1703 г. не позднее июля 23 — Отписка Кунгурского судных земских дел бурмистра Евтихея Ерофеева (Веселкова) и земского старосты Елисея Рябухина в Сибирский приказ о крестьянском “бунте” в уезде

Великому государю, царю и великому князю Петру Алексеевичю всеа Великия и Малыя и Белыя Росии самодержцу сироты твои, кунгурские судных земских дел бурмистры Евтихий Ерофеев с товарыщем да земской староста Елисей Рябухин с мирскими людми челом бьют.

В нынешнем, государь, 1703-м году июля в 2 день по твоему, великого государя, царя и великого князя Петра Алексеевича всеа Великия и Малыя и Белия Росии самодержца, указу приехал на Кунгур ис Сибири, с Верхотурья, стольник и воевода Алексей Иванович Калитин для рудного промыслу медной и железной и серной руд, а мы, сироты твои, в том рудном промыслу во всем ему, стольнику и воеводе Алексею Ивановичю послушны и работных людей градские люди и ближних сел и деревень крестьяне на работу даем. И в нынешнем же, государь, 1703-м году июля в 17 день Кунгурского уезду села Златоустовского крестьянин Елфим Балиевской да дясятник Семен Токарев били челом тебе, великому государю, а на Кунгуре в судной земской избе словесно. А в словесном их челобитье написано: в нынешнем де 1703-м году июля в 16 день Кунгурского де уезду села Преображенского Овдий Пигилев да Торговишного острошку Сидор Стахиев с сыном, Конан Дымшаков да Яков Ташкинов с товарыщи, человек ста с три и больши, приехали де к нему, Елфиму, в дом и в доме де у него, Елфима, жену ево и детей били плетми насмерть и пограбили, а что грабежем у него, Елфима, взяли, и то писано на Кунгуре в словесном ево челобитье.

Да в нынешнем же, государь, 1703-м году июля того ж числа по указу великого государя и по приказу столника и воеводы Алексея Ивановича Калитина посланы были в село Златоустовское Кунгурской площади подьячей Семен Никитин Черепахин с сибирскими верхотурским плотником и казаками да с ними ж послан был кунгурской стрелец для наряду к серному ключю для дела ларей. И они, Овдей Пигилев с товарыщи, их, подьячего Семена Никитина и сибирских казаков и плотника и Кунгурского стрелца, били насмерть и у него, Семена, левую руку переломили и ограбили.

Да в том же вышеписанном числе того ж села Преображенска, Соколих гор, да Торговишного острошку и села Николского Мидянки с приходы крестьяне — он же Овдей Пигилев с товарыщи — к городу Кунгуру приезжали со многими людми со всяким оружьем. И, уведая столник и воевода Алексей Иванович Калитин, что они к городу приехали многолюдством, неведомо для какова воровского умыслу с ружьем, и поспал к ним, крестьяном, нас, сирот твоих, бурмистра Евтихия да земского старосту Елисея с посадскими людьми: для чего они, крестьяне, к городу Кунгуру, собрався, с ружьем, со многими людми приехали. И они, крестьяне, в то время при нас, сиротах твоих, говорили: мы де приехали к столнику и воеводе Алексею Ивановичю Калитину слушать великого государя указ, по чему де он, столник и воевода Алексей Иванович Калитин, городом Кунгуром и крестьяны судом ведает. Да в то ж время приехал к ним, крестьяном, перепищик из города Иван Титов сын Текутьев с сибирскими казаками об том же о розговоре, и они, крестьяне, ему, Ивану Текутьеву, говорили те ж речи. И он, Иван Текутьев, ис тех крестьян с сибирскими казаками взял в город Овдия Пигилева, Тихона Печерских. А как их повели в город, и они, крестьяне, закрычали разными ясаками и к городу зачали приезжать в близость. И он, стольник и воевода Алексей Иванович Калитин, чаял от них, крестьян, бунт, з земляного города ис пушек стрелял и к городу их не пустил, а того Овдия Пигилева, Тихона Печерских он, стольник и воевода Алексей Иванович Калитин, пытал. И он, Овдей, с пытки винился: как де будем в город многолюдством, ево де, стольника и воеводу Алексея Ивановича Капитана, убьем до смерти, и тому всему следуют пыточные речи и подлинное их дело.

И того июля в 17 день числа они, вышеписанные крестьяне, от города отошли и начевали от города с версту, и он, столник и воевода Алексей Иванович Калитин, начевал в меньшем деревянном городе. Июля ж в 18 день по утру то ж вышеписанные крестьяне многолюдством со всяким оружьем к городу приехали, и он, столник и воевода Алексей Иванович Калитин, посылал к ним, крестьяном, кунгурской соборной Богоявленской церкви протопопа Иоанна Антониева да нас, сирот твоих, бурмистров с посадскими людми, с указом великого государя и велел нам тот великого государя указ и послушную память из Ратуши им, крестьянам, вычесть, что город Кунгур велено ведать в Сибирском приказе и приписан к Верхотурью и во всем им, кунгурцам, велено быть послушным. И мы, сироты твои, бурмистр с товарыщи, тот великого государя указ и из Ратуши послушную память им, крестьяном, вычитали, и они, крестьяне, оказали, что де мы указу великого государя не противны. И протопоп Иоанн Антониев и мы, сироты твои, им, крестьяном, говорили, чтоб они, крестьяне, многолюдством с оружьем в город не ходили и поехали б в домы свои.

А для чего у них, крестьян, такое многолюдственное собрание было и с оружьем к городу и для какова воровского умыслу приезжали, того мы, бурмистры Евтихей с товарыщем и земской староста с градскими людми, не ведаем и к воровскому их умыслу мы не пристаем, и впредь мы, бурмистры и земской староста з градскими людми, от их, вышеписанных крестьян, многолюдственного собрания и приезду опасны, чтоб нам от того не разоритца.

А сию отписку с Кунгура поспали мы, сироты твои, к тебе, великому государю, царю и великому князю Петру Алексеевичю всеа Великия и Малыя и Белыя Росни самодержцу к Москве июля в ... день [1] с кунгурским нарочным посылщиком. А отписку велели ему подать в Сибирском приказе думному дьяку Андрею Андреевичю Виниюсу с товарыщи.

К сей отписке по велению земского старосты Елисия Ребухина кунгурец Захар Ситников руку приложил.

ЦГАДА, ф. Сибирский приказ, 1703 г., кн. 1481, л. 88 и об.— Подлинник.

источник: О кунгурском восстании 1703 г. // Исторический архив, № 4. 1955

[1] ↑ Дата в тексте отсутствует.

Поделиться: