1675 мая 28 — ноябрь. Дела о покраже коров и быков у крестьян деревни Степанова Городища

1) . . . (Начала нет). 183 году, маия в 28 день, приводная черемиса деревни Кобеняковы Умербахтка Метяков роспрашиван, и в роспросе сказал:

в прошлом де во 182 году, осенным временем, украл он Умербахтка с торговища быка белова, а в товарищах де у него были Ишпулатко Ишинбаев да Екшибайко Келметев; а укратчи де, тово быка привели во двору; а бык де тот был во дворе неделю, а после де недели убили того быка с товарыщы на богомолье. И как де молили Бога, и носили де мясо на всю деревню и делили, опрочь двух дворов; а которым де того мяса носили и тое деревни, и оне де про то не ведали, что краденое мясо или нет. А в вине де ево волен великий государь; а иново болши преже сего не крадывали.— И знамя Умербахткаво.

И тое же деревни черемиса Ишпулатко Ишинбаев да Екшибайко Килметев роспрашиваны, а в роспросе сказали те же речи, что сказал и первой черемисин Умербахтка Метяков, и в быке краденом винилися; а инова вороства не сказали. — Знамя Ишпулатково. Знамя Екшибайково.

Да приводной же черемисин Ишинбайко Ишкозин роспрашиван, а в роспросе сказал: а как де сын ево Ишпулатко того быка украл, и того де он не знал, а мясо де ел краденое и со всем своим домом; и прежде сего сын ево иново ничево не принашивал краденово. — Знамя Ишинбайково.

Да приводной же черемисин тое ж деревни Микитка Метяков роспрашиван, а в роспросе сказал: краденое мясо ел, а того де я не ведал, что краденое, потому де не ведал, что был на поле, жал хлеб. — Знамя Микиткино.

Тое же деревни приводной черемисин Акманайко Метяков роспрашиван, а в роспросе сказал: краденого де мяса не знал, потому что де я был в людях, робил, и жена де моя того краденово мяса ела; а приносили де то мясо воры сами. — Знамя Акманайково.

Тое ж деревни приводной черемисин Алшибайко Акибеков роспрашиван, а в роспросе сказал: сын де ево Агушко дома того краденого мяса ел, а того де он не знал, крадено или нет, а я в те поры был в лесу, лесовал; а где де у них была молба и где сын мой был, и мясо де делили с ними ж ворами.— Знамя Алшибайково.

Тое ж деревни черемисин Акибечко Байбарисов роспрашиван, а в роспросе сказал: краденово де мяса ел; а того де он не знал, крадено или нет, а в та поры был в Каршах, и жена де того краденого мяса ела, брат де мой Ишинбаев сын ведал, а жена де моя в та поры не знала, и после того узнала, как де то мясо съела; и как де я из деревни пришел, и жена мне сказала, что мясо краденое.— Знамя Кибечково.

Тое ж деревни черемисин Тербакышко Килмеметев роспрашиван, а в роспросе сказал: а как де того быка молили, в та поры де был на поле, нанялся у мужика хлеб молотить, и жена де моя того краденово мяса ела и тамо ходила, где того быка молили; и того де она не знала, крадено или нет; и мясо де как все съели, и я пришел с поля, и жена де моя сказала, что де то мясо крадено; потому не извещал, что знали тое деревни черемиса все. — Знамя Тербакышково.

Тое же деревни приводной черемисин Иванайко Килметев роспрашиван, а в роспросе сказал: а у брата де моего Уракайка жена ево ходила, где того быка краденово молили, а меня де дома не было; и принесла де того краденово мяса брата моего жена и ела; и как де мы приехали с поля,и жена ево сказала: принесли де то мясо, которые молили.— Знамя Иванайково.

Тое же деревни черемисин Акчорка Актазиков роспрашиван, а в роспросе сказал, что де меня в та поры дома не было, и з женою изба была заперта; а про того де быка не слыхал и по се время. — Знамя Акчорково.

183, июня в 1 день, пристав черемису трех человек вынел в вороствах.

И черемисин Юмербахтка пытан, а с пытки сказал те же речи, что и в роспросе, а в иных вороствах не повинился.

Ишпулатко Ишинбаев пытан, а с пытки сказал те же речи, что и в роспросе, а иного ничего не прибавил.

Да Елшибайко Килметев пытан, а с пытки сказал те же речи, что и в роспросе, а иного ничего не прибавил.

Федор Алексеевич Зеленой, слушав сих розпросных и пыточных речей, велел выписать из Уложенья и учинить по Уложенью: учинить ворам наказанья: бить кнутом на козле, чтоб иным смотря неповадно воровать, и иск доправить на всех повытно. «Взяти исцу».

И черемисам Умербахтке Метякову да Ишкулатку Ишинбаеву да Екшибайку Колметеву учинено за первое воровство наказанье, биты батогами вместо кнута, июня 15 день. Для того кнутом не биты, что Иван Поливкин палача не дал. Иск за корову доправлен и отдать исцу; и собрать порушная запись, что им впредь не воровать.

 

2) 184 году, октября в 30 день, бил челом великому государю царю и великому князю Алексею Михаиловичю, всеа Великия и Малыя и Белыя Росии самодержцу, а на Кунгуре на съезжем дворе перед Федором Алексеевичем Зеленым словесно Кунгурского уезду деревни Степанова Городища крестьянин Афонка Кочергин, а в челобитье своем сказал: в нынешнем де во 184 году украли у него Афонки корову редрую, да у брата ево у Федки быка редрого ж; а слух де ему про то есть, что де тое корову и быка украли татара деревни Малова Ашапу Асякайко Маметев да деревни Акасевы Бекбулатко да Любишко Кизилбаев. А слышал де он Афонка от татар от Акманка Токобаева да у сына ево у Ижбулатка да у Русайка Акшы Девлетева; и что он же де Русайка говорил: в то де время у него Любишки жил черемисин Шалкейко, и он де Шалкейко про то все знает. Да ему ж де Афонке сказывали татара Турайко Байгозин да Байтемирко Батряков: приказывал де с ними к нему Афонке татарин Мамык, чтоб по тое корову приехать, а та де корова у него Мамыка заперта. Да ему ж де Афонке приказывал об той корове Любишка с плотником Степаном деревни Степанова Городища. И чтоб ево Афонку пожаловал великий государь, велел словесное ево челобитье записать и их татар поставить и роспросить.

И того ж числа, против челобитья Афонки Кочергина, черемисин Шалкейко роспрашыван, а в роспросе сказал: как де крали у Афонки Кочергина татара Асякайко Маметев да Бекбулатко да Любишка корову да быка, и звал де он Шалкейко Русайкова сына Рогозю караулить тех татар; а слышал де он Шалкейко про то у Любишкины матери у Асылтана, что де те Асякайко да Бекбулатко приходили к нему Любишке и звали ево Любишку воровать с собою; и она де ево об том бранила, а он де Шалкейко у него Любишки жил, косил сено из найма.— Сказал и тамгу свою прпложил.

184 году, ноября в 19 день, Федор Алексеевич Зеленой велел роспросить деревни Малого Ашапу татарина Кошымбайка Маметева про воровство брата ево Кузекайка с товарыщи, как они крали на Степанове Городище у Афонки Кочергина з братом быка и корову.

А в роспросе Кошымбайко сказал: у Афонки де Кочергина з братом быка и коровы он Кашымбайко и брат ево не крадывали и у иных ни у кого и никаким вороством не воровывали.

И того ж числа он Кошымбайко у пытки сказал: в вине де ево волен великий государь, что де в прошлом во 183 году брат ево Кусекайко крал быка красного; а с ним де были товарыщи татара Любишка Кинзыбаев да Уруспайка Актаев, Семейко Арасланов, да Бекбулатко Бекмурзин, и убили де того быка в лесу, а делили на пять паев: пай дали Хусекайку, другой Бекбулатку, третей ему Кышимбайку, четвертой Акаску, пятой... (пробел), а ел де то мясо татарин Акматко Кокобаев, да Кундукаркова мать, а знали то мяса что краденоя; и брат де ево Усекайка да Бекбулатка ушли.

И ноября в 21 день приводной татарин деревни Карьевы Ирыспайка Актаев в роспросе сказал: в прошлом де во 183 году он Ирыспайка с товарыщи, пять человек, украли быка у руских людей на Степанове Городище; а тот де бык был рыж. А как украли, того быка отдали товарыщу своему Кусекайку; а были де с ним в товарыщах тое ж деревни Карьевы татара, Любишка Кинзибаев, Семейко Арасланов, да деревни Ашапу Бекбулатка Бекмурзин да Кусекайка Маметев. А как де тово быка зарезали и делили, в те де поры он Ирыспайка не был. — И тамгу свою приложил.

И того ж числа тот Ирыспайка пытан, дано ему семь ударов; а с пытки сказал те ж речи, что и в роспросе, а в ином воровстве ни в чем не винился. И посажен, до указу, в оманаты. И Кусекайка и Семенейка даны на четыре поруки, что им впредь не воровать, и наказанье учинено.

И деревни Малово Ашапу татарин Акаска Кокобаев роспрашиван; а в роспросе сказал: как де украли быка тое ж деревни татара Кусекайка Маметев да Бекбулатка Бекмурзин с товарищи, и отвели де того быка в лес и там ево зарезав, делили; а ему де Акаску дали за молчал пай, чтоб он на них не сказал; а принела пай без него Акаски жена ево, а ево де Акаски дома не было. — И тамгу свою приложил.

И дана Кошимбайку с Окасковой женою очная ставка в том: он Кошимбайка слышал от Окасковой жены от Меглибички, что она кормила краденым мясом татарина Акматка Кокобаева после страды, и про воровство ему Акматку сказывала, а слышал де он те слова от нее от Меглебички.

И Окаскова жена Меглибичка на очной ставке сказала: краденым мясом Акматка не кармливала, и ему де Кошимбайку про то не сказывала.

И татарин Акматка Кокобаев во всем запирался и от Окасковы жены про воровство не слыхал.

И после того у пытки Кошимбайка вину великому государю принес, что говорил на Акматко напрасно, по недружбе, для того, что была преж сего ссора.

И Акматка дан на поруки сыну ево Акматкову Тюмейку. И тамгу свою приложил.

И того ж числа Бекбулаткова мать Дюндякейка в роспросе сказала: сын и Бекбулатка быка украл, ее мясо она с сыном ела, да тем жа де краденым мясом кормила татарку Кундургуткову мать и сказала ей, что де то мяса краденоя.

И того ж числа Кусекайкова жена в роспросе сказала: муж де ее Кусекайка быка чюжова убил в лесу и сам вбежал неведома куда.

Взял на поруки Кусекайка в статье Онтонка Келмаметев и тамгу свою приложил; а поставить ево на Рожество Христово.

Бекбулатка Бекмурзина взял на поруки, что ево на срок поставить на Кунгуре на Рожество, Онтонка Килмаметев да Каймурзтка Батырев, и тамги свои приложили. Знамя Каимурзкина, знамя Антонкина.

Акаска Кокобаева взял на поруку в статье татарин Тюмейка Акманов и тамгу свою приложил.

Семенейка Арысланова взяли на поруки, что поставить, Табанайка Холопов, Онтонка Килмаметев, Коймурзин Батырев, Мурзанайка Тенкеев, и тамги свои приложили таковыя. Акаска велено дать на поруки и наказанье учинено. А иных воров татар не дали, и в рoспросе не были, учинились ослушны.

Царю государю и великому внязю Алексею Михаиловичю, всеа Великия и Малыя и Белыя Poсии самодержцу, бьют челом сироты твои, кунгурец Афонка Кочергин, да Кунгурского ж уезду оброчной черемисин Мурзанай Тенекаев, вместо пасынка своего Семейка Ярасланова В нынешнем, государь, во 184 году, на Кунгуре, в приказной избе, искал я сирота твой Афонка на нем Семенайке с товарищи своих краденых воров, двух быков да коровы; и в том деле, сыскав в сердцах своих правду, помирились, и впредь мне Афонке на нем Семенайке не отыскивать друг на друга никоторыми делы; а иск с него Семенайка, его повыток, я Афонка к себе взял весь сполна и с убытки. Милосердый государь царь и великий князь Алексей Михаилович, всеа Великия и Малыя и Белыя Poсии самодержец, пожалуй нас сирот своих, вели, государь, сию нашу мировую челобитную принять и мир наш записать. Царь государь, смилуйся, пожалуй.

Царю государю и великому князю Алексею Михаиловичю, всеа Великия и Малыя и Белыя Poсии самодержцу, бьет челом сирота твой Кунгурского уезду, деревни Степанова Городища крестьянин Офонка Кочергин. Жалоба, государь, мне того ж Кунгурского уезда Иренския четверти, деревни Карьевы на татар на Любишку Кинзибаева да Кусакайка Маметева, на Бекбулатка Баймурзина. В нынешнем, государь, во 184 году, в сентябре месяце, украли они Любишка с товарищи у меня сироты Степанова Городища из скотного выпуску две животины — корову да быка красных. Да в прошлом, государь, во 183 году, в сентябре ж месяце, из тое же поскотины украли у меня ж сироты твоего быка красного. И в нынешнем, государь, во 184 году бил челом тебе великому государю, а на Кунгур на съезжем дворе Федору Алексеевичю Зеленого я сирота твой извещал словесно на них Любишку с товарыщы о тех животинах. И онн Любишка с товарищи на Кунгуре на съезжем дворе перед Федором Алексеевичем Зеленого о тех моих украденых животинах в рoспросе и после роспросу у пытки винились; а цена, государь, тем животинам моим 9 руб. Милосердый государь царь и великий князь Алексей Михаилович, всеа Великии и Малыя и Белыя Poсии самодержец, пожалуй меня сироту своего, вели, государь, на них Любишке с товарыщы о тех моих украденых животинах твой великого государя указ учинить. Царь государь, смилуйся.

3) Царю государю и великому князю Алексею Михайловичю, всеа Великия и Малыя и Белыя Poсии самодержцу, бьют челом сироты твои, Кунгурского уезду деревни Степанова Городища крестьяна Данилко Кокорянов, Сидорка Иванов, Степка Петров. В нынешнем, государь, во 184 году, в сентябре месяце, Степанова Городища деревни из скотново выпуску украли у нас сирот твоих, у меня сироты твоего Данилка неведомые воры две животины — быка да телицу; а у меня сироты твоего Сидорка — быка; а у меня сироты твоего Севки быка ж, а быки по получетверта году. И в нынешнем, государь, во 184 году, в то ж число, украли Степанова ж Городища у крестьянина у Офонасья Кочергина корову да быка Кунгурского уезду Иренское четверти Карьевские деревни татара Любишка с товарыщы; и он татарин Любишка с товарыщы на Кунгуре на съезжем дворе перед Федором Алексеевичем Зеленого против ево изветного челобитья в краже в животинах в воровстве своем винились.

А у вас сирот твоих в то ж число те животины украли. Милосердый государь царь и великий князь Алексей Михаилович, всеа Великия и Малыя и Белыя Росии самодержец, пожалуй нас сирот своих, вели, государь, ево Любишку с товарыщы, но их роспросным прежным и пыточным речам, в тех наших украденых животинах роспросить и к делу взять. Царь государь, смилуйся, пожалуй.

источник: Титов А. А., Кунгурские акты XVII века

Поделиться: