Кушайка, речка

Кушайка, речка в Верхотурском уезде, в Гороблагодатском казенном горнозаводском округе, начинается верстах в 12 к СВ от Кушвинскаго завода, главного в округе, течет на В и впадает с левой стороны в р. Салду, правый приток р. Туры. По Кушайке и малым речушкам, текущим в нее, разрабатывалось с 1832 года (вероятно, разрабатывается и теперь) несколько золотоносных россыпей, не особенно впрочем, богатых. В 1838 г. в Горном Журнале (№ 12, стр. 446 — 448) напечатано было известие, что в одной из этих россыпей — Кушайской, в 25 в. от Кушвы, найден алмаз, весом в ⁷⁄₁₆ карата, совершенно безцветный, прозрачный, сильно блестящий кристалл, окруженный 24 несколько выпуклыми трехугольными плоскостями. Последовало тогда Высочайшее повеление об учреждении приличных денежных наград тем, которые будут находить это драгоценное ископаемое в округах казенных заводов. Но не смотря на все старания, потом на р. Кушайке и вообще в Гороблагодатском округе не могли найти ни одного алмаза.

В 1845 году тогдашний горный начальник Гороблагодатских заводов Ф. И. Фелькнер (бывший впоследствии главным начальником заводов Уральского хребта), обозревая старыя выработки на золотых приисках и оставленные разведочные работы, встретил в вершинах реки Кушайки, в отвалах одного шурфа, разрушенный тальковый сланец, местами окрашенный медной зеленью, при внимательном разсмотрении которого открыты были им кристаллы медного купороса. Заложенною тут выработкою встречена жила серного и медного колчеданов. По испытании образцов добытой руды, она оказалась содержанием до 6 процентов меди. Месторождение это Фелькнер назвал Лейхтенбергским рудником, в память посещения Гороблагодатского округа Герцогом Максимилианом Лейхтенбергским. Впрочем, называли его, по местности, и Кушайским рудником или прииском. Разведка этого благонадежного, по видимому богатого и обширного рудника, продолжалась некоторое время шахтою, которая доведена была до глубины 13 сажен[1]. Но потом (когда именно, не знаю) работы почему-то совершенно остановлены. Может быть потому, что Фелькнер уехал за границу и потом получил другое назначение; может быть потому, что Гороблагодатские заводы, занятые, главным образом, выплавкой чугуна, отливкой артилерийских орудий и снарядов и выделкою железа, не нуждались в медных рудниках, да притом не имели ни медиплавильных мастеров, ни медиплавильных печей.

Впоследствии, этот рудник, как тунележащий, отдан в аренду купцу Ушкову, который, добывая колчеданы, возит их в город Елабугу Вятской губернии, на свой химический завод, для добывания серной кислоты и медного купороса — продукта весьма ценного.

Не знаю, кем и в какой лаборатории произведены были химические анализы колчеданов этого рудника. Но я от нескольких лиц, служивших в Гороблагодатском округе (между прочим и от покойного генерала Ф. И. Фелькнера) слыхал, что Кужайские колчеданы, кроме богатого содержания меди, делающего их выгодными для медеплавильного производства, заключают в себе и серебро.


[1] ↑Мостовенко. Медные рудники Гороблагодатского округа. Горн. Журн. 1868 г. № 1.
Печатается по: Н. К. Чупин "Географический и статистический словарь Пермской губернии", 1873, том II

Поделиться: