Корнилова, деревня

Корнилова, деревня в южной части Верхотурского уезда, на безымянной речке, впадающей тут же в р. Амбарку, правый приток Нейвы, в 12 верстах к югу от Мурзинской слободы (см. это слово), расположенной при впадении Амбарки в Нейву. Около Корниловой есть копи цветных камней.

В библиотеке Уральского Общества Любителей Естествознания в Екатеринбурге находится рукопись, под заглавием: „Собрание исторических сведений на первоначальные в России открытия и практический взгляд на месторождения цветных прозрачных и драгоценных камней по восточному склону Уральских и частию Алтайских гор." Рукопись эта, составленная в 1840 годах, весьма дельная, не смотря на малограмотность, местами, изложения. Автор не известен; но, вероятно, из числа лиц, состоявших по управлению Императорской Екатеринбургской гранильной фабрики, потому что, видимо, пользовался ее архивными делами. В ней, между прочим, сказано:

„Самое первоначальное открытие в России было сделано по восточному склону Уральских гор, в Пермской губернии, в Верхотурском уезде, Мурзинской волости в дер. Корниловой, от Екатеринбурга на север в 88 верстах. Дер. Корнилова находится между двух небольших рек Апбарки и Шиловки, впадающих в Нейву, где с западной стороны от реки первой к р. Шиловке заключается небольшой склон грунта земли, состоящий из фармации глинистой, по коей от проливных дождей и вешних вод вымыло или образовало лог, в виде оврага от 1 до 8 сажен глубины. В нем некогда жителями деревни Корниловой или в начале XVIII столетия по временам найдены (находимы) были случайно, в виде округленных галек, в числе прочих вымывных пород, цветные камни; но по незнанию их в то время, в качестве достоинства, доброты и требования на какие либо из них украшения, оставались без всякого обращения на них внимания, кроме того как только из них прозрачные по цвету доставлялись детям жителей той деревни, которые обращали в свои игры до самого обзаведения города Екатеринбурга и прибывших в то время в их селение и Мурзинскую слободу рудоискательной партии людей"[1].

Далее в той же рукописи говорится, что в дер. Корниловой в 1738 году Екатеринбургский рудоискатель Федор Бабин отыскал и заявил в канцелярии главного заводов правления горные хрустали (прозрачный кварц) и что ранее 1765 года тут найдены „Хрустали вишневого, смородинного и белого цветов и топазы (или тяжеловесы) медножелтого и сусляного цветов".

Упоминаемый тут лог у дер. Корниловой давно уже весь изрыт и перерыт местными крестьянами, искавшими цветных камней; в последнее время попадались только дымчатые горные хрустали, которые крестьяне сбывали мастерам каменных вещей в Екатеринбурге.

Но в 1859 г. этот лог обратил на себя особенное внимание. В одном старом отвале, обмытом дождями, крестьянская девочка лет десяти нашла небольшую гальку синего цвета, которую отец ее представил надзирателю Мурзинских приисков, ведомства Екатеринбургской гранильной фабрики. Оказалось что это сафир (синий прозрачный корунд). Тогдашний начальник гранильной фабрики П. И. Миклашевский на следующее лето начал правильную разведку местности шурфами[2]. Некоторыми из них на довольно значительной глубине встретили пласт довольно твердой глины с запутанными в ней гальками разных пород. По промывке глины на вашгердах (золотопромышленных станках) получены были мелкие кусочки полевого шпата, кварца, а также синего и розового местами попадались кристаллы черного шерла и гальки венисы (граната). Лучшие и прозрачнейшие из найденных кусочков корунда: три рубина (красные корунды) и один сафир (синий корунд) были огранены в Екатеринбургской гранильной фабрике; потом найден был еще один прозрачный рубин. Разведки однакож показали, что пласт глины, содержащий в себе эти драгоценные камни, не непрерывен, а встречается только как бы малыми островками, и что тут не коренное месторождение этих минералов, а намывное, россыпь, образовавшаяся от разрушения гранитной породы. Но такой породы не разрушенной в окрестностях нигде не могли найти. Г. Миклашевский пришел к такому заключению: „Что касается до предположения относительно дальнейшей разработки этой россыпи, с целью отыскать драгоценные камни, то кажется, что тут только одна надежда на счастье; неправильное ее положение не дозволяет допустить никакой особой методы разработки; она должна состоять в проводе шурфов или разрезов, смотря по большей или меньшей глубине, на которой залегает пласт, и в промывке его: может случиться, что в россыпи попадет и драгоценный камень, — и можно выработать ее всю безуспешно; а потому и работать подобное месторождение есть риск".

Корниловские старики разсказывали г. Миклашевскому, что они помнят еще, как отцы их, вместе с раухтопазами добывали голубоватые камешки, которые продавали за аквамарины; один крестьянин говорил, что будучи еще небольшим мальчиком и работая вместе с отцом, нашел камень цветом как кровь, и совершенно чистый, величиною в грецкий орех, И что он был продан ими за 15 рублей серебром. „Очень может быть, — говорит г. Миклашевский, — что этот камень был превосходный рубин".


[1] ↑ «По преданиям старых жителей Мурзинской слободы и дер. Корниловой». (Примечание неизвестного автора рукописи).
[2] ↑ Миклашевского. Разведка Корниловского лога на драгоценные камни. Горный Журнал 1861 г.
Печатается по: Н. К. Чупин "Географический и статистический словарь Пермской губернии", 1873, том II

Поделиться: