Иргинский завод, или Шуртан

Иргинский завод, или Шуртан, Осокино тож, округа Кнауфских заводов, находится в Красноуфимском уезде, при слиянии рр. Иргиной и Шуртана, почти на половине течения первой, к югу от большого Сибирского тракта, верстах в 12 от станции Быковой, и в 37-ми верстах к СЗ от Красноуфимска. Завод чугуноплавильный и железоделательный. В 1873 г. выплавлено чугуна: в штыках 42,353 пуда, в припасах 11,475 п. и в вещах 1,464 п.; выделано кричного железа 36,819 ½ пуд. Часть чугуна перевозится, для передела в железо, на Верхне-Иргинский завод (или Толтамыш), находящийся в 12 верстах выше, на р. Иргиной, и на Саранинские заводы — Верхний и Нижний. Железо отправляется по р. Уфе с Саранинской пристани. Иргинский завод иногда называется в оффициальных документах и Нижне-Иргинским, в отличие от Верхне-Иргинского.

Жителей в Иргинском заводе, по сведениям 1869 года, 3,164 (в том числе 1,468 муж. и 1,169 женск. пола), домов 637. Единоверческая церковь. Волостное правление.

Жители, кроме работающих на заводе, занимаются разными промыслами, преимущественно кожевенным и сапожным. Всех кожевенных заводов, больших и малых, до 20; но здешняя выделка кож не славится доброкачественностью. Шитьем сапогов занимается до 500 человек. Сбыт сапогов производится, как здесь называют за Уфу: в заводы Артинский, Нязепетровский, Каслинский, Кыштымский, и другие Красноуфимского и Екатеринбургского уездов. Есть довольно столяров, плотников, кузнецов. Сверх того приготовляется здесь на двух заводах много восковых свеч, идущих в продажу. Есть и сальносвечные заводы. Два дуботолчейных заведения. Значительные еженедельные базары. В прежнее время, когда торговые съезды бывали по воскресеньям, на иной базар привозилось хлеба до 2 тысяч возов. Но с перенесением базара на понедельник, стало приезжать народа гораздо меньше.

В числе жителей большинство раскольников; впрочем много и числящихся единоверцами; есть и православные. Вообще Иргинский завод издавна считался одним из главных центров раскола на Урале. Существующая здесь единоверческая церковь почти всегда бывает пустая: семейства три, четыре, едва ли более посещают ее. Застроена и православная церковь; но постройка ее уж много лет нисколько не подвигается.

Общая дача Иргинского и Верхне-Иргинского заводов граничит к северу с дачей Суксунского и Тисовского заводов Суксунского горнозаводского товарищества; к востоку с землями государственных крестьян Ачитской волости; к юговостоку с дачей Саранинского завода, того же Кнауфского округа; к югу с землями Тюшевского винокуренного завода и государственных крестьян Богородской волости; к западу и северозападу с землями государственных крестьян Златоустовской волости.

По сведениям, напечатанным в Горном Журнале 1870 года[1] и собранным оффициальным путем, пространство этой дачи, находящееся в безспорном заводском владении, составляет 106,922¾ десятин. В том числе лесов: разстроенных порубками 12,456 десят.; подростков 18,998 десят.; молодняков 18,947 десят.; под угодьями занято 54,834 десят.; неудобной земли считается до 1,686 десят.

„Значительное население дачи (говорится далее в той же статье), состоящее, по большей части, из государственных крестьян, которых числится до 3,713 душ ревизских, привело дачу[2] в сильное разстройство распашками под пашни и расчистками под покосы. В настоящее время сплошные леса группируются в 20 — 30 верстах от завода в Ю. части дачи. Господствующая порода в старых лесах — ель; ее находится до 0,6, осины 0,3, березы 0,2. Ближе к заводу тянутся средневозрастные леса и молодняки, испещренные пашнями и покосами; в молодняках преобладает осина.

Иргинской даче особенно вредна неясность и запутанность поземельных отношений: споров со стороны государственных крестьян предъявлено почти на половину дачи; до 20,000 десят. угодий находится в пользовании государственных крестьян совершено безвестно, без всякого разрешения; наконец некоторыя волости оспаривают одне и те же площади друг у друга.

При довольно плодородной почве и умеренном климате, произрастают в даче: вяз, ильм, клен и дуб[3]. Хлебопашество оказывается выгодным и сильно распространено в даче, особенно между государственными крестьянами; из горнозаводского же населения ¹⁄₁₀ часть занимается сельскими работами.“
Рудников завод имеет довольно, как в своей даче, так и вне ее. Но многие из них неблагонадежны, иные совсем выработаны, остальные тоже близки к истощению. Впрочем есть вероятность, при поисках, открыть еще новые рудники.

Иргинский завод принадлежит к числу самых старинных на Урале. Около 1725 г. отправились на Урал, для поиска руд, двое московских жителей Клим Лекин и Авдей Рязанцов, вошедшие в компанию с калужанином Иваном Кадминым и с москвичом Федором Евдокимовым, людьми состоятельными, и нашли железные руды по речке Иргиной и притокам ее Шуртану и Турышу. В 1726 г. Кадмину с компанейщиками его разрешено было построить завод на Иргиной. Лекин и Рязанцов сделали уже, на свой счет, некоторыя подготовки к строению фабрик. Но в начале 1727 года главный их компанейщик Кадмин, приезжавший также на место, уехал в Москву, для переговоров с Евдокимовым и за деньгами на строение завода, и более уже не приезжал и денег не присылал. Строить завод было не на что. По этому Лекин и Рязанцов уступили заводское место и отысканные ими рудники в пользу посадских людей города Балахны Петра и Гаврила Осокиных, прикащику их Родиону Набатову, который, получив дозволительный указ от Екатеринбургского обер-бергамта, и начал в 1728 г. строить Иргинский завод.
Набатов до того, вероятно, заведывал соловаренными заводами Осокиных: Красноярским на Сылве (вблизи нынешнего Суксунского завода) и другим при р. Барде, в 25 в. выше впадения ее в Сылву; заводы эти устроены были еще в начале прошлого столетия.

Лекину и Рязанцову, нашедшим железные рудники и место для строения завода на Иргиной, указом обер-бергамта велено было остаться при заводе „для вспоможения и управления заводских нужд“. Рязанцов в 1731 году умер, а Лекин был жив еще в 1735 г.; тогда ему было 65 лет от роду. В 1730 г. он получал от заводовладельцев по 15 рублей жалованья в год, а потом, за старостью и дряхлостью, уволен от дел, с назначением на пропитание по 5 р. в год.
При начале постройки завода, по просьбе Осокиных, даны им с казенных заводов: меховой мастер с 2 учениками и плотинный мастер. В ноябре 1728 года строение и рудники Осокинские осматривал, по поручению обер-бергамта, горный офицер капитан Берглин. Главная заводская плотина не была еще окончена; но ниже ее построены были мельничная плотина и при ней медеплавильная печка и амбар для плавки железа с тремя ручными печками, для приготовления вещей нужных к постройке завода, да для тянутия железа один боевой молот, действующий водою. Из этого видно, что прежде построения Иргинского завода и доменной для выплавки чугуна печи, уже приготовлялось при нем железо прямо из руд в малых печках и выковывались различные железные вещи и припасы, потребные при строении завода. В 1729 г. Осокиным даны, на время, с казенных же заводов доменный мастер и два молотовых (кричных) мастера[4]. Из описания заводов, составленного в 1733 году главным заводским командиром Гениным, видно, что тогда Иргинский завод был уже в полном действии, что в нем находились две медиплавильные печи, одна домна и два кричных молота, и что там приготовляли кроме того различную медную посуду. Но так как медные рудники были далеко от заводов, то Осокины, по дозволению обер-бергамта, данному в 1731 г., построили новый медиплавильный завод на речке Юге, впадающей в Турку (левый приток Ирени).

В декабре 1733 г. академик Гмелин, едучи в Сибирь, заезжал на Иргинский завод. По словам его, железная руда, довольно бедного содержания, добывалась в 20 верстах от завода, а медная привозилась с речки Бырмы (притока Турки); в заводе была одна торговая лавка, в которой продавались разные плохие товары, привозимые из Москвы, и медная луженая посуда местного приготовления.

В 1735 г. к Иргинскому заводу приписано было 400 душ казенных крестьян (муж. пола), для рубки дров и бревен, выжега угля, различных перевозов и проч. Собственно же цеховыми работами занимались отчасти покупные к заводу крестьяне, но преимущественно выходцы из разных местностей внутренней России, иные с паспортами, а другие безпаспортные. Из собранных в 1735 г. сведений о поселившихся с семействами при Иргинском заводе видно, что большая часть этих поселенцев была из Нижегородской губернии, из нынешних уездов Балахнинского и Семеновского (дворцовых волостей Керженской, Хохломской, Заузольской, Дрюковской), также из монастырских и архиерейских вотчин Нижегородского уезда. Почти все эти сходцы, впоследствии закрепленные за заводом, были раскольники[5]. Есть основания предполагать, что и сами владельцы завода придерживались раскола.

Из находящейся в архивных делах ведомости о заводах 1746 года, видно, что Осокины владели тогда уже отдельно заводами: Петр — Иргинским и Бизярским (постр. в 1741 г.), а Гаврило — Юговским и Курашимским (постр. в 1742 г.).

В 1756 г. заводчики Осокины, по именному указу Императрицы Елизаветы, были выключены из подушного оклада и пожалованы титулом директоров своих заводов.

В 1769 г. Петр Осокин продал Иргинский завод внуку своему Ивану Осокину, именовавшемуся также директором.

В августе 1770 г. посетил Иргинский завод ученый путешественник академик Лепехин. В путевом дневнике своем он об этом заводе говорит следующее:

„На нем доменная для выплавки чугуна; две фабрики медиплавильных, в которых 7 печей и два горна для литья меди в куски. Молот для разковки листового кровельного железа; фабрика для перечистки меди с одним горном; молотовая для ковки железа, в которой два молота действительных и один запасный и 6 горнов; фабрика для разковки меди в досчатую и листовую, с одним горном и молотом; котельная фабрика для делания и лужения медной посуды с 1 горном; фабрика дли тазовой меди, в которой ходят три небольшие молота для разковки меди в листы и 2 горна; кузница для дела новых и починки старых заводских орудий с 6 горнами; якорная для дела новых и починки старых молотов; мусорная для толчения мусора о 7 пестах; меховая фабрика; пильная мельница и товарная для точения медной посуды.“

„По учрежденным из горных правительств пробам, на заводе сем должно ежегодно выплавляемо быть чистой меди 3,570 пуд. Чугуна выплавляется до 90,000 пуд; железа, по указному положению, на два молота надлежит быть 16,000 пудов. “

„При заводе мастеровых и работных людей и прочих служителей считается 1,220 душ; пришлых, отданных по указам правительствующего сената, 173 души; отданных от ревизии незаконорожденных 5; собственных покупных 468; новокрещеных 513; из которых 120 душ переведено на Бизярский его-ж Осокина медиплавильный завод, 193 души на Сарнинской железоделаемой, 44 на Юговской завод.“

„Изрядное распоряжение хозяина в заводских работах и некоторым образом крестьянская свобода, в отменное противу других заводских жителей привели Осокинских крестьян состояние. Завод сей нежно почесть небольшим городом, где все нужное не только заводским жителям и проезжающим, но и окольным местам получить можно. Многие заводские крестьяне более на купцов, нежели на заводского крестьянина походят, имеют свои лавки и разными торгуют товарами.“

Летом 1773 г. был в Иргинском заводе другой ученый путешественник — Георги. В его путевых записках говорится между прочим:

1. Иргинский завод находится от Екатеринбурга в разстоянии 210 в., от Кунгура 70 в., от Юговского Осокинского завода 90 в., от Суксунского завода Демидова 30 в., от Сзранинского Осокинского 50 в.

2. Лесная дача этого завода имеет длины от ЮЗ к СЗ 40 верст и ширины 30 верст. Две трети всего количества лесов уже вырублено; остающийся лес есть смешанный и состоит большею частию из сосны и березы, затем из осины, липы, пихты, ели и ивы, а в одном месте и из малорослого дуба.

3. Важнейшие железные рудники находятся в Советинских горах, в 35 верстах от Иргинского завода, в 7 в. от Суксунского завода, по левую сторону р. Сылвы, в 5 верстах от нее, блиц д. Советной, при истоках речки Санды,[6] и все расположены на трех верстном пространстве. Они с 1735 года окортомлены заводом, а в 1753 году утверждены за ним. Советинские горы занимают пространство около 20 верст в окружности и покрыты смешанным лесом. Тут много поверхностных выработок; ни одна из них не простирается глубже 4 сажен. Во всех добывается бурый железняк, расположенный гнездами от 300 до 3,000 пуд. Из 100 пуд руды получается чугуна от 43 до 47 пуд. Кроме этих принадлежат еще заводу менее значительные рудники при селе Преображенском в 5 в. от завода; при Башкирской деревне Ключики в 25 в.; при д. Егорьевской в 16 в.; на Сылве в 50 в.

4. От Иргинского завода до вершины р. Иргиной 30 верст и столько же до впадения ее в Сылву. Десятью верстами выше Иргинского завода расположена Осокинская мукомольная мельница[7], пр которой устроена также стальная фабрика и молот для меди. Иногда летом и зимою Иргинский завод терпит недостаток воды на заводское действие; а весною ее бывает в пруде столь много, что шлюзы в плотинном прорезе надо держать совсем открытыми.

5. Все заводские строения деревянные и довольно уже обветшалые. Хотя и есть, медиплавильная фабрика, почти развалившаяся; но с 1769 года выплавка меди прекращена, а только небольшое количество меди, привозимой из Юговского завода, переделывается здесь во всякого рода медную луженую посуду, в латунь (зеленую медь) и латунную посуду. На приготовление латуни идет 8 фунтов цинка на 1 пуд меди. Но производство это, ни по размерам, ни по красоте изделий не может равняться с существующим в Суксунском заводе Демидова.

6. Заводское селение по левую сторону речки и тянется далеко вверх по пруду. В нем 280 домов, из которых один только господский, каменный. От прежних деревянных укреплений уцелела только одна башня, с пушкою на ней.

Георги был в Иргинском заводе 24 июля 1773 г. Через четыре месяца после того завод этот подвергся разорению от Пугачевских шаек. В начале января 1774 г. вооруженная толпа Башкирцев, Мещеряков и Татар, а отчасти и руских крестьян, приставших к Пугачеву, вступила в Иргинский завод, разграбила заводские кладовые и магазины, господские деньги, медную посуду из господской лавки и проч., сожгла на площади конторские дела и документы, увела с конюшенного двора лошадей. Но главная беда была еще впереди. В июне 1774 г. сам Пугачев, войдя в пределы нынешней Пермской губернии из Уфимского уезда, прошел через Красноуфимск и, приблизившись к Иргинскому заводу, остановился в дер. Кашаевой, в 6 от него верстах, и захватил трех Иргинских жителей, посланных для разведок о движении его. Июня 12 прислан был от него в завод отряд Яицких Козаков, которые приказали жителям встретить самозванца с почетом. Жители повиновались и встретили его на плотине. Пугачев, приказал остановить домну и взял в свое войско 98 заводских жителей, у которых имелось оружие, а на другой день, по приказу его, были захвачены все деньги, какие нашлись в домах господском и прикащичьих и в заводской кладовой, различные заводские припасы и инструменты, лошади, рогатый скот, имение у заводских служителей и многих рабочих; затем были сожжены лесопильная мельница с ларем, вешняк, сарай с лесными припасами, а из пруда вся вода выпущена[8].

В 1804 г. владелец Иргинского завода Осокин продал его, вместе с другими своими заводами, московскому купцу Кнауфу. Новый владелец знал весьма хорошо заводское дело, вводил в нем различные усовершенствования, сам лично управлял заводами, следил за всеми полезными нововведениями на других заводах, и не смотря на все это финансовые деля его шли как-то плохо. Вероятно причиной тому были слишком тяжелыя условия, на которых он взял из казны Златоустовские заводы, отобранные у него в 1811 г. почему то обратно в казну, что и вовлекло его в огромные долги. В 1828 г. Иргинские и другие бывшие Осокинские заводы, но Высочайшему повелению, взяты от Кнауфа в казенное управление, за казенный долг, а в 1853 г., по другому Высочайшему повелению, отданы частным кредиторам Кнауфа, составившим из себя акционерную компанию, Но дела ее шли плохо: заводов она не поправила, а только увеличила долги казенные и частные. По этому в 1864 г. Кнауфские заводы взяты опять в казенное управление и предназначены к продаже; но охотников купить, с переводом на себя всех долгов, до сих пор не являлось.

Прибыль, приносимая Иргинским заводом, ныне весьма ничтожна, по скудости лесов и по истощению рудников. К тому же дальняя перевозка части чугуна на Саранинские заводы значительно удорожает ценность его, а стало быть и ценность выделываемого из него железа.

Библиографические указания.

  1. Составленное Генниным около 1733 г. описание заводов, находившихся тогда под ведением Сибирского обер-бергамта. Извлечение из весьма обширной рукописи Геннина напечатано в Горном Журнале 1828 Года; об Иргинском заводе в книжке 12-й, стр. 69.
  2. I. G. Gmelin, Reise durch Sibirien von den Jahr 1733 bis 1743. том 1, стр. 108.
  3. Лепехина, Дневные записки путешествия по разным провинциям Российского государства, часть 2-я, стр. 236 — 238.
  4. Georgi, Bemerkungen einer Reise in Russischen Reich. Часть 2, стр. 698 — 701.
  5. Попова, Хозяйственное Описание Пермской губернии. Пермь, 1804 г. часть 1, стр. 698 — 701.
  6. Котляревского, Описание частных горнозаводских имений, назначенных к продаже за казенные долги. Кнауфский округ. Горный Журнал 1872 г. № 10.
  7.  Статья об Иргинском заводе г. В., перепечатана в июле 1870 г. в Пермских Губ. Ведомостях из Казанского Биржевого Листка.

[1] ↑ Горн. Журн. 1870 г. № 10-й, статья г. Котляревского.
[2] ↑ Т. е. леса заводской дачи. Н. Ч.
[3] ↑Вероятно только в самой южной части дачи. Н. Ч.
[4] ↑ Старыя дела Екатеринбургского горного архива.
[5] ↑Старыя дела Екатеринбургского горного архива.
[6] ↑Санда впадает в Суксун (приток Сылвы); при слиянии этих речек расположен пруд Суксунского завода. Н. Ч.
[7] ↑ Там, где ныне Верхне-Иргинский завод.
[8] ↑Дела Екатеринбургского, горного архива.

Печатается по: Н. К. Чупин "Географический и статистический словарь Пермской губернии", 1873, том I

Поделиться: