О человецех незнаемых на восточной стране и о языцех розных

Полный текст сказания по рукописи XVI века, хранящейся в Императорской Публичной Библиотеке: Погод. № 1572.


На восточной стране, за Югорьскою землею, над морем, живут люди Самоедь, зовомый Малгонзеи. Ядь их мясо оленье да рыба да межи собою друг друга ядять. А гость к ним откуду приидет, и они дети свои закалают на гостей да кормять; а которой у них гость умрет, и они того снедают, а в землю не хоронят, а своих також. Сии ж людие не великии возрастом, плосковиды, носы малы, но резвы велми и стрелцы скоры и горазди. А ездят на оленех и на собаках; а платье носят соболие и оление, а товар их соболи.

В той же стране, за теми людми, над морем, живут иная Самоедь такова: Линная словет; лете месяц живут в море, а на сухе не живут того деля: того месяца понеже тело на них трескается, и они тот месяц в воде лежат, а на берег не могут вылезти.

В той же стране, за теми людми, над морем, есть иная Самоедь: по пуп люди мохнаты до долу, а от пупа вверх — как и прочии человеци. А ядь их рыбы и мясо; а торг их соболи, да песцы, да пыжы, да оленьи кожы.

В той же стране, за теми людми, над тем же морем, иная Самоедь такова: вверху рты, рот на темени, а не говорят; а видение в пошлину человеци; а коли едят, и они крошат мясо или рыбу да кладут под колпакы или под шапку, и как почнуть ясти, и они плечима движуть вверх и вниз.

В той же стране, за теми людми, есть иная Самоедь такова, как и прочии человеци: по зиме умирают на два месяца, умирают же тако: как где застанет которого в те месяци, то туто и сядет, а у него из носа вода изойдеть, как от потока, да вымерзнет к земли; и кто человек иные земли неведанием то толко отразит, у него спхнет с места, ин умрет, то уже не оживет; а не сопхнет с места, то той оживет и познает и речет ему: „О чем мя еси, брате, поуродовал?" А оживают, как солнце на лето поворотится. Такоже на всяк год оживают и умирают. — В той же стране, в верху Оби реки великия, есть такова земля: Балд именуется; леса на ней нет. А людие на ней, как и прочии человеци, живут в земле, а ядят мясо соболи; а иного у них звери никоторого нет, опроче соболиа. А носят платие соболие и рукавицы и ногавицы, а иного платиа у них нет, ни товару никоторого; а соболи ж у них черны велми и великы; шерсть жива соболи по земли ся волочит.

В той же стране есть такова Самоедь: в и пошлину аки человеци, но без голов; рты у них меж плечима, а очи в грудех. А ядь их головы сырые оленьи; и коли им ясти, и они головы оленьи взметывают собе в рот на плечи и на другый день измещут из себя туда же. А не говорят. А стрелба ж у них такова: трубка железна в руце, а в другой руце стрелка железна, да стрелку ту вкладывает в трубку да бьет молотком в трубку ту. А товару у них никоторого нет.

В верх тоя ж реки Оби великиа, в той же стране, есть иная Самоедь: ходят по подземелью иною рекою день да нощь со огни, и выходят на езеро, и над тем езером свет пречюден, и град велик стоит над тем же езером, а посада нет у него: и коли поедет кто ко граду тому, и тогда шум велик слышати в граде том, как и в прочих градех; и как приидут в него, ино людей в нем нет, ни шуму не слышати никоторого, ни иного чего животна, толико во всяких дворех ясти и пити много всего и товару всякого, кому что надобеть, и прочь отходят; а кто без цены возмет и как прочь отойдет, и товар у него изгинет, обрящется пакы в своем месте; и как прочь отходят от града того, и шум паки слышати, и как и в прочих градех.

Во восточной же стране есть иная Самоедь, зовома Каменьская: облежит около Югорьские земли. А живут по горам по высоким, а ездят на оленех и на собаках, а платие носят соболие и оление; а ядь их мясо оленье да собачину и бобровину сыру ядят, а кровь пьют человечю и всякую. Да есть у них таковы люди лекари: у которово человека внутри нездорово, и они брюхо режут да нутрь вымают. Да в той же Самоеди видали, кажут, Самоедь же, старые люди с горы подле море мертвых своих идут плачющи множество их, и за ними идеть велик человек, палицею железною погоняя их.

печатается по: Сибирь в XVII веке: Сборник старинных русских статей о Сибири и прилежащих к ней землях. М., 1890. С. III—IV, 3—6.


„О человецех незнаемых на восточной стране и о языцех розных".— Пояснение А. Титова

Статья эта составлена, по всей вероятности, в исходе XV века и представляет собою наиболее раннее русское описание некоторых местностей западной Сибири и народов, в ней обитавших. Характер сообщаемых в ней известий представляется, по первому впечатлению, несколько сказочным, но ближайшее изследование ея содержания, сделанное недавно профессором Дм. Н. Анучиным[1], заставляет смотреть на это сказание как на весьма ценный исторический памятник.
„В нем", говорит г. Анучин, — „мы находим первый сколько-нибудь связный разсказ о народах по нижнему течению реке Оби и по реке Тазу, об Юраках, Каменских Самоедах и других племенах, им родственных, первые слухи о странах в верховьях Оби, о некоторых племенах тюрко-монгольских, их быте, древней разработке алтайских копей, немом торге, шаманстве и т. д. В некоторых отношениях статья представляет интерес и для общей этнологии или истории первобытной культуры: здесь мы встречаем известия о людоедстве, о стрельбе из железных трубок, одну из древнейших легенд о мертвом городе и т. д. Наконец, статья заслуживает внимания и в историко-географическом отношении в виду того, что некоторыя данныя ея дали материал для иностранных карт XVI века, и что отсюда, по видимому, были заимствованы понятия о странах Molgomzaia, Baida и о Каменских Самоедах".
Текст этого сказания напечатан нами по рукописи XVI века, хранящейся в Императорской Публичной Библиотеке: Погод. № 1572. В вышеупомянутом труде г. Анучина также помещен текст этого сказания, но по другим рукописям, впрочем в редакции сходной с нашею.

[1] ↑См. статью Дм. Н. Анучина: „К истории ознакомления с Сибирью до Ермака" в ХІѴ-м томе издаваемых Московским Археологическим Обществом „Древностей".

Поделиться: