1698, мая 2. Царская грамота Кунгурскому воеводе Алексею Калитину, о предоставлении земским старостам и целовальникам сбора стрелецких, оброчных и других денег и о невмешательстве в распоряжения по означенным сборам воевод

От великого государя царя и великого князя Петра Алексеевича (титул), на Кунгур, столнику нашему и воеводе Алексею Ивановичю Калитину.

В прошлом во 160 году, ноября в 22 день, по указу отца нашего государева, блаженныя памяти великого государя царя и великого князя Алексея Михайловича (титул), велено Тотемцом, посадским людем и волостным крестьяном, с Тотьмы с посаду и с Тотемского уезду, всякие денежные доходы и стрелецкие денги, по вся годы, платить в нашу великого государя казну на два срока, на Рождество Христово да на Троицын день, самим, мимо воевод и приказных людей, чтоб им налог и обид болших не было; а сбирать те денги посадским земским старостам, а в Тотемском уезде волостным судейкам, самим, против прошлых лет, а к Москве привозить те денги целовалником самим же, ежегод, безпереводно, не дожидаясь о том наших великого государя указов и не пропустя сроков; а буде Тотемцы, посадские люди и волостные крестьяне, на те сроки денежных всяких доходов платить не учнут, и на них имать пени по сту рублев за срок; а воеводам во всякие доходы, без указу, никоторыми делы вступаться не велено, и для тех денежных сборов на ослушников давать воеводам земскому старосте приставов, сколко человек понадобится, чтоб денежной сбор у них ни за чем не стал; а как учнут денежную казну к Москве с целовалники отпущать, и подводы и провожатых давать им же воеводам по прежнему, без замотчания и без задержания, чтоб затем на Тотме казна не стала; а буде воеводы и приказные люди учнут в сбор вступаться, и чинить обиду, и подводами и провожатыми казну на Тотьме задерживать, и за то пени по сту рублев, за оба сроки, править велено на воеводах и на приказных людех. А в прошлом во 188 году, ноября в 27 день, в указе брата нашего государева, блаженныя памяти великого государя царя и великого князя Феодора Алексеевича, всеа Великия и Малыя и Белыя Росии самодержца, из стрелецкого приказу, писано: велено в городех, с посадских людей и с уездных крестьян, данные, и полоняничные, и четвертные, и ямские, и пищалные, и малую ямщину, и подмоги подъячим, и сторожам, и палачам, и тюремным и губным целовалником, и что сбирано воеводских дворов и губных изб и в тюремное строение, и в приказную избу на свечи, и на бумагу и на чернила, и на дрова, и на иные на какие мелкие расходы, денежные доходы, которые они платили наперед того, по сошному писму, в розных приказех, и сверх того по воеводским прихотям, для многих податей и тягостей оставить и впредь до валовых писцов тех денег не сбирать; а буде в котором городе, до того его великого государя указу, такие мелкие денежные доходы по прежним окладным книгам, с посадских и с уездных людей что взято, и те сборные денги роздать тем же людем с кого сколко взято; а вместо тех вышеписанных мелких денежных доходов, на жалованье московским стрелцом, с прежних и с прибылых дворов, по переписным книгам, на 188 год веять и впред имать в стрелецкой приказ указною статьею, перед прежним с убавкою; а на которых посадских и уездных людех положены оброчные денги с лавок, и с мелниц, и с иных оброчных статей, и платят они те денги из воли своей по перекупке, и те денги имать с них, с тех оброчных статей, по прежнему. Да в городех же быть одним воеводам, а горододелцом, и сыщиком, и губным старостам, и ямским приказчиком, и осадным и пушкарским и засечным и у житниц головам, и для денежного и хлебного сбору с Москвы присылным сборщиком не быть; а городовое строение, и засеки, и губные дела, и ямских охотников, и денежной и хлебной сбор, и всякие дела, ведать воеводам одним, чтоб впред от того гродским и уездным людем в кормех и в подводах лишних тягостей не было; и губные избы во всех городех сломать, а губным подъячим быть у дел с воеводы в съезжих избах, с прежними подьячими вместе, а у тюрем целовалником быть по прежнему, с уездных людей, с переменою погодно, без денежной подмоги; а засечных голов, и губных старост, и ямских приказчиков, и осадных и пушкарских и житничьих голов, написать в службу разборщиком, кто в какую пригодится; а подъячим на годовое жалованье, и свечи, и на бумагу и на чернила, и на дрова, и на иные всякие мелкие росходы, давать из пошлинных денег с судных дел и изо всяких денежных неокладных доходов. И тот наш великого государя указ в городех посадским и уездным людем сказать всем вслух и в торговые дни честь не поодиножды, чтоб они, видя к себе наше великого государя жалованье и милостивое призрение, в таких тягостях освобождение и лготу, денежные доходы и стрелецкой хлеб, что на них положено вновь, по переписным книгам, платили по вся годы, сполна, без недобору, против того, как о том написано в грамотах из стрелецкого и из ямского приказов; и о том, в городы, которые ведомы в новгородском приказе, послушные грамоты посланы. Да во 188 году, по указу брата ж нашего государева, блаженныя памяти великого государя, велено, на дачу нашего великого государя жалованья московским стрелцом за стрелецкой хлеб, и за данные, и за оброчные, и за иные мелкие росходы, Поморских городов с посадских и с уездных людей собрать, на 188 год, по нынешним переписным книгам, указною статьею, с дворового числа; а оклад велено положить, смотря по тяглу и по промыслом, и обложить и сбирать те денги посадским и уездным людем самим, земским старостам и выборным лутчим людем, за верою и за выборам всех посадских и уездных людей, кому они меж себя верят, чтоб богатые и полные люди перед бедными во лготе, а бедные перед богатыми в тягости не были, и в том меж собою земским старостам и выборным лутчим людем и окладчиком велено смотреть накрепко, чтоб никто в избыли не был, и велено учинить тем доходом окладные книги, за своими и за окладчиковыми руками, и те книги держать в земских избах впредь для сбору; а буде которые посадские и уездные люди, в платеже тех денег, против окладчиковых Окладных книг, и в окладе, и в поверстке, меж собою учнут ослушаться и платить не станут, и на лутчих людех, за их ослушание, имать пени по пятидесят рублев на человеке, и середним и молодчим людем чинить наказанье, чтоб в том платеже никто в избылых не был. А во 190 году, по нашему великого государя указу и по гостиному окладу, с посадских и с уездных людей стрелецкие денги велено сбирать тех городов посадским и уездным людем, выбрав меж себя земских старость и лутчих людей, кому они верят, из первой и из середней и из меншой статей, сколко в котором городе пристойно, и за выбором всех посадских людей, и велено чинить меж себя оклады, смотря по пожитком и по промыслом, погодно, или в два или в три года, и по тем охладом розверстываться имянно, сколко в котором году кому именем тех денег доведется платить, чтоб лутчие и полные люди перед середними и меншей статьи людми во лготе, а середние и меншой статьи перяд лутчими и полными людми в тягости и никто б в избылых не был, и чтоб, по тому их окладу и по розвытке, возможно заплатить всякому человеку свою долю без доимки; а иных никаких своих росходов в те стрелецкие денги прикладывать не велено, для того, чтоб знатно было, сколко с кого против их окладу, на ком имянем, взять доведется; а буде, сверх стрелецких денег, есть иные какие поборы и мирские их росходы, и для того велено чинить им оклады и розвытку особую; а сколко с кого иманы, по окладу их, что учинять меж себя, доведется взять стрелецких денег, и тому всему велено написав имянные книги и за руками выборных людей держать в земской избе, и в тех книгах подписывать под всякою статьею имянно, кто стрелецкие денги заплатит, и кто не заплатит, чтоб впредь про то мочно было ведатца уездным людем, для окладу и розверстки стрелецких денег, велено выбрать из розных волостей выборных людей, и оклад и розверстку всякой волости и деревне чинить меж себя, по землям и по угодьям, и не посягая ни на кого, и ни с какими иными поборы стрелецких денег не метать же; и те стрелецкие денги на посадских и уездных людех велено сбирать им земским старостам безо всякого мотчаниа и не норовя никому, чтоб тех денег в доимке отнюдь не было, а с кого имяны в городех стрелецкие денги взяты будут, и тем людем давать отписи за руками; а буде которые посадские люди и уездные крестьяне учинятся силны, и стрелецких денег платить не учнут, и на тех ослушниках стрелецкие денги велено править безо всякие пощады.

Да по справке в новгородском и в устюжском приказех с нашими ж великого государя указы, каковы состоялись в тех приказех: в уездах, в Ярянском и в Кайгородском и в Усолском, в отписных сошках, в Сысолских и в Устьянских волостях, и в Луской Пермце с крестьян стрелецкие и оброчные денги и всякие подати сбирают, и росправу всякую чинят земские судейки изстари, и с отписками своими те денги присылают, к Москве, по вся годы, сполна, без недоимки; а воеводам и приказным людем в тех волостях быть не велено, и ни к которому городу те волости не приписаны, а в земских судейках бывают, по крестьянскому выбору, тех же волостей крестьяне. А в прошлых во 197 да в 205 годех, по нашему великого государя указу, а по челобитью Устюга Великого всех уездных земских старость и всего Устюжского уезду крестьян, посланы наши великого государя грамоты на Устюг к воеводам, а к земским старостам памяти: велено, с посадских людей и с уездных крестьян, стрелецкие денги и иные всякие доходы сбирать в земской избе, земским старостам и целовалником, кого к тому сбору мирские люди меж себя выберут, и платить им те денги в году на три срока, по третям: первую треть в сентябре, вторую в декабре, третью в феврале месяцах; а кто из них в платеже тех доходов будут ослушны, и на те сроки собою платить не учнут, и для правежу тех денег посылать им из земской избы, им же земским старостам, своих розсылщиков, и те денги сбирать им по окладу сполна, чтоб ничего в доимке отнюдь не было; а воеводам, для того правежу, в Устюжской уезд, из приказной избы подъячих, и стрелцов, и приставов, посылать и тем в подводах и в ездовых денгах никаких убытков чинить отнюдь не велено. Да в прошлом же в 200 да в 204 годех, по челобитью имянитого человека Григорья Дмитриевича Строганова да Соли-Вычегодской земских старост и Усолского уезду крестьян, велено: Соли Вычегодской посадским людем и уездным крестьяном, по окладу, стрелецкие денги, с дворового числа, по переписным книгам, считался меж себя сбирать в земскую избу земским и всеуездным выборным старостам и денежным сборщиком, и присылать к Москве в устюжской приказ, в год на два срока, первую половину в декабре, а другую в марте месяцах, в средних числех, по вся годы, без доимки и не дожидаясь присылок; а отписки писать о присыле денежной казны им же земским старостам ив земской избы, мимо воевод, и в том по земских старостах и по сборщиках взяты поручные записи, а воеводам ныне и впред в сбор тех денег вступаться не велено. Да в прошлом в 202 году, февраля в 10 день, по нашему великого государя указу, велено: стрелецкие и оброчные денги с Тотемского посаду и с уезду сбирать, а на ослушниках править, с посаду тотемскому земскому старосте, а с уезду волостным судейкам и целовалником, на Тотьме в земской избе, и высылать те денги к Москве им старостам и судейкам, с своими отписками и с целовалники и с провожатыми, в году на два срока, в декабре да в марте месяцах в средних числех, потому что они Тотемцы в челобитье своем также и в сказках написали, что те стрелецкие и оброчные денги по вся годы станут они платить без доимки, а воеводам и приказным людем в сборе тех денег, и к Москве в высылку отнюдь вступаться никоторыми делы не велено и наших великого государя грамот к воеводам, о сборе и о высылке тех денег, с 203 году посылать не велено, а велено посылать к земским старостам и к судейкам памяти и учинить заказ крепкой, чтоб земские старосты и судейки и целовалники те денги, по окладу, по вся годы, сполна сбирали и на указные сроки к Москве высылали без доимки; а буде они земские старосты, и судейки, и целовалники, в котором году учинять хотя малую доимку, и им учинено будет жестокое наказанье без пощады и сосланы будут в ссылку в далные Сибирские городы, а домы их и животы будут взяты на нас же великого государя.

И ныне указали мы великий государь: во всех городех, которые ведомы в новгородском, и в устюжском, и в володимерском, и в галицком приказех, посадским людем и уездным крестьяном, по прежним указом отца нашего государева, блаженныя памяти великого государя царя и великого князя Алексея Михаиловича (титул) и брата нашего государева, блаженныя ж памяти великого государя царя и великого князя Феодора Алексеевича, (титул) и по нашим великого государя указом же, каковы состоялись в прошлых годех, тех городов с посадов и с уездов стрелецкие и оброчные денги и иные всякие денежные доходы, на прошлые годы из доимки, а на нынешней 206 год по окладу, ныне и впред сбирать, а на ослушниках править, самим тех городов земским старостам и волостным судейкам и целовалником, в земских избах, мимо воевод и приказных людей, за выбором всех градских и уездных людей, и складываться меж себя в тех сборех, смотря по пожитком и по промыслом, во всем по прежним же нашим великого государя указом, и сбирая те всякие денежные доходы присылать к Москве, в те вышеписанные приказы, им старостам и судейкам и целовалником, с своими отписками и с целовалники и с провожатыми, в году на два срока, в декабре да в марте месяцах в средних числех, ежегод, безпереводно, не дожидаясь о том наших великого государя указов, и нарочных для того присылок, и не пропусти тех вышеписанных сроков; а для розсылки, и для сбору тех окладных денег, и правежу на ослушниках доимки, выбрать им старостам и мирским людем, в посадех и в уездех, междо себя ходоков, по сколку человек в городе и в уезде пристойно, и в меншей статьи молодчих людей, для того чтоб им посадским людем и уездным крестьяном в том от прежде бывших приказных приставов волокит и убытков и разорения не было; а воеводам и приказным людем в те селы, и во всякие денежные доходы, и в московские отпуски, не вступаться и наших великого государя грамот к ним воеводам о сборе и о высылке тех денег впред с нынешняго 206 году, не посылать, и ни в чем им в тех денежных сборех земских старост и целовалников и судеек не ведать, для того, чтоб им градским людем и уездным крестьяном от них воевод и приказных людей в том помешки и задержати и налог и обид не было, потому что и в прошлых годех того сбору им воеводам ведать не веленож: для того, что, по их воеводским прихотям, были многие, с посадских людей и с уездных крестьян, ненадобные сборы и держаны в расход на их прихоти, и теми своими прихотьми и сборами они воеводы настоящие денежные сборы останавливали и запускали многую доимку, также и ныне они воеводы и приказные люди, на прошлые годы доимку и на нынешней на 206 год в оклад, против наших великого государя посланных к ним грамот, многие стрелецкие денги и оброчные доходы запустили в доимку и к Москве не выслали; и с вышеписанного нашего великого государя указу послать о том указы к земским старостам и к судейкам и целовалником, и чтоб они земские старосты и судейки и целовалники те денги сбирали, по окладу, по вся годы сполна и присылали к Москве за указные сроки без доимки; а буде они земские старосты и судейки и целовалники с товарыщи, с нынешняго с 206 году, впред в котором году, тем вышеписанным доходом учинять хотя малую доимку, и им за то быть в жестоком наказанье, биты кнутом и сосланы будут с женами и с детми в ссылку, в Азов, на вечное житье, а домы их и животы взяты будут на нас великого государя безповоротно; и о том, во все городы, к воеводам велено послать наши великого государя грамоты, а к земским старостам и к судейкам памяти.—И как к тебе ся наша великого государя грамота придет, и ты б о том наш великого государя указ ведал, и в тот сбор стрелецких и оброчных денег и иных доходов у них земских старост отнюдь ни во что не вступался, и в том сборе и в выборех к тому сбору денежных сборщиков, и целовальников, и ходоков, и в московских отпусках, им земским старостам и целовалником помешки никакой ни малой ни в чем ты, и впредь по тебе будущие воеводы, никакими мерами и приметками не чинил, и сей наш великого государя указ впред для ведома велел записать на Кунгуре в приказной избе в книгу. А к кунгурским земским старостам, о сборе тех денежных доходов и о всем вышеписанном, наши великого государя указы посланы, велено им чинить о том о всем по вышеписанному нашему великого государя указу, мимо тебя; а буде ты им земским старостам и целовалником учнеш в чем какую помешку чинить, и им велено о том к нам великому государю писать.

Писан на Москве, лета 7206, маия во 2 день.

Подлинник.

Скрепа: Диак Андрей Городецкой. Справил Гришка Шибаев.

Помета: 207, Генваря в 25 день, подал великого государя грамоту кунгурец Сенка Лобовиков.

На обороте, в конце находится следующая приписка: По указу великого государя, столнику и воеводе Алексею Калитину велеть с Кунгурцов, с земского старосты и с посадских людей, и с волостного судейки и со крестьян, взять печатных пошлинных денег с сей грамоты, по двадцати по пяти алтын с чину, и того полтора рубли, и прислать в печатной приказ тотчас земскому ж старосте; а буде они тех пошлин вскоре не пришлют, и те пошлины доправлены будут на них вдвое. — Диак Петр Швартов

(Акты Истор., т. 5, № 274).

источник: Титов А.А., Кунгурские акты XVII века

Поделиться: