1691, мая 26—1692, марта 5. Дело об убийстве гулящаго человека

199, маия, в 28 день, великим государем царем и великим князем (имяна и титула) бил челом, а на Кунгуре в приказной избе перед столником и воеводою Дмитреем Ефремовичем Бахметевым извещал словесно Соли-Камской Вознесенского монастыря Воздвиженской пустыни крестьянин Ивашко Смирной;

а в извете своем сказал: в нынешнем де во 199 году, по осени, жил де в той Воздвиженской пустыне на посаде у крестьянина у Демки Шурманова гулящей человек Никишка Леонтьев, и тое де Воздвиженской пустыни, по велению строителя Алексея, стряпчей Родка Литвинов того гулящего человека Никишку имал и поймать его не могл. И после де того приходил тот гулящей человек Никишка к нему Демке Шурманову, да тое ж пустыни к крестьянину к Федке Скалепину; и они де Демка и Федка того гулящего человека Никишку Леонтьева убили; а где убитое тело дели, того де он не ведает.

И великие государи пожаловали б его Ивашка Смирного, велели извет его записать, а Демки Шурманова и Федки Скалепина жен их роспросити.

Маия в 30 день, против извету Воздвиженской пустыни Ивашка Смирново, Демкина жена Шурманова Александрка Родионова дочьв распросе сказала: в вынешнем де во 199 году, по осени, жил де у них гулящей человек Никишка Леонтьев с неделю; а после де того жил он Никишка у Федки Скалепина; и Федка де Скалепин приходил с ним Никиткою в дом к ним. И Воздвиженской де пустыни строитель Алексей послал монастырских служебников того гулящего человека Никишку имать, они де его имали в доме у них и поймать его Никишку не могли. И после де того с неделю спустя, приходил тот гулящей человек Никишка Леонтьев к Федке Скалепину, и жил в таях, и нанимал мужа ея Дему и Федку Скалепина везти себя на Мулы. И муж де ея Демка и Федка Скалепин его Никишку везти до Мулов нанялись, и в вечеру поздно велели ему Никишке идти наперед, а сами поехали за ним Никишкою, и его де Никишку на дороге убили; а в котором месте и где убитое тело бросили, того она не ведает, и денги с него, которые были, сняли, а сколко, того она не ведает, а пояс де того гулящего человека Никишки объявился на Федке Скалепине.

Против роспросных речей Демкины жены Шурманова Александрки Родионовы дочери, Федкина жена Скалепина, Марфутка Гаврилова дочь, роспрашивана.

А в роспросе сказала: в нынешнем де во 199 году, по осени, жил де у них гулящей человек Никишка Леонтьев, и муж де ея Федка с ним Никишкою ходили к Демке Шурманову. И Воздвиженской де пустыни строитель Алексей с братиею посылал стряпчего Родку Литвинова с товарыщи того гулящего человека Никишку имать, и они де Родка с товарищи его Никишку имали и поймать не могли. И после де того с неделю спустя, тот гулящей человек Никишка приходил к ним в дом, и жил в таях, и нанимал. мужа ея Федку и Демку Шурманова везти себя на Мулы, и муж де ея Федка и Демка Шурманов везти его Никишку до Мулов нанялись, и в вечеру поздно велели ему Никишке наперед идти, а сами поехали за ним с Никишкою и на дороге его Никишку убили и денги с него сняли; а пояс де шелковой того гулящего человека Никишки объявился на муже ея Федке.

Демкина жена Шурманова пытана, Александрка Родионова дочь, а дано ей 15 ударов, а с пытки сказала: гулящего де человека Никишку Леонтьева убили муж ея Демка с Федкою Скалепиным и денги с него сняли, а про то де убийство никто не ведал.

Федкина жена Скалепина Марфутка Гаврилова дочь привожена к пытке и роспрашивана с пристрастием; а в роспросе сказала те ж речи, что и в роспросе.

Федка Васильев пытан, а с пытки сказал те ж речи, что и в роспросе.

Савка Иванов пытан, а с пытки сказал те ж речи, что и в роспросе; а вор де и убоец Федка Скалепин приходил в село Тихоновское и приставал у крестьян у Тишки Галахтионова, у Андрюшка Савина.

Лучка Важенин пытан, а с пытки сказал те ж речи, что и в роспросе; а племянник де вора убойца Федки Скалепина Петрушка, как приезжал к нему Лучке, и в тое пору был того ж Степанова Городища у Ивашка Духонина.

Против пытошных речей Савки Иванова, Тишка Галахтионов сыскан и роспрашиван.А в роспросе сказал: в нынешнем де во 199 году, Воздвиженской пустыни Федка Скалепин в село Тихоновское приезжал и к нему Тишке в дом приходил с Савкою Ивановым; а воровства де за ним Федкою он Тишка не ведает.

Против пытошных речей Савки ж Иванова, Андрюшка Савин роспрашиван. А в роспросе сказал: в нынешнем де во 199 году, Воздвиженской пустыни Федка Скалепин у него Андрюшки в доме был; а воровства де он Андрюшка за ним Федкою не ведает.

Против пытошных речей Лучки Важенина, Степанова Городища Ивашко Дугонин роспрашиван. А в роспросе сказал: в нынешнем де во 199 году, зимнею порою, Воздвиженской пустыни Федка Скалепин в доме у него Ивашка был, а племянник де его Федки Скалепина Петрушка у него Ивашка вешним времянем был; а воровства де он Ивашка за ним Федкою и за племянником его Петрушкою не ведает.

199, июня в 7 день, пришел на Кунгур в приказную избу перед столника и воеводу Дмитрея Ефремовича Бахметева Соли-Камской Вознесенского монастыря Воздвиженской пустыни строитель старец Алексей, а с собою привел в приказную избу оговорного человека, смертного убойца Федку Скалепина, да оговорного ж человека в том же убойственном деле Федотка Скоробогатово. А сказал: поимали де их Федку и Федотка тое Воздвиженской пустыни служебники, Галанка Гаврилов с товарыщи, на Каме реке и привели в тое Воздвиженскую пустыню к нему строителю Алексею с братиею.

И приводной Федка Скалепин на Кунгуре в приказной избе перед столником и воеводою Дмитреем Ефремовичем Бахметевым роспрашиван. А в роспросе сказал: в вине де его Федкине волны великие государи. В нынешнем де во 199 году, в Филипов пост, до Рождества Христова за три недели, он Федка с Демкою Шурмановым гулящего человека Никишку Леонтьева на Подкаменном лугу, за деревнею Подкаменною, близ деревни Кочебахтины убили, и убивши тело бросили в Сылву реку в полонью; а денег де с него Никишки сняли рублев с девяносто слишком, да пояс толковой; а крест де с него Никишки серебряной снял Демка Шурманов. Да тех де денег он Федка даль шурину своему деревни Парашины крестьянину Ивашку Родионову полтину, на ссуду, да пошедчи к Соли-Камской он Федка оставил в доме своем 6 рублев, и велел те денги жене своей сослать в село Тихоновское к Федке Васильеву. А которой де крест серебряной снял с гулящего с убитого человека с Никишки Леонтьева Демка Шурманов, и тот де крест отдал он Демка пасынку своему Ивашку.

А монастырские де служебники Родка Литвинов с товарыщи в дом к Демке Шурманову, для имки гулящего человека Никишки Леонтьева, приходили и поймать де не могли. А про то де убийство Никишки Леонтьева нихто не ведал. А в Кунгурской де уезд в село Тихоновское оп Федка ездил и был в домех у Федки Васильева, у Савки Иванова, у Тишки Галахтионова, у Андрюшки Савина; а они де про его Федкино воровство не ведали, что он убил гулящего человека Никишку.

И против роспросных речей Федки Скалепина, деревни Парашины крестьянин Ивашко Родионов сыскан и роспрашиван. А в роспросе сказал: в нынешнем де во 199 году, вешним временем, Федка Скалепин ему Ивашку на ссуду дал денег полтину; а каких де денег дал, того он Ивашко не ведает.

Федка Скалепин пытан, а дано ему 18 ударов. А с пытки сказал: в вине де его Федкине волны великие государи: гулящего де человека Никишку Леонтьева он Федка с Демкою Шурмановым, везучи дорогою за деревнею Подкаменною в санях зарезали и бросили в Сылву реку близь деревни Кочебахтины в полонью; а денег де с него Никишки сняли рублев с девяносто с лишком; а ему де Федке с делу досталось тех денег пол-шестадесять рублев, а Демке де Шурманову осталось 38 рублев, а он де Федка его Демку в делу изобидел. А гулящей же человек Никишка Леонтьев сказывался, что уржумец, и был в розбое вверх Камы реки и розбивали де многих людей, и те де денги, которые с него Никишки он Федка с Демкою Шурмановым сняли, взял он Никишка на розбое. А как де он Федка с Демкою Шурмановым его Никишку повезли бить, и на дороге де встретился с ними Максимко Проскуряков и говорил: я де ведаю, ково вы везите в санях, и в сани де к ним заглядывал, везите де вы тово мужика, которого де имали монастырские служебники. И как де они Федка с Демкою Шурмановым его Никишку убили и приехали в домы свое, и ево де Максимка Проскурякова и жену и детей ево поили вином, и покупали де то вино на те воровские денги, которые сняли с Никишки Леонтьева. Да проведал де про него Федку, что у него Федки объявились денги, и говорил, что де у него объявились те денги от Никишки Леонтьева, Филка Проскуряково, да шедчи де от Соли-Камской он Федка сказывал про убийство Никишки Леонтьева Федотку Скоробогатому и дал де ему Федотку Скоробогатому он Федка полтора рубли денег от того, чтоб в том убойстве гулящего человека Никишки Леонтьева не известить. Да Устьшаквинской де мелницы мелник Анфимко говорил ему Федке, что де он Федка с Демкою Шурмановым гулящего человека Никишку Леонтьева к убили и денги с него сняли; а про то де убийство сказывал ему Анфимку Демка Шурманов; и он де Федка на него Анфимка покупал вино и ево Анфимка поил, чтоб в том убойстве на них не извещать. Да с тем же де гулящим человеком Никишкою Леонтьевым знался Кунгурского уезду деревни Янычевы татарин Бекболко, и у него де Никишки Леонтьева у него Бекболка было пристанище, приходил к нему Бекболку он Никишка по многие времена с Камы реки, как был в разбое, и от них де Федки Скалепина и от Демки Шурманова он Никишка ходил же к нему Бекболку по многие времена. Да он же Федка с пытки сказал: купил де он Федка 4 фунта табаку деревни Козаевы у татарина Аргызка, и тот де табак продавал он Федка гулящим людем и сам тянул. Да тое ж деревни Козаевы у татарина Хромово, Баймуряткова брата, он Федка табак покупал не по одно время и продавал гулящим же людем и сам тянул.

Против пытошных речей Федки Скалепина, Максимко Проскуряков привожен к пытке и роспрашиван. А в роспросе сказал: встретился де он Максимко с Федкою Скалепиным на дороге; а он де Федка вез в санях человека; и он де Максимко говорил: я де знаю, ково вы в санях везите, а кого де везли, того де он Максимко неведал, а чаял де он Максимко, что он Федка вез в санях подворника своего Никонка.

Дескина жена Шурманова пытана вдругорядь, а дано ей 6 ударов; а с пытки сказала те ж речи, что и в прежней пытке. Да с пытки ж сказала: Устьшаквинской де мелницы мелник Анфимко в дом к ним приходил и вино у них пил; а про убойство де гулящего человека Никишки Леонтьева сказывал ли муж ея Демка ему Анфиногенку или нет, того де она не ведает. Да с пытки ж сказала: муж де ея Демка и она Александрка торговали табаком, а табак де муж ея покупал по многие времена у бабки некого татарина у Баймуратка Янтуганова. Да она ж с пытки сказала: на воровские де денги она Александрка вино покупала, которые денги муж ея снял с Никишки Леонтьева; а то де вино пали Максимкова жена Проскурякова с сыном Филкою, да со снохой, да Елескина жена Рудакова.

Федотко Скоробогатой пытан, а дано ему 5 ударов. А с пытки сказал: в вине де ево Федоткове волны великие государи. В нынешнем де во 199 году, шедчи от Соли-Камской Федка Скалепин про убийство гулящего человека Никишки Леонтьева сказывал, что де он Федка с Демкою Шурмановым того гулящего человека Никишку Леонтьева убили, и дал де ему Федотку он Федка Скалепин полтора рубли.

Против пытошных речей Федки Скалепина, Устьшаквинской мелницы мелник Анфимко Корнилов роспрашиван.

А в роспросе сказал: в вине де ево волны великие государи. В нынешнем де во 199 году, в великой пост, Воздвиженской пустыни Демка Шурманов сказывал ему Анфимку про убийство гулящего человека Никишки Леонтьева, и что де он Демка ево Никишку убили с Федкою Степиным, и денги с него сняли, и вином де ево Анфимка овп Демка и Федка поили не по одно время для того, что де на них Демку и Федку ему Анфимку в том убойстве гулящего человека Никишки Леонтьева не известить.

Против пытошных речей Демкины жены Шурманова Александрии, Кунгурского уезду бабкинской татарин Баймуратко Янтуганов сыскан и роспрашиван. А в роспросе сказал: табаку де он Баймуратко у себя не держит, и табаком не торгует, и мужу ея Александркину Демке Шурманову табаку не продавывал. А Уфинского де уезду мулинской татарин Ясманко с сыном Азметком приезжают в Кунгурской уезд в деревню Янышеву по многие времена к татаром к Бекболку Енкибаеву и к сыну ево Иммурзке да к Елексе Енкибаеву, и привозят табак, и тем табаком в домех их торгуют.

Федка Скалепин пытан вдругорядь, на пытке дано ему 20 ударов. А с пытки сказал те ж речи, что и в прежней пытке. Да с пытки ж сказал: на воровские де денги, которые снял он Федка з Демкою Шурмановым, купил он Федка Воздвиженской пустыни у крестьянина у Лучки Кривоногова вершок шапошной, дал за тот вершок гривну; и он де Лучка ему Федке говорил: давай де болше денег, у тебя де дешевые денги; и он де Федка ему Лучке говорил: какие де у меня дешевые денги? И он де Лучка против того ему Федке говорил: как де у вас не дешевые денги, у вас де промысел добр.

Против речей Демкины жены Шурманова Александрки, Воздвиженской пустыни Максимкова жена Проскурякова Матренка Флорова дочь, да Елескина жена Рудакова Василиска Лукина дочь роспрашиваны порознь. А в роспросе сказали: у Демкины де жены Шурманова они Матрешка и Василиска вино пили.

Против пытошных речей Федки Скалепина, Лучка Кривоногов сыскан и роспрашиван. А в роспросе сказал: убоец де Федка Скалепин у него Лучки вершек шапошной купил, дал гривну; и он де Лучка ему Федке не говаривал, что де у них дешевые денги и давать ему болши денег, и промысел добр, а говорил де ему Федке он Лучка, что де у него Федки не прямыя денги, табашные.

200 году, ноября в 28 день, Федкина жена Скалепина Марфутка Гаврилова дочь пытана; а на пытке дано ей 15 ударов; а с пытки сказала те ж речи, что и в роспросе.

Генваря в 26 день, Федка Скалепин пытан втретьие; на пытке дано ему 15 ударов; а с пытки сказал те ж речи, что и в прежней и в другой пытке.

Выписано из приводного дела на перечень.

В прошлом во 199 году приведен на Кунгур в приказную избу Воздвиженской пустыни Федка Скалепин в убойстве гулящего человека Никишки Леонтьева; а в роспросе и с пытки в том убойстве он Федка винился, что де он Федка с Демкою Шурмановым ево Никишку убили и денги с него сняли, а про то де убийство Демка Шурманов сказывал Устьшаквинской мелницы мелнику Анфимку, а он де Федка сказывал про то убийство Федотку Скоробогатому, и дал де ему полтора рубли, чтоб в том убойстве не извещать.

И Устьшаквинской мелницы мелник Анфимко сыскан и роспрашиван, а в роспросе не запирался: Демка де Шурманков про убийство Никишки Леонтьева сказывал.

Федотко Скоробогатой сыскан и пытан, а с пытки не запирался ж: Федка де Скалепин ему Федотку про убийство Никишки Леонтьева сказывал и даль де ему полтора рубли, чтоб в том убойстве не извещать.

Да он же убоец Федка сказал: как де они повезли бить Никишку Леонтьева, и на дороге де встретился Максимко Проскуряков, и говорил: я де знаю, ково вы везите, и в сани де к ним заглядывал. И как де они Федка и Демка ево Никишку убили и приехали в домы свое, и ево Максимка и жену и детей ево поили вином, покупая на те денги, которые сняли с него Никишки.

И Максимко Проскуряков сыскан и роспрашиван, а в роспросе сказал: он де Максимко с Федкою Скалепиным на дороге встретился и говорил: я де знаю ково вы везите.

Да он же убоец Федка сказал: которые де денги он Федка снял с убитого Никишки Леонтьева, и тех де денег дал он Федка деревни Парашины крестьянину Ивашку Родионову полтину на ссуду.

И деревни Парашины крестьянин Ивашко Родионов сыскан и роспрашиван, а в роспросе не запирался: Федка де Скалепин ему Ивашку полтину на ссуду дал; а каких де денег дал, того он Ивашко не ведает.

Да он же убоец Федка сказал: на те ж воровские денги купил он Федка у Лучки Кривоногова вершек, даль гривну, и он де Лучка говорил ему Федке: давай де болши денег, у вас де дешевые денги и промысел добр.

И Лучка Кривоногов сыскан и роспрашиван, а в роспросе сказал: он де Лучка Федке Скалепину вершек продал , взял гривну, и говорил де ему Федке, что де у них дешевые денги и промысел добр.

Да он же убоец Федка сказал: как де они убили Никишку Леонтьева, и после де того ездил он Федка в Кунгурской уезд в село Тихоновское, и был в домех у Федки Васильева, у Савки Иванова, у Тишки Галахтионова, у Андрюшки Савина, а про убийство де Никишки Леонтьева они Федка с товарыщи не ведали.

И села Тихоновского Федка Васильев, Савка Иванов, Тишка Галахтионов, Андрюшка Савин сысканы и роспрашиваны, и в том не запирались: Федка де Скалепин у них Федки Васильева с товарыщи в домех был; а про убийство де Никишки Леонтьева они не ведали.

Да он же убоец Федка Скалепин сказал: пошедчи де к Соли-Камской, он Федка тех же воровских денег, которые снял с Никишки Леонтьева, оставил в доме своем 6 рублев, и велел де те денги сослать в село Тихоновское к крестьянину к Федке Васильеву.

И села Тихоновского Федка Васильев сыскан, а в роспросе и с пытки сказал: Федки де Скалепина жена ево к нему Федке Васильеву шти рублев денег никаких не присылывала; а Федка де Скалепин приезжал к нему Федке Васильеву в дом и оставил у него денег 5 рублев и велел де те денги сослать к жене своей; а воровские ли де те денги, того он Федка Васильев не ведал.

Демкина жена Шурманова да Федкина жена Скалепина Марфутка в роспросе и с пыток винились: про убийство де Никишки Леонтьева они ведали.

200, февраля в 1 день, выписать из указу великих государей.

И против сей пометы столника и воеводы Дмитрея Ефремовича Бахметева, выписано из указу великих государей и из соборного уложения и из новых статей.

А в соборном уложение в двадесят первой главе, в семьдесят второй статье, напечатано:

Кто кого у бьет с умышления, и сыщетца про то допряма, что с умышления убил, и такова убойцу самого казнити смертию.

А в новых статьях написано:

Которые розбойники говорить на себя в роспросе и с пыток, что они были на одном розбое да на том же розбое учинили убийство, и тех розбойников и за первой розбой казнить смертью.

Да в соборном же уложенье, в 21 главе, в 62 статье, напечатано:

Будет на Москве в которой сотне, или в улице, или в городех на посадех, или в уездех, в селех и в деревнях, изымают вора татя или разбойника сторонние люди мимо тех людей, где он жил, и того вора пытати, кто его знал в том месте, где он будет изыман; да будет тот вор с пытки скажет, что его тутошние люди, где он будет изыман, все знали и его укрывали, и на тех людех на всех, кто того вора укрывал, правити на государя пеню по указу, а исцом выти для того, чтобы всяким людем у себя воров и татей и разбойников держати было неповадно; а вором бы татем и разбойником нигде прибежища не было. А будет тот вор с пытки скажет, что его в том месте, где он будет изыман, знали его немногие люди, и по тем воровским пыточным речам правити государеву пеню, а исцом выти на однех на тех людех, кто того вора знал и укрывал, а не на всех на тутошних людех.

64-я статья. А на которых людей учнут языки говорить с пыток в поклаже розбойные и татиные рухляди, а скажут, что у них положили за розбойное, или за татиное, или ва чисто, или на кого языки учнут говорить в продаже розбойные рухляди, и тех оговорных людей, по язычной молве, сыскивати и сыскивая с языки ставити с очей на очи и роспрашивати; да будет они в тех поклажех или в продажной в розбойной рухляди не запрутся, я их пытать и в иных в таких поклажех и продажной в розбойной рухляди; да будет они с пытки в чем повинятся, и на них то все, в чем они до пытки не запрутся и в чем и с пытки повинятся доправя, взять в исцовы иски выти и дати их на чистую поруку с записью; а не будет поруки, и их посадити в тюрму, докуды по них поруки будут. А будет они в тех поклажеях или в продажной розбойной рухляди запрутся, и их в том потому же пытать и с пытки указ учинить, до чего доведется.

200, февраля в 18 день, по указу великих государей и по уложенью и по новоуказным статьям, Соли-Камской Ваздвиженскава манастыря кресьянина Фетку Скалепина за ево варавство, что он из денег умысля варавски убил до смерти гулящава человека Микитку Левотьева, и ево за та варавство казнить смертью, а жену ево сечь кнутом и свабадить на паруки. Да мелнику Анфимке и Федотке Скарабагатаму, Максимке Праскарекуву, да Деминову жену Шурманава учинить наказанья, бить кнутом, за их варавство, что ане, ведаючи за ним Феткаю и Демкаю Шурманавым варавство, укрывали, и пагалавныя денги даправить на манастырских кресьянех Ваздвижинкавай пустыни.

200, марта в 1 день, Федка Скалепин подал челобитную, а в ней пишет.

Великим государем царем и великим князем (имяна и титула), бьет челом сирота ваш, тюремной сиделец Федка Скалепин. В прошлом, государи, во 199 году, приведен я сирота ваш на Кунгур в приказную избу в убийстве гулящего человека Никитки Леонтьева, и в том убийстве я сирота ваш пытан и с пытки винился. И по вашему великих государей указу, велено меня сироту вашего казнить смертию. Милосердые великие государи цари и великие князи (имяна и титула), пожалуйте меня сироту своего, велите, государи, для своего государского многолетняго здравия и для ангела государыни благородные царевны и великие княжны Евдокии Алексеевны, вместо смерти дать живот. Великие государи, смилуйтеся.

На обороте сей челобитной помета: 7200, марта в 1 день, па указу великих государей, для их государскава многолетнава здаровья и для ангела государыни царевны Евдокии Алексеевны, Федку Скалепина от смертныя казни свабадить а за ева варавства отсеч ему левая рука.

200, марта в 5 день, против сей пометы столника и воеводы Дмитрея Ефремовича Бахметева, Федке Скалепину учинена казнь, отсечена левая рука.

источник: Титов А.А., Кунгурские акты XVII века

Поделиться: