1686, ноября 2—14. По жалобе оброчных черемис на Кунгурцов Торговишскаго острожка о засечении ими двух кобыл

Великим государем царем и великим князем Иоанну Алексеевичю, Петру Алексеевичю, и великой государыне благоверной царевне и великой княжне Софие Алексеевне, всеа Великия и Малыя и Белыя Росии самодержцем, бьют челом сироты ваши, Кунгурского уезду Верх-сылвенской четверти деревни Янактаевы оброчные черемиса Акпарынко Кузематов, Алтымбайко Ябалаков.

Жалоба, государи, нам сиротам вашим на кунгурцев Торговишскаго острожку на Остафия, отчество ево опаметовали, и на сына ево Спиридона. В нынешнем, государи, во 195 году, октября в первых числех, они Остафей и Спиридон засекли у нас сирот ваших у сена своего 2 кобыл бережих, цена тем лошадем 9 руб. Милосердые великие государи цари и великие князи Иоанн Алексеевич, Петр Алексеевич, и великая государыни благоверная царевна и великая княжна София Алексеевна, всеа Великия и Малыя и Белыя Росии самодержцы, пожалуйте нас сирот своих, велите, государи, в том на них Остафья и на сына ево Спиридона дать свой царской суд. Цари государи, смилуйтеся, пожалуйте.

На обороте: 195, ноября 2 день, велеть сыскную наметь послать. Суд был.

195, ноября в 2 день, черемисин Акпарыско Куземетев и за товарыща своего Черемисина Алтынчю Ябалакова, а отвечал за отца своего и за себя Спирка Остафьев, а в ответе своем сказал: в нынешнем де во 195 году, октября в первых числех, лошадей де их Акпарысковых и Алтынчину не засекивали у своего сена, и лошади де померли не у их сена, и руды де никакой у их сена не было; а те де лошади лежать на перелеске, а хто де их засек, того он не ведает, тем де их клеплют напрасно.

Истец и ответчик имались за веру. Ответчик взял себе на душу.

Истец, сверх веры, слался Торговишного острожку на десятникова сына, а как ево зовут, того он не упомнит, да на крестьян, на Иголку Тележникова да на Бориска Давыдова, деревни Мартьяновы на Пашку Токпысева, в том: лошади де их Акпарысковы были у их сена, и пошли де от того их сена, и след де пошел от их ответчикова сена свежей, и те де их лошади убиты от их Спиркина сена идучи.

Ответчик Спирка, выслушав ссылки, на десятникова сына и на Иголку и на Бориска слался, а на Пашку Токпысева не слался. А скот де ел сена не у одних у них, едены де сена и у иных крестьян. А он де истец Акпарыско с товарыщи приходили и сена имали преж, покамест с понятыми людми не пришел, и у иных де стогов след был свежей, в том на них и шлетца.

Истец, сверх того, слался деревни Верх-Чису на Черемисина на Богдашку, а чей сын, того не упомнить, да на черемиску Патлечеву жену Кочебийку в том: приходил де он ответчик Спирка после того, как ходили досматривать убитых ево лошадей, на другой день, и в тех де лошадях с ним Акпарыском мирился, давал 2 руб. денег да лошадь вороную, про то де он черемисин Богдашка и черемиска Кочибийка ведают; а стоял де оп Спирка у Черемисина у Ишекейка Изебекова, и жене де ево Ишенейкове он Спирка заказывал, чтоб жена ево Ишенейкова сказала мужу своему Ишенейку, чтоб ево Спирку в тех лошадях с ними Акпарыском и Алтынчею помирил, и в том де он истец шлетца на тое черемиску.

Ответчик, выслушав ссылки, сказал: миритца де к нему исцу не прихаживал и не миривался, дву рублев денег да лошади не давывал. А на Черемисина Богдашку и на черемисок Кочибийку и Ишейкову жену не слался, потому что де они меж собою хлебоядцы и друзья.

На обороте: К сему судному делу, по велению Спирки Остафьева, Ивашко Шустиков руку приложил. Истец, черемисин Акпарыско Козметев тамгу свою приложил; а тамгу ево подписал, по ево ведению, Ивашко Шустиков.

Дневальной, собрать поручныя записи по исце и по ответчике до вершения судного дела, Тимошка Арапов.

И опчая ссылка. Торговишного острожку крестьяня Тишка Семенов сын Искин, Бориско Давыдов, Игнашка Тележников допрашиваны порознь, а сказали по святей евангелской непорочной заповеди Господни, еже ей-ей, в правду: в нынешнем де во 195 году, октября в первых числех, ездили де они Тишка с товарыщи на поле и досматривали убитых лошадей Черемисина Акпарыска Коземетева да Алтынчи Ябалакова, и те де лошади лежат мертвы; а хто де тех лошадей убил или собою померли, того они не ведают. А Спиркино де сено и у иных крестьян сена едены. А свежей де след у Спиркина сена был и у иных сен следы были; а от Спиркина ль сена те их лошади убиты, того они не ведают, потому что де след свежей был не у одного Спиркина сена, был свежей след и у иных крестьянских сен.

На обороте: По велению Тихонка Искина, Бориска Давыдова, Игнашки Тележникова, Ивашко Стахиев руку приложил.

И ссылка ж. Деревни Мартьяновы крестьянин Пашка Токпысев сказал по святой евангелской непорочной заповеди Господни, еже ей-ей: в нынешнем де во 195 году, октября в день, ездил де он Пашка с черемисином с Акпарыском Коземетевым да с Алтынчею Абалаковым на поле, где убиты лошади Акпарысковы да Алтынчина, и тех де лошадей досматривали: и одна де лошадь резана ножем, а другая бита; а хто де тех лошадей убил, того он не ведает. А Спиркино де сено скот ел, и на том же поле скот ел в другом месте, и след де свежей у обоих сен был. А убиты де лошади от Спирки на сена в перелеске, переезда с четыре; а от которого сена или от иных сен пришли, того не знать, потому что де многие свежие следы; а у иных де сен он Пашка с ними не бывал.

На обороте: Но велению Павла Токпысева, Ивашко Стахиев руку приложил.

Кунгурского уезду деревни Чису оброчной черемисин Богдашка Изимарев сказал, по своей вере по шерти, в правду: в нынешнем де во 195 году приходил де он Богдашка, для своего дела, к черемисину Акнарыску Коземетеву после того, как убили лошадей у него Акпарыска и у Алтынчи на третий день, а после досмотру на другой день; и у него сидят 2 человека, а хто имяны, того он не ведает, и сказывались, что де они с Торговища; а говорил де ему Акпарыску человек тот, чтоб он на них не бил челом о тех лошадях; а давал де ему Акпарыску два рубля денег, а Акпарыско де просил пять рублев; а про лошадь де от них не слыхал, давали ль или нет лошадь вороную.

А Алтынче де хотели дать то ж, и что ему Акпарыску.

На обороте: Богдашка Изимарев к допросу своему тамгу свою приложил, а тамгу подписал, по ево велению, Ивашко Стахиев.

Черемиска Кичибайка сказала, по своей вере, по шерти:

Спирка де Останин с отцом своим приходили к черемисину Акпарыску и говорили ему, чтоб он о своей лошаде и об Алтынчекове на них не бил челом и помирились; а давали де ему Акпарыску два рубли, а Алтынче де давали лошадь вороную збура, а Алтынча де просил у них лошадь пегой. А после де что у них какой договор был ли, она не ведает.

На обороте: По велению толмача Василья Иванова, Оска Красноперов руку приложил.

Ссылка ж. Ишенейкова жена Изебекова Овдотьица Алшикова сказала, по своей вере, по шерти: после де досмотру, как убили у Черемисина у Акпарыска Коземетева да у Алтынчи Ябалакова, на другой день приезжал Спирка с отцом своим, и у них стояли в юрте, а мужа де дома не было; и он де Спирка заказывал ей Овдотьице, чтоб она сказала мужу своему Ишенейку, чтоб в тех лошадех ево Акпарысковых с товарищем помирил муж ея Ишенейко, и о тех бы де лошадях на них Спирку не били челом.

Толмачил черемиской толмач Васка Иванов новокрещен.

На обороте по склейкам: 195, ноября в 14 день, воевода Дмитрей Гладышев.

Великим государем царем и великим князем Иоанну Алексеевичю, Петру Алексеевичю, и великой государыне благоверной царевне и великой княжне Софие Алексеевне, всеа Великия и Малыя и Белыя Росии самодержцы, бьют челом сироты ваши, Кунгурского уезду Верх-Сылвенской четверти черемиса Акпарыско Козематов, Алтыпчейко Ябалаков, да Торговишского острожку крестьяны Остатка Кокшаров с сыном своим Спиркою. В нынешнем во 195 году, искали судом на Кунгуре в приказной избе мы сироты ваши Акпарыско и Алтынчейко на нем Осташке и на сыне ево Спирке засеченных своих лошадей, дву кобыл, ценою 9 руб. И ныне мы сироты ваши Акпарыско и Алтыпчейко с ним Остафьем и Спиридоном, договорясь меж себя до вершения того судного дела, в том деле помирились; а ваши великих государей пошлинные денги по тому судному делу перевели платить мы сироты ваши, Остатка да Спирка, на себя. Милосердые государи цари и великие князи Иоанн Алексеевич, Петр Алексеевич, и великая государыни благоверная царевна и великая княжна София Алексеевна, всеа Великия и Малыя и Белыя Росии самодержцы, пожалуйте нас сирот своих, велите, государи, сие наше челобитье на Кунгуре в приказной избе записать. Великие государи, смилуйтеся.

На обороте помета: Взять к делу се челобитье.—К сей мировой челобитной черемисин Акпарыско тамгу свою приложил — Черемисин Алтынчейко Ябалаков тамгу свою приложил, а тамги их подписал Петр Мартемьянов.— К сей мировой челобитной, по велению Евстафья Кокшарова и сына его Спиридона, Ивашко Шустиков руку приложил.

Се аз Кунгурец, посацкой человек Влас Савин сын Рудаков, поручился есми на Кунгуре в приказной избе дневалному стрелцу Тимофею Арапову по кунгурце Торговишного Острошку по крестьянине но Спиридоне Евстафеве сыне Кокшарове в том: в нынешнем во 195 году, ноемврия в день, ставитца ему Спиридону, за моею порукою, на Кунгуре в приказной избе, до вершения суднаго дела, против челобитья Кунгурскаго уезду деревни Енатаевы Черемисина Акпарыска Коземетева в иску ево в дву лошадях, ценою 9 руб. А буде он Спиридон, за моею порукою на Кунгуре в приказной избе к вершению суднаго дела ставитца не учнет, или куды с Кунгура съедет, и на мне на порутчике тот ево исцов иск и с убытки сполна. А на то послуси: Кунгурской площади подъячие Петр Мартемьянов, Осип Красноперов. Порушную запись писал тоя ж площади подъячей Ивашко Шустиков, лета 7195 году, ноября в 3 день.

На обороте: Взять к делу.— К сей поручной записи порутчик Власко Рудаков руку приложил.— Послух Оска Красноперов руку приложил.— Послух Петрушка Мартемьянов руку приложил.

источник: Титов А. А., «Кунгурские акты XVII века», 1883 г.

Поделиться: