Иеромонах Николай — в миру Василий Зотиев

Иеромонах Николай — личность замечательная, а потому грешно было бы, если бы мы не поделились с читателями хотя краткими сведениями о его жизни. Родился он в деревне Речкаловой Верхотурскаго уезда от крестьянина. В раннем детстве (8 л.) он упал с крыльца на корыто, из котораго в крестьянском быту кормят свиней и переломил позвоночный столб.

Долго, года три или четыре, он лежал неподвижно кверху спиной. Один раз, около 12 сентября, зашли в дом отца его путешественники, шедшие на поклонение к св. праведному Симеону Верхотурскому чудотворцу, присоветовали родителям его сделать обет угодникам Киевским и Соловецким. Родители послушались: обещали чудотворцам, что если сын их выздоровеет, то сходит пеший на поклонение им. Больной действительно выздоровел,—у него остались только два горба: один на спине, другой—на груди,—и 14 лет отправился один сначала в Соловецкий монастырь, потом в Киев.

В Киеве он прожил года три, находясь в услужении у одного Киевопечерскаго старца и помогая ему печь просфоры. Возвратившись на родину с решительным намерением постричься в монашество, он поступил в Верхотурский монастырь послушником. Управлявший тогда монастырем известный о. архимандрит Афанасий, взял его к себе в услужение. Тут он, уже будучи 18 лет, научился читать и писать и, вероятно, под руководством о. архимандрита развил свой природный ум так, что не только мог быть хорошим казначеем, но и управителем монастыря.

По пострижении в монашество он сначала, в сане иеродиакона, находился в монастыре Верхотурском, а потом иеромонахом переведен был в Далматовский монастырь, которым в сороковых годах он и управлял за отсутствием настоятеля архимандрита Павла. В 1843 году в За-Уральских уездах Пермской губернии вспыхнул бунт между государственными крестьянами. Пламя бунта, вспыхнувшее первоначально в селах Шадринскаго уезда, мгновенно охватило и Далматов. Толпы мятежников окружили стены монастырския, требуя выдачи волостнаго головы и писаря, которых о. Николаи, сделав крестный ход из монастыря в город, к волостному правлению, увел с собою и скрыл в монастыре от разъяренной толпы.

Сколько ни увещевал мятежников о. Николай, стоя на стене монастырской (ворота и все выходы к входы были крепко заперты и у них изнутри были сделаны баррикады), мятежники не отступали, а напротив еще с большею дерзостию подступали к монастырю, грозясь выломать ворота. Тогда он приказал вытащить из монастырскаго арсенала старинную пушку, свидетельницу пугачевщины, поднять ее на монастырскую стену. Сам на время сделался канониром: зарядил ее как следует, только вместо ядер или картечи всыпал с полпуда гороху. Прицелил ветхое орудие и сделал залп по толпе. Осыпанные горохом бунтовщики в ужасе убежали от монастыря и больше его не тревожили. Жизнь головы и писаря, таким образом, была спасена.

За благоразумныя распоряжения в сем деле, о. Николай, по представлению особеннаго чиновника, бывшаго при изследовании бунта, был награжден наперсным крестом. Скончался в Соликамском монастыре, правя должность казначея, каковую пред смертию сдал другому. Имя его в мире было Василий, по фамилии Зотиев. (Заимствовано из собственнаго разсказа исконнаго и из Пермскаго Сборника, статья Зырянова).

Ипполит Словцов.


источник: «Пермские Епархиальные Ведомости» 1870 г.

примечание: Статья создана из сноски "Соликамско-Истобенский, Свято-Троицкий, третье-классный мужеский монастырь"

 

Поделиться: