Магдалина или Магдалинский камень

Магдалина или Магдалинский камень, значительная гора в Богословском Урале, в Верхотурском уезде, в южной части дачи Николае-Павдинского завода, верстах в 50 от него к юго-западу, в верховьях р. Нясьмы, правого притока Ляли. Высота этой горы, по барометрическому измерению Гофмана, 3,372 фута над уровнем моря. Гофман сообщает о ней нижеследующие сведения. Вершина представляет плоскую равнину, на которой стоит много невысоких берез и несколько хвойных деревьев. На той же вершине находится Магдалинский железный рудник, давно уж оставленный. Тут является глинистый сланец, переходящий в слюдяный; в последнем слюда часто замещена железном блеском. В этих сланцах заключается кварцевая жила с весьма большим количеством железного блеска, который и добывался для проплавки. На севере и юге открывается хороший вид вдаль. — Магдалинский камень лежит восточнее центральной цепи Урала и в одном ряду с камнями Павдинским, Косвинским и Конжаковским. (Материалы для составления геологических карт казенным горнозаводским округам хребта Уральского, горный журнал 1865 г. , № 6, стр. 415 — 416 и 421).

В геогностическом описании Николае-Павдинской дачи Карпинского сообщаются несколько иные сведения. Именно Карпинский говорит, что рудник Магдалинский, находящийся в 42 верстах к Ю. З. от Николае-Павдинского Завода, разрабатывался небольшим разносом и что руда состояла частию из магнитного железного камня, более же из бурого и глинистого железняков. Далее Карпинский говорит: „другим разрезом, неподалеку от сего перваго, раскрыто еще небольшое месторождение железной руды, нисколько не различающееся от перваго, но более примечательное по простирающейся в нем жиле кварца, которая, как уверяли, содержала малейшие признаки золота“. Разработка Магдалинского рудника производилась, по словам Карпинского, только в 1824 году и руды получено 21,816 пуд содержащем в пуде 10½ фунтов (то есть 26¼ процентов).

„Недалеко есть сего месторождения должно находиться другое, гораздо значительнейшее. Мнение сие основываю я на следующем явления: верстах в пяти от вершин Нясьмы на берегу сей реки, или в трех верстах по прямой линии от Магдалины, магнитная стрелка не оказывает своего действия, и, вместо полюсов, она показывает на сторону Магдалины. Приписать отклонение сие Магдалинскому руднику нельзя, потому что магнитная стрелка во многих местах даже самого разреза, а не только что на поверхности земной, не показывает сего явления. Отнести к другим причинам сие явление также невозможно, потому что в 15 и даже 10 саженях в сторону стрелка принимает настоящее направление“. Статья Карпинского напечатала во 2-й книжке горного журнала 1833 года.

Г. Фон-Таль, ныне управляющий Павдинским горным округом г. Пастухова, производивший геогностическое наследование Павдинской дачи в 1866 году, говорит, что на Магдалине он магнитного железняка не нашел; по его мнению добывался там железный блеск, которого пласт толщиною в 2 аршина, залегающий в тальковом сланце, он встретил при разведке прежних работ и окрестностей их. А того места, указываемого Карпинским, где магнитная стрелка уклоняется от своего обыкновенного направления, он не мог найти, хотя и искал. См. книгу Ф. Таля; „очерки Николае-Павдинской горнозаводской дачи, С.-Пб. 1867 г.“, стр. 54 и 55. — В той же книжке г. Ф. Таль говорить, что Магдалинский камень имеет крестообразные вершины и что направление большой его оси параллельно меридиану (стр. 3), а далее, описывая свою поездку на эту гору из Павдинского завода (стр. 10):

„Склон Магдалинского камня весьма постепенный; мы поднимались почти не заметно в прекрасном смешанном лесу. Растительность чрезвычайно развита, и в особенности травы: оне достигают высоты человека. Мы выехали недалеко от рудника на свободное место, и тут только, имея пред собою прекрасны вид на северо-восток, заметили, что находимся на горе”.

Судя по рисунку профилей Павдинской дачи, приложенному к стр. 50-й; надо полагать, что г. Ф, Таль, равно как и Гофман, въезжали на Магдалинский камень с восточной его стороны. По маленькой карте Павдинской дачи, приложенной в книжке Ф. Таля и по составленной им же позже гораздо более подробной карте этой дачи и окрестных местностей видно, что Магдалинский камень есть собственно горный кряж, тянущийся с севера к югу и имеющий две выдающиеся вершины; на южной из них находится Магдалинский железный рудник.

В статье того же автора: „характер Уральского поднятия между 58°40' и 60° сев. широты“, напечатанной в 12-й книжке Горного Журнала 1871 года, сказано, что Магдалинский камень составляет чаять самого хребта Уральского (а не находится по восточную его сторону, как утверждает Гофман). Действительно, по прежним рукописным картам Богословского округа и на новейшей вышеупомянутой карте X. Я. Фон-Таля значится, что гора эта или кряж составляет часть Уральского водораздела, как и Косвинский камень, между тем как камни Конжаковский и Павдинский, лежащие, по словам Гофмана, в одном ряду с Магдалинским, в действительности находится восточнее и не составляют водораздела рек европейских и сибирских.

Близь Магдалинского камня, к ВСВ. от него, разрабатывалось группа хороших золотых приисков по р. Нясьме и правому притоку ее речке Банной, известная под общим именем Банного промысла.

Печатается по: Н. К. Чупин "Географический и статистический словарь Пермской губернии", 1873, том II

Поделиться: