Всеволодо-Благодатское село

Всеволодо-Благодатское село на севере Верхотурского уезда, в южной части Заозерской дачи гг. Всеволожских, было прежде центром управления золотых промыслов Заозерской дачи. Но уже много лет со стороны владельцев разработки россыпей не производится и золотые промысла отдаются на аренду.

Добыча золота значительно меньше прежнего, и жители села, бывшие крепостные гг. Всеволожских, переведенные с 1824 г. с заводов тех же владельцев Соликамского уезда, находятся, по недостатку работ, в бедности. Село называется также и Заозерским, или Заозерьем. На некоторых же рукописных картах оно названо Всеволодо-Благодатским заводом: кажется, сначала тут предполагали плавить (вблизи есть медные руды, хотя неизобильные и небогатые, бывшие известными уже во второй половине прошлого столетия), но потом предпочли разработку золотых россыпей, как более выгодную. Из села хорошо видна находящаяся на западе высокая гора Денежкин Камень. Самое же селение расположено у подножия небольшой остроконечной горы Сопки.

В ближайших окрестностях находятся три довольно значительные озера: Верхнее — на северозападе, Нижнее — на юговостоке, принимающее из Верхнего речку Черный Исток и выпускающее из себя речку того же имени в р. Шегультан (левый приток Сосвы), и Светлое — на северо- востоке. К югу расположено маленькое озеро Дикое. Светлое озеро примечательно тем, что хотя из него нет никакого видимого истока, но в продолжении 30 лет с 1831 по 1861 г. горизонт воды понизился в нем более чем на сажень (что было далее, не знаю). Из села идут три проселочные дороги: 1) в с. Никито-Ивдельское, находящееся в северной части Заозерской дачи, 2) на юг, через Петропавловский завод, в Богословский завод (до которого 100 вер.) и З) в дер. Лачу, на Лозве, и кроме того пешеходная тропа, тянущаяся на запад и проходящая долиною между Денежным Камнем и Журавлевым Камнем, а потом, через Урал, на р. Кутим и Вишеру[1].

Г. Сорокин, ездивший в 1872 г. на север Верхотурского уезда, для изследования Вогул, описывает с. Всеволодоблагодатское следующим образом:

„На небольшой поляне, посреди дремучего леса, сгруппировано несколько десятков почерневших хижин; желтая деревянная церковь, с высокой колокольней, стоят как-то в стороне от самого селения; на пустом месте, именуемом площадью, находится несколько опустелых, еще крепких домов, служивших прежде помещением для контор и проч. Таков представился нам Всеволодо-Благодатск.

„Здесь Денежкин-Камень подвинулся к нам еще ближе во всем своем диком величии; плоская вершина его напоминала мне отчасти Чатыр-даг. Но глядя на нашего уральского исполина, не чувствуешь того удовольствия, какое овладевает путешественником при виде Крымских гор. Серый колорит, какой наброшен на всю окрестность, благодаря туманности воздуха, и однообразный, тоже серый цвет самой горы — скорее производит неприятное, давящее впечатление.

Над самым Всеволодо-Благодатском подымается остроконечная небольшая гора, которая вся покрыта елями и можжевельником и известна здесь под названием Сопки. С вершины ее видны обширные озера, находящияся в 5 верстах от самого местечка.

„Жители Всеволодо-Благодатска уверяли нас, что разведение у них каких либо овощей немыслимо, так как даже картофель не вызревает. Мне кажется, что это совершенно неверно“. Далее г. Сорокин приводит указания Гофмана и Шренка на то, что по обе стороны Урала земледелие (разведение ячменя) и огородничество (разведение луку, желтой репы, редьки и плохой капусты) оказывалось возможным до 66 градуса северной широты, там, где только жители прилагали к тому старание. А с. Всеволодоблагодатское лежит даже несколько южнее 61 град. сев. широты[2].

„Все население этого местечка состоит исключительно из охотников, промышляющих по большей части медвежьей охотой и питаясь мясом лося. На мелкую дичь, т. е. на тетеревов, куропаток, рябчиков и прочую мелюзгу не обращают ни малейшего внимания, потому что цена за убитую птицу гораздо меньше цены выстрела, так как порох достать довольно трудно. Понятно, что, увлекаясь своим промыслом, привыкши бродить с собакой и ружьем по дремучим лесам, окружающим Всеволодоблагодатск, — охотник с неудовольствием берется за обработку самого небольшого клочка земли; он с большей готовностью купит муку, пшено и т. п. у проживающих здесь золотопромышленников, даже заплатит гораздо дороже, чем следовало, — вместо того, чтобы приложить некоторое усилие, вооружиться терпением и довести свое хозяйство до мало-мальски сносного положения.

„Летом все местечко как бы затянуто легким туманом; повсюду пахнет гарью. Причина этому заключается в следующем: в каждом дворе, по средине, стоит большой чугунный котел, наполненный курящимся навозом, гнилушками и щепками; огонь поддерживается и день и ночь. Около этого благодетельного, едкого дыма, группируются лошади, коровы и собаки, спасаясь от тучи комаров. В сенях избы находится точно такой же котелок; дым проникает в самую избу и хотя режет глаза, но все-таки усмиряет хоть несколько кровожадных несносных неприятелей. Благодаря этим курящимся котелкам, весь Всеволодоблагодатск окутан синеватым дымом, так что о чистом воздухе нет и помину, хотя жители и не замечают этого. Вообще тамошние туземцы крайне ограничены в своих потребностях. Им совершенно достаточно той небольшой платы, которую они выручают за медвежью шкуру; летом работают на золотом прииске Ореховке, находящемся в 4 верстах от селения, и по праздникам, после обедни, напиваются сивухой. Впрочем перед праздником почти каждый из членов семейства отправляется в баню. Бани эти имеются при каждой почти избе и состоят из низкого маленького сруба без окон, закопченного в высшей степени, — Вот в кратких чертах препровождение времени жителей Всеволодоблагодатска". (Н. Сорокина, Путешествие к Вогулам. Казань, 1873 г. стр. 16 — 19).
Желающие взобраться на Денежкин Камень обыкновенно отправляются туда из с. Всеволодоблагодатского, где можно достать и проводника туда, хорошо знающего свое дело. — От селения до вершины этой огромной горы считают верст 35.


[1] ↑ Статистическое описание Заозерской дачи в Пермских Губ. Ведомостях 1861 года.
[2] ↑ Странно, что в упомянутом уж прежде Статистич. описании Заозерской дачи, составленном местным управлением в 1861 году, сказано: „огородные растения засеваются: картофель, редька, репа, брюква, морковь, свекла, лук и капуста, урожай которых бывает посредственный“. Судя по этому у тамошних жителей прежде, при существования крепостного права, было гораздо более, чем ныне попечения о домашнем хозяйстве. Н. Ч.
Печатается по: Н. К. Чупин "Географический и статистический словарь Пермской губернии", 1873, том I

Поделиться: