Губахинское каменноугольное месторождение

Губахинское каменноугольное месторождение в даче Кызеловского завода гг. Лазаревых, в 25 верстах от него к югу в высокой горе (80 саж. вышины) на берегу р. Косвы, в 8 верстах от Губахинской пристани (от чего и получило свое название). Близь этой копи, порядочно расследованной и уже разрабатывавшейся, находится другое месторождение каменного угля (сколько могу судить по не совсем ясным описаниям, еще ближе Губахинской пристани) тоже на берегу Косвы, принадлежащее гг. Всеволожским.

Каменный уголь тут был открыт заводоуправлением Лазаревых еще раньше 1721 года, случайно, но долго оставался без всякого употребления. В напечатанной в 1-й книжке Сибирского Вестника 1821 года статье В. В. Любарского: „Геогностические замечания: в отраслях Уральского кряжа по обоим берегам Камы близь устья речки Косвы“ сказано в самом начале:

„Пермской губернии в Соликамском уезде, в дачах заводских г. Лазарева на р. Косве, неподалеку от так называемой Губахинской пристани, сделана была разведка для отыскания железной руды; но вместо оной нечаяно открыт каменный уголь, почитаемый в здешнем крае за особенную редкость. Сей каменный уголь находится на правом берегу реки Косвы в 4 верстах от Губахинской пристани. Месторождение это составляет гора флецового известкового камня, где сверху лежит горновый камень (песчаник). Уголь попался сперва в шурфе (углублении) на 2 сажени глубины с поверхности, потом оказался на трех саженях, толщиною в слоях от 8 до 10 четвертей; а с 5-й сажени опущена шахта и произведена была небольшая разработка артами (по здешнему квершлагами) во чистому флецу (пласту) угля, который уже в оной глубине простирался правильно и до 3 аршин толщиною. Угля добыто здесь до 7,000 пудов в одну весну. Сей каменный уголь весьма хорошего качества и составляет род крепкого лоскового угля, который даже в иных местах к плотному кеннельскому приближается. Ныне (1821 г.) добыча оного совершенно остановлена, по неведению о обработке и полезном употреблении его. У заводчика г. Лазарева хотя и начинали употреблять добытой уголь на солеварение, но не могли оным воспользоваться. А потому в упомянутой горе значительный прииск каменного угля остается теперь без всякого внимания и большое количество оного не разрабатывается. Мне удалось испытать худший сорт здешнего каменного угля, который был обожжен, на ковку железа в кузнечном деле и оный оказался весьма к тому пригодным“[1].

В 1857 году в горном журнале (№9, стр. 215 — 230) напечатана статья, без обозначения имени автора: „Александровское каменноугольное месторождение и другия, известные по настоящее время, в северной части населенного Урала.“ Тут говорится о Губахинском месторождении, что оно по свойствам угля и пород его окружающих очень повидимому сходно с Александровским (т. е. Луньевским в даче Александровского завода гг. Всеволожских); что пласт угля, толщиною до 2 аршин, с падением от 40 до 60°, обнаруживается близь сплавной реки Косвы, по которой в весеннее время могут отправляться суда с грузом от 10 до 15 тысяч пуд, а потому это месторождение, относительно путей сообщения, имеет даже преимущество пред Александровским.

В 1858 г., по поручению главного начальника Уральских заводов, осматривал месторождения каменного угля на западном склоне Урала горный инженер В. И. Тимофеев (ныне горный начальник округа Камско-Воткинских заводов). В отчете своем, напечатанном в № 7 Горного Журнала 1858 года, он говорит о Губахинском месторождении:

„Лежачий бок угольного пласта составляет кварцеватый, очень твердый песчаник, пласт которого, толщиною до 10 сажен, лежит в известняке. Песчаник этот имеет совершенно тот же вид, как и в Александровском угольном месторождении. Падение пласта на западо-юго-запад под углом от 50 до 60°, простирание на северо-северо запад. Пласт разделен на две части прослойком черной, сланцеватой огнепостоянной глины в 8 вершков толщиной. Толщина угольного пласта 6 аршин. Его разведывают по простиранию штольной с берега реки.

„Каменноугольное месторождение разведывали из Шардинского шурфа[2], вкрест простирания пород, двумя квершлагами и встретили в 4 ½ аршинах на восток от пласта, другой пласт каменного угля в 2½ аршина. Качеством угля и положением он совершенно сходен с первым. Пласты разделены между собою слоем сланцеватой глины, которая составляем висячий бок первого пласта и лежачий второго. Второй пласт оставлен пока без изследования, а первый предположено разведывать в глубину наклонным гезенгом[3] из штольны. Разстояние от устья штольны до разведочного Шардинского шурфа 400 саж., и не смотря на то, положение и толщина пласта не изменилась. Штольной пройдено 37 саж. На этой длине в угольном пласте, незаметно никакого изгиба или перелома; качество угля в последнее время улучшилось, так как он теперь залегает на большей глубине. 

„Если от устья Черновской штольны до Шардинского шурфа толщина пласта не изменится, то количество угля между этими работами, не менее 50.000,000 пуд.

„Для испытания качества Губахинского угля, его употребляли на отопление паровой машины и на ковку мелких вещей. Оказалось, что он совершенно пригоден на то и другое. Паровая машина при мне не действовала, потому я не могу судить в какой степени он годен для отопления котлов. При сожигании уголь горит сильным пламенем. Мелкие поковки на нем делать очень удобно. При мне сваривали железные прутья в ½ кв. дюйма толщиной и сварка оказалась удовлетворительною.

„При сожигании Губахинский уголь дает до 12% золы.

„Одна кубическая сажень дров заменяется 150 пуд. этого угля. При ковке мелких вещей 1 пуд елового угля заменяется 30 фунтами каменного.

„Лазаревский каменный уголь имеет тусклую поверхность и очень плотен; кокс из него получается дурной, судя по тем образцам, какие имеются при заводе. Но дурной кокс мог получиться от неуменья выжигать его, а также и потому, что брали уголь, лежащий близко к поверхности.

„Важное достоинство Лазаревского угля есть плотность, позволяющая перевозить его в отдаленные места, без большой потери от уминки.

„Пред Александровским месторождением Лазаревское имеет следующие преимущества: 1) пласт угля, залегая весьма правильно и в высокой горе, потребует очень мало расходов на добычу, так как откатка пород и отлив воды могут производиться по штольне, которая, имея 400 сажен длины, будет обсушивать прииск на 80 сажен глубины. 2) Углубление шахты будет стоить недорого, потому что ее можно проводить по угольному пласту. 3) В Александровском прииске угольный пласт местами суживается, так что для проведения штрека настоящих размеров необходимо добывать песчаник, в Губахинском же прииске пласт лежит правильно и не имеет пережимов. 4) Река Косва, в берегу которой лежит угольный пласт, судоходна не только весной, но и летом, после больших дождей; потому добытый уголь удобно сплавлять по Косве в Каму и до Нижнего Новгорода или Казани, смотря по надобности. Добыча угля обойдется не дороже 1½ к. за пуд, а доставка его по Косве, впадающей в Каму, обойдется дешевле, чем с Александровского прииска. Если дороговизна доставки будет препятствовать сбыту каменного угля, то это подземное богатство на долго еще останется мертвым капиталом, так как употребление его в заводах гг. Лазаревых не выгодно, потому что кубическая сажень дров, например, в Кызеловском заводе стоит 1 руб. 10 коп., а заменяющее ее количество каменного угля (150 пуд.) 3 руб. 75 коп., принимая стоимость добычи и перевозки угля в 2½ коп. за пуд.“

В конце 1868 года командирован был, по приказанию министра финансов, на Урал годный инженер А. И. Антипов, для осмотра тамошних рудников. Командировка его продолжалась восемь месяцев. Большую часть замечательных рудников он осмотрел лично, и отчет свой напечатал в первых 3 книжках Горного Журнала 1860 года, под заглавием: „Характер рудоносности и современное положение Горного т. е. рудного дела на Урале." О Губахинском месторождении он говорит вкратце то же самое, что и г. Тимофеев.

В статье д-ра Пандера: „Отчет о геогностических изследованиях, произведенных в 1861 г. по отклоним хребта Уральского", напечатанной во 2-й книжке Горного Журнала 1862 г., говорится, между прочим (стр. 258), что в 7 верстах ниже Губахинской пристани, на самом высоком месте крутого правого берега Косвы, на 80 саж. выше уровня реки заложена в песчаник шахта, встретившая два пласта угля, общею толщиною около 10 аршин, с падением 52° на запад; что штольнами и большим числом забитых здесь шурфов дознано, что угольные пласты простираются непрерывно с правого берега под уровень Косвы и снова появляются в песчаниках противуположного берега реки.

В статье Пандера в первый раз говорится о другом месторождении каменного угля, еще ближе к Губахинской пристани, принадлежащем Гг. Всеволожским:

„В обнажениях близь самой Губахинской пристани является нижний горный известняк с остатками Productus giganteus Chonetes papilionacen к западу над ним следуют плотные кварцеватые песчаники. Незадолго до нашего приезда, в ¾ верстах ниже Губахинской пристани, в этих песчаниках был открыт каменный уголь, хороших качеств. При поисках напали на старую шахту, которая, как оказалось по найденным вскоре документам, заложена еще в прошлом столетии, но была оставлена по весьма замечательному обстоятельству, а именно потому, что встреченный ею уголь был принят за негодный к употреблению черный сланец. Пласт этот принадлежит г. Всеволожскому. В последнее время для определения падения, простирания и мощности пласта приступили к разборке крепленных деревом стен упомянутой старой шахты.

В 1865 т. командирован был, по Высочайшему повелению, для геологического обозрения каменноугольных месторождений уральских, академик Гельмерсен. Отчет его помещен в книжках 10 и 11 Горного Журнала 1866 года. Осмотревши Александровскую (Луньевскую) копь Всеволожских и находящуюся вблизи Кызеловского завода Коршуновскую Лазаревых, г. Гельмерсен из сейчас названного завода проехал, в сопровождении заводского управителя Чернова, на Губахинскую пристань, а за тем на находящиеся близ ее каменноугольные копи. „Мы отправились, — говорит он, — водою, сначала от Губахи к разведочным работам, заложенным г. Петровым на земле Всеволожских, в 1 ¼ в. от Губахинской пристани. Здесь, на самом берегу, заложена штольня, посредством которой открыт каменный уголь следующего состава, по испытанию, сделанному в химической лаборатории:

летучих веществ 30,4 проц.
углерода 66 проц.
пепла 3,6 проц.

„Так как по близости этого пласта находятся пласты бурого, глинистого железняка и известковые пласты, так что все материалы, необходимые для выплавки чугуна, могут быть добываемы из одной и той же шахты, то нельзя, мне кажется, местность эту не признать за довольно важную, тем более, что она находится на реке судоходной, по крайней мере весною, и потому еще, что на левом берегу Косвы, напротив шахты, есть места, удобные для постройки завода. Этот уголь и тот, о котором сейчас говорено (коршуновский) перед луньевскмм углем всегда будут иметь преимущество, что находятся непосредственно на водяном пути, ведущем к Каме. Но надобно упомянуть еще о другом важном обстоятельстве. Г. Петров сообщил мне, что открытые им пласты угля и руды продолжаются на левом берегу Косвы, и следовательно могут быть открыты здесь в любом расстоянии от берега. Так как постройка завода была бы удобнее на левом, ровном береге, то такой завод имел бы все материалы для производства под рукою.

„Около двух верст ниже этого прииска находятся другие штольны и шахта, также на высоком, обрывистом правом береге Косвы, и заложенные г. Черновым. Они принадлежат Лазаревым. Здесь открыты три пласта помощию штольны, заложенной на берегу Косвы; они, равно как песчаник, в котором заключены, имеют падение под углом от 48° до 52° к западу. Нижний пласт имеет 5 фут. 8 дюйм, толщины. В висячем боку его перемежается песчаник с сланцеватою глиною, общею толщиною 30 фут. Потом следует второй пласт каменного угля 15 фут. толщиною, разделенный песчаником, толщиною 2 фут. 2 дюйма, на две части, из которых верхняя имеет 7, нижняя 6 фут. толщины. Третий, верхний пласт, имеет незначительную толщину от 3½ до 7 дюйм; между ним и вторым пластом лежит тонкослоистый песчаник 50 фут. толщины и пласт сланцеватой глины 14 фут. толщины.

„Г. Чернов открыл пласт № 2 посредством шахты, заложенной в разстоянии 2,555 фут. от штольны, на вершине горы, возвышающейся 565 фут. над уровнем р. Косвы. Продолжение первого из упомянутых трех пластов, толщиною 5 фут. 8 дюйм., открыто также и на левом берегу Косвы. Каменный уголь этих трех пластов слоистого сложения, и хотя уступает в доброте Петровскому, но хорош и годен для употребления.“

Самое последнее из явившихся в печати описаний Губахинских копей заключается в статье г. Версилова: „Каменноугольные месторождения северной и средней части западного отклона Уральского хребта", в книжке 11-й Горного Журнала 1869 г. Описание это весьма кратко (менее страницы) и ничего нового, после статьи акад. Гельмерсена не сообщает; о верхнем, довольно тонком пласте угла вовсе не упоминается. О Губахинском прииске Всеволожских тоже ничего не сказано.

С 1851 по 1862 год добывалось угля из Губахинского — Лазаревского рудника:

в 1851 году 200 пуд, в 1853 г. — 745 п., в 1854 г. — 2,500, в 1856 г. — 16,285, в 1857 г. — 10,605, в 1858 г. — 7,480, в 1859 г. — 700, в 1860 г. — 3,770 пуд; в 1852, 1855 и 1861 годах добычи не производилось. Все вышеозначенное количество добыто при разведочных лишь работах. До 1861 года добытый уголь ни куда не употреблялся; а в 1861 г. было сплавлено ого 18 тысяч пуд, на двух судах, в Чермозской завод, где он и употреблен на действие двух локомобилей (Горн. журн. 1863 г. №1, стр. 192 и 193). Из статистических таблиц, печатавшихся в изданиях горного ученого комитета, видно, что в 1862 г. из Лазаревских копей Губахинской и Коршуновской вместе добыто угля 47,595 п., в 1863 г, — 87,258 п. (уголь употреблялся в Кызеловском заводе при паровых машинах, а в Чермозском при пудлинговом производстве); в 1864 г. 84,125 п., в 1865 г. — 214,674 п., в 1866 г. 318,680 п; в 1867 г. из Губахинской копи (не вместе-ли также с Коршуновскою?) 417,965 п., в 1868 г. из Губахинской копи (также не вместе-ли с Коршуновской?) 91,811. В 1869, 1870 и 1872 г. Губахинское месторождение не разрабатывалось (вероятно также и в 1871 году, за который сведений у меня под руками теперь нет).

Губахинское Всеволожских месторождение, кажется, ныне не разработывается.

Видно по всему, что на Уральских заводах еще не ощущается такого недостатка в древесном горючем материале, какой нередко выставляется в печати, так как даже заводы, при которых существуют благонадежные и обширные залежи хорошего каменного угля, уже достаточно исследованного, не особенно стремятся разрабатывать их, а предпочитают употреблять по прежнему дрова и древесный уголь.


[1] ↑Покойный В. В. Любарский, отрывок из статьи которого приведен здесь, был потом преподавателем металлургии и пробирного искусства в горном кадетском корпусе (что ныне горный институт), потом горным начальником Пермских заводов и наконец Уральским Берг-Инспектором.
[2] ↑ Того самого, в котором при поисках на железную руду встречен был первоначально каменный уголь. Н. Ч.
[3] ↑ Шахтой опущенной не с поверхности земли, а для другой подземной разработки. Н. Ч.

Печатается по: Н. К. Чупин "Географический и статистический словарь Пермской губернии", 1873, том I

Поделиться: