятельствам [по необходимости]. Обрабатывают много садов и имеют фрукты – дыни и виноград – в изобилии. Они любят соколиную охоту, у них и красивые арбузы, огурцы и, кроме того, ячмень и рис. Земледелием занимаются в низменностях. Все у них открыто, они очень честны между собой, редко отнимают друг у друга что-либо, но чужие должны остерегаться: того, что не охраняется, они могут лишиться. Красть у чужих – это у них не считается позором, но то, что им отдают на хранение, они честно возвращают.

Между нагайскими и калмакскими тартарами часто идет борьба и раздоры, и если кто-нибудь в отдельном разногласии погибнет, то за его смерть мстят друзья убитого.

Как калмаки, так и нагайцы кочуют со своими лачугами, оседают там, где находят воду и пастбище. Их главное богатство – животные. Когда они переходят к оседлому образу жизни, то каждый князь со своими подданными устраивает себя как бы в городе с красивыми улицами, составленными из шатров и лачуг. Они располагаются лагерем, иногда в полудне пути друг от друга, в зависимости от пастбищ. У них очень много орлов, которых они держат для забавы. Перед некоторыми лачугами они [орлы] сидят часто по два, три, четыре, на деревянных палках или на крестах. Когда орлы стареют, то их перья употребляют как стрелы. Когда снимают лагерь, то ставят свой дом, или шатер, со всеми принадлежностями, женой и детьми, на длинную телегу, запряженную дромадером, верблюдом или лошадью, а иногда двумя волами.

Дети ходят больше голыми. Они делают сыр из лошадиного молока, а также и водку. Вместо хлеба они едят кашу на воде. Конина, которую они едят, лишь полувареная. У их девушек бритая голова, в знак их девственности, а выйдя замуж, они отращивают волосы спереди. Они держат свои лагеря очень чистыми. Лачуги покрыты соломой или войлоком. Когда они отправляют свои потребности, то закрывают их землей.

1690. Недалеко от Астракани теперь живет один калмакский принц по имени Меншак, который имеет часть нагайцев в своем подчинении, которые иногда ходят кормиться на другую сторону Волги, и тогда он велит держать строгий надзор, чтобы они не убежали в Крым.

Князь Булат теперь князь пятигорских нагайцев, и князь Шафкал – нагайцев, которые расположены у Черкасских гор. Первый находится в союзе с Их Царскими Величествами, но второй держится без какого-либо договора.

Н. Витсен «Северная и Восточная Тартария, включающая области, расположенные в северной и восточной частях Европы и Азии», 1692 год

Поделиться: