1668 г., сентября 13 — ноября 7. О грабежах и кражах денег, лошадей, платья, лодки и проч.

1) Царю государю и великому князю Алексею Михаиловичю, всеа Великия и Малыя и Белыя Росии самодержцу, бьют челом сироты твои Кунгурцы деревни Полетаевы Ивашко Федоров сын Кушев, Федотка Онисимов сын Паначев.

Жалоба, государь, нам сиротам полку воеводы Тимофеа Тарасовича Одинцова на заплечного мастера на Василья Иванова сына да на Петра барабаншика. В нынешнем, государь, во 177 году, сентября против 13 числа, вечером пошли мы сироты твои домой в деревню Полетаеву, и настигли оне нас сирот и учали грабить и ножем грозили и в руку меня Федотка ножем ткнули, у меня Федотка взяли чулки вязаные, а цена тем чулкам 5 алт. денег, да 5 алт. денег с мошнею, да нож с ножнями, а цена гривна; да у меня Ивашка взяли 4 руб. денег с полтиною да крест серебряной в . . . . алтыны. Милосердый государь царь и великий князь Алексей Михаилович, всеа Великия и Малыя и Белыя Росии самодержец, пожалуй нас сирот своих, вели, государь, на него Василья да Петра в грабежу их дать свой царьской суд и управу. Царь государь, смилуйся, пожалуй.

На обороте:

177, сентября в 14 день, поставить салдат и роспросить порознь и с теми крестьяны дать очная ставка, досмотреть руки, ножом ли поколота ............ поколол.

177, сентября в 14 день, посей челобитной, на Кунгуре в съезжей избе перед воеводою Тимофеем Тарасьевичем Одинцовым заплешной мастер Васка Пестов в роспросе сказал: кунгурцов де Ивашка Федорова да Федотка Онисимова, переехав реку Сылву, з барабаншиком Петрункою Ивановым догнав, с Федотка Онисимова чюлки вязеные да мошну з денгами да нож с ножнами отняли, а у Ивашка взяли денег в узлу, а сколко денег было, и они де не сщитали, да с него ж де сняли крест да мошну; и чюлки де, и крест, и нож у него Василья, да денег де он взял 3 алт. у Петрунки барабаншика, а что де у них денег взяли,и те де взятые денги взял товарыш ево Петрунка, а что де он мошну сорвал с Федотка, и в той де мошне денег было 3 алт., а с Ивашка де он мошны з денгами не срывывал и их не бивал и руки ножем не резывал; и крест тот он заложил у сержанта Самошки Андреева, и на те взятые денги купил шапку у кунгурца Афонки Сибиряка, дал 5 алт., а где чюлки положил, и он запаметовал, а нож сронил в воду в Сылву.

И того ж числа, по роспросу Васки Пестова, барабаншик Петрунка Иванов в роспросе винился: кунгурцов де он Петрунка с Васкою Пестовым догнав за Сылвою рекою, Ивашка Федорова да Федотка Онисимова грабил вместе, и чюлки, и нож, и крест взяли и денги у Ивашка в мошне, а у Федотка в плате и в мошне, и те де денги, взятые у него Петрунки, скоронены в городе под башнею в мошне; а сколко денег взяли и сколко у него скоронено, и он де същетом сказать не ведает; а взял де он денги одне, которые были в узле завязаны, а что в мошнах было денег, и те де мошны взял совсем товарыш ево Васка Пестов, а болши тех денег ничего не имывал и их не бивал.

И того ж числа из-под башни денги в мошне сыскав принесены в съезжую избу и сщитаны, а по сщету денег в мошне 3 руб. 32 алт.

Да по роспросу ж Васки Пестова крест серебряной Ивашка Федорова у сержанта Самошки Андреева вынят и принесен в съезжую избу, и сержант Самошка приведен в съезжую избу. А в роспросе сержант Самошка Андреев сказал: сентября в 13 день пришел к нему Васка Пестов и, сняв с себя тот крест, которой принесен в съезжую избу, и дал ему в закладе в 3 алтынех в дву денгах, а сказал, что де тот крест Васкин, и он де ему денег под заклад и дал, не ведаючи.

А кунгурец Афонка Сибиряк приведен в съезжую избу того ж числа. А в роспросе сказал: нынешняго де числа заплешной мастер Васка Пестов шапку у него Афонки купил, дал 5 алт.; а где де он Васка денги взял, и он де ево не спрашивал, и он Васка ему не говорил ничего; а он де Афонка шапки делает и продает беспрестанно, тем ся и кормит.

А по досмотру у Федотка правая рука повыше лодони знать маленко проткнуто. — 177, сентября в 14 день, велеть те денги и крест отдать крестьяном, а за чюлки, да за нож и досталные денги доправить и велеть тех салдат на козле и в проводку бить кнутом до тех мест, где их за перевозом грабили и резали.

И того ж числа Васке Пестову и Петрунке Иванову учинено наказанье: биты на козле кнутом и в проводку. А крест серебряной и денги, что взяты у Ивашка Федорова и принесены ис под башни 3 руб. 32 алт., да что на ево ж денги купил Васка Пестов у кунгурца у Афонки шапку, дал 5 алт., и та шапка отдана Офонке, а денги взяты и все те денги отданы челобитчику Ивашку Федорову.

Ивашко Федоров крест свой и денги четыре рубля четыре алтына четыре денги взял и руку приложил.

 

2) 177, октября в 12 день, на Кунгуре, в съезжей избе перед воеводою Тимофеем Тарасьевичем Одинцовым Кунгурского уезду деревни Басины татарин Исекейко Батырев: тому де ден с десять ездил он проведывать украденые лошеди пушкаря Микиты Онаньина; и в Кунгурском де уезде в деревне Юппердине сказывал ему Исейку верхъиренской татарин Досайко Иткиняев: видял де отец его Досайков Итвиняйко едет в Верхъирень в Акбашеве елнике за Курамышевою деревнею Кунгурского ж уезду татара Аскарко Пахомов да Акбашко Кикбаев, а у них до 4 лошади, 2 лошади их, а третья краденая у пушкаря Микиты Онаньина, а четвертой де мерин рыж добр, звезка во лбу неболшая, задняя нога бела, а чей де тот мерин рыжей и где оне взяли, того де они ему Иткиняйку не сказали, а отец де его Иткиняйко в то время ехал в город Кунгур, как видял... Исекейко Батырев тамгу свою приложил.

 

3) 177, октября в 19 день, бил челом великому государю, а на Кунгуре в съезжей избе перед воеводою Тимофеем Тарасьевичем Одинцовым, человек воеводы Тимофея Тарасьевича Одинцова Сенка Подсекин: тому де недели з две, пропало у него Сенки три нашивки женских красных, да паворозы от головодца, да шапка сукно лазоревое с лисицею, испод белей. А приходил де на двор гуляшей малой Микитка Гаврилов; и чтоб того малого Микитку в той пропаже розпросить.

Того ж числа гуляшей малой Микитка Гаврилов в роспросе сказал: тому де недели с три, перед подклетом стоя, стал де он, нищей, девке Оленке Кривошее говорить, чтоб она ему выдала шапку какую ни будучи.

Та де девка ему ту шапку из подклета выдала, и он де по воду и поехал. Болши того ей ничего не говорил. А нашивки де и паворозы ему дала, выняв из пристена, татарка девка Кулпика, а говорила она ему, чтоб он шел да заложил на колачех. И он де шапку заложил в колачах в 7 копейках у салдатцкой жены Ивана Тамбовца, а паворозы в копейке, а нашивки де он скоронил в тес с татаркою девкою Кулпечкою.

И того ж числа посылал с караула салдат Трошка Турунтаев на двор к салдату Ивашку Тамбовцу обыскивать. И салдат Трошка Турунтаев принес в съезжую избу шапку да паворозы, а сказал, что де выняли на дворе у салдата Ивашка Тамбовца, а нашивок де женских в тесу, где указал Микитка, не нашлось. И девка Оленка Терентьева дочь в роспросе сказала: малой де Микитка ей ничего не говаривал и шапки она никакой ему не давала. А татарская девка Кулпика в роспросе во всем запиралась же: нашивок де она и паворозов никаких малому Микитке не давывала и в тес нашивок с ним не коронила.

И того ж числа Соломийка Тимофеева дочь, Ивашкова жена салдата, в роспросе сказала: тому де недели з две, пришел де в ней во двору малой, а как зовут и чей, а принес к ней паворозы шелковые и дал ей в закладе в копеешном колаче; а шапку де тот же малой принес к ней после, а сколко спустя, того она не упомнит, и имал у ней под ту шапку колачи, и она де ему за ту шапку под заклад дала семь колачей копеешных спроста; а чья та шапка, и она де ево не спрашивала и мужу де своему про тот заклад не сказывала.

И приносное, шапка и завязки, отданы Семену Подсекину.

 

4) Царю государю и великому князю Алексею Михаиловичю, всеа Великия и Малыя и Белыя Росии самодержцу, бьет челом твой царевой богомолец Рожественной пустыни поп Иванищо Иосипов. Жалоба, государь, мне Кунгурского уезду на иренского татарина на Аскарка Пахомова. В прошлом, государь, во 176 году, августа в 28 день, украли у меня на Кунгуре из-за Сылвы реки из лугу с ужища лошедь мерина бура винохода, против пятые, грива на право, во лбе белизна, задняя левая нога по щетке белакопыто. И я твой царской богомолец наймовал Кунгурского уезду деревни Баисины татарина Исекейка Батырева в Кунгурской и в Уфимской уезды той своей украденой лошеди проведывать, где слых будет проведывать. И про ту мою лошедь татарин Исекейко проведывал, и пришед, в городе Кунгуре в съезжей избе перед воеводою перед Тимофеем Тарасьевичем Одинцовым про ту мою лошедь сказал: украл де ту мою лошедь он татарин Аскарко, и украдчи и уведав свою вину, бегает. А цена, государь, той моей лошеде 15 рублев. Милосердый государь царь и великий князь Алексей Михаилович, всеа Великия и Малыя и Белыя Росии самодержец, пожалуй меня, своего царского богомолца, вели, государь, на порутчиков его Аскарковых па Истякайка Илгондина, на Куразка Кучюкова с товарищи в той моей украденой лошеде мне своему царскому богомолцу дать свой царевой суд. Царь государь, смилуйся, пожалуй.

На обороте: 177, ноября в 2 день, поставить к суду.

 

5) Царю государю и великому князю Алексею Михаиловичю, всеа Великия и Малыя и Белыя Росии самодержцу, бьет челом сирота твой Кунгурского уезду верхсылвенской ясашной татарин Игитайко Балбеков. В прошлом, государь, во 176 году бил челом тебе великому государю, а на Кунгуре в съезжей избе воеводе Тимофею Тарасьевичю Одинцеву подали челобитную кунгурские кресьяня деревни Черной Яр Тимофей Пыжанов да Василей Лукин на меня сироту твоего в краже в дву баранах да в лотке, и в том мне сирой твоему учинили убытки болшие; а ныне он Тимофей да Василей той своей пропажи лотки опознали у кунгурских же кресьян у Першки Подукова да у Евтюшки Сердитова с товарыши, шесть человек: ехали с верх Сылвы с рыбою. Милосердый государь царь и великий внязь Алексей Михаилович, всеа Великия и Малыя и Белыя Росии самодержец, пожалуй меня сироту своего, вели, государь, их Першку да Евтюшку с товарыши сыскать и поставить на Кунгуре в съезжей избе и роспросить. Царь государь, смилуйся.

На обороте: 177, ноября в 4 день, велеть их всех поставить и в той лотке роспросить, у кого они взяли и где та лодка.

177, ноября в 7 день, кунгурские крестьяня деревни Черного Яру Першка Падуков да Евтюшка Сердитов в роспросе сказали: ехали де оне с верх Сылвы с товарищи своими с Федкою Потеряевым да с Родкою Падковым да с Иевком Пыжьяновым домой в трех лодках своих; а что де лодку да два борана украли у Тимошки Пыжьянова да у Васки Лукина, и они де той лодки нигде не имывали и по се число нигде не видали и ни от кого не слыхали. А в которых де оне лодках ехали с верх Сылвы, и те де лодки и ныне у них в деревне.

И того ж числа, по роспросу Першки Подукова да Евтюшки Сердитова, Федка Потеряев да Карпунка Потеряев, Родка Падуков, Иевка Пыжьянов, в роспросе сказали тож, что сказали Першка Падуков да Евтюшка Сердитов.

источник: Титов А. А., Кунгурские акты XVII века

Поделиться: